Континентальная система права страны

Континентальная система права страны

Континентальная система

Континентальная система (семья) права складывалась в отличие от англосаксонской системы под непосредственным влиянием правовой системы Франции, и особенно наполео­новской кодификации, осуществленной еще в начале XIX в.

Сам термин «континентальная система права» вошел в оборот в науке сравнительного правоведения в конце XIX в. Этот термин, как и англосаксонская система права, оказал­ся достаточно условным и неполно отражающим реальное положение вещей. Первоначально эта система (семья) вклю­чала в себя правовые системы ряда стран европейского кон­тинента, унаследовавших основные понятия, конструкции, а также общий дух римского права. К этой семье относи­лись правовые системы таких родственных «романских» государств, как Франция, Голландия, Бельгия, Испания, Италия. К этой же группе также относилась Германия, влия­ние права которой на континентальную систему становится особенно заметным с конца XIX и в первой половине XX в. Германский фактор, отразивший синтез варварского (гер­манского) и римского права, стал столь существенным, что сама континентальная система стала называться романо-германской правовой семьей.

Континентальная система права в своем развитии рано вышла за рамки Европейского континента. В силу влияния римско-испанских правовых традиций ее уже в XIX в. вос­приняли практически все латиноамериканские республики, где рецепция французского и римского права была особенно глубокой. Основные элементы структуры и отдельные поло­жения континентальной системы были трансплантированы в XIX и в начале XX в. в многочисленные африканские и ази­атские колонии Франции, Бельгии, Голландии, Германии. Во второй половине XX в., когда эти колонии получили незави­симость, их правовые системы оказались «привязанными» к романо-германской правовой семье.

Заметное влияние континентальной системы права мож­но видеть также в японских кодификациях конца XIX — начала XX в., в праве Оттоманской империи, Египта и т.д. Таким образом, континентальная система права преврати­лась к концу XIX — началу XX в. в одну из двух мировых систем права.

Романо-германская (континентальная) правовая семья имеет ряд структурных и технико-юридических особенно­стей, которые восходят еще к римскому праву и к средне­вековым правовым традициям. В странах континента в от­личие от Англии решающую роль в создании права играла не судебная практика, а законодательные и иные норма­тивные акты королей, в том числе основанные на римском праве. Революции, прокатившиеся в конце XVIII — начале XIX в. по Европейскому и Американскому континентам, со­действовали дальнейшему росту авторитета закона. Он пре­вратился в главный источник права и стал при этом основ­ным системообразующим фактором в континентальной пра­вовой семье. Именно закон, а не судебная практика высту­пил как инструмент в создании единого национального пра­вового порядка и единого режима законности.

В странах континентальной системы сложились специ­альные юридические конструкции, обеспечивающие призна­ние верховенства закона. Закон рассматривался здесь как акт верховной власти, наделенный правом устанавливать нормы, имеющие высшую юридическую силу. На законе (конституции) основывалась и иерархия всех соподчинен­ных и нижестоящих по своей правовой силе нормативных актов. Во Франции в XIX в., как и в континентальной систе­ме в целом, сложилось положение, которое сами француз­ские юристы назвали «фетишизацией писаного закона».

С формально юридической точки зрения в континен­тальной системе любое решение суда должно было основы­ваться на писаном праве, на законе, а не на предшествую­щих судебных решениях. Судьи в рамках континентальной системы могли лишь применять право, а не создавать его, как это делали их английские коллеги. Так, например, в гражданском кодексе Франции статья 5 указывала: «Судь­ям запрещается выносить решение по подлежащим их рас­смотрению делам в виде общего распоряжения». О подза­конном характере судебной деятельности свидетельствует и статья 4: «Судья, который откажется судить под предло­гом молчания, темноты или недостаточности закона, может подлежать преследованию по обвинению в отказе правосу­дия». Еще более четко принцип связанности судей при вы­несении судебного решения законом сформулирован в ст. 3 гражданского кодекса Италии 1865 г .: «При применении за­кона нельзя приписывать ему другого смысла, кроме того, который явствует из собственного значения слов во взаим­ной их связи и из намерения законодателя». Примерно та­кой же подход к пониманию соотношения закона и судеб­ной практики («судейского права») был зафиксирован и в латиноамериканском законодательстве. В Аргентине, напри­мер, было четко установлено, что судебный прецедент и доктринальные работы являются вспомогательными в про­цессе толкования закона, но по причине отсутствия обязы­вающей силы не являются источником права.

Другая специфическая черта континентальной систе­мы — это кодификация, которая рассматривалась как не­обходимое условие отраслевой организации правовых норм. В кодификациях, осуществленных в XIX в. в рамках конти­нентальной системы права, было реализовано пожелание Вольтера, высказанное им еще в XVIII в.: «Давайте сделаем все законы ясными, единообразными и точными». В кодификационных работах особенно ярко отразился прису­щий XIX в. экономический и политический либерализм, который предполагал сначала установление общих рамок правового здания, а затем — минимальное государственное вмешательство в частную правовую сферу. Кодексы, по за­мыслу юристов XIX в., должны были дать четкое определе­ние границ запрещенного и дозволенного.

Континентальная система права отличается от англо­саксонской системы не только по своим источникам, но и по внутренней структуре, по основным правовым институтам, конструкциям, по юридической технике. Сама правовая нор­ма рассматривается как абстрактное предписание, как выс­шее правило поведения для граждан и государственных органов. Многие структурные особенности права континен­тальной системы проистекают еще из переработанного при­менительно к новым условиям римского права. Так, для стран континентальной системы, как и для римского права, ха­рактерно деление права на публичное и частное. Первое связано с публичным, общественным интересом и соединя­ет частных лиц под эгидой государственной власти в еди­ный коллектив «ради блага всего общества». Второе ориен­тировано на отдельных индивидов и связывает частных лиц в процессе защиты своих личных интересов, в том числе от не требующегося в этой сфере государственного вмешательства.

Континентальная система права (2)

Главная > Реферат >Государство и право

КОНТИНЕНТАЛЬНАЯ СИСТЕМА ПРАВА.

2.Понятие правовой системы.

3.Романо-германская правовая система.

4.Англо-саксонская правовая система.

5.Мусульманская правовая система.

6.Социалистическая правовая система.

7.Русская правовая система.

В современном мире каждое имеет свое право. Свое право имеют также и негосударственные общности: каноническое право, индусское право, и т.д. Существует также и международное право, призванное регулировать во глобальном либо региональном масштабе межгосударственные и снаружи торговые дела.

Право различных государств сформулировано на различных языках, употребляет различную технику и сотворено для обществ с Очень разными структурами, правилами, верованиями.

В современном мире существует множество правовых систем.
Правовая система-понятие наиболее обширное и объемное, чем просто понятие “право”.

ПОНЯТИЕ ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ.

Правовая система. — это совокупа взаимосвязанных, согласованных и взаимодействующих правовых сретств, регулирующих Публичные дела, также частей, характеризующих,уровень правового развития той либо другой страны.
Правовая система-это вся “правовая действительность” данного Страны. В этом широком понятии выделяются активные элементы, тесновато связанные меж собой. Это:

-собственно право как система обязательных норм, выраженных в законе, других, признаваемых государством источниках

-правовая идеология-активная сторона правосознания

Понятие “правовая система” имеет существенное значение для Свойства права той либо другой конкретной страны. Традиционно в этом случае говорится о “национальной правовой системе”, к примеру, Англии, Германии, и т.д.

Различия меж правом различных государств существенно уменьшаются, ежели исходить не из содержания конкретных норм, а из их наиболее Неизменных частей, использованных для сотворения, толкования, оценки норм. Сами нормы могут быть нескончаемо разнообразны, но Методы их выработки, систематизации, толкования демонстрируют наличие неких типов, которых не так много. Потому Появилась группировка правовых систем в”семьи”.

Категория “правовая семья” служит для обозначения группы правовых систем,имеющих сходные юридические признаки, дозволяющие говорить об относительном единстве этих систем. Это сходство является результатом их конкретно-исторического и логического развития.

Заслуживает подход западных компративистов, отрицающих типологию правовых систем единственно по признаку их классовой сущности. При классификации они употребляют разные причины, начиная с этических, рассовых, географических, религиозных и заканчивая юридической техникой и стилем права.Отсюда множество классификаций.

Одна из самых фаворитных — классификация правовых семей, данная Рене Давидом. Она базирована на сочетании 2-ух критериев: идеологии, включающую религию, философию, экономические и социальные структуры, и юридической техники, вклющающие в качестве основной составляющей источники права.

Р.Давид выдвинул идею трихотомии — выделения 3-х главных семей: романо-германской, англо-саксонской, и социалистической. К ним примыкает остальной юридический мир, который получил Заглавие “религиозные и традиционные системы”.

Иная классификация была предложена К.Цвайгертом и
Г.Котцем в книжке “Введение в правовые сопоставления в личном праве”, вышедшей в 1971 году. В базу данной классификации положен аспект “правового стиля”.

“Стиль права” по мнению создателей, складывается из 5 Причин: происхождение и эволюция правовых систем, своеобразие юридического мышления, специальные правовые университеты, природа источников права и методы их толкования, идеологические Причины.

На базе этого различаются последующие “правовые круги”: романский, германский, скандинавский, англо — американский, социалистический, право ислама, индуистское право. По существу, получен этот же итог, что и у Р.Давида.

При всем этом, во всех вариантах, не учитывается марксистско — ленинская типология права, в базе которой лежит аспект общественно-экономической формации (рабовладельческое право, феодальное право, буржуазное право, социалистическое право).
А.Х.Саидов полает, что лишь единство глобальной марксистско — ленинской типологии и внутритиповой классификации правовых систем, дает возможность составить целостное представление о правовой карте мира. Он выделяет снутри буржуазного типа права восемь правовых семей: романо — германскую, скандинавскую, латино-американскую, правовую семью “общего права”, и дальневосточную правовую семью. Они рассматриваются наряду с семьей социалистического права. В пределах социалистической правовой семьи, сейчас уже в историческом нюансе, существовали относительно самостоятельные группы: русская правовая система, правовые системы соцстран Европы, правовые системы соцстран
Азии, и правовая система республики Куба.

Таким образом, существует несколько точек на классификацию правовых систем реального и недалекого прошедшего.

Сейчас рассмотрим наиболее тщательно главные правовые семьи.

РОМАНО-ГЕРМАНСКАЯ ПРАВОВАЯ СЕМЬЯ.

Романо-германская правовая семья либо система континентального права (Франция, Германия, Италия, Испания и т.д.) имеет длинноватую юридическую историю. Она сложилась в Европе в итоге усилий ученых европейских институтов, которые выработали и развили, начиная с 12 века на базе кодефикации Правителя Юстиниана общую для всех юридическую науку, приспособленную к условиям современного мира.

Р.Давид подчеркивает, что романо-германская правовая семья в собственном историческом развитии не была продуктом деятельности феодальной гос власти (в этом её отличие от формирования британского “общего права”), а была только продуктом культуры, независящим от политики. Это в которой мере Правильно по отношению к первой, доктринальной стадии рецепции. О Последующей стадии, когда римское право (а поточнее право, основанное на римском). воспринималось законодателем, этого сказать нельзя. Формирование романо-германской правовой семьи было подчинено общим, закономерным связям права с экономикой и политикой, и не быть может понято вне учета сложного процесса развития капиталистических отношений в недрах феодального общества, прежде всего отношений принадлежности, обмена, перехода от внеэкономического к экономическому принуждению. Тут на 1-ый план выдвинуты нормы и принципы права, которые рассматриваются как правила поведения, отвечающие требованиям морали и прежде всего справедливости. Юридическая наука видит свою основную задачку в том, чтоб найти, какими должны быть эти нормы.

Рецепция римского права привела к тому, что еще в период феодализма правовые системы европейских стран-их правовая доктрина,юридическая техника заполучили определенное сходство.

Начиная с 19 века главным источником (формой) права, где господствует эта семья является закон0. Буржуазные революции коренным образом изменили классовую природу права, отменили феодальные правовые университеты, превратили закон в основной источник права.

“Закон образует как бы скелет правопорядка, обхватывает все его нюансы, а жизнь этому скелету, в значимой степени придают другие причины. Закон не рассматривается узко и текстуально, а часто зависит от расширительных способов его толкования, в каких проявляется творческая роль доктрины и судебной практики. Юристы и сам закон теоретически признают, что законодательный порядок может иметь пробелы, но пробелы эти Фактически не значительны.”

Во всех странах романо-германской семьи есть писаные конституции, за нормами которых признается высшая юридическая сила. Она выражается как в согласовании конституции законов и подзаконных актов, так и в установлении большинством стран судебного контроля за конституционностью обыденных законов.
Конституции разграничивают компетенцию разных государственных органов в сфере правотворчества и в согласовании с данной компетенцией проводят дифференциацию разных источников права.

В романо-германской юридической доктрине и, основным образом, в законодательной практике различают три разновидности обыденного закона: кодексы, особые законы (текущее законодательство) и сводные тексты норм.В большинстве континентальных государств приняты и действуют: гражданские (или гражданские и торговые), уголовные, гражданско-процессуальные, уголовно-процессуальные и некие остальные кодексы.

Система текущего законодательства также очень разнообразна. Законы регулируют отдельные сферы публичных отношений, к примеру, акционерные законы. Число их в каждой стране велико.
Особенное место занимают сводные тексты налогового закодательства.

Посреди источников романо-германского права велика (и все Наиболее растет) роль подзаконных актов: регламентов, административных циркуляров, декретов министров и остальных.

В романо-германской семье довольно обширно употребляются Некие общие принципы, которые юристы могут отыскать в самом законе, а в случае необходимости и в не закона. Эти принципы демонстрируют подчинение права велению справедливости в том виде, как крайнее понимается в определенную эру и в определенный момент.
Сам законодатель своим авторитетом закрепляет некие новейшие формулы
(К примеру, ст.2 швейцарского гражданского кодекса устонавлевает,что воплощение какого-то права запрещается,ежели оно очевидно Превосходит пределы,установленные хорошей совестью, либо Хорошими правами, либо социальной и экономической целью права)

В наши дни, как и в прошедшем, в романо-германской правовой семье доктрина составляет очень жизненный источник права. Она влияет как на законодателя, так и на правоприменителя(к примеру, употребляется в Истолковании законов).

Своеобразно положение обычая в системе источников романо- германского права. Он может действовать не только в “дополнение к закону” но и “кроме закона”. Возможны ситуации, когда обычай занимает положение “против закона” (к примеру в Италии, в навигационном праве, где морской обычай превалирует над нормой гражданского кодекса). В целом, но, сейчас за редким исключением обычай растерял характер самостоятельного источника права.

По вопросу о судебной практике, как источника романо-германского права позиция доктрины очень противоречива.
Невзирая на это можно сделать вывод о способности отнесения судебной практики к числу вспомогательных источников. В первую очередь это касается “кассационного прецедента”. Кассационный Трибунал — это высшая инстанция. Потому, в сущности и “простое” судебное решение,основанное, к примеру, на аналогии либо на общих принципах, благополучно пройдя “кассационный этап”, может восприниматься иными судами при решении схожих дел, как фактический прецедент. Тут можно говорить о судебном прецеденте как о неком исключении, не затрагивающем исходного принципа господства закона. Является принципиально Принципиальным, что суды не преобразуются в законодателя.

Мы разглядели общие признаки правовых систем государств, принадлежащих к романо-германской правовой семье. Но наряду с общими признаками, эти системы имеют и свои значительные отличия. Рассмотрим в сопостовительном плане системы 2-ух государств, принадлежащих к данной семье: Франции и ФРГ (Германии).

Французская правовая система с одной стороны и немецкая с Иной послужили той моделью, на основании которой снутри романо-германской правовой семьи выделяют две правовые группы: романскую, куда входят Франция, Бельгия, Люксенбург, Голландия,
Италия, Португалия, Испания; и германскую, включающую кроме
Германии Австрию, Швейцарию и некие остальные страны. Снутри романо-германского права группа “римского” (романского) права, которая более сильно отражена во французском праве,различается от группы германского права, на которое оказала существенное влияние немецкая правовая наука.

Франция. имеет длительную правовую историю и в базе её современной системы источников права до сих пор лежат кодексы наполеоновской эры. Общепризнанно, что невзирая на Бессчетные поправки, кодексы эти устарели, а в современный Шаг собственного правового развития страна вступила с большой массой правовых актов, лежащих за пределами традиционной кодефикации.
Главным направлением упорядочинения данной массы актов стала разработка кодексов по типу отраслевых сборников, включающих как законодательные так и подзаконные акты. Начиная с 50-х годов принято несколько 10-ов таковых кодексов, которые по собственной правовой природе являются актами систематизации, консолидации Работающего права. Французкие юристы отмечают два момента, отличающие эти кодексы от наполеоновских кодефикаций.
Во-1-х,они затрагивают очень узенькие области(кодекс сберкасс,лесной кодекс и т.д.). Во-2-х, эти кодексы не преследуют цель “переосмыслить” совокупа норм той либо другой отрасли права, а ориентированы на логическую перегруппировку уже принятых законодательных актов и регламентов.

Эта новая кодефикация ослабила принцип верховенства законов-кодексов в его традиционном понимании. 2-ой удар по престижу закона нанесла Конституция 1958 года ,перевернувшая
“классическое” распределение компетенции меж законодательной и исполнительной властями. Конституция перечислила круг вопросов, входящих в компетенцию парламента и тем самым ограничила сферу его законодательной деятельности. И, напротив, компетенция исполнительной власти значительно расширилась, и соответственно возросли удельный вес и значение её актов в системе источников права.

2. Образование и общая характеристика континентальной (романо-германской) системы права

Базой для другой мировой системы права стало так называемое континентальное право, классическую характеристику которому дал известный французский компаративист (специалист по сравнительному правоведению) Рене Давид.

1) все её основные институты, концепции, фикции, приёмы, лексика, структура основаны на римском праве, т.е. на кодификации Юстиниана;

2) на основе римского права стало систематизироваться буржуазное право, характеризующееся доктринальностью и логичностью, т.к. в этом решающее участие приняли профессора права, а не юристы-практики;

3) кодифицированность, упорядоченность права (эталонами выступают кодексы Наполеона, вобравшие в себя римское право и обычное, кутюмное право феодальной Франции);

4) дедуктивность судебного процесса (от общего к частному).

Таким образом, данная система вращается вокруг кодекса, что имеет свои плюсы и минусы. Положительно то, что кодекс исполняет роль юридического просвещения для народа; он способствует организованности, ясности, чёткости и логичности закона; служит путеводителем для судей, повышает их обязательность и ответственность; кодекс упрощает поиск нужного закона для практикующего юриста, учёного, студента, гражданина. Отрицательно то, что кодекс препятствует естественному развитию права и «замораживает» его; кодекс не может предвидеть и охватить все возможные случаи, возникающие в реальной жизни; кодекс требует подчинения научной логике и не учитывает жизненного опыта; кодекс преувеличивает роль парламента в законодательстве; кодекс не позволяет судье подходить к решению вопроса творчески, делает из него (судьи) пассивного исполнителя.

Наличие кодекса означает действие принципа этатизма, т.е. проникновение государства во все общественные сферы, в деловую и личную жизнь гражданина. Благодаря этому принципу данная система утвердилась в Европе (Франция, Германия, Голландия, Бельгия, Испания, Италия), включая Россию, и распространилась на всю Латинскую Америку. Континентальная система права складывалась, в отличие от англосаксонской системы, под непосредственным влиянием правовой системы Франции, и особенно наполеоновских кодификаций, осуществлённой ещё в начале XIX в. Претензия на мировой уровень этой системы была предсказана Наполеоном Бонапартом, императором Франции: «Моя действительная слава заключается не в том, что я выиграл 40 сражений. Ватерлоо стерло в памяти все воспоминания обо всех этих победах. Но что, несмотря ни на что, что не сотрётся в памяти, что будет жить вечно, так это мой Гражданский кодекс».

Таким образом, основные различия между двумя мировыми системами (континентальной и англосаксонской) могут быть сформулированы следующим образом:

1. Континентальная система права базируется на кодексах; англосаксонская – на судебном прецеденте

2. Основным источником права в континентальной системе является закон, роль источников права в англосаксонской системе играют обычаи и конституционные соглашения

3. Континентальную систему характеризует деление права на частное и публичное. К частному праву относятся гражданское, семейное, торговое право; к публичному – конституционное, административное, международное, уголовное, процессуальное. Англосаксонская правовая система не знает деления права на частное и публичное, здесь отсутствует строгое разграничение материального и процессуального права.

4. В том, что касается имущественных отношений, континентальная система права в большей степени проникнута началами, коренящимися в римском праве; англосаксонское право развивалось в меньшей зависимости от последнего (отсюда различия в терминологии и некоторые особые правовые институты).

1. Континентальная (романо-германская) система права

Данная правовая система является, пожалуй, наиболее древней и широко распространившейся в мире. Это объясняется не только ее историческими корнями. Система отличается нормативной упорядоченностью и структурированностью источников, устойчивыми демократическими правовыми принципами, обеспечением строгой юридической техники. «Носители» и двигатели данной системы были наиболее мощными государствами: два тысячелетия назад Римская империя, а затем зарождавшиеся и развивающиеся государства Европы — Франция, Германия и др. Их влияние на жизнь Европы и стран других континентов, как в культурологическом смысле, так и в военно-политическом и экономическом, было бесспорным. Континентальная система права приобрела характер универсальной, разумеется, с теми особенностями и модификациями, которым она подвергалась в различных регионах мира.

Описанию и анализу континентальной системы права, название которой по этой причине весьма условно и дополняется указанием на ее основные, римско-германские истоки, посвящена громадная литература. Мы считаем нужным рекомендовать читателю ознакомиться с наиболее доступными трудами в данной области2. Добавим краткий перечень нормативно-правовых сборников, которые будут полезны в изучении системы континентального права3. Мы же считаем своей задачей краткую характеристику природы и основных признаков римско-германской правовой семьи.

Исторические корни континентальной правовой системы формировались в правовых воззрениях и в праве Римской империи.

1 Подробнее см.: Давид Р. Указ. соч. С. 49—476, Саидов А. X. Указ. соч. С. 75—143.

2 См.: Давид Р. Основные правовые системы современности. М., 1988. С. 49—149;

Саидов Л. X. Юридическая география мира, М., 1993. Общая теория права/ под ред. А. С. Пиголкина. М., 1995. С. 341—354.

3 См.: Италия. Конституция и законодательные акты. М., .1988; Хессе К., Основы конституционного права ФРГ. М., 1981; Французская Республика. Конституция и законодательные акты. М., 1989. Федеративная Республика Германия. М., 1991 г.

Юридическая классика Рима и его четко разработанной системы правовых понятий и правовых норм как точных формул оказалась устойчивым фундаментом для последующего развития права в Европе3. Долголетие правовых истоков и послужило основой самой устойчивой правовой семьи, ответвления которой широко распространились по всему миру. Начало же римско-германской правовой семьи юристы-исследователи и историки ведут с XIII в. До этого право в Европе представляло собой сумму норм обычного права, когда распад Римской империи и нашествия варваров принесли с собой обычаи отдельных племен и народностей и культовые языческие нормы Римские сводные акты — Кодекс Юстиниана, Дигесты — оставались невостребованными.

И лишь эпоха Возрождения античной культуры создала условия для возрождения элементов классического римского права. В новом обществе с его идеями разума и справедливости, гуманизма стала острой потребность в устойчивом порядке и гармонии, защите интересов частных лиц и государства. Право, основанное на естественно-справедливых началах, на общности формируемой гуманистической культуры и нового мышления, признавалось хорошей формой общественного устройства. Иными словами, двигателем его формирования послужили общекультурные и мировоззренческие истоки континентального права, а не властные побуждения правителей, стремившихся к централизации под «сильной рукой».

Создание римско-германского права связано с рецепцией, как бы оживлением и одновременно модернизацией римского права. Его понятия собственности, деления права на частное и публичное, вещных и личных прав, договоров были восприняты и поддержаны. Разрабатывались и вводились в ткань права новые идеи, постулаты и теоретические положения. Базой для развития системы континентального права были университеты (в Швеции, Германии, Франции, Испании), в которых преподавались: «лучшее право», «новое право», «справедливое право», выявлялись связи права с философией, религией, моралью. Обновленное римское право и каноническое право давали основания оценивать позитивное право скорее скептически, и даже критически. Формируется новая система юридических понятий, терминов, приемов, система формулирования правовых норм, которая лучше отвечала «природе вещей» и новому миропониманию.

Постепенно в ходе длительного развития право в европейских странах становится более систематизированным. Оно как бы облекается в новые структурные формы, хорошие не только сами по себе, но и из-за отражаемых в них новых правовых принципов, и прежде всего естественного права. Логическая правовая система стремится поставить в центр человека с его субъективными правами и интересами и новым отношением к обществу и государству. Особенно это касается публичного права, поскольку в сфере общественных интересов и власти римское право не могло служить устойчивым примером. Конституционные идеи, идеи разделения властей, принципы правосудия приобретают все более отчетливое выра-

3 См.: Омелъченко О. А. Основы Римского права. М., 1994.

жение в политических учениях и правовых доктринах с учетом тенденций меняющейся социальной практики.

Интересен подход одного из крупных историков права М. Ф. Владимирского-Буданова в опубликованной в 1886 г. книге «Обзор истории русского права», который трактует историю русского права как науку, излагающую прогрессивное развитие юридических норм в жизни русского народа. Изучение права проводится тремя методами: догматическим, философским и историческим. Он пишет, что до XVIII в. государствам был присущ догматический метод изучения преимущественно римского права (как действующего) в Западной Европе. В России речь шла о практическом изучении в приказах указов царей, Уложения 1649 г. Иногда дополнительно изучались «иноземные кодексы» (Литовский статут). Таков же был процесс изучения права и в XVIII в. Разнообразие и несовершенство кодексов привели к мысли о возможности установления лучших правовых норм априори. Возникает естественное право, общее для всех времен и народов, которое изучалось в Академии наук и Московском университете. Практически европейское философское направление отразилось в реформах Петра I, Екатерины П и Александра Г. Кстати, сам автор в 1868 г. опубликовал работу «Немецкое право в Польше и Литве».

Постепенно сформировавшаяся система романо-германского права при всех исторических, национальных и региональных особенностях обладает целым рядом общих черт, признаков. Дадим их краткую характеристику.

Начнем с деления права на частное и публичное, имеющего свои глубокие исторические корни. Зародившись в Древнем Риме для дифференцированного правового регулирования частных и общественных интересов, это деление сохраняет свое значение и в последующих веках. Ученые-юристы столетиями разрабатывали теоретические и практические вопросы частного и публичного права, учитывая их меняющееся соотношение между собой. Побеждали в спорах и дискуссиях то «частники», то «публичники», и эти победы отражали социальную действительность.

В государствах соответственно менялись институты и способы регулирования сфер общественной жизни. Но если в Европе и других странах деление права на публичное и частное всегда признавалось опорной осью всей правовой системы, то в СССР оно отрицалось. Огосударствление общественной жизни давало бесспорную победу публичному праву. «Реванш» состоялся после распада Союза ССР, когда частное право было объявлено олицетворением нового правового порядка в условиях российских преобразований. Между тем как парные категории публичное и частное право не могут существовать друг без друга, тем более что происходящие перемены в их содержании и соотношениях дают основание относиться объективно к их существованию2.

Выдвижение на передний план прав и свобод человека и гражданина не означает абсолютизации «личного начала» в обществе

1 См.: Вмдимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. Ростов-на-Дону,

2 Подробнее см.: Тихомиров Ю. А. Публичное право. М., 1995.

и противопоставления прав и интересов человека и гражданина интересам общества и государства. Напомним о мыслях Гегеля по поводу общественной природы человека: «. В тех случаях, когда общественная природа людей не находит своего выражения и вынуждена искать выход в особенностях, она настолько искажается, что направляет всю силу на отделение от других и в утверждении своего обособления доходит до безумия; ибо безумие и есть не что иное, как полное обособление индивидуума от своего рода»3-

Поэтому новое осмысление публичности означает, что его нельзя сводить к обеспечению государственных интересов. Это — общие интересы людей как разного рода сообществ, объединений (политических, профессиональных, территориальных и др.), это — объективированные условия нормального существования и деятельности людей, их организаций, предприятий, общества в целом, это — коллективная самоорганизация и саморегулирование, самоуправление.

Именно в сферах жизни общества, государства и гражданина зарождаются процессы и явления, требующие частно-правового и публично-правового регулирования. Вызревают потребности, удовлетворение которых отвечает социальным интересам и интересам личности. Применительно к публичному праву имеются в виду общие потребности, отношения, интересы, без обеспечения которых невозможно как удовлетворение личных интересов, так и общезначимых, публичных интересов общества в целом. Устойчивость общества и его жизнедеятельность, функционирование институтов, политической, экономической, социальной сфер служат своего рода условием и гарантией реализации частного права. Следовательно, публичное и частное право органически связаны и взаимодействуют между собой. Но появляется и «третий партнер» — своего рода социальное право. Ведь «социальное» становится «публичным», поскольку мировое сообщество, общество и государство берут обязательство гарантировать гражданам стандарт реализации их личных прав на образование, здоровье, благоприятную окружающую природную среду и т. п. Но без вмешательства в личную сферу, при добровольном согласии граждан воспользоваться этими гарантиями.

Дадим определение публичного права как специфического понимания природы права в сфере власти и социально-политических институтов и признания его роли в обеспечении общественных интересов. В этом смысле публичное право выступает как способ юридического мышления, как проявление правовой культуры. В этом смысле оно находит свое материализованное, структурно-нормативное выражение в построении правовых систем, отраслей законодательства, в законах и иных источниках права, правовых актах, в методах правового регулирования.

Частное право регулирует преимущественно отношения, связанные с правами и свободами человека и гражданина. Оно не только обеспечивает личности условия и возможности «самореализации», но и гарантирует права и свободы возложением на государственные органы и должностных лиц, все общественные институты

3 Гегель Г. Политические произведения. М., 1978. С. 176.

обязанности содействовать их реализации. Для частного права характерно установление четкого статуса физических и юридических лиц, обеспечение их равенства в отношениях между собой, договорное регулирование, свобода экономической и иной деятельности, творчества. Социально ориентированная рыночная экономика и предпринимательство находят мощную опору в частном праве, равно как в сфере личной жизни граждан, обеспечении их неимущественных прав.

В широком смысле частное право охватывает гражданское право (иногда они отождествляются, что не вполне правильно), семейное право, наследственное право, авторское право, жилищное право. Под его «крышу» иногда относят трудовое и социальное право.

Еще одна отличительная особенность континентальной правовой системы — строгая отраслевая классификация. Система права подразделяется на отрасли, среди которых базовыми являются конституционное, административное, гражданское, уголовное право, а также гражданско-процессуальное и уголовно-процессуальное право. Например, в России в рамках классификации юридических наук выделяются 15 отраслей — теория права и государства, конституционное, административное и муниципальное право, гражданское право, финансовое право, трудовое право, право социального обеспечения, уголовное право, международное право, судоустройство и др. В рамках отраслей права развиваются подотрасли и институты. Так, конституционное право включает в себя подотрасли прав и свобод граждан, избирательного права, федерального права, власти и государственных органов, институты прямой демократии.

Во Франции и Германии развиваются такие отрасли, как конституционное, гражданское, административное, финансовое право, международное публичное право. В других странах наряду с гражданским выделяется и торговое, коммерческое право, а также социальное право, налоговое право.

Обратимся к новейшей зарубежной литературе. В опубликованной в 1993 г. книге греческих юристов К. Керемеус и Ф. Казирис «Введение в греческое право» дана полная и обстоятельная характеристика правовой системы Греции. Книга состоит из 18 глав1:

глава 1 — «Историческое развитие», глава 2 — «Источники и материалы», глава 3 — «Конституционное и административное право», глава 4 — «Основные принципы гражданского права», глава 5 — «Обязательственное право», глава 6 — «Собственность», глава 7 — «Региональное и городское планирование и зондирование», глава 8 — «Семейное право», глава 9 — «Право наследования», глава 10 — «Коммерческое право», глава 11 — «Ассоциации бизнеса», глава 12 — «Публичное и частное международное право», глава 13 — «Трудовое право», глава 14 — «Право социального страхования», глава 15 — «Юридическая организация и гражданская процедура», глава 16 — «Конфликт права, национальная и международная юрисдикция, признание и вступление в силу судебных решений, апелляций», глава 17 — «Налоговое право», глава 18 — «Уголовное право и процедура».

См.: Keramaeus К. D., Kozyris Ph. Introduction to Greek Law. The Netherland, 1993.

Обращает на себя внимание концентрированная манера изложения материала, когда он искусственно не разрывается на две части — публичное и частное право. Исторически греческое право считалось скорее «человеческого», нежели духовного происхождения. Сильное религиозное влияние не ослабляло таких общих идей публичного и частного права как справедливость, свобода, автономия. С V века быстрее развиваются отрасли частного права в городах-государствах, отчетливо проявлялись такие институты публичного права, как охрана публичного интереса, конституционное требование публикации законов и поправок к ним, участия большинства граждан в апелляционных судах. Постепенно римское право полностью распространяется в Греции, хотя продолжалась его борьба с национальным правом . После завоевания Грецией независимости (1821 г.) разные конституции неодинаково влияли на другие отрасли. Так, Конституция 1827 г. отдавала предпочтение французским моделям гражданского и уголовного кодексов, хотя правители тяготели к византийскому праву. Разные влияния видоизменяли редакции гражданских кодексов с середины XIX в. до середины XX в. Сейчас бесспорно влияние права Европейского сообщества.

Известное различение права и закона приводят к делению систем законодательства на отрасли. Устойчивые нормативно-правовые массивы развиваются в русле отраслей права. Нередко на них почти не влияют политические и иные перемены в государствах.

Примечательно, что отрасли законодательства поименованы в современных конституциях. Это чаще всего свойственно конституциям федеративных государств, в которых разграничивается законодательная компетенция федерации и ее субъектов. Предметом разграничения могут быть отрасли законодательства, подотрасли законодательства, правовые институты отраслей законодательства, предметы — группы однородных законов, отдельные законодательные акты. Смысл такого конституционного регулирования не только в «конституционном признании» перечня отраслей, но и создание основ для их динамичного и стройного развития в рамках всей правовой системы.

Например, в ст. 71 Конституции Российской Федерации определены предметы ведения Российской Федерации. Среди них названы прямо лишь некоторые отрасли публичного права. Это — судоустройство и прокуратура, уголовное, уголовно-процессуальное, уголовно-исполнительное законодательство, арбитражно-процессуальное законодательство. Это — внешняя политика и международные вопросы войны и мира, т. е. международное публичное право.

В то же время четко выделены важнейшие институты ряда отраслей. Например, к конституционному праву отнесены: а) принятие и изменение федеральной Конституции; б) федеративное устройство и территория; в) гражданство, регулирование прав и свобод человека и гражданина; г) установление системы федеральных органов законодательной, исполнительной и судебной властей; д) определение статуса государственной границы; е) государственные награды и почетные звания.

К институтам административного права отнесены в Конституции: а) управление федеральной собственностью; б) установление

основ федеральной политики и федеральные программы в разных областях; в) транспорт, информация и связь; г) оборона и безопасность; д) стандарты, метрическая система, официальный учет; е) федеральная государственная служба. Институтами финансового права являются федеральные бюджет, налоги и фонды.

В ст. 72 Конституции Российской Федерации к совместному ведению Федерации и ее субъектов отнесены административное и административно-процессуальное законодательства. Зато немало институтов конституционного законодательства (общие принципы организации системы органов государственной власти и местного самоуправления и др.) и особенно много институтов административного законодательства (общие вопросы образования, науки, культуры, координация вопросов здравоохранения, всего около 20), а также финансового законодательства.

В Конституции Республики Башкортостан, есть глава XII «Законодательство. Суды и правоохранительные органы». В ней признается самостоятельная система законодательства, приоритетными направлениями которой являются конституционное законодательство, законодательство, обеспечивающее эффективное управление экономическим и социально-культурным развитием, законодательство, обеспечивающее эффективную деятельность правоохранительных и судебных органов, уголовное законодательство, процессуальное законодательство, правоисполнительное законодательство, международные и межреспубликанские договоры и соглашения. По нашему мнению, ряд отраслей с явным преувеличением отнесен к системе законодательства республики, хотя речь идет о направлениях его развития, включающих и федеральные акты.

Распределение законодательной компетенции между федерацией и ее субъектами на основе конституции присуще и зарубежным государствам. В Конституции ФРГ в разд. VII «Законодательство Федерации», в ст. 73, устанавливается исключительная законодательная компетенция Федерации. В перечне вопросов регулирования: иностранные дела, оборона, гражданство, статус лиц на службе Федерации и федеральных корпораций публичного права, охрана демократического строя Федерации и земель, уголовная полиция и международная борьба с преступностью, статистика. В ст. 74 о конкурирующей законодательной компетенции выделены преимущественно отрасли частного права (трудовое, хозяйственное, социальное обеспечение, земельное и др.) и в то же время — некоторые вопросы административного законодательства (тарифы, сборы, са-нитарно-эпидемиологическая защита и т. д.).

В Конституции Швейцарской конфедерации (в редакции законов, принятых народным голосованием) дифференцированно определены объекты регулирования законодательством конфедерации и кантонов. В сфере публичного права к ним относятся и смежные вопросы — о регулировании транспорта, электроэнергии, защиты человека и окружающей его природной среды, кинематографического производства, режима торговли, налогообложения, и т. д. Другие — собственно публично-правовых отношений. Это акты о статусе граждан, режиме их передвижения (ст. 46, 47), о гражданском состоянии (ст. 53), о радио и телевидении (ст. 55), об образовании

союзов (ст. 56), о законах по вопросам уголовного права (ст. 64 бис-82). А ст. 50 касается порядка разрешения споров публичного и частного права, возникающих при образовании или разделении религиозных обществ.

Есть и более прикладные структуры национальных законодательств. Так, в Российской Федерации с 1993 г. действует «Общеправовой классификатор отраслей законодательства», который ежегодно обновляется. В последней версии классификатора выделены 53 отрасли законодательства, в рамках которых ведется учет, накопление, систематизация законодательных и иных актов. С ним полезно познакомиться1, тем более что в других странах есть и сходные и специфические подразделения законодательства.

Для системы континентального права характерна в основном устойчивая иерархия его источников. Верховенствующее положение занимает конституция, которая закрепляет основы статуса личности, политического, экономического и социального строя, атрибуты государства. Конституция определяет цели правотворчества и направления развития законодательства, как его отраслей, так и применительно к сферам общественной жизни. Признание высокой роли конституционных основ государственной власти сопровождается развитием правовых принципов разделения властей. Поэтому конституция находится в центре общественно-политических процессов государств. Так было с Веймарской Конституцией Германии 1919 г., с Конституциями Франции, Италии, ФРГ 40-х гг., Конституциями Греции и Португалии 70-х гг., с Конституциями России и других постсоциалистических стран 90-х гг.

В системе источников права, урегулированной в конституционно-нормативном порядке, выделяются прежде всего законы. Верховенство закона — стабильный принцип континентальной правовой системы. Различаются, например, федеральные законы и федеральные конституционные законы (Россия), законы и органические законы (Франция), конституционные, органические и ординарные законы (Молдова, Румыния). К другим источникам права относят правовые акты. В Конституции Франции это акты Президента, премьер-министра (ст. 19, 22), международные договоры и соглашения (ст. 53, 55), резолюции (ст. 49), решения (ст. 61), обращения (ст. 61). В Италии упомянутые «Общие Положения и Закон» в перечень источников права включают законы, регламенты, корпоративные нормы (позже — отменены), обычаи.

Одной из особенностей семьи континентального права является систематизация и кодификация законодательства. Формы ее различаются по степени охвата нормативного материала, его структуризации, по юридической силе. Так, в Германии в процессе систематизации упор делается на простую инкорпорацию, когда по закону 1958 г. о собрании федерального права систематизации подлежат издания, в которых публикуются законы и подзаконные акты. Исключены законы о государственном бюджете, акты о тарифах, уставы публично-правовых корпораций и фондов и т. п. Законом 1968 г. предусматривалось завершение этих работ, причем акты, не

1 См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 12 февр. 1996. № 7. Ст. 679.

включенные в Собрание, утрачивали силу. Оно служит официальным источником законодательства.

В СССР были Собрание действующего законодательства и Свод законов. Сейчас в России готовится Свод законов.

В Швейцарии систематическое собрание федерального законодательства включает законы и подзаконные акты, а также постановления федерального суда, имеющие общенормативный характер. В Собрании материал расположен по 19 разделам национального законодательства и раздела о международных соглашениях. Законом 1986 г. установлено, что обновляемое Собрание законодательства строится по предметному принципу и включает и конституции кантонов, и международные соглашения.

Во Франции кодексы выступают формой систематизации законодательства и включают в себя часть других актов, относящихся к соответствующей теме.

Юристы европейских стран ищут пути правовой консолидации. С этой целью в 1991 г. была учреждена Европейская ассоциация содействия законодательству. Особенно значительны ее усилия в сфере подготовки текстов правовых актов — определение содержания правовой нормы, ее формулирование, оценка эффективности нормы, правоприменительная практика. Уделяется внимание специальной подготовке юристов-законоведов, ибо закон рассматривается как продукт высокоинтеллектуального труда.

Отметим ряд теоретических концепций, государственной власти и демократических институтов, присущих континентальной правовой системе. Во-первых, признание доктрины и принципов правового государства, во-вторых, закрепление принципа разделения властей, в-третьих, обеспечение системы конституционного контроля (конституционное правосудие), в-четвертых, регулирование административной юстиции, в-пятых, гарантии развития многопартийной системы, в-шестых, обеспечение местного самоуправления. Эти концепции и институты получили широкое распространение в современном мире.

Смотрите еще:

  • Воинская часть в гзеленокумск ВОЙСКОВАЯ ЧАСТЬ 5588, г. Зеленокумск детальная информация доступна в выписке из ЕГРЮЛ Контрагент существует 16 лет Статус контрагента X XXXXXXXX XXXXXXXXXX XX XXXXX Уставный […]
  • С264 гк рф Статья 787. Договор фрахтования По договору фрахтования (чартер) одна сторона (фрахтовщик) обязуется предоставить другой стороне (фрахтователю) за плату всю или часть вместимости одного […]
  • Уплата налога от сдачи квартиры Штраф за неуплату налогов при сдаче квартиры в аренду в 2018 году В Украине ответственность за неуплату доходов от сдачи жилья в аренду предусмотрена в налоговом и административном […]
  • В чем заключается работа юрист Профессия юрисконсульт Юрисконсульт — это сотрудник государственной или частной организации, обеспечивающий соблюдение законодательства в процессе ее деятельности. Он следит за тем, чтобы […]
  • Уголовный кодекс 1922 особенная часть Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. Широкая кодификация 20-х гг. XX в. затронула и уголовное законодательство. В 1922 г. начал действовать первый УК РСФСР. В […]
  • Курсовая работа системы оплаты труда Системы оплаты труда: классификация и учетные проблемы Главная > Курсовая работа >Экономика ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОУ ВПО «НИЖНЕВАРТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ […]
  • Реферат система органов государственной власти в рф Органы государственной власти Российской Федерации Главная > Реферат >Государство и право НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ Кафедра […]
  • Права и свободы человека и гражданина как институт демократии Демократия и права человека и гражданина Главная > Реферат >Государство и право ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ СИБИРСКАЯ […]
admin

Обсуждение закрыто.