Протокол об административном правонарушении не является доказательством

Протокол об административном правонарушении не является доказательством

Постановление Верховного Суда РФ от 11 декабря 2015 г. N 5-АД15-38 Суд отменил принятые ранее судебные постановления и прекратил производство по делу о привлечении заявителя к административной ответственности в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные судебные акты

Судья Верховного Суда Российской Федерации Меркулов В.П.,

рассмотрев жалобу Алексашина Д.Н. на вступившие в законную силу постановление мирового судьи судебного участка N 409 Красносельского района г. Москвы от 27 апреля 2015 г., решение судьи Мещанского районного суда от 29 июля 2015 г. и постановление заместителя председателя Московского городского суда от 26 октября 2015 г., вынесенные в отношении Алексашина Д.Н. по делу административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, установил:

постановлением мирового судьи судебного участка N 409 Красносельского района г. Москвы от 27 апреля 2015 г., оставленным без изменения решением судьи Мещанского районного суда от 29 июля 2015 г. и постановлением заместителя председателя Московского городского суда от 26 октября 2015 г., Алексашин Д.Н. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 30 000 рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок 1 год 6 месяцев.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Алексашин Д.Н. просит отменить постановления, вынесенные в отношении его по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, считая их незаконными.

Изучение материалов дела об административном правонарушении и доводов жалобы заявителя позволяет прийти к следующим выводам.

Согласно пункту 3 статьи 29.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях судья, орган, должностное лицо при подготовке к рассмотрению дела об административном правонарушении в числе прочих вопросов выясняют, правильно ли составлены протокол об административном правонарушении и другие протоколы, предусмотренные данным Кодексом, а также правильно ли оформлены иные материалы дела.

Из содержания пункта 4 части 1 статьи 29.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях следует, что при подготовке к рассмотрению дела об административном правонарушении в случае необходимости выносится определение о возвращении протокола об административном правонарушении и других материалов дела в орган, должностному лицу, которые составили протокол, в случае составления протокола и оформления других материалов дела неправомочными лицами, неправильного составления протокола и оформления других материалов дела либо неполноты представленных материалов, которая не может быть восполнена при рассмотрении дела.

Мировой судья судебного участка N 409 Красносельского района г. Москвы на стадии подготовки к рассмотрению дела об административном правонарушении установил, что протокол от 25 декабря 2014 г. . о направлении на медицинское освидетельствование составлен с нарушением требований Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, а именно содержит исправления. При этом в материалах дела об административном правонарушении отсутствовали сведения о том, что указанные изменения вносились с участием лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, и копия протокола о направлении на медицинское освидетельствование с внесенными изменениями вручалась названному лицу.

С учетом изложенных обстоятельств, руководствуясь пунктом 3 статьи 29.1 и пунктом 4 части 1 статьи 29.4 названного Кодекса, 14 января 2015 г. мировой судья вынес определение о возвращении протокола об административном правонарушении и других материалов дела в орган, должностному лицу, которые составили протокол (л.д. 8).

Врио командира 1 БПДПС ГИБДД УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве дело об административном правонарушении в отношении Алексашина Д.Н. было повторно направлено мировому судье судебного участка N 409 Красносельского района г. Москвы с сообщением о том, что недостатки, указанные в определении от 14 января 2015 г., были устранены (л.д. 14).

6 февраля 2015 г. определением мировой судья принял данное дело об административном правонарушении к своему производству и назначил к рассмотрению (л.д. 15).

27 апреля 2015 г. мировым судьей судебного участка N 409 Красносельского района г. Москвы было вынесено постановление, которым Алексашин Д.Н. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Вместе с тем, в ходе производства по данному делу об административном правонарушении были нарушены требования Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Так, главой 27 названного Кодекса определен порядок применения мер обеспечения по делу об административном правонарушении, одной из которых является медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

В соответствии с частью 1 статьи 27.12.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лица, совершившие административные правонарушения (за исключением лиц, указанных в частях 1 и 1.1 статьи 27.12 настоящего Кодекса), в отношении которых имеются достаточные основания полагать, что они находятся в состоянии опьянения, подлежат направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Согласно части 3 названной статьи о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения составляется соответствующий протокол, копия которого вручается лицу, в отношении которого применена данная мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении.

Из смысла части 5 статьи 27.12.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях следует, что протокол о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения составляется в присутствии лица, в отношении которого применена данная мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении и удостоверяется, в том числе его подписью. В случае отказа лица, в отношении которого применена данная мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении, от подписания соответствующего протокола в нем делается соответствующая запись.

Толкование положений пунктов 3 и 5 названной статьи Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в их системной взаимосвязи позволяет прийти к выводу о том, что и изменения ранее внесенных в такой протокол сведений производятся в присутствии лица, в отношении которого применена данная мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении. В его отсутствие такие изменения могут быть внесены только при наличии сведений об извещении такого лица.

Иное толкование вышеприведенных норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях означало бы нарушение прав лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

Из материалов дела об административном правонарушении усматривается, что при внесении в протокол об административном правонарушении изменений должностным лицом ГИБДД требования Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях соблюдены не были (л.д. 3, 8).

Так, в материалах дела отсутствуют данные, свидетельствующие о том, что изменения в протокол . от 25 декабря 2014 г. о направлении на медицинское освидетельствование были внесены в присутствии Алексашина Д.Н., а также об извещении последнего о необходимости явки в подразделение ГИБДД для внесения изменений в такой протокол. Отсутствуют в материалах дела и сведения о вручении Алексашину Д.Н. копии протокола о направлении на медицинское освидетельствование с внесенными в него изменениями.

Указанные обстоятельства явились основанием для вынесения мировым судьей судебного участка N 409 Красносельского района г. Москвы 14 января 2015 г. определения о возвращении протокола об административном правонарушении и других материалов дела в орган, должностному лицу, которые составили протокол.

Вместе с тем, в ходе рассмотрения дела об административном правонарушении судебными инстанциями не дана оценка тому обстоятельству, что должностными лицами ГИБДД после возвращения мировым судьей протокола об административном правонарушении и других материалов дела в орган, должностному лицу, которые составили протокол, не было представлено сведений о том, что изменения в протокол . от 25 декабря 2014 г. о направлении на медицинское освидетельствование были внесены в присутствии Алексашина Д.Н., либо о его извещении о необходимости явки в подразделение ГИБДД для внесения изменений в такой протокол.

Должностное лицо ГИБДД ограничилось только направлением 3 февраля 2015 г. копии названного протокола с внесенными изменениями в адрес лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении (л.д. 12-13).

Таким образом, оснований полагать о том, что изменения в протокол об административном правонарушении внесены должностным лицом с соблюдением требований Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не имеется.

Допущенные по настоящему делу нарушения требований, предусмотренных названным Кодексом, являются существенными, повлияли на всесторонность и полноту рассмотрения дела, а также законность принятых по делу последующих решений.

Согласно части 3 статьи 26.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не допускается использование доказательств по делу об административном правонарушении, если указанные доказательства получены с нарушением закона.

На основании вышеизложенного протокол о направлении на медицинское освидетельствование подлежит признанию недопустимым доказательством по настоящему делу об административном правонарушении, так как составлен с нарушением требований названного Кодекса.

При этом Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях не предусматривает возможности устранить указанные нарушения путем возвращения протокола об административном правонарушении и других материалов дела в орган, должностному лицу, которые составили протокол, на стадии рассмотрения жалобы на вступившие в законную силу судебные акты, принятые по делу.

Согласно частям 1 и 4 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Учитывая, что протокол о направлении Алексашина Д.Н. на медицинское освидетельствование составлен с нарушением требований названного Кодекса и является недопустимым доказательством, а иных сведений, достоверно подтверждающих факт отказа указанного гражданина от прохождения медицинского освидетельствования, материалы дела не содержат, выводы о наличии в действиях Алексашина Д.Н. состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, являлись бы преждевременными.

В соответствии с пунктом 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по результатам рассмотрения жалобы, протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов, при недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные постановление, решение, принимается постановление об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста и о прекращении производства по делу.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, постановил:

жалобу Алексашина Д.Н. удовлетворить.

Постановление мирового судьи судебного участка N 409 Красносельского района г. Москвы от 27 апреля 2015 г., решение судьи Мещанского районного суда от 29 июля 2015 г. и постановление заместителя председателя Московского городского суда от 26 октября 2015 г., вынесенные в отношении Алексашина Д.Н. по делу административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, отменить.

Производство по данному делу об административном правонарушении прекратить на основании пункта 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, а именно в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные судебные акты.

Обзор документа

Водитель был привлечен к административной ответственности за отказ от медосвидетельствования на состояние опьянения. Его оштрафовали на 30 тыс. руб и лишили водительских прав на 1,5 года.

Но Судья Верховного Суда РФ прекратил производство по делу об административном правонарушении, указав следующее.

Протокол о направлении на медосвидетельствование составляется в присутствии лица, в отношении которого применена данная мера обеспечения производства по делу и удостоверяется в т. ч. его подписью. В случае отказа этого лица от подписания протокола в нем делается соответствующая запись.

Изменения ранее внесенных в такой протокол сведений также производятся в присутствии лица, в отношении которого применена данная мера обеспечения. В его отсутствие изменения могут быть внесены только при наличии сведений об извещении такого лица.

Иное толкование положений КоАП РФ означало бы нарушение прав лица, в отношении которого ведется производство по делу.

В рассматриваемом случае данные требования не были соблюдены.

Так, отсутствуют свидетельства того, что изменения в протокол о направлении на медосвидетельствование были внесены в присутствии водителя, а также об извещении последнего о необходимости явки для внесения изменений. Нет и сведений о вручении ему копии протокола о направлении на медосвидетельствование с внесенными изменениями.

Ввиду этого протокол о направлении на медосвидетельствование является недопустимым доказательством.

Иных сведений, достоверно подтверждающих, что водитель отказался от медосвидетельствования, материалы дела не содержат.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Протокол об административном правонарушении не является доказательством

Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ&nbsp№&nbspФС77-24978 от 05.07.2006 г.

Подписной индекс №42457

Периодичность — 1 раз в месяц.

Адрес редакции: 305008, г.Курск, Бурцевский проезд, д.7.

Недопустимость доказательств в действующем кодексе об административных правонарушениях Российской Федерации

Филимонова Мария Вячеславовна,

аспирант Дальневосточного федерального университета, г. Владивосток.

The inadmissibility of evidence under the current code of administrative offences of the Russian Federation

The Far Eastern Federal University.

Статья посвящена недопустимым доказательствам при рассмотрении дел об административных правонарушениях в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

Ключевые слова: недопустимость, недопустимые доказательства, существенные нарушения по делам об административных правонарушениях.

The article deals with inadmissible evidence in consideration of cases on administrative offences in accordance with the current legislation of the Russian Federation.

Keywords: unacceptable, inadmissible evidence, significant violations on the cases of administrative offences.

В соответствии со ст. 26.2 КоАП РФ, доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона.

Зачастую производство по делам об административных правонарушениях прекращают в связи с недоказанностью вины при признании одного или нескольких доказательств по делу недопустимыми. Это происходит в связи с грубыми процессуальными нарушениями, допущенными сотрудниками ГИБДД при составлении протоколов, актов освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и медицинского освидетельствования, иных процессуальных документов, при допросе свидетелей в судах и в иных случаях.

В настоящей статье будут рассмотрены наиболее распространенные существенные и несущественные нарушения, допущенные при оформлении процессуальных документов по делам об административных правонарушениях, с учетом судебной практики и анализа правовых норм.

Наиболее важным процессуальным документом в деле об административном правонарушении, имеющим доказательственную силу, является протокол об административном правонарушении.

Статья 28.2 КоАП РФ содержит обязательные требования, предъявляемые к протоколу, сведения, которые должны быть в нем отражены и процедуру его оформления.

Так, в протоколе об административном правонарушении должны быть указаны:

— дата и место его составления;

— должность, фамилия и инициалы лица, составившего протокол;

— сведения о лице, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении;

— фамилии, имена, отчества, адреса места жительства свидетелей и потерпевших, если таковые имеются;

— место, время совершения и событие административного правонарушения;

— статья КоАП РФ или закона субъекта Российской Федерации, предусматривающая административную ответственность за данное административное правонарушение;

— объяснение физического лица или законного представителя юридического лица, в отношении которых возбуждено дело;

— иные сведения, необходимые для разрешения дела.

Кроме перечисленных требований, в протоколе должно быть отражено, что лицу, в отношении которого он составлен, разъяснены его права и обязанности, сделана запись об ознакомлении лица с протоколом и приложены замечания к нему, если таковые имеются.

Протокол подписывается должностным лицом, его составившим и лицом, в отношении которого он составлен (его представителем), либо делается отметка об отказе лица от подписания протокола.

В случае несоблюдения оформления протокола, либо процедуры его составления (например, неознакомления привлекаемого лица с протоколом), такой протокол может быть признан судом недопустимым доказательством по делу.

Важным моментом является вопрос о том, какие недостатки протокола будут признаны существенными и влекущими недопустимость протокола как доказательства.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» содержит разъяснения по данному вопросу.

Существенным недостатком протокола является отсутствие данных, прямо перечисленных в части 2 статьи 28.2 КоАП РФ, и иных сведений в зависимости от их значимости для конкретного дела.

Несущественными являются такие недостатки протокола, которые могут быть восполнены при рассмотрении дела по существу, а также нарушение установленных сроков составления протокола и направления его для рассмотрения судье, поскольку эти сроки не являются пресекательными, либо составление протокола в отсутствие лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, если этому лицу было надлежащим образом сообщено о времени и месте его составления, но оно не явилось в назначенный срок и не уведомило о причинах неявки или причины неявки были признаны неуважительными.

В том случае, когда протокол об административном правонарушении составлен неправомочным лицом либо когда протокол или другие материалы оформлены неправильно, материалы представлены неполно, судья выносит определение о возвращении протокола об административном правонарушении и других материалов дела в орган или должностному лицу, которыми составлен протокол. Возвращение протокола возможно только при подготовке дела к судебному рассмотрению и не допускается при рассмотрении дела об административном правонарушении по существу.

При рассмотрении дела по существу, как правильно замечает О. Панкова, если нарушения в составлении протокола будут выявлены при непосредственном рассмотрении дела, судья обязан их оценить наряду с другими доказательствами по делу и вынести постановление о назначении административного наказания или о прекращении производства по делу.

Причем если будет установлено, что указанные нарушения носят существенный характер и не позволяют всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело, то, вероятнее всего, протокол будет признан недопустимым доказательством, а производство по делу прекращено.

В этой связи следует иметь в виду, что аргументация, построенная на таких нарушениях, как несоблюдение установленных в КоАП РФ сроков составления протокола или сроков направления его в суд, не будет юридически значимой, поскольку по точному смыслу закона данные обстоятельства не являются основанием для прекращения производства по делу, если при этом на момент вынесения постановления о назначении административного наказания давностный срок привлечения к административной ответственности не истек. [1]

Так, например, Санкт-Петербургский городской суд признал протокол об административном правонарушении недопустимым доказательством, а судебные решения по делу – подлежащими отмене ввиду неточного определения места правонарушения (не указан конкретный дом, около которого совершено правонарушение). Районный суд, несмотря на доводы лица, привлекаемого к административной ответственности, не принял во внимание указанные обстоятельства и не устранил данные недостатки [2] .

В другом деле лицо, привлекаемое к административной ответственности, просит отменить решение районного суда, поскольку протокол об устранении от управления транспортного средства не содержит сведений о месте его составления. Однако суд не удовлетворил данную жалобу, поскольку эти недостатки устранены судом при допросе сотрудника ДПС, который в судебном заседании показал, в каком месте был составлен данный протокол. [3]

Другим существенным нарушением в протоколе является не указание, либо неверное указание пункта Правил Дорожного Движения, нарушенного лицом, привлекаемым к административной ответственности.

Московский городской суд прекратил производство по делу о привлечении к ответственности по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ ввиду отсутствия события правонарушения.

Диспозиция ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ предусматривает, что в административном порядке преследуется лишь такой выезд на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, который сопряжен с нарушением Правил дорожного движения. В протоколе об административном правонарушении имеется ссылка на п. 1.3 ПДД. Мировой судья также сделал вывод о нарушении данного пункта. Между тем, согласно п. 1.3 ПДД РФ участники дорожного движения обязаны знать и соблюдать относящиеся к ним требования Правил, сигналов светофоров, знаков и разметки, а также выполнять распоряжения регулировщиков, действующих в пределах предоставленных им прав и регулирующих дорожное движение установленными сигналами.

То есть, пункт 1.3 ПДД содержит общие требования, не устанавливает каких-либо запретов выезда на сторону дороги, предназначенную для встречного движения. В связи с этим, суд посчитал, что вывод о наличии события правонарушения является неверным и отменил постановление мирового судьи. [4]

Распространенным нарушением при составлении протокола об административном правонарушении является внесение в него изменений после вручения копии лицу, привлекаемому к административной ответственности и неознакомление лица с внесенными изменениями. Однако суды по-разному оценивают данный недостаток, в зависимости от существенности вносимых изменений для конкретного дела. [5]

Даже если протокол об административном правонарушении не содержит существенных недостатков, огромное значение при оценке допустимости протокола является соблюдение процедуры его оформления. И.Ш. Резепов правильно обращает внимание на то, если копия протокола не вручена под расписку и в протоколе отсутствует подпись лица, привлекаемого к административной ответственности, то эти факты будут доказательством неправомерного поведения сотрудника милиции. Привлечь вас в этом случае к ответственности нельзя — протокол об административном правонарушении признается недопустимым доказательством и не принимается как доказательство. [6]

Помимо протокола, наиболее часто пытаются также оспорить допустимость рапорта и схемы нарушения.

Необходимо помнить, что КоАП РФ не содержит специальных требований к содержанию и оформлению схемы нарушения. Поэтому доводы о том, что в схеме отсутствуют такие сведения как дата составления, сведения о понятых, должность составившего ее лица, условные обозначения, не производились замеры для точного отражения обстановки, не подписана лицом, ее составившим, не принимаются во внимание судами. [7]

Не указание схемы в качестве приложения к рапорту, как и составление ее на одном листе с рапортом также не влекут недопустимости схемы в качестве доказательства по делу.

Схема является дополнительным приложением к рапорту и протоколу об административном правонарушении, ее цель – иллюстрация произошедших событий. Главная задача схемы – зафиксировать достаточное количество данных об обстоятельствах события правонарушения. Схема оценивается судом как письменное доказательство по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ.

Причиной признания схемы недопустимым доказательством может явиться отсутствие сведений, отображающих событие правонарушения.

Так, Санкт-Петербургский городской суд прекратил производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, а именно – в нарушение п. 11.5 ПДД обгон с выездом на полосу встречного движения вследствие недоказанности события правонарушения и признания схемы происшествия недопустимым доказательством — из схемы нарушения, составленной инспектором ДПС, и признанной судом в качестве доказательства по делу, не следует, что лицо совершило обгон транспортного средства, а именно опережение одного или нескольких движущихся транспортных средств, связанное с выездом из занимаемой полосы. Кроме того, на схеме не обозначено транспортное средство, которым управляло лицо, не указано направление движения на данном участке дороги. Таким образом, факт обгона объективно ничем не подтвержден, в связи с чем указание на нарушение п. 11.5 ПДД РФ является незаконным и необоснованным. [8]

При составлении рапорта практика идет тем же путем. Распространенной ошибкой при обжаловании постановлений о привлечении к административной ответственности являются доводы о том, что рапорт сотрудника ДПС не зарегистрирован в книге учета сообщений о происшествиях, не указан в протоколе об административном правонарушении в качестве приложения. Также не требуется предупреждать сотрудника ДПС об ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Форма рапорта нормами КоАП РФ не регламентирована. Рапорт не является процессуальным документом, к содержанию и форме которого законом предъявляются определенные требования, в связи с чем отсутствие на рапорте штампа о его регистрации, не влечет признание его недопустимым доказательством и не свидетельствует о том, что изложенные в нем обстоятельства правонарушения недостоверны. Помимо прочего, рапорт инспектора ДПС не является ни показаниями, ни письменным объяснениями, и в связи с этим при составлении рапорта не требуется предупреждения инспектора ДПС об административной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. [9]

Следующей распространенной ошибкой в процедуре привлечения лица к административной ответственности и признании процессуальных документов недопустимыми доказательствами является отсутствие сведений о предупреждении лица об ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Такой практики придерживается Санкт-Петербургский и Московский городские суды. [10] Однако исключение из числа доказательств по делу об административном правонарушении показаний свидетелей в силу непредупреждения об ответственности не может само по себе служить основанием для прекращения производства по делу, поскольку факт нарушения может быть подтвержден и иными доказательствами.

При привлечении лица к административной ответственности, предусмотренной ч. 12.8 КоАП РФ, за управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, большую роль в качестве доказательства по делу является акт освидетельствования и акт медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. Важно соблюсти процедуру освидетельствования, разъяснить лицу, в отношении которого проводится освидетельствование, его права и обязанности, этапы освидетельствования, правильно зафиксировать его результаты.

Так, например, прекращено производство по делу в связи с недоказанностью вины лица по причине неправильно зафиксированного в акте результата освидетельствования.

Согласно акту медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, количество алкоголя в выдыхаемом воздухе зафиксировано в промиллях. При проведении процедуры взятия пробы воздуха, результаты должны быть отображены в миллиграммах на один литр выдыхаемого воздуха. Отображение результата в промиллях не позволяет сделать вывод о наличии положительного результата определения алкоголя у лица, привлекаемого к административной ответственности. [11]

Отсутствие в акте освидетельствования сведений о лице, в отношении которого оно проводится, либо неверное указание таких сведений влечет признание акта недопустимым доказательством, и, как следствие, прекращения производства по делу об административном правонарушении в связи с недоказанностью вины. [12]

Следует отметить, что доводы лица о недопустимости того или иного доказательства оцениваются судом лишь в том случае, если в материалах дела нет обстоятельств, противоречащих данным доводам. Например, в случае, если в протоколе указаны понятые, которые фактически не присутствовали, однако лицо, привлекаемое к ответственности, подписало протокол без замечаний, доводы о недопустимости не будут учитываться судом. Тоже самое касается случаев, когда лицо не было ознакомлено с процедурой освидетельствования, либо не разъяснены права и обязанности, однако в силу неграмотности никаких замечаний и претензий к протоколу на месте не высказано. [13]

Также судом надзорной инстанции не принимаются во внимание доводы жалобы о недопустимости того или иного доказательства в том случае, если эти доводы явились предметом рассмотрения суда предыдущей инстанции и им дана надлежащая оценка. Такие доводы принимаются во внимание только в том случае, если суд не дал им надлежащей оценки и оставил их без внимания. [14]

1. Панкова О. // Восполняя пробелы // «ЭЖ-Юрист», 2004, N 38.

2. Резепов И.Ш. Как защитить себя от неправомерных действий сотрудника милиции // Ростов-на-Дону: Феникс, 2010. 155 с.

Поступила в редакцию 26.09.2012 г.

Протокол об административном правонарушении не является доказательством

по делу об административном правонарушении

р.п.Средняя Ахтуба 28 сентября 2012 года Мировой судья судебного участка № 131 Волгоградской области Мартынюк Л.Ф., рассмотрев административный материал, поступивший в судебный участок 16 августа 2012 года в отношении Стрецкого Михаила Александровича , рождения, уроженца , работающего в , зарегистрированного и проживающего по адресу: область, район, Г, привлекаемого к административной ответственности, предусмотренной ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ,

У С Т А Н О В И Л:

Согласно протоколу об административном правонарушении 34 ДД от , Стрецкий М.А. 24 июля 2012 года в 14 часов 50 минут на , управляя транспортным средством « », государственный регистрационный знак , выехал на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, в нарушение ПДД пересек разделительную линию дорожной разметки 1.1, чем нарушил п. 1.3 ПДД РФ.

удовлетворено ходатайство о направлении дела об административном правонарушении на рассмотрение мировому судье по месту жительства.

В судебном заседании Стрецкий М.А. вину в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ не признал и пояснил, что где-то в 14 часов 50 минут на , он управлял автомобилем « », государственный регистрационный знак , решил обогнать грузовую машину, долго ехал за ней, так как на дороге была сплошная линия разметки. Как только началась разметка 1.6 — прерывистая линия разметки, он выехал на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, чтобы обогнать грузовик. Он не успел закончить маневр по обгону, как вновь началась сплошная линия разметки, поэтому на свою полосу движения он вернулся уже через сплошную линию разметки.

Считает, что он не нарушал ПДД, так как только выезд в нарушение ПДД является обязательным квалифицирующим признаком ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, а он не пересекал сплошную линию разметки при выезде на встречную полосу движения, пересек ее только когда, возвращался назад.

Кроме того, реальная разметка на дороге не соответствует дислокации, имеющейся в материалах дела, на самом деле разметка 1.6 заканчивается раньше, чем указано на дислокации.

Защитник Стрецкого М.А. — Воробрьева Ю.А. в судебном заседании просила признать недопустимыми доказательствами видеозапись, приобщенную к материалам дела, так как она была сделана бытовой видеокамерой, в протоколе нет отметки о том, что велась видеозапись, данные о поверке видеокамеры. Кроме того, признать недопустимым доказательством протокол об административном правонарушении, так как в нем нет ссылки на конкретные нарушения пунктов ПДД, в связи с чем считает необходимым прекратить дело в отношении Стрецкого М.А. за отсутствием события правонарушения.

Согласно ч. 4 ст. 12.15 Кодекса РФ об административных правонарушениях, выезд в нарушение Правил дорожного движения на полосу, предназначенную для встречного движения, либо на трамвайные пути встречного направления, за исключением случаев, предусмотренных частью 3 настоящей статьи, -влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от четырех до шести месяцев, а в случае фиксации административного правонарушения работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи — наложение административного штрафа в размере пяти тысяч рублей.

Выслушав Стрецкого М.А. , его защитника , оценив в совокупности представленные доказательства, мировой судья приходит к выводу, что Стрецкий М.А. 24 июля 2012 года в 14 часов 50 минут на , управляя транспортным средством « », государственный регистрационный знак , начал маневр обгона в месте, где это не запрещено ПДД РФ, и при наличии прерывистой линии дорожной разметки, а завершил обгон, в нарушение линии дорожной разметки 1.1 ПДД РФ, поскольку пересек ее для окончания маневра и возвращения в полосу своего движения.

Из материалов дела усматривается, что протокол об административном правонарушении составлен уполномоченным должностным лицом, его содержание и оформление соответствуют требованиям ст. 28.2 КоАП РФ, сведения, необходимые для правильного разрешения дела, в протоколе отражены, и оснований сомневаться, в достоверности и допустимости данных сведений, у суда нет.

Довод Стрецкого М.А. о том, что в протоколе об административном правонарушении не указаны конкретные пункты ПДД, которые нарушены , не является основанием для признания протокола недопустимым доказательством. Из протокола об административном правонарушении следует, что действия Стрецкого М.А. описаны в протоколе с учетом диспозиции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, это описание позволяет установить событие правонарушения и дать его действиям юридическую оценку. Обстоятельства административного правонарушения в соответствии с положениями, предусмотренными ст. 26.1 КоАП РФ, устанавливаются судьей при рассмотрении дела.

Довод защитника о том, что материал видеофиксации административного правонарушения является недопустимым доказательством, поскольку в протоколе об административном правонарушении отсутствуют сведения об использовании средств видеофиксации, а также данные о техническом средстве, о дате поверке, также не могут быть приняты во внимание, так как видеокамера, фиксирующая объективную картину события, не является измерительным прибором в смысле, придаваемом этому понятию в ст. 26.8 КоАП РФ. При этом порядок видефиксации административного правонарушения в КоАП РФ не определен, требования к техническому средству, с помощью которого она производится, не установлены, обязательное внесение в протокол об административном правонарушении сведений о средствах фото- и видеофиксации правонарушения нормами КоАП РФ не предусмотрено.

В тоже время в силу п. 1.2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.10.20056 г. (в ред. От ), если правонарушение в области дорожного движения было зафиксировано непосредственно сотрудниками ГИБДД с применение технических средств, которые не работали в автоматическом режиме, то в данном случае согласно ч. 1 ст. 28.6 КоАП РФ должностным лицом выносится постановление по делу об административном правонарушении либо на основании ч. 1 ст. 28.2 КоАП РФ составляется протокол об административном правонарушении в отношении водителя транспортного средства. Полученные с использование технических средств материалы фото- и киносъемки, видеозаписи при составлении протокола об административном правонарушении приобщаются к нему в качестве доказательства совершения административного правонарушения.

В связи с вышеизложенным, приобщенная к материалам дела видеозапись может быть принята в качестве допустимого доказательства.

Так, в судебном заседании просмотрена видеозапись, приобщенная к материалам дела, о чем имеется отметка в протоколе об административном правонарушении, из видеозаписи усматривается, что в 14 часов 48 минут на автодороге Волгоград-К.Шахтинский 61 км., Стрецкий М.А., управляя транспортным средством « », государственный регистрационный знак при обгоне транспортного средства, двигавшегося в попутном направлении, выехал на полосу встречного движения, при этом пересек прерывистую линию разметки, а вернулся на свою полосу движения, пересекая сплошную линию разметки.

Кроме того, доводы Стрецкого М.А. о том, что представленная дислокация дорожных знаков и разметки не соответствует действительной разметке на том участке дороги, где он совершал маневр обгона, что линия разметки 1.6 на самом деле короче, поэтому он завершил маневр обгона, пересекая линию разметки 1.1, не могут приняты как доказательство того, что Стрецкий М.А. не совершал нарушение ПДД РФ, а соответственно и норм КоАП РФ.

В силу ст. 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Бремя доказывания возложено законом на орган, привлекающий к административной ответственности, наряду с правовыми и фактическими основаниями административной ответственности, необходимо соблюдение процессуальных элементов по рассмотрению дела об административном деликте, в частности доказанности обстоятельств, в противном случае любые неясности, неполнота, нечеткость трактуются в пользу привлекаемого.

Суд не располагает надлежащими неопровержимыми доказательствами вины Стрецкого М.А. в совершении вменяемого правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, однако, действия Стрецкого М.А. следует квалифицировать по ч. 1 ст. 12.16 КоАП РФ.

В соответствии с п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года N 5 (в ред. От 09.02.2012 г.) «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», если при рассмотрении дела будет установлено, что протокол об административном правонарушении содержит неправильную квалификацию совершенного правонарушения, судья может переквалифицировать действия (бездействие) лица на другую статью, предусматривающую состав правонарушения, имеющий единый родовой объект посягательства, при условии, что это не ухудшает положения лица, в отношении которого возбуждено дело, и не изменяет подведомственности его рассмотрения.

Согласно ч.1 ст. 12.16 КоАП РФ несоблюдение требований, предписанных дорожными знаками или разметкой проезжей части дороги, за исключением случаев, предусмотренных частями 2 и 3 настоящей статьи и другими статьями настоящей главы, — влечет предупреждение или наложение административного штрафа в размере трехсот рублей.

Мировой судья приходит к выводу, что в действиях Стрецкого М.А. нет состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15, однако имеется состав правонарушения, предусмотренного ст.12.16 ч.1 КоАП РФ.

В связи с тем, что наказание, предусмотренное ст. 12.16 ч.1 КоАП РФ, не ухудшает положение лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, мировой судья считает необходимым переквалифицировать действия Стрецкого М.А. с ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ на ч.1 ст.12.16 КоАП РФ.

При назначении наказания мировой судья учитывает характер совершенного административного правонарушения, личность виновного, его имущественное положение.

Обстоятельств, отягчающих административную ответственность Стрецкого М.А., мировой судья не усматривает.

Учитывая первое привлечение к административной ответственности, характер совершенного правонарушения, личность виновного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие административную ответственность, суд считает необходимым назначить Стрецкому М.А. минимальное наказание в пределах санкции статьи 12.16.ч. 1 КоАП РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ч.1 ст. 12.16, ст.ст. 29.9, 29.10 Кодекса РФ об административных правонарушениях, мировой судья,

П О С Т А Н О В И Л:

Признать Стрецкого Михаила Александровича виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.16 Кодекса РФ об административных правонарушениях и назначить ему наказание в виде предупреждения.

Водительское удостоверение возвратить Стрецкому Михаилу Александровичу по вступлению постановления в законную силу.

Постановление может быть обжаловано в течение десяти суток со дня вручения или получения копии постановления в Среднеахтубинском районном суде Волгоградской области через мирового судью.

Смотрите еще:

  • 13 статья федерального закона 261 Федеральный закон от 26 июля 2017 г. № 196-ФЗ «О внесении изменений в статью 13 Федерального закона «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в […]
  • Квалификация ст 150 ч4 ук рф Особенности квалификации преступлений, предусмотренных ст. ст. 150, 151 УК РФ, по признаку "потерпевший" (Харламова А.А., Богатова Е.В.) Дата размещения статьи: 27.10.2016 По данным ГИАЦ […]
  • Тюменская область усыновление УСЫНОВЛЕНИЕ В РОССИИ Тюменская область Новости Минобрнауки 14.03.2018 г. Число детей-сирот в России сократилось на 15% в 2017 г. - до 50,2 тыс. Число детей-сирот и детей, оставшихся без […]
  • Статья 161 судебная практика ч. 2 ст. 161 УК РФ Приговор суда условный сроком на три года | Судебная практика ПРИГОВОРИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Г.Москва 04 июня 2014 годаГоловинский районный суд г.Москвы в составе: […]
  • Федеральный закон об акционерных обществах 2010 Федеральный закон от 3 ноября 2010 г. N 292-ФЗ "О внесении изменений в статью 84.2 Федерального закона "Об акционерных обществах" Федеральный закон от 3 ноября 2010 г. N 292-ФЗ"О внесении […]
  • Статьи 24 гк рф Статья 24. Имущественная ответственность гражданина Гражданин отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, за исключением имущества, на которое в соответствии с […]
  • Трудовой кодекс рф закон об образовании Федеральный закон от 2 мая 2015 г. N 122-ФЗ "О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации и статьи 11 и 73 Федерального закона "Об образовании в Российской […]
  • Постановление пленума ст 395 гк рф Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 7 февраля 2017 г. № 6 “О внесении изменений в постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 года № 43 «О […]
admin

Обсуждение закрыто.