Приговор 159 174 ук рф

Приговор 159 174 ук рф

Дата опубликования: 7 сентября 2011 г.

Самарский областной суд

Судья: Двоеглазова О.В. №22-3759

29 августа 2011 года г. Самара

Судебная коллегия по уголовным делам Самарского областного суда в составе:

Председательствующего: Бондарвеой Л.М.

Судей: Минкиной Л.И. Колодиной Л.В.

При секретаре Хакимовой А.Н.

Рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам адвоката Авласенко В.П. и осужденного Куликова В.П. на приговор Ленинского районного суда г. Самары от 06.06. 2011 года, которым

Куликов В.И., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец , проживавший по адресу: , зарегистрированный по адресу: , не судимый,

Осужден по ч. 3 ст. 159 УК РФ (1 эпизод) – к 5 годам лет лишения свободы без штрафа и ограничения свободы;

-по каждому из 13 эпизодов преступлений, предусмотренных ст. 159 ч. 4 УК РФ к 5 годам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы;

-по ст. 174-1 ч. 3 УК РФ к 5 годам лишения свободы без штрафа; по ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно определено к отбытию 7 (семь) лет лишения свободы без штрафа и ограничения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Данным приговором осуждены Пирогов А.Н., Чаркина Д.А., Ниценкова О.И., в отношении которых приговор суда не обжалуется.

Гражданские иски удовлетворены: взыскано с Куликова В.И., Чаркиной Д.А., Пирогова А.Н., Ниценковой О.И. солидарно в пользу ООО «Роза Ветров» — 859760 руб.;ООО «ТК Интер-Петрол» — 3939000 руб.; ООО «Регион-Маркет» — 3025560 руб., ООО «Профит» — 780000 руб., ООО «Хазар» — 3000000 руб., ООО «УПС» — 2524680 руб., ООО «Промтехснаб» — 1040380 руб., ООО «Рамсал» — 1200000 руб.

Заслушав доклад судьи Минкиной Л.И., осужденного Куликова В.И. и адвоката Авласенко В.П., в поддержание доводов кассационных жалоб, выслушав мнение государственного обвинителя Оганяна А.А., приговор суда оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения судебная коллегия

Куликов В.И. признан виновным в совершении мошенничества, т.е. хищении путем обмана и злоупотребления доверием в крупном размере в отношении ООО «Астра»; в совершении ряда преступлений — мошенничества, т.е. хищении чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием организованной группой в крупном и особо крупном размере, а также легализации (отмывание) денежных средств, приобретенных в результате совершения преступлений, при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В кассационных жалобах осужденный и адвокат обжалуют приговор в части признания виновным Куликова по ч. 3 ст. 174-1 УК РФ, полагают, что перечисление безналичных денежных средств на расчетные счета так называемых «обнальных» фирм для их «обналичивания» и получения реальной возможности распоряжаться охватываются составом мошенничества и дополнительной квалификации по ст. 174.1 УК РФ не требуется, считают, что судом не установлено, что все перечисления денежных средств охватывались единым умыслом обвиняемых, поэтому отсутствует обязательный признак объективной стороны легализации как крупный размер финансовых операций и сделок; ссылаются на то, что при назначении наказания Куликову суд его не дифференцировал по каждому эпизоду с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, в совершении которых он признан виновным; гражданские иски заявлены представителями организаций, срок действия доверенностей которых истек; необоснованно по ряду исков взысканы проценты.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда в целом законным и обоснованным.

Как указывается в мотивировочной части приговора, достоверно установлен как факт получения Куликовым денежных средств, добытых в результате инкриминируемых ему преступлений, так и дальнейшие финансовые операции с этими денежными средствами, проведенные в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ Куликовым, действовавшим совместно и согласованно с Пироговым А.Н., Чаркиной Д.А., Ниценковой организованной группой, которые привели в дальнейшем к легализации похищенных денежных средств, т.е. введению их в законный, легальный оборот.

С доводами кассационной жалобы о том, что перечисление безналичных денежных средств на расчетные счета так называемых «обнальных» фирм для их «обналичивания», охватываются составом мошенничества согласиться нельзя, поскольку Куликов действуя организованной группой с вышеуказанными лицами с целью реализации результатов незаконной деятельности, желая полученные преступным путем денежные средства ввести в легальный оборот, предъявлял в банк платежные поручения на перечисление денежных средств с расчетного счета ранее специального созданного и зарегистрированного им же ООО, на который поступали денежные средства, полученные в результате мошенничества, на расчетные счета других фирм под видом заключения различных сделок, а также с целью снятия со счета наличных денежных средств. Денежными средствами, полученными в результате проведения таких финансовых операций, Куликов и другие с ним лица распорядились по собственному усмотрению, в связи с чем, суд правильно пришел к выводу, что такие действия не могут охватываться составом мошенничества и требуют отдельной квалификации по ч.3 ст.174-1 УК РФ.

Доводы кассационной жалобы адвоката о том, что судом не установлено, что все перечисления денежных средств охватывались единым умыслом обвиняемых, поэтому отсутствует обязательный признак объективной стороны легализации как крупный размер финансовых операций и сделок, также являются необоснованными, поскольку судом установлено, что в результате мошеннических действий всех осужденных различными фирмами в разное время на счет только одной организации ООО «Рубин» были перечислены денежные средства, добытые преступным путем на общую сумму 12946360 рублей. Именно для легализации указанной суммы осужденными, в том числе Куликовым совершались финансовые операции. То есть их умысел был направлен на отмывание всех денежных средств, приобретенных ими в результате совершения мошенничества и перечисленных на счет ООО «Рубин». Поэтому судебная коллегия полагает, что разделение действий Куликова на эпизоды по количеству совершенных для легализации указанной суммы денег финансовых операций, вопреки доводам кассационных жалоб, является ошибочным.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, все обстоятельства дела, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи. Наказание Куликову определено в пределах санкций инкриминируемых ему статей УК РФ, а окончательное наказание, назначенное ему по совокупности преступлений, соответствует требованиям ст. 60 УК РФ и снижению не подлежит. При этом суд с учетом исследованных в судебном заседании представленных материалов, а также показаний других осужденных по этому делу учел степень участия Куликова в совершении преступлений, а именно, его организаторскую роль в их планировании и совершении.

Доводы кассационной жалобы о том, что гражданские иски должны были быть оставлены судом без рассмотрения, поскольку поданы не уполномоченными лицами, не могут быть приняты во внимание, поскольку все фирмы, в пользу которых были взысканы гражданские иски, признаны потерпевшими по данному уголовному делу и их представители имели право, в соответствии со ст. 44 УПК РФ предъявить гражданские иски, не имея на то доверенности. Суд, разрешая гражданские иски, свое решение по этому поводу в приговоре мотивировал.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона при производстве предварительного расследования и рассмотрения дела в суде, влекущих отмену или изменение приговора, не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ судебная коллегия

Приговор Ленинского районного суда г. Самары от 06.06.2011 года в отношении Куликова В.И. оставить без изменения, а его кассационную жалобу и жалобу адвоката Авласенко В.П. без удовлетворения.

Банк судебных решений

  • 09.02.2016 Анализ применения уголовно-правовых мер реагирования судами области на условия и причины рецидивной преступности в 2013-2015 годах
  • 02.04.2015 Обобщение судебной практики по применению судами Свердловской области положений ч.6 ст. 15 УК РФ, регулирующей изменение категории преступлений
  • 20.08.2014 Постановления суда о заключении под стражу и продлении срока содержания под стражей. Методические рекомендации
  • 15.05.2014 Справка по результатам обобщения практики рассмотрения судами области ходатайств осужденных, отбывающих наказания в исправительных колониях, об освобождении от наказания в связи с тяжким заболеванием за 2012 год и 1 полугодие 2013 года
  • 07.04.2009 Судебная практика по делам о легализации преступных доходов

Судебная практика по делам о легализации преступных доходов

Свердловским областным судом проведено обобщение практики рассмотрения судами области уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 174, 174 ¹ УК РФ.

Статистические данные свидетельствуют о неравномерном поступлении в суды уголовных дел данной категории: в 2004г. — 1 дело, в 2005г. — 21 дело, в 2006г. — 25 дел, в 2007г. — 2 дела.

Рассмотрено только 1 дело по ст. 174 УК РФ. Судами постановлены оправдательные приговоры в отношении 12 лиц. В отношении 22 лиц уголовное преследование было прекращено в связи с отказом прокурора от обвинения по реабилитирующим основаниям. Из 37 осужденных по ст. 174¹ УК РФ большинство осуждены к штрафу (29 лиц), к лишению свободы – 2 лица, к лишению свободы с применением ст. 73 УК РФ – 6 лиц.

В судебной практике существуют проблемы, связанные с толкованием термина легализации (отмывания) доходов.

Отмывание преступных доходов в настоящее время в абсолютном большинстве случаев выявляется в ходе предварительного следствия как дополнительный состав к основному преступлению. Легализация преступных доходов является латентным видом преступной деятельности.

Уголовно-правовая составляющая легализации преступных доходов состоит из двух способов «отмывания»:

— совершение «финансовых операций» или «других сделок» с приобретенными заведомо преступным путем денежными средствами или иным имуществом;

— «использование предметов легализации в предпринимательской или иной экономической деятельности».

Понятие «финансовая операция» поглощается понятием «другая сделка». Поэтому можно говорить о правовой и смысловой идентичности этих терминов.

Анализ судебной практики показывает отсутствие единообразного понимания содержания действий, составляющих объективную сторону этих преступлений.

Содержание действий по «легализации» определено в ст. 3 Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Это придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступления.

Прямое указание на необходимость придания правомерного вида отмытым доходам содержится только в ст. 174 УК РФ, хотя в ст. 174¹ УК РФ речь идет о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем.

По мнению автора, специальная цель отмывания – легализация доходов присутствует и обязательна при квалификации деяний по ст. 174¹ УК РФ, так как без наличия указанной цели состав преступления будет отсутствовать.

Как рассматривается понятие легализации в других европейских странах?

В Швейцарии «отмывание денег представляет собой процесс, посредством которого скрывается либо наличие доходов, их нелегальный источник либо незаконное использование и таким образом этим доходам придается вид законно полученных средств», — такое понятие вошло в нормы об отмывании денег швейцарского уголовного кодекса 1990 года. Также на нем базируется закон об отмывании денег 1997 года [1] .

В Германии «отмывание денег» — многослойное понятие. Прибыли от тех или иных правонарушений в итоге нацелены на некие экономические отношения, дабы придать извлеченной выгоде законную форму [2] .

Выделяются типичные примеры отмывания денег на примере трехступенчатой модели:

1. Размещение. В первой фазе преступник пытается разместить незаконно приобретенные имущественные ценности в формальные финансовые системы, чтобы доходы стали обезличены и мобильны.

2. Разбивка. Во второй фазе криминальные и легально приобретенные имущественные ценности смешиваются. В этой фазе имущественные ценности нередко меняют свое агрегатное состояние, заменяются или используются в качестве действительной или выдуманной ответной услуги (вознаграждения).

3. Интеграция. В третьей фазе преступник пытается разными способами отмыть имущественные ценности снова ввести в легальный экономический цикл, при этом он инвестирует их или приобретает предметы роскоши – виллы либо автомобили.

Отмывание денег как состав преступления представлен в двух вариантах. Наказуемость за отмывание денег согласно § 261 абзац 1 Немецкого Уголовного кодекса предполагает каталог уголовно-наказуемых деяний, предшествующих совершенному преступлению.

Наряду с имуществом, связанным по составу преступления с отмыванием денег (наркотики, терроризм или торговля оружием) принятие предметов, которые происходят из таких преступлений как кража, присвоение, мошенничество, сегодня также является наказуемым в Германии. Этот так называемый «принцип всеобщей преступности» в большей мере способствовал неопределенности при истолковании состава преступления по отмыванию денег.

По мнению некоторых юристов подлинный вариант отмывания денег, который соответствует современному пониманию отмывания денег в соответствие с международными стандартами, отражается как сепаратный состав преступления в абзац 2 § 261 Немецкого Уголовного кодекса. Чаще всего обвинительный приговор за отмывание денег в Германии выносится за нарушение признаков состава преступления по второму абзацу (то есть за чистое приобретение, хранение или использование инкриминируемых имущественных ценностей). Существует разногласие о цели и собственно целевом направлении состава преступления, в связи с чем в Германии возникли некоторые сложности толкования этих уголовно-правовых норм.

По мнению некоторых немецких юристов, стремление вести эффективную борьбу с организованной или экономической преступностью могут иметь успех на уровне первичных преступлений и лишь дополнительно на уровне отмывания денег. Большая часть приговоров за отмывание денег связана с последующим преступлением соучастников в сфере наркотиков и оружия.

В Германии считается, что хотя сохранение наказуемости по отмыванию денег очень желательно с политико-правовой точки зрения все же кажется необходимой «новая калибровка» уголовного преследования. Обратное фокусирование на лежащие в основе предшествующие правонарушения кажется достойным размышлений.

В австрийском праве встречаются два разных понятия: «стирка денег» и «отмывание денег». § 165 УК Австрии использует понятие «стирка денег». Наказанию за отмывание денег согласно § 165 УК Австрии подвергается тот, кто скрывает составные части имущества, происходящие из определенных предшествующий правонарушений, или маскирует их происхождение или присваивает себе, хранит, вкладывает, управляет, реализовывает или передает третьему лицу. Лицо может не подвергаться наказанию за предшествующее правонарушение. Достаточно, что предшествующее правонарушение было совершено в соответствие с составом преступления и противозаконно [3] .

Нормы, содержащиеся в ст. 174 и 174¹ УК РФ направлены на пресечение любых попыток ввести в легальный оборот средства, приобретенные преступным путем.

Отнюдь не любая сделка или финансовая операция с имуществом, добытым преступным путем, образует составы легализации, предусмотренные ст. 174 и 174¹ УК РФ.

Более того сделка или финансовая операция может быть совершена с целью хищения чужого имущества, то есть совершения предикатного преступления, а дальнейшее распоряжение похищенным имуществом должно признаваться криминальной формой поведения в экономической деятельности.

Приговором Тавдинского городского суда П. признана виновной в том, что с целью хищения чужого имущества путем обмана (сообщила о себе ложные сведения) в магазине «Эльдорадо» заключила кредитный договор с банком, который предоставил ей кредит сроком погашения на 12 месяцев в размере 29 621 руб. на покупку холодильника, электрической плиты. В этот же день П. в целях легализации преступно добытого имущества продала холодильник и плиту за 11 000 рублей, а полученные деньги использовала на личные нужды [4] .

Суд признал П. виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 159 и ч.1 ст. 174¹ УК РФ.

По мнению автора, вряд ли можно говорить о том, что П. совершила преступление в сфере экономической деятельности с использованием незаконно приобретенного имущества. Легализация имеет место лишь тогда, когда эти действия совершаются в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанным имуществом, т.е. для сокрытия преступного источника его происхождения и получения возможности в дальнейшем осуществлять различные правомочия в отношении этого имущества. П. преследовала цель потратить деньги на приобретение спиртного, продуктов питания, деньги использовала на личные нужды. Действия П. по распоряжению деньгами не нарушали установленный законом порядок предпринимательской деятельности, не носили они характера криминальных экономических отношений как отмывание денег.

Способы совершения преступления напрямую зависят от предмета посягательства. Однако все элементы преступления предопределены единым умыслом, первоначально направленным на придание правомерного вида владению, пользованию и распоряжению преступно полученными средствами, а затем – на извлечения прибыли от уже легализованных капиталов.

Эти факторы не всегда учитываются судами.

Приговором Тавдинского городского суда от 10.05.2007г. М. признан виновным в том, что, не имея документов на рубку лесных насаждений, совершил незаконную порубку лесных насаждений в лесах первой категории, причинив Тавдинскому лесхозу материальный ущерб на сумму 306 450 руб. Как указал суд, в целях легализации преступно добытого имущества М. реализовал 16 м³ древесины за 10 000 руб. Он осужден по совокупности преступлений по ст. 260 ч.3 и 174¹ ч.1 УК РФ [5] .

Цель легализации, в отличие от ст. 174¹ УК РФ, прямо указана в диспозиции ст. 174 УК РФ.

Постановление Пленума Верховного суда РФ не дает четких рекомендаций о необходимости установления цели легализации при совершении действий указанных в ст. 174¹ УК РФ. В этой связи допускается значительное число ошибок при рассмотрении уголовных дел этой категории.

Обобщение показало, что при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 174¹ УК РФ не придается значение доказыванию умысла лица на такие действия. Фиксируется лишь факт совершения лицом основного преступления, связанного с приобретением денежных средств или иного имущества, и любым способом им распорядившимся, без конкретизации обстоятельств, свидетельствующих о намерении придать легальный статус денежным средствам или иному имуществу.

Нередко суды признают легализацией (отмыванием) покупку на денежные средства, приобретенные преступным путем, товаров, либо использование предметов легализации для хозяйственных потребностей и т.п. при фактическом отсутствии действий по отмыванию.

Так согласно приговору Полевского городского суда Ш. совершил в октябре и ноябре 2005 г . кражи и грабежи с проникновением в жилище. Похищенные в результате преступлений телевизор, плеер, сотовый телефон Ш. сбыл, полученными деньгами распорядился. Действия Ш., помимо ст. 158 ч. 3, 161 ч.2 п. «в, г» УК РФ, были дополнительно квалифицированы по ст. 174¹ ч.1 УК РФ (три эпизода) [6] .

По данному уголовному делу действия Ш. по сбыту похищенного имущества не были связаны с легализацией этого имущества, похищенным он распорядился по своему усмотрению.

Простое распоряжение преступно приобретенным имуществом – это цель корыстного преступления и не требует дополнительной квалификации в качестве экономического преступления.

Финансовые операции и другие сделки можно совершить либо лично, либо через представителя. Представительство оформляется доверенностью. Действия лица, совершающего финансовую операцию или другую сделку с предметами легализации через представителя, в любом случае надлежит квалифицировать как легализацию. Следует устанавливать, знал ли представитель о преступном пути приобретения предметов легализации.

В ст. 174¹ УК РФ говорится об использовании преступных доходов не только в совершении сделок и финансовых операций, но и в предпринимательской деятельности, а также в иной экономической деятельности.

Согласно ст. 2 ГК РФ предпринимательством является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказание услуг лицами, зарегистрированными в качестве предпринимателей в установленном законе порядке.

Таким образом, экономическая деятельность – это деятельность, имеющая в качестве основной цели извлечение прибыли.

Использование денежных средств или иного имущества для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности предполагает, что предметы легализации вкладываются в законный бизнес: в предпринимательскую, банковскую и иную экономическую деятельность.

Вызывает сомнение обоснованность осуждения лиц, получивших денежные средства от незаконной предпринимательской деятельности и вложившие вырученные денежные средства в эту же незаконную предпринимательскую деятельность (выплата заработной платы, приобретение имущества).

Приговором Полевского городского суда от 4 июня 2007 года К. признана виновной в том, что, не пройдя в установленном порядке перерегистрацию в качестве индивидуального предпринимателя, в период с 01.01.2005г. по 26.01.2007г. осуществляла незаконную предпринимательскую деятельность, связанную с закупом и перепродажей кормов для домашнего скота и птицы. В результате указанной деятельности ею был получен доход в сумме 531650 рублей. Эти денежные средства она легализовала, используя для осуществления предпринимательской деятельности, производя расчеты с поставщиком кормов, оплачивала ранее полученные кредиты.

В данном случае полученным незаконным доходам не придавалась форма легитимности, т.е. не совершалось никаких действий, направленных на придание правомерности получению и владению этими денежными средствами. По существу К. продолжала осуществлять незаконную предпринимательскую деятельность и ее действия, как представляется, следовало квалифицировать лишь по ст. 171 ч.1 УК РФ [7] .

В другом случае полученные в результате совершения преступления денежные средства были вложены в законную предпринимательскую деятельность, что может быть признано легализацией.

Так согласно приговору от 10.06.2005г. М. не имея регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, занимался предпринимательской деятельностью, связанной с незаконным оборотом спиртосодержащей не пищевой продукции (закупал продукцию на гидролизных заводах и поставлял в г. Полевской, указанную жидкость с привлечением работников реализовывал жителям города Полевского и городов Свердловской и Челябинской области). С января 2000г. по 05 августа 2003г. получил 30595 913 рублей.

05 августа 2003г. М. был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя на осуществление перевозки грузов автотранспорта по РФ, оказывал гражданам и организациям услуги по автотранспортным грузоперевозкам. В октябре 2003г. получил лицензию. В целях легализации денежных средств, приобретенных преступным путем, он с января 2003г. по июль 2004г. использовал 119 438 рублей, полученных от незаконной деятельности [8] .

Полагаем, что сам факт совершения финансовой операции или иной сделки либо использование приобретенных от преступления доходов в предпринимательской или иной экономической деятельности не должны считаться легализацией, если при этом отсутствует признак «придания правомерного вида» полученным доходам. Суть легализации для преступника заключается в том, чтобы предпринять все усилия, направленные на затруднение выявления преступного происхождения денежных средств или иного имущества (доходов) и создание для себя или иных лиц таких условий владения, пользования или распоряжения ими, которые позволяют считать эти доходы правомерными. Составы преступлений, предусмотренных ст. ст. 174, 174¹ УК РФ являются формальными. Преступление считается оконченным, когда виновным лицом совершена лишь одна финансовая операция или сделка с приобретенным преступным путем денежными средствами или имуществом (п. 19 Постановления пленума Верховного Суда РФ от 18.11.2004г.).

Новая редакция ст. 174 и ст. 174¹ УК РФ дает возможность считать оконченным преступлением следующие действия: начало исполнения финансовой операции с денежными средствами, добытыми преступным путем; введение в оборот части преступно добытых средств или иного имущества, продажа части товаров.

Представляется, что основное преступление, в результате которого приобретаются денежные средства и иное имущество, должно быть окончено до легализации. Помещение на банковский счет средств, зачисленных туда непосредственно в результате, например, хищения, не всегда является легализацией. Здесь имеются в виду случаи, когда мошенник обманывает собственника средств, заключая с ним договор, тот направляет средства на этот счет, а мошенник при их поступлении получает возможность ими распоряжаться. Поскольку при таких обстоятельствах до зачисления средств на счет соответствующей возможности у мошенника не появляется, хищение еще не может считаться оконченным, операции с уже приобретенными преступным путем средствами еще невозможны, и легализации нет.

В этой связи вызывает интерес уголовное дело в отношении М. Согласно приговору Октябрьского районного суда гор. Екатеринбурга от 27.06.2007г. М. в период до октября 2006г. в г. Екатеринбурге у не установленного следствием лица незаконно приобрел наркотическое средство – смесь, в состав которой входит героин, массой не менее 7,472 грамма. Наркотическое средство М. расфасовал в свертки для дальнейшего сбыта и хранил по месту жительства.

В целях конспирации и обеспечения безопасности совершения незаконного сбыта, приобретенного наркотического средства, а также легализации денег, полученных преступным путем, М. при осуществлении расчетов с покупателем наркотического средства использовал расчетный счет открытый на его имя в ОАО «Банк 24.ру» г. Екатеринбурга. При этом требовал от покупателя наркотического средства внести определенную сумму денег на его счет, и после подтверждения внесения и поступления денег на его счете, по телефону сообщал о месте незаконного хранения приготовленного им к незаконному сбыту наркотического средства.

10.10.2006г. в ходе проведения проверочной закупки закупщик внес на счет М. 2100 рублей, выданные ему оперативными сотрудниками, в счет оплаты за приобретаемое наркотическое средство. После подтверждения внесения денежной суммы М. сообщил закупщику место, откуда тот может забрать наркотическое средство. Аналогичным образом М. поступил и 11.10.2006г.

М. 10 и 12 октября 2006г. по банковской карточке снял со своего счета денежные средства соответственно 20 000 рублей и 10 000 рублей, в том числе и денежные средства, полученные преступным путем в сумме 2100 рублей. Осужден за покушение на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере и легализацию денежных средств [9] .

В данном случае действия М. свидетельствуют больше о способе совершения преступления и принятии мер для обеспечения собственной безопасности.

Легализация доходов представляет собой действия, направленные на интеграцию преступно добытого имущества в легальную экономику для придания правомерности его владению, пользованию и распоряжению.

Извлечение в процессе незаконной предпринимательской деятельности доходов в крупном или особо крупном размере с последующим использованием образующих такие доходы денежных средств или иного имущества для расширения сферы незаконного предпринимательства полностью охватывается признаками состава незаконного предпринимательства.

Такие действия не образуют состава преступления, предусмотренного ст. 174¹ УК РФ и поэтому не должны дополнительно квалифицироваться по данной уголовно-правовой норме.

Ленинским районным судом г. Н – Тагила Н. был осужден по ст. 171 ч.2 п. «б», 176 ч. 1, 174¹ ч.2 УК РФ. Н., будучи зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя, организовал бригаду строителей и выполнял ремонтно-строительные работы, связанные с реконструкцией зданий, не имея при этом специальной лицензии на указанный вид деятельности. В результате Н. извлек доходы в особо крупном размере 1 082 316 рублей. С целью придания им правомерного вида Н. легализовал денежные средства путем вложения их в организацию предпринимательской деятельности в сфере ремонтно-строительных работ и в сфере общественного питания.

Н. незаконно получил кредит в банке в сумме 2,5 млн. рублей, представив в банк заведомо ложные сведения о финансовом состоянии индивидуального предпринимателя. Заведомо зная, что кредит получен незаконно, Н. вложил деньги в организацию предпринимательской деятельности в сфере общественного питания, приобретя здание кафе, не имея возможности погашать кредит из-за низких доходов от работы кафе, Н. прекратил погашать кредит.

Доходы, полученные от противоправной деятельности, составили 549 000 рублей (работы, произведенные без лицензии). Сумма кредита была потрачена на приобретение кафе и оборудования [10] .

Если бы органы следствия вменили, что Н. потратил 549 000 рублей на работу кафе, то в случае использования подсудимым денежных средств от незаконного предпринимательства, для последующего осуществления легальной экономической деятельности, требуется квалификация по ст. 174¹ УК РФ.

Необходимо исключить из правоприменительной практики избыточную квалификацию легализации доходов от преступной деятельности, когда имеет место незаконная предпринимательская деятельность.

При рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 174¹ УК РФ не придается значение доказыванию умысла лица на такие действия. Фиксируется лишь факт совершения лицом основного преступления, связанного с приобретением денежных средств или иного имущества, и любым способом, им распорядившимся без конкретизации обстоятельств, свидетельствующих о намерении предать легальный статус денежным средствам или иному имуществу.

Суды признают легализацией покупку на денежные средства, приобретенные преступным путем, товаров, либо использование предметов легализации для хозяйственных потребностей.

Общий принцип при отмывании денег отсутствует. Тактические же методы разнообразны. Например, незаконные прибыли от уличной торговли наркотиками или оружием сначала появляются в виде наличных денег и отмываются в виде прямой закупки и перепродажи товаров.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 2004 года №23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем» приводятся многочисленные примеры сделок и финансовых операций. Очевидно, что общепринятое определение или объяснение отдельных способов отмывания денег будет бессмысленным, ибо техника отмывания денег развивается параллельно с усовершенствованием систем превенции.

Отмывание денег возможно лишь в отношении имущества, проистекающего из предшествующих (предикатных) преступлений.

То имущество, что получено вследствие преступления даже и после цепочки различных сделок с ним, способно быть объектом для отмывания денег. В таком случае можно вести речь о суррогатном отмывании денег. Суррогат воплощает первоначально полученный предмет, пока он экономически идентичен с ним в самом широком смысле.

Это означает, что замкнутая цепь действий по замене между первоначально полученным имуществом и суррогатом должны быть доказаны.

Приговором Кировского районного суда г. Екатеринбурга П. и П-ва признаны виновными в хищении по предварительному сговору группой лиц денежных средств, принадлежащих индивидуальному предпринимателю К. П. на похищенные денежные средства приобрел 3-х комнатную квартиру, первоначально оформив ее на свою мать, не поставив ту в известность о своих намерениях. Позднее он в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению квартирой, совершил сделку, заключив в свою пользу договор дарения в соответствии с которым мать П. безвозмездно передала, а П. принял в дар указанную 3-х комнатную квартиру [11] . Здесь имеется как предмет легализации, так и существует цель легализации.

Б.В. Волженкин понимает легализацию как «различные действия (финансовые операции, другие сделки), осуществляемые с целью скрыть наличие и (или) происхождение имущества, полученного таким способом, с тем, чтобы затем извлекать из него доходы [12] .

Предварительное наличие приговора по предикатному преступлению не является обязательным условием для вынесения обвинительного приговора за легализацию имущества. Виновность лица в совершении преступления, явившегося источником отмываемых средств, может быть установлена приговором по делу об их отмывании [13] .

Большое значение для правоприменительной деятельности имеет четкая, не допускающая двусмысленного толкования, конструкция уголовно-правовых норм. Диспозиция статей 174 и 174¹ УК РФ не отвечает этим требованиям.

Цель придания правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами и другим имуществом, приобретенными другими лицами преступным путем, является обязательным признаком состава преступления, предусмотренного ст. 174 УК РФ.

В диспозиции ст. 174¹ УК РФ о цели совершения описанных в ней действий ничего не говорится. Пленум Верховного Суда РФ в п.20 своего постановления № 23 от 18.11.2004г., не упомянул ст. 174¹ УК РФ, необходимо ли устанавливать все фактические данные, указывающие на наличие в содеянном цели совершения преступления как и в ст. 174 УК РФ.

Намерение или мотивы действий лица при совершении уголовно-противоправных деяний по легализации доходов от преступной деятельности могут быть установлены, исходя из объективных обстоятельств.

Не всякое распоряжение (расходование) похищенным имуществом должно рассматриваться как его легализация. Взаимосвязь и взаимозависимость всех элементов системы преступления ( ст. 174 и 174¹ УК РФ) предопределена единым умыслом, первоначально направленным на придание правомерного вида владению, пользованию и распоряжению преступно полученными средствами, а затем – на извлечение прибыли от уже легализованных капиталов.

Поэтому, если названная цель отсутствует, совершенные субъектом финансовые операции и другие сделки с приобретенным как им самим, так и другим лицом преступным путем имуществом (денежными средствами), а так же использование состава легализации (отмывания) преступных доходов не образуют.

Иной подход, признание легализацией любой сделки с преступно приобретенными средствами (имущества) независимо от цели совершения этой сделки приведет к неоправданному «расширению» объективной стороны легализации.

К сожалению, судебная практика подтверждает это предположение.

Приговором Тавдинского городского суда от 16.05.2006г. Л. признан виновным в незаконном сбыте наркотического средства и в легализации денежных средств, полученных им в результате совершения преступления. Л. сбыл 0,3 грамма героина за 1600 рублей. Часть приобретенных денег в сумме 17 рублей 50 копеек Л. использовал в качестве оплаты за пачку сигарет в магазине. Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда приговор по ст. 174¹ УК РФ отменила и уголовное дело в этой части прекратила за отсутствием состава преступления на основании ст. 24 ч.1 п.2 УПК РФ [14] . Это неправильное и примитивное понимание легализации (отмывании) преступных доходов.

В приговоре по делу Л., Б. Ревдинский городской суд исключил квалификацию их действий по ст. 174¹ УК РФ. Осужденные признаны виновными в самоуправстве, которое выразилось в том, что с целью вернуть долг 4000 рублей виновные забрали из квартиры потерпевшего телевизор и видеомагнитофон, всего на сумму 14 000 рублей. Органами следствия Б. И Л., которые отнесли и сдали имущество Л-х в ломбард, получив за него 3000 рублей было также предъявлено обвинение в легализации имущества, добытого преступным путем.

Данное обвинение исключено судом как излишне вмененное.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда оставила без удовлетворения кассационное представление государственного обвинителя о необоснованном исключении из обвинения ст. 174-1 ч.3 п. «а» УК РФ. При этом коллегия признала, что в действиях Б. и Л. нет умысла на легализацию (отмывание) имущества, поскольку они имели намерение только распорядиться имуществом потерпевшего, реализовать его и получить за него денежные средства [15] .

Совершение сделок с любым имуществом, приобретенным преступным путем, автоматически не должно расцениваться как легализация (отмывание) доходов.

В заключение, следует отметить, что ничем не оправдано наличие в УК РФ двух статей, предусматривающих ответственность за легализацию (отмывание) преступных доходов.

Объективная сторона легализации в диспозициях ст. 174, 174¹ УК РФ необоснованно искусственно разделена.

Законодатель исключил из числа предикатных преступлений некоторые составы: ст. 193, 194, 198, 199, 199¹, 199² УК РФ.

Формально решения приняты в связи с необходимостью приведения российского законодательства в соответствии с международным, в частности с п. d п.1 ст. 18 Страсбургской конвенции о том, что в сотрудничестве (оказании правовой помощи) может быть отказано, если правонарушение, в связи с которым сделан запрос, является налоговым. Однако, международное законодательство в этой части носит рекомендательный характер. Оправданы ли эти изменения? Если путем уклонения от налогообложения увиденные средства вводятся в легальный оборот, и отмываются разными способами, то эти действия не образуют преступления, предусмотренные ст. 174, 174¹ УК РФ.

Полагаю необходимо установление уголовной ответственности за легализацию (отмывание) преступных доходов, полученных в результате совершения всех без исключения умышленных преступлений.

Курченко Вячеслав Николаевич,

председатель судебной коллегии

по уголовным делам

Свердловского областного суда,

доктор юридических наук,

заслуженный юрист РФ.

[1] Peter Bosshard. Борьба с отмыванием денег в Швейцарии. 2006г.

[2] Joachim Kaetzler. Борьба с отмыванием денег на международном и европейском уровне.2006г.

[3] Kirchbacher/ Presslauer в Венском комментарии УК § 165 Rz 13.

[4] Архив Тавдинского городского суда. 2006 год. Уголовное дело № 1-183.

[5] Архив Тавдинского городского суда. 2007г. Уголовное дело № 1-200.

[6] Архив Полевского городского суда. 2006 год. Уголовное дело № 1-383.

[7] Архив Полевского городского суда. 2007 год. Уголовное дело № 1-450.

[8] Архив Полевского городского суда. 2005 год. Уголовное дело № 1-176.

[9] Архив Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга. 2007 год. Уголовное дело № 1-421.

[10] Архив Ленинского районного суда г. Н – Тагила. 2006 год. Уголовное дело № 1-311.

[11] Архив Кировского районного суда Г. Екатеринбурга. 2005 год. Уголовное дело № 1-421.

[12] Волженкин Б.В.. Преступления в сфере экономической деятельности по уголовному праву России. – СПб.: «Юридический центр Пресс». 2007 год. С. 271.

[13] Волженкин Б.В. Указ. соч. с. 296.

[14] Архив Свердловского областного суда. 2006 год. Уголовное дело № 22-12035.

[15] Архив Ревдинского городского суда. 2006 год. Уголовное дело № 1-150.

Приговор 159 174 ук рф

РЕЖИМ РАБОТЫ СУДА

понедельник — четверг
с 9-00 до 18-00 часов

Обеденный перерыв
с 13-00 до 13-45 часов

Выходные : суббота, воскресенье

Данным Законом внесены изменения в статьи 174 и 174.1 УК РФ и, соответственно, в примечание к ст. 174 УК РФ, согласно которому повышен порог крупного размера для преступлений указанной направленности с 1 млн. руб. до 6 млн. руб., достижение которого обязательно для квалификации деяния даже по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ. Исключено из диспозиции статьи указание на использование денежных средств или иного имущества для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности, и введена обязательная цель придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом.

В связи с внесёнными изменениями в ст. 174 и 174.1 УК РФ, 23.12.2010 года внесены изменения в этой части и в Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 23 от 18.11.2004 г. «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретённых преступным путём».

Внесённые в уголовный закон изменения существенно повлияли как на общее количество рассмотренных судами области уголовных дел, так и на количество постановленных обвинительных приговоров.

Следует отметить, что не все суды области рассматривали дела данной категории за анализируемый период. Лишь в 11 судах из 42 районных (городских) находились дела по преступлениям, предусмотренным ст.ст. 174, 174.1 УК РФ. Ленинским районным судом г. Иркутска – 4, Бодайбинским и Братским городскими судами – по 4 дела, 3 дела находились в производстве Кировского районного суда г. Иркутска. По 2 дела прекращены Падунским районным судом, Усольским городским судом и Ангарским городским судом. Боханский, Заларинский районные суды, Казачинско-Ленский, Усть-Илимский и Шелеховский городские суды вынесли по 1 судебному решению. Другие суды рассмотрением дел, связанных с легализацией денежных средств, не занимались.

В кассационном порядке проверен 1 оправдательный приговор, который оставлен без изменения, и 2 постановления о возвращении уголовных дел прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, в которые судебные коллегии внесли изменения, но по существу принятых решений согласились с судами первой инстанции.

В связи с тем, что за исследуемый период был постановлен только один обвинительный приговор, то невозможно говорить о сформировавшейся судебной практике. Приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства, вступил в законную силу, в кассационном и надзорном порядке не проверялся.

Так, приговором …. районного суда от 17 февраля 2010 года осуждена В. по ч. 3 ст. 160, ч. 2 ст. 160 (2 преступления), ч. 1 ст. 159, ч. 1 ст. 174.1 УК РФ (2 преступления) к условной мере наказания.

Судом в приговоре признано, что В, работая в должности продавца магазина «данные изъяты», принадлежащего индивидуальному предпринимателю М., являясь материально ответственным лицом, присвоила, растратила вверенное ей имущество в крупном размере, причинив значительный ущерб гражданину. А именно, в период с 13 марта 2007 года по 29 апреля 2009 года присвоила денежные средства на общую сумму 552999, 05 рублей. Затем, с целью легализации незаконно присвоенных денежных средств, совершила финансовую операцию, погасив в период с 20 июня 2008 года по 24 января 2009 года по частям кредит в ОАО «данные изъяты» на общую сумму 25 200 рублей.

Кроме того, судом В. признана виновной в совершении мошенничества, т.е. хищения чужого имущества путём обмана. Так, предоставив в ОАО «данные изъяты» документы, не соответствующие действительности, В. получила кредит в сумме 280000 рублей. Затем, с целью получения субсидии из федерального и Иркутского областного бюджетов на погашение части процентов, предоставила в банк документы, не соответствующие действительности, о целевом использовании кредитных средств, и получила субсидию в сумме 38077, 29 рублей, которые с целью легализации денежных средств, приобретённых преступным путём, в период времени с 24 октября 2008 года по 10 сентября 2009 года внесла в счёт погашения кредита в ОАО «данные изъяты».

За изучаемый период судами области постановлено 6 оправдательных приговоров в отношении 7 лиц.

4 лица оправданы по ст. 174.1 УК РФ, в связи с оправданием по основным составам преступлений.

Приговором … городского суда от 28 декабря 2010 года оправдан Б. по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 260 УК РФ, и четырёх преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 174.1 УК РФ, в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Оправдывая Б., суд пришел к выводу об отсутствии в действиях подсудимого состава преступления – незаконной рубки лесных насаждений, в связи с тем, что стороной обвинения неопровержимых доказательств виновности подсудимого не представлено. Поскольку обвинение в использовании имущества, приобретенного лицом в результате совершения им преступления (легализации) вытекало из совершения Б. именно незаконной рубки лесных насаждений, что судом установлено не было, по преступлениям по ч.1 ст. 174-1 УК РФ он был оправдан.

Приговор суда в кассационном порядке не рассматривался.

28 марта 2010 года … районным судом рассмотрено уголовное дело в отношении М. и Х.

Согласно предъявленного органами следствия М. и Х. обвинения по п. «а» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ, они приобрели в ООО «данные изъяты» в результате своих совместных мошеннических действий право на имущество коммерческой организации ОАО «данные изъяты» (самоходные машины, транспортные средства, оборудование) и осознавая, что оплата ООО «данные изъяты» по договорам купли-продажи за приобретённое у ОАО «данные изъяты» имущество была фиктивной, с целью избежать обращения взыскания на это имущество, легализовали его путём реализации организациям, которые в последующем становились добросовестными приобретателями.

Подробнейшим образом суд привёл в приговоре все исследованные доказательства, убедительно мотивировал выводы об отсутствии в действиях М. и Х. состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ. Пришёл к выводу о наличии гражданско-правовых отношений и оправдал подсудимых.

В связи с тем, что преступления о легализации имущества вытекали из мошенничества, вмененного органами следствия, а доказательств того, что имущество добыто преступным путём не представлено, суд оправдал М. и Х. и по преступлениям по ч.1 ст. 174-1 УК РФ.

М. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21.07.2004 года № 73-ФЗ) и осуждён к условной мере наказания за преднамеренное банкротство в личных интересах и в интересах иных лиц с причинением крупного ущерба.

Приговором … городского суда от 5 марта 2010 года оправдан Б. по ч. 3 ст. 159, п. «б» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ, в связи с отсутствием в деяниях составов преступлений. Этим же приговором К. оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ, в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Органами предварительного следствия Б. обвинялся в мошенничестве, совершённом с использованием своего служебного положения, в крупном размере. Кроме того, в совершении финансовых операций и других сделок с денежными средствами, приобретёнными лицом в результате совершения им преступления, и использование указанных средств для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности, с использованием своего служебного положения.

Выводы судов в приведённых примерах полностью согласуются с разъяснениями, данными в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 23 от 18.11.2004 г. «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, полученного преступным путём», в п. 21 которого указано, что при постановлении обвинительного приговора по ст. 174 УК РФ или ст. 174-1 УК РФ судом должен быть установлен факт получения лицом денежных средств или иного имущества, заведомо добытых преступным путём либо в результате совершения преступления. Во всех приведённых приговорах по предикатному преступлению подсудимые были оправданы, в связи с чем, обоснованно указано на то, что имущество (по делу в отношении Б. и в отношении М., Х.), а также денежные средства (по делу в отношении Б., К.) были приобретены преступным путём.

Как следует из разъяснений Пленума Верховного Суда РФ в постановлении № 23 от 18.11.2004 г. «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, полученного преступным путём», для решения вопроса о наличии в действиях лица признаков состава преступления, предусмотренного ст. 174 или ст. 174-1 УК РФ, необходимо установить, что лицо совершило указанные операции или другие денежные сделки с денежными средствами и иным имуществом именно в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению денежными средствами или иным имуществом (п. 20 Постановления).

Приговором … районного суда от 16 февраля 2010 года В. оправдан по четырём преступлениям, предусмотренным ч. 1 ст. 174.1 УК РФ, в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. Этим же приговором В. осуждён по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30, пп. «а», «б» ч. 2 ст. 228.1, ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1- за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств и по ч. 4 ст. 150 УК РФ.

Органами следствия В. обвинялся в том, что, не имея постоянного источника дохода, в период с марта 2009 года по 7 сентября 2009 года регулярно получал значительные доходы от незаконного сбыта наркотических средств, которые легализовывал путём оплаты за продление залогового билета в ломбарде. Кроме того, совершил сделку купли-продажи автомашины «Тойота-Марк 2», производя оплату денежными средствами, полученными от незаконного сбыта наркотических средств.

Судом установлено, что действия В. были направлены на погашение долгового обязательства, и он не имел цели придания правомерности владению деньгами, полученными в результате совершения преступлений.

В кассационном порядке уголовное дело не рассматривалось.

Приговором … городского суда от 5 мая 2010 года П., К., Б., В. осуждены за присвоение вверенных П. и Б. денежных средств, принадлежащих муниципальному предприятию МУП «данные изъяты» на сумму 14 360 000 рублей.

Этим же приговором Б. оправдана по ч. 2 ст. 174.1 УК РФ, в связи с отсутствием в действиях состава преступления. В обоснование суд указал на отсутствие по делу доказательств, свидетельствующих о том, что Б. имела своей целью придать правомерный вид владению деньгами, полученными в результате присвоения вверенных денежных средств. Приведённые в обвинительном заключении и поддержанные государственным обвинителем в судебном заседании доказательства в своей совокупности не дали суду оснований для вывода о том, что денежные средства на приобретение квартиры в собственность Б. принадлежали подсудимой, выводы органов следствия в данной части носили предположительный характер и ничем не подтверждены.

Оба дела в кассационном порядке не рассматривались.

Анализ судебных решений о прекращении уголовного дела и уголовного преследования по ст. 174 и ст. 174.1 УК РФ показал, что основанием к этому, в большинстве случаев, явился отказ государственного обвинителя от обвинения.

Так, за изучаемый период по 18 уголовным делам в отношении 19 лиц уголовное преследование по ст. 174.1 УК РФ, по ст. 174 УК РФ – по 2 уголовным делам в отношении 3 лиц прекращены, в том числе:

· в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения 12 уголовных дел в отношении 13 лиц, из которых:

— ввиду отсутствия по делу доказательств, подтверждающих виновность лица – 6 уголовных дел в отношении 7 лиц;

— ввиду внесения изменений Федеральным законом № 60-ФЗ от 07.04.2010 года – 6 уголовных дел в отношении 6 лиц;

· в связи с истечением срока давности – 1 уголовное дело в отношении 1 лица;

· в связи с деятельным раскаянием – 1 уголовное дело в отношении 1 лица;

· в связи с отсутствием в деянии состава преступления – 4 уголовных дела в отношении 4 лиц.

Так, органом предварительного расследования К. было предъявлено обвинение в том, что, находясь в помещении структурного подразделения отделения Сберегательного Банка Российской Федерации, он умышленно, с целью придания правомерного вида владения, пользованию и распоряжению денежными средствами, незаконно полученными в результате совершённых им по предварительному сговору с неустановленным следствием лицом преступлений – хищения денежных средств путём обмана, совершил финансовые операции с денежными средствами в размере 13 000 рублей и 7 000 рублей путём осуществления срочного денежного перевода «Блиц» на расчётный счет, открытый на имя И. (2 преступления).

В судебном заседании государственный обвинитель отказался от обвинения К. по двум преступлениям по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ, за отсутствием состава преступления, поскольку посчитал, что данные действия К. охватываются ч. 2 ст. 159 УК РФ и не требуют дополнительной квалификации. … районный суд 22 апреля 2010 года прекратил уголовное преследование в отношении К. в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Как следует из данного уголовного дела, суд был связан с позицией государственного обвинителя. Вместе с тем, в Постановлении Пленума даются разъяснения, что под финансовыми операциями и другими сделками, указанными в ст.ст. 174, 174.1 УК РФ, следует понимать действия с денежными средствами, ценными бумагами и иным имуществом (независимо от формы и способов их осуществления, например, договор займа или кредита, банковский вклад, обращение с деньгами и управление ими в задействованном хозяйственном проекте), направленные на установление, изменение или прекращение связанных с ними гражданских прав и обязанностей. Что свидетельствует о не бесспорности позиции государственного обвинителя. Более того, на период принятия решения в силу вступили изменения, внесенные в ч. 1 ст. 174.1 УК РФ, в связи с чем, следовало сослаться именно на эти изменения.

В связи с тем, что в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель пришёл к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, удовлетворены ходатайства государственного обвинителя ещё по 6 уголовным делам в отношении 7 лиц, обвиняемых по ст. 174.1 и ст. 174 УК РФ.

Постановлением … районного суда г. Иркутска от 10 февраля 2011 года прекращено уголовное дело в отношении Г, обвиняемого в незаконном сбыте наркотических средств, совершённом группой лиц по предварительному сговору, в крупном и особо крупном размерах, в совершении финансовых операций и других сделок с денежными средствами, приобретёнными лицом в результате совершения преступлений.

В судебном заседании государственный обвинитель отказался от обвинения, придя к выводу, что органами предварительного расследования не представлено неопровержимых доказательств виновности Г. в незаконном сбыте наркотических средств, и, соответственно, не доказан его умысел на придание законной формы наличным денежным средствам, полученным от незаконного сбыта наркотических средств.

Постановлением … городского суда от 8 февраля 2010 года прекращено уголовное преследование в отношении Х., обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ (2 преступления), в связи с непричастностью к совершению преступления; по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ (3 преступления), за отсутствием события преступления.

Х. обвинялась в покушении на незаконный сбыт наркотических средств, совершённый группой лиц по предварительному сговору, а также в легализации денежных средств, полученных от сбыта наркотических средств, путём приобретения автомашины «Тойота-Калдина», садового участка с оформлением права владения им на свою мать Г., квартиры с оформлением права владения ею на своего бывшего мужа С.

В ходе судебного заседания государственный обвинитель отказался от обвинения Х. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, ввиду отсутствия достаточных доказательств, подтверждающих причастность Х. к покушениям на незаконный сбыт наркотических средств. В связи с отказом от обвинения по основному составу, государственный обвинитель отказался и от обвинения по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ.

Постановлением … городского суда от 21 мая 2010 года уголовное преследование в отношении Г. по ч. 1 ст. 174.1 УК ПФ (2 преступления) прекращено за отсутствием в деянии состава преступления.

В ходе рассмотрения дела государственный обвинитель отказался от обвинения, предъявленного подсудимой по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ, сославшись на то, что в судебном заседании достоверно не установлено, что оплаченная Г. стоимость двух туристических путевок в г. Паттайа оплачена именно похищенными денежными средствами в размере 92 000 рублей, и именно похищенные денежные средства в сумме 22 441, 20 рублей внесены ею на свой банковский счёт, открытый в КБ «данные изъяты», для оплаты аннуитентного платежа по договору целевого займа.

Постановлением … районного суда от 16 марта 2010 года в отношении В. прекращено уголовное дело по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 228.1, п. «а» ч. 2 ст. 228.1, ч. 4 ст. 150, ч. 1 ст. 174.1 УК РФ, в связи с отсутствием состава преступления. Государственный обвинитель отказался от обвинения В. по вышеуказанным составам преступлений, полагая, что в ходе судебного разбирательства не нашли своего подтверждения факты сбыта ею наркотических средств А. и С., вовлечения несовершеннолетнего в совершение тяжких преступлений, легализации (отмывании) денежных средств и иного имущества, приобретённого в результате совершения преступления.

Постановлением … районного суда г. Иркутска от 27 июля 2010 года уголовное дело по обвинению Х. и Н. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 175, ч. 1 ст. 174, ч. 4 ст. 159, ч. 2 ст. 326 УК РФ (в отношении автомашины «Тойота-Камри», 2007 года выпуска), прекращено в связи с отсутствием состава преступления.

Органами предварительного расследования Х. и Н. обвинялись, в числе прочих преступлений, в совершении сделки с имуществом – автомобилем «Тойота-Камри», 2007 года выпуска, заведомо приобретённым другими лицами преступным путём, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанным имуществом, т.е. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 174 УК РФ.

В ходе судебного заседания государственный обвинитель отказался от обвинения в ряде преступлений, в том числе по ч. 1 ст. 174 УК РФ, указав на отсутствие подтверждения того факта, что Х. и Н. заведомо знали о том, что указанная автомашина была добыта преступным путём.

Постановлением … городского суда от 19 мая 2010 года прекращено уголовное дело в отношении Ф., обвиняемого в совершении трёх преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 174.1 УК РФ, в связи с отсутствием в действиях состава преступления.

Ф. было предъявлено обвинение в том, что приобретённые в результате совершения преступлений — хищения, путём обмана, денежных средств, принадлежащих ООО «данные изъяты» филиал «данные изъяты», в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению ими, в здании филиала ЗАО «данные изъяты» трижды осуществил оплату по кредитному договору, оформленному на его имя, суммами в размере 20000 рублей, 50000 рублей, 20000 рублей, легализовав их. Государственный обвинитель отказался от обвинения в связи с отсутствием доказательств, подтверждающих виновность.Ф. в инкриминируемых ему деяниях, а именно о пополнении счёта именно теми денежными средствами, которые были получены преступным путём.

Постановлением … городского суда от 23 декабря 2010 года уголовное дело в отношении И. прекращено в части обвинения по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления. При рассмотрении дела государственный обвинитель заявил об отказе от обвинения И. в данной части, поскольку последнему органами следствия вменялась легализация денежных средств в размере 47000 рублей, однако федеральным законом от 07.04.2010 г. № 60-ФЗ преступность и наказуемость деяния были устранены.

По аналогичному основанию и в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения прекращены уголовные дела в отношении В., обвиняемой по п. «б» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ (6 преступлений), А., обвиняемого по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ (… районный суд г. Иркутска), Н., обвиняемого по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ (.. районный суд), Г., обвиняемого по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ (10 преступлений) (… городской суд).

В связи с изданием закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, судом по собственной инициативе, с согласия сторон, прекращены уголовные дела в отношении В., обвиняемого по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ (4 преступления), А., обвиняемого ч. 1 ст. 174.1 УК РФ (3 преступления) (… городской суд), И., обвиняемой по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ (… городской суд).

По иным основаниям прекращены следующие уголовные дела.

Так, в связи с деятельным раскаянием постановлением … районного суда г. Иркутска от 3 сентября 2010 года прекращено уголовное дело и уголовное преследование в отношении С., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст. 171, п. «б» ч. 2 ст. 174.1 УК РФ.

С. обвинялся в том, что, не имея лицензии на перевозку внутренним водным транспортном грузов, которая является обязательной, заключил с администрацией муниципального образования «… район» Иркутской области муниципальные контракты на перевозку нефтепродуктов водным транспортном по реке и выполнял обязательства по контрактам, а также совершал финансовые операции с денежными средствами в размере 10 915 534 руб. 91 коп. , приобретёнными им в результате совершения преступления, использовав их для осуществления предпринимательской и экономической деятельности ООО « данные изъяты ».

Поскольку С. вину признал полностью, способствовал расследованию преступления, деятельно раскаялся в содеянном, о чём свидетельствует получение лицензии на осуществление перевозок внутренним водным транспортном грузов, в том числе опасных, положительно характеризуется, к уголовной ответственности привлекался впервые, на основании ходатайства стороны защиты и с согласия государственного обвинителя производство по делу было прекращено за деятельным раскаянием.

Постановлением … районного суда г. Иркутска от 19 февраля 2010 года прекращено уголовное дело в отношении Ю., обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 160, ч. 1 ст. 174.1 УК РФ.

Ю. обвинялась в том, что работая в должности торгового представителя ООО «данные изъяты», являясь материально-ответственным лицом, обладая полномочиями на получение денежных средств, принадлежащих ООО «данные изъяты», получала денежные средства у клиентов, однако в кассу предприятия их не сдавала, тем самым присваивая их. Кроме того, осознавая противоправность своих действий, действуя из личной корыстной заинтересованности, Ю. совершила ряд финансовых операций с незаконно присвоенными денежными суммами, принадлежащими ООО «данные изъяты», легализовала их, оплатив в качестве возмещения своей кредиторской задолженности по кредитному договору на общую сумму 40 600 рублей.

Поскольку преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 160, ч. 1 ст. 174.1 УК РФ, относятся к категории преступлений небольшой тяжести, и с момента их совершения прошло более двух лет, на основании ходатайства стороны зашиты уголовное дело было прекращено за истечением срока давности.

Постановлением … городского суда от 17 февраля 2010 года прекращено уголовное дело в отношении К. по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 171, ч. 1 ст. 174 УК РФ, в связи с отсутствием в действиях состава преступлений.

В ходе судебного разбирательства подтвержден факт выполнения К. в период с 30 июля 2007 года по 20 апреля 2008 года предпринимательской деятельности в виде строительства зданий и сооружений без лицензии, а также получения им дохода от указанной предпринимательской деятельности. Однако Федеральным законом от 22 июля 2008 года № 248-ФЗ «О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» п. 101.2 ч. 1 ст. 17 Федерального закона от 08.08.2001 года № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», предусматривающий обязательное получение лицензии для лиц, занимающихся строительством зданий и сооружений, признан утратившим силу с января 2010 года.

Таким образом, в настоящее время предпринимательская деятельность в виде строительства зданий и сооружений без лицензии не образует состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 171 УК РФ, следовательно, действия К. по использованию денежной суммы, полученной в результате осуществления вышеуказанной деятельности, не образуют и состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 174 УК РФ.

Из судебного решения не понятно, почему прекращено производство по ч. 1 ст. 174 УК РФ, а не по ч.1 ст. 174-1 УК РФ.

В 2010 году и 1 квартале 2011 года возвращены прокурору в порядке статьи 237 УПК РФ 3 уголовных дела в отношении 5 лиц, обвиняемых, в том числе, по ст. 174.1 УК РФ.

Анализ судебных решений о возвращении дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ интересующей нас категории дел показал, что 1 дело было возвращено прокурору, с учётом внесённых судом кассационной инстанции изменений, ввиду нарушений уголовно-процессуального закона, допущенного при производстве предварительного следствия, не относящихся к существу предъявленного обвинения. (Постановлением … районного суда г. Иркутска от 1 февраля 2011 года уголовное дело в отношении П., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 176, п. «б» ч. 2 ст. 174.1 УК РФ, А., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 176 УК РФ)

В других двух случаях основанием для возвращения дела прокурору в порядке ст. 237 КУПК РФ явились нарушения, допущенные при составлении обвинительного заключения в части обвинения в совершении преступления, в результате которого было добыто имущество, ставшее впоследствии предметом легализации. (Постановлением … городского суда от 15 декабря 2010 года уголовное дело в отношении Х., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «в», «г» ч. 2 ст. 260, ч. 1 ст. 174.1 УК РФ, постановлением … районного суда г. Иркутска от 5 мая 2010 года уголовное дело в отношении Б, М, А., обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных пп. «а», «б» ч. 2 ст. 171, ч. 4 ст. 174.1 УК РФ).

На момент составления справки повторно ни одно из названных уголовных дел в суд не поступало.

В заключение полагаем необходимым отметить, что преступления, связанные с легализацией (отмыванием) денежных средств или иного имущества, приобретённых в результате совершения преступления выявляются довольно редко. Нечасто удаётся органам следствия доказать субъективную сторону этих преступлений, что вызывает трудности как в расследовании таких дел, так и при рассмотрении их судом. Поскольку год назад были внесены существенные изменения в ст. 174.1 УК РФ, а судом рассматривались дела по преступлениям прошлых лет, нельзя говорить о какой-либо сформировавшейся единой судебной практике. Проведённый обзор свидетельствует, что значимых преступлений, если исходить из понятия финансовых операций в свете Федерального Закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма», на рассмотрение судов области не поступало.

Смотрите еще:

  • Судебная практика ст 151 коап рф Дело № 1-75/2011 Именем Российской Федерации г. Буй 07 июля 2011 года Буйский районный суд Костромской области в составе: председательствующего Смолина А.Н. с участием государственного […]
  • Гк рф 4 часть последняя редакция Главная | Гражданский кодекс РФ (Часть 4) ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 24 ноября 2006 года 8 декабря 2006 года ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Часть первая, часть вторая и часть […]
  • 69ч 1 коап рф 69ч 1 коап рф П О С Т А Н О В Л Е Н И Е п. Волоконовка Белгородской области 2 апреля 2012 года ул. 60 лет Октября д. 23 Мировой судья судебного участка № 2 Волоконовского района […]
  • Петрухин ил судебная власть 2003 Судебная власть. Под ред. Петрухина И.Л. М.: Проспект, 2003. - 720 с. В книге раскрыты понятие и сущность судебной власти: формы ее осуществления: взаимодействие судебной власти и […]
  • Дарение долей в квартире по доверенности Можно ли оформить договор дарения доли квартиры, без доверенности от дарителя? Хотела бы оформить дарственную(1/3 собственности квартиры от бабушки к внучке) через нотариуса пригласив его […]
  • Гражданский кодекс статья 46 пункт 1 Ст 46 ч 1 п 4 причина окончания или прекращения ИП? Здравстуйте. На сайте ФССП в графе Дата, причина окончания или прекращения ИП (статья, часть, пункт основания) стоит запись ст. 46 ч. 1 […]
  • Гражданский кодекс ст 103 Статья 103. Утратила силу Утратила силу с 1 сентября 2014 г Комментарий к статье 103 Гражданского Кодекса РФ Высшим органом управления акционерного общества является общее собрание […]
  • Сколько составляет региональный материнский капитал Региональный материнский капитал в Биробиджане и ЕАО в 2018 году Региональный материнский капитал в Еврейской автономной области (ЕАО) принят Законом Закон Еврейской автономной области от […]
admin

Обсуждение закрыто.