Мелодия адвокат

Мелодия адвокат

Адвокат Киркорова раскрыл подробности знаменитого противостояния с Дидье Маруани

Фото, видео: РИА Новости; Пятый канал

Александр Добровинский в интервью Пятому каналу заявил, что на самом деле французский певец даже не планировал идти в суд — это было элементарное вымогательство.

29 ноября 2016 года всю Россию облетела шокирующая новость: лидер некогда популярного музыкального коллектива Space, обвинивший Филиппа Киркорова в плагиате, задержан столичной полицией. На следующий день его отпустили , однако своих требований француз не снял. Он продолжал заявлять, что король российской эстрады украл у него мелодию для песни «Жестокая Любовь».

— Это заблуждение, что был суд с Киркоровым, — поясняет правозащитник.

Александр Добровинский отметил, что Маруани никогда и не собирался обращаться в суд, ведь ему нечего было предъявить.

— Было много разговоров, были пранкеры, были нелепые суммы, которые шли от Маруани в один миллион евро. — вспоминает юрист.

Было много чего, вот только до суда французский певец так и не дошел. Киркорова вынуждали каким-то образом действовать, испугаться шумихи в СМИ, чтобы тот заплатил уже Маруани этот миллион и забыл все. Но ни Киркоров, ни его адвокат Добровинский на провокации не поддались, поэтому громкое дело о плагиате ожидаемо сдулось.

Ранее Пятый канал рассказывал о визите Филиппа Киркорова в Молдавию, где он отведал свежей клубнички с президентом.

Мелодии Века

«Мелодии века» — современное радио с музыкой «из недавнего прошлого». В эфире радиостанции звучат только песни, проверенные временем. Это музыка детства и юности наших слушателей, которую они хорошо помнят и любят. Музыка, с которой взрослые люди становятся моложе, а молодые – взрослее. Музыка лучших воспоминаний, заряжающая энергией и оптимизмом.
Основная аудитория слушателей «Мелодий века» — это мужчины и женщины в возрасте 30-49 лет. Взрослые люди с активной жизненной позицией, чьи музыкальные вкусы формировались в 70-80-е годы. Мы не делаем ставку на какой-то определенный стиль или направление. Сегодня в эфире звучат популярные западные и отечественные песни – «золотой» фонд музыки, популярной в СССР в 70-80-е годы, в эпоху перестройки и «падения Берлинской стены», «первого MTV» и первых лет государственной независимости вплоть до 1995-го года. Мы предлагаем уникальный музыкальный формат для представителей среднего поколения, для тех, кому рано жить воспоминаниями, но которым есть что вспомнить – первую встречу, первое свидание, первый поцелуй…

На сході країни вже дванадцятий день триває блокада кількох залізничних перегонів з неконтрольованим…

Спершу, надаючи слово Королевській, Парубій попросив її говорити по темі законопроекту, який стосува…

«Сергій Князєв має багаторічний досвід роботи в карному розшуку, пройшов шлях від оперуповноваженого…

Генпрокуратура розслідує своєчасність, достовірність і повноту сплати податків народним депутатом ві…

Прем’єр-міністр України Володимир Гройсман вважає, що є підстави говорити про те, що пенсійну систем…

Пірати в Нігерії захопили в заручники українського громадянина і сімох росіян. Про це повідомив Нач…

Старший слідчий з особливо важливих справ офісу великих платників податків ДФС умисно не подав у стр…

Ємен відкликав виданий раніше дозвіл Сполученим Штатам на проведення наземних спецоперацій проти тер…

Комментарии оскорбительного характера и с использованием ненормативной лексики, а также ссылки на сторонние ресурсы, не имеющие отношение к обсуждаемой теме, удаляются. Администрация не несет ответственности за содержание комментариев.

Адвокат попал под суд за обман юридически неграмотных клиентов

Как считает следствие, адвокат выдавал гражданам займы под залог принадлежащей им недвижимости. Он пользовался юридической неграмотностью заемщиков и убеждал их в необходимости оформления доверенности на имя его помощницы, которая предусматривала широкие полномочия по распоряжению заложенным имуществом. Кроме того, договоры займов предусматривали условия о выплате неустойки в размере от 2 до 7% от суммы займа за каждый день просрочки.

Спустя некоторое время после выдачи займов мужчина уклонялся от получения платежей заемщиков либо предоставлял им отсрочку по платежам, убеждая, что якобы не будет начислять проценты за просрочку, а тем самым искусственно создавал условия для начисления неустойки. После этого адвокат заключал со своей помощницей соглашения об отступном, по условиям которых заемщики вместо погашения сумм займов с процентами и начисленной неустойкой передавали в собственность адвоката принадлежащее жилье. Эти соглашения заключались без ведома заемщиков, и в них указывалась существенно заниженная стоимость передаваемых в качестве отступного квартир.

Всего за два года адвокату удалось завладеть четырьмя квартирами, а еще в одном случае не смог зарегистрировать на себя право собственности: собственница обратилась в Росреестр с заявлением о личном участии при регистрации сделки с ее жильем.

Уже после того как преступные схемы адвоката вскрылись, соглашения об отступном по искам потерпевших признаны судами незаключенными, а пострадавшие от действий мошенника граждане восстановлены в своих правах на квартиры. Сам же адвокат теперь предстанет перед Центральным районным судом Новосибирска, а уголовное дело его сообщницы выделено в отдельное производство: она пошла на сделку со следствием.

Объединение с Bryan Cave – это некий закономерный этап нашего развития, нашего коллектива единомышленников, формировавшегося на протяжении более 20 лет, составляющего основу сегодняшней компании. 25 лет назад я начинал с маленькой юридической фирмы, потом мы объединились с Сергеем Пепеляевым и создали одну из лучших национальных юридических компаний в России того времени. Она просуществовала до конца 2008 года. В 2009 году мы с партнерами приняли решение об объединении с Berwin Leighton Paisner, известной английской фирмой, и создали Goltsblat BLP – российскую практику международной юридической фирмы. Следующий этап – слияние с Bryan Cave. Теперь мы продвинулись еще дальше в профессиональном развитии и стали глобальной юридической фирмой. Вместе с тем, несмотря на слияние, мы по-прежнему юридическая фирма с сильнейшей экспертизой в российском праве, и в этом смысле мы российская фирма и в то же время международная.

Объединившаяся фирма Bryan Cave Leighton Paisner располагает значительными ресурсами, начиная от Северной Америки и заканчивая азиатским регионом, – это дает новые ощущения и повышает нашу самооценку.

Конечно были сомнения, как мы будем дальше позиционироваться, что нам предлагать рынку, какая у нас теперь должна быть стратегия. Было много опасений, связанных с санкционными вопросами. Все это вносило определенную дисгармонию в наше существование и требовало решения задач, в том числе социальных внутри коллектива. Как мне кажется, сейчас мы с ними достаточно успешно справились. Мы начинаем активно продвигать в России наши глобальные возможности, в том числе и американскую экспертизу. Да, что-то мы потеряли, но получили больше за счет того, что можем предложить ресурсы глобальной компании. Мы начали работу над новыми большими проектами, у нас появились новые серьезные клиенты. Например, крупная международная авиакомпания, крупнейшие компании с государственным участием.

Пришлось адаптироваться ментально – политически и философски. Я несколько раз слышал вопрос, который мне задавали чаще всего очень осторожно: «Тебя поздравить или наоборот?». Я отвечал: «Конечно, поздравить», хотя в душе были сомнения. Сейчас я, наверное, с уверенностью могу сказать: «Поздравить».

Смена бренда – это еще и моя личная история

Мы привыкли существовать девять лет в одном определенном пространстве, в одной философии с брендом Goltsblat BLP, с пониманием стратегии, которую мы реализуем на рынке, а изменение названия, изменение статуса компании, безусловно, потребовало нового осмысления: кто мы теперь, что мы теперь и каким образом мы будем продолжать работать и развиваться.

Было много личных эмоций, с которыми мне пришлось справляться самому. Помогли коллеги, коллектив, семья. Я как-то пережил этот этап, посмотрел на эту историю с другой стороны и увидел гораздо больше преимуществ, чем недостатков. Например, новый статус позволил нам участвовать в тендерах на обслуживание двух российских госкомпаний, которые мы выиграли. Если бы у нас не было американской части нашей компании, вряд ли это было бы возможно. Вопросы санкций сейчас стоят очень остро.

Мы продолжаем активно развивать отношения с другими крупнейшими российскими компаниями и иностранными инвесторами, для которых очень важно то, что мы теперь часть глобальной фирмы.

Я всегда исходил из того, что бренд – это очень важно, но мы знаем десятки примеров, когда изменение бренда происходило очень быстро, старый бренд забывался. Наша задача – не пытаться цепляться за старое, а инвестировать как можно больше в новое, чтобы рынок как можно скорее увидел и понял, что такое новый бренд, почему он лучше, чем он более эффективен и почему мы стали другими, а не просто сменили вывеску. Да, «Гольцблат» ушел из названия компании, но личный бренд, мне кажется, никуда не делся. Я продолжаю общаться с клиентами, веду несколько серьезных проектов, теперь я работаю под брендом Bryan Cave Leighton Paisner, но Гольцблат остался, поэтому для меня это еще большее преимущество: с одной стороны, я остаюсь тем, кем я был, а с другой – я получил мощнейший ресурс, который позволяет мне предлагать более широкие возможности нашей фирмы.

В условиях санкций мне спокойно

На мой взгляд, рынок немножко поджался с 2014 года. Это вызвано несколькими вещами: санкциями и тем, к чему они привели, то есть к негативным экономическим последствиям. Рубль колеблется и это не приносит большого счастья для бизнеса. Юридический рынок один к одному коррелирует с экономикой, при этом я по-прежнему считаю, что многопрофильная международная компания имеет больше шансов развиваться и расти, чем узкопрофильная и маленькая. Даже в условиях санкций.

В условиях санкций, да, мы потеряли что-то, но мы выиграли больше за счет того, что стали глобальными и мы можем предложить другие ресурсы. Надо понимать, что правительства могут принимать какие угодно законы. Меня это не беспокоит. Мы же юристы — мы должны быть прагматичны. В 2003 году нам сказали, что только адвокаты должны представлять интересы в суде, и мы пошли в адвокаты. Потом КС отменил эту норму и мы пошли обратно. Скажут идти в монополию — пойдем в монополию. Вопрос организации нашей работы не имеет принципиального значения. Для нас принципиально, что мы можем предложить клиенту и как мы можем это сделать максимально эффективно. А если ты умеешь это делать, то форму организации своих навыков ты найдешь всегда.

Уход партнеров, «чтобы сохранить клиентов», – мне кажется, это лукавство

Причиной развода или выделения групп партнеров из юридических фирм могут быть самые разные: это может быть личная несовместимость с руководителем или другими партнерами. В большом количестве случаев причина «сохранить клиентов» – мне кажется, это лукавство. Хотя я не исключаю, что в отдельных случаях это может быть продиктовано желанием сохранить клиентов (например, из-за санкций). Но не факт, что эти клиенты пойдут за ними, поскольку для них важна защита. У больших компаний есть бренд, гарантии, страховки и заверения. Что есть у отделившихся? Группа из трех человек, да, они прекрасные ребята, замечательные юристы, но это группа из трех человек. И ты готов им доверить пятимиллиардную сделку?

Последние годы на рынке появилось большое количество успешных небольших компаний. Это «Кульков, Колотилов и партнеры», «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры», «Некторов, Савельев и партнеры» и другие. В таких национальных компаниях есть свои преимущества. Во-первых, у них есть своя рыночная ниша, которая позволяет им быть достаточно успешными. Во-вторых, они более самостоятельны в принятии решений, у них есть чувство собственности, которое позволяет им ощущать себя более самореализованными, чем просто юристам. Мы живем в ощущениях, и профессиональные ощущения – это возможность сказать, что я самореализован и востребован. Когда о тебе забывают, когда тебе не звонят, когда руководитель, старший партнер перестают с тобой общаться – всё это вызывает стресс. А маленькие компании позволяют культивировать чувство самореализации и востребованности, что дает ощущение удовлетворенности и некоего счастья.

Российские юрфирмы в одиночку не справятся с объёмами

Если гипотетически представить, что завтра всем иностранным юридическим фирмам запретят работать на рынке, то российские компании просто не справятся с колоссальными объемами (прим. подобные меры предполагались в первой редакции контрасанкционного законопроекта). Во-вторых, сами государственные компании пострадают, потому что не получат той экспертизы и того качества, которые им необходимы.

Это связано в первую очередь с различными правовыми системами, а при нынешних масштабах бизнеса без англо-саксонского права будет сложно. Кроме того, в нашей образовательной системе отсутствуют вещи, которые позволяют студентам осваивать международные правовые институты, связанные с крупнейшими сделками, финансированием. Этому можно научиться в ходе работы, но у тебя не будет достаточной квалификации. Работая в зарубежной фирме, даже российские юристы получают одну самую важную вещь – это институциональное понимание взаимоотношений бизнеса, акционеров и пр. Например, сделка финансирования, где банк предоставляет кредит.

В российской правовой системе это достаточно узко рассматривается. Если же ты понимаешь основные правовые институты в их общепризнанном международном значении, то ты можешь дальше работать в любой юрисдикции. Или, например, сделки по слияниям и поглощениям, там есть ряд общепринятых международных институтов: гарантии и заверения, call / put-опцион и так далее. Эти вещи в России не преподают. Да, сейчас они есть у нас в Гражданском кодексе, но пока они не получили массового понимания, осмысления и глобального применения.

Люди, которые считают, что Legal Tech заменит юристов, просто никогда не были в суде

Я технологии воспринимаю как вспомогательный продукт, который позволяет наиболее эффективно выстраивать процессы работы, а также эффективно коммуницировать с клиентом, коллегами и внешним миром. Это я называю технологическое развитие в юридическом бизнесе.

Вещи, связанные с искусственным интеллектом, – это просто еще один вспомогательный ресурс, который позволяет автоматизировать ту или иную ручную работу. Мы раньше тоже печатали на машинке, тогда не было электронной почты – только факс. Но если говорить о том, что юридическая профессия будет заменена роботами, то мы придем к одному интересному выводу: если юристы превращаются в роботов, то правосудие тоже будут вершить роботы? Тогда и правосудие должно вершиться в отношении роботов! Тогда вопрос: зачем мы, люди, вообще нужны?

Понятно, что некоторые рутинные и узко систематизированные вещи, такие как подача типовых исков в суд и разбирательства со штрафами ГИБДД, может делать робот, но есть вещи, которые без способности человеческого интеллекта анализировать, в том числе используя эмоции, невозможно выполнить.

Мы максимально интегрируем технологические решения в свои процессы. Все предложения, которые есть на рынке. Это система управления знаниями, весь багаж интеллектуального наследства. Это система учета времени юристов, это система коммуникации с клиентами. Масса всего! Внутренней разработки у нас нет, нам это ни к чему, мы покупаем продукты. Мы можем просить что-то доработать. Создайте для нас, юристов, более широкие возможности для реализации наших знаний и навыков – вот, что нам надо. А нас заменять не надо, мы сами заменимся, если что.

Путь от помощника до партнёра занимает 9 лет

Мы берем много студентов, у нас постоянно находится порядка 20–30 стажеров. Как правило, это студенты МГУ, МГИМО и ВШЭ. Они стажируются, мы на них смотрим, потом лучших принимаем в штат на позицию младшего юриста по получении диплома. В команде студенты развиваются, у них есть наставники. Если человек не закончил университет, то он будет работать помощником, пока не закончит, а сразу после этого он становится младшим юристом. В этой должности он может работать год-два – в зависимости от его способности развиваться и наращивать опыт. Дальше три года он работает юристом, далее несколько лет он работает старшим юристом. В целом до статуса партнера специалисты работают 7–9 лет.

Мы, конечно, принимаем и внешних юристов из других юридических фирм. Но «выращенные внутри» сотрудники более адаптивны к культуре, к традициям, к ценностям фирмы. У приходящих, как правило, была иная культурная среда и им необходимо адаптироваться к нашей. Что-то лучшее мы можем взять и от них тоже. Но культура в юридической фирме должна быть монотеистической, как и в любой другой организации. Без этого мы не сможем эффективно работать.

Очень важное и самое действенное в обучении кадров – необходимость себя заставлять исправлять то, что они делают не совсем качественно, не отвечающее принятым стандартам. К сожалению, бывают партнеры, которые себя этим не утруждают: «так сгодится». Я буду требовать от юриста идеальный продукт и буду тратить на это столько времени, сколько потребуется, до тех пор, пока не получу то, что надо клиенту, и то, что отвечает моим требованием к качеству и принятым в фирме стандартам. Тогда через какое-то время я смогу такого специалиста без оглядки отправлять к клиенту, зная, что он все сделает верно. Если партнеры не будут тратить время на стажеров, младших юристов, юристов, то продукт, который будет выходить из стен компании, будет не сильно востребованным. Клиент в следующий раз может и не обратиться. Наставничество – это вопрос профессионализма всей компании.

Социальные лифты в юриспруденции

Если мы оттолкнемся от банального «мой папа работает в «Роснефти» или «моя мама работает в министерстве», то другие социальные лифты – это только твоя работа, твоя настойчивость, трудолюбие и профессионализм. Это поможет попасть в большую компанию – такую, как наша. Это очень хорошая платформа для профессионального роста, причем это не только возможность стать консультантом в рамках компании. Это возможность в дальнейшем попробовать себя и на позиции инхауса, на очень хорошую позицию. Кому-то работа консультантом не подходит. Бывает, что человек сидит и у него ничего не получается, уходит в бизнес к клиенту и расцветает. И все выигрывают.

У кандидата должны быть фундаментальные, институциональные знания в юриспруденции. Английский язык – это некая данность, без него в профессию идти не стоит. Другие языки (например, знание в совершенстве японского или немецкого) могут дать вам только небольшое преимущество: деловой мир говорит на английском.

Человек должен быть обязательно пунктуальным, исполнительным, но при этом в своей исполнительности он должен быть креативным, не просто «побежал – сделал», он должен иметь способность и возможность сказать: мне кажется, что лучше сделать вот так, а грамотный руководитель и партнер всегда выслушают, а самый грамотный – найдет в себе способность признать, что он не прав, согласится сделать действительно правильно.

Еще одно качество – это социальная адаптивность: когда человек приходит в коллектив, он должен воспринимать культуру, которая существует, и принимать её. У всех разные способности к социальной и ментальной адаптации, и тут мы стараемся помогать. Ответь себе на вопрос «твое это или нет». Сможешь ты или нет. Пошел учить физику – не то, бросил. Пошел юристом и стал отличным специалистом. Я понимаю, что в 16–17 лет определиться с выбором трудно.

Про российскую высшую школу все уже сказано много раз, ее главная проблема – отсутствие какого-то понимания профессиональной работы. Может, я ошибаюсь и что-то поменялось, но я не вижу, чтобы студенты были готовы грамотно подавать информацию для клиента и коммуницировать с ними, вести себя на встрече. Понятно, как быть прокурором, оперативником, следователем и так далее их научат. Остальному – нет. Поэтому этим занимаемся мы, может быть, это и неплохо.

Для некоторых юристов деньги – это проблема

Никогда не стал бы работать, если бы мне предлагали участвовать в какой-нибудь афере, связанной с нарушением прав или этических норм поведения. Например, если юрист требуется для того, чтобы осуществить рейдерский захват, если юристу нужно выступить посредником между взяткодателем и взяткополучателем или даже участвовать в переговорах между ними. Для нас это неприемлемо.

Не стоит обманывать клиента – даже исходя из лучших намерений. Надо говорить клиенту все так, как есть, и уметь это сказать. К сожалению, очень многие хотят выглядеть лучше, чем они есть на самом деле. Если ты сказал «это займет столько времени, и, скорее всего, мы придем к такому результату», то ты должен это сделать. И если ты профессионал и обладаешь опытом, то, скорее всего, так и будет в 80–90% случаев, тогда клиент будет тебя реально ценить.

И еще одна проблема для некоторых юристов – это деньги. Деньги становятся основной целью их деятельности. В результате они пускаются во все тяжкие. Надо понять одну простую вещь: не надо говорить себе «я должен заработать денег», надо говорить себе «я должен профессионально развиваться, я должен профессионально оказывать услуги клиентам – тогда у меня появятся деньги».

Я могу написать целую книгу про стрессы юристов

Про это очень много сказано, и это действительно так. Не надо пытаться лечить стресс алкоголем, нужно больше общаться и заниматься спортом, в целом вести более активный образ жизни. Стрессы будут все равно, но с ними легче справляться, если не загонять себя в зависимости.

Были и будут еще тяжелые ситуации и жизненные, и профессиональные, но, мне кажется, я научился с ними справляться на эмоциональном уровне, на уровне сознания и понимания. Наркотики я никогда не употреблял. Насколько известно, подобные стимуляции загоняют еще в больший стресс и создают большую проблему, при этом мир, скорее всего, искажается и видится иначе. Для юриста важно быть в форме, важно быть успешным и довольным, вселять уверенность в клиента. Никто не доверит свои проекты юристу с поникшей головой. Ну и, конечно: «Client First».

Я плаваю. Стараюсь это делать хотя бы два раза в неделю. Получается не всегда. Обычно мне хватает проплыть километр. Я занимался водным поло в школе, и плавать мне нравится. Меня расслабляет музыка. Я воспитывался и жил в культуре 60-х, поэтому вечером, когда мне нужно просто абстрагироваться от работы, я включаю и слушаю The Rolling Stones, Pink Floyd, Led Zeppelin, Jethro Tull. Собираю винил, у меня его очень много, и я, естественно, ищу исключительно винил; не реплики, которые переписаны с цифры, это то же, что ITunes. У меня хорошая аппаратура, но, помимо нее, у меня есть «Мелодия-3», в 1982 году ее подарили отцу на юбилей. Я ее подключаю к своей аппаратуре, и звук идет очень чистый и более естественный, даже чище, чем с современной «вертушки». Возможно, это дело вкуса.

Лучшие юристы и юрфирмы Украины отмечены «Юридической премией 2018 года»

Проведению финала Лиги чемпионов в Киеве в этом году предшествовало вручение украинского «Legal Оскара» — «Юридической премии года». Торжественная церемония вручения Legal Awards 2018 собрала в киевском отеле InterContinental свыше 250 участников — номинантов премии и коллег, пришедших их поддержать. По традиции почетное право назвать имена победителей предоставлялось коллегам по юридическому цеху.

Еще одна неотъемлемая черта «Юрпремии» — социальная. В этом году участники церемонии получили возможность приобщиться к проекту Leontovych Heart и принять участие в благотворительном аукционе по сбору средств на реставрацию и восстановление домика Николая Леонтовича — всемирно известного композитора, мелодия которого «Щедрик» (Carol of the bells) ассоциируется с Рождеством во всем мире. Лоты от известнейших украинских художников были предоставлены Art Ukraine Gallery.

Юридической фирмой 2018 года стала Asters, DLA Piper отмечена как «Иностранная юридическая фирма года». Специальной награды «За выдающиеся профессиональные достижения» (выбор главного редактора газеты «Юридическая практика») удостоен Александр Мартыненко, старший партнер МЮФ CMS Cameron McKenna Nabarro Olswang.

Комментарии победителей

Креативная профессия

Александр МАРТЫНЕНКО, старший партнер CMS Cameron McKenna Nabarro Olswang
«За выдающиеся профессиональные достижения»
(выбор главного редактора газеты «Юридическая практика»)

Профессия юриста требует креативности каждый день, каждый час, каждую минуту. Индивидуальный, творческий подход к каждому кейсу просто необходим. Но одних творческих способностей для юриста мало, он должен обладать также высокими аналитическими способностями, профессиональными знаниями и, конечно же, интеллектом.

Образовательная миссия

Николай СТЕЦЕНКО, управляющий партнер AVELLUM
«Юридическая фирма года в сфере корпоративного права»

Для того чтобы стать лучшими в корпоративном праве, нужно много работать, верить в своих клиентов и свою страну. Также нужно активно обучать студентов расти до западных стандартов и даже клиентов обучать тому, как работать по лучшим западным образцам.

Ориентация на результат

Артур МЕГЕРЯ, партнер L.I. Group
«Лучший юрист в сфере банкротства»

Юрист, практикующий в сфере банкротства, всегда должен ориентироваться не просто на процесс, а на результат. Правило «главное не победа, а участие» не работает, если вы хотите стать лучшим. Многие коллеги-юристы думают, что банкротство — это что-то страшное, далекое и что это «конец». Нет, банкротство — это только начало.

Эмоциональный окрас

Светлана ТРОФИМЧУК, партнер S.T. Partners
«Юридическая фирма года по семейному праву»

Сегодня отрасль семейного права набирает колоссальные обороты, многие юридические компании открывают соответствующие практики. Помимо стабильности эта сфера примечательна сильной эмоциональной составляющей. К сожалению, не все супруги приходят к цивилизованному расторжению брака. Мы разъясняем клиентам, что деньги, которые тратятся на долгую и продолжительную войну в суде, лучше направить на обучение детей. У нас есть огромное количество побед (а я считаю это победой), когда переговоры заканчиваются мирным урегулированием, путем подписания договора о порядке содержания и воспитания детей.

Частная альтернатива

Евгений БЛИНОВ, партнер Eterna Law
«Юридическая фирма года по арбитражной практике»

Суд, как и любая другая услуга, — достаточно дорогое удовольствие. Нужно понимать, что если государство не способно надлежащим образом содержать суд высокого качества, международный арбитраж становится отличной альтернативой. Это тот же суд, только частный. При условии обеспечения справедливости частный капитал сможет обеспечить более качественное, справедливое, беспристрастное и независимое рассмотрение дела.

Командная награда

Андрей ТРЕМБИЧ, адвокат АФ «Грамацкий и Партнеры»
«Юридическая фирма года по недвижимости»

Находиться здесь сегодня — огромная честь, быть номинированным — еще большая честь, а держать в руках «Юридический Оскар» — это высочайший уровень доверия и признания всей нашей команды. Знаете, каждый год мы смотрим музыкальную премию Американской академии звукозаписи «Грэмми» — там тоже есть индивидуальные номинации, а есть номинация «Лучший альбом года». Так вот — это наш альбом года, это командная награда, которой мы гордимся и поставим в офисе на самом видном месте. К счастью или к сожалению, это наша первая награда за десять лет, и она, мне кажется, будет самой ценной среди всех.

По западным стандартам

Назар ЧЕРНЯВСКИЙ, партнер Sayenko Kharenko
«Юридическая фирма года по GR»

Наша GR-практика создавалась органично: многие вещи на рынках капиталов или в финансовой практике мы делали впервые, и нужно было изменять законодательство. Мы выработали профессиональные контакты, выстроили хорошие взаимоотношения со многими регуляторами, с законодательной и исполнительной властью и осознали, что можем помогать международным донорам, пытающимся изменить украинское правовое поле.

Адвокат Дениса Пака назвала слухами сведения о проверке братьев Кокориных на экстремизм

МОСКВА, 23 октября. /ТАСС/. Адвокат руководителя департамента Минпромторга Дениса Пака, являющегося потерпевшим по делу о драке в центре Москвы, Наталья Шатихина отказалась комментировать информацию о проверке на экстремизм футболиста петербургского «Зенита» Александра Кокорина и его брата Кирилла, назвав это слухами.

«Мы не комментируем слухи», — сказала адвокат.

Ранее в СМИ появилась информация о том, что братья Кокорины после драки в центре Москвы могут стать фигурантами дела об экстремизме по ст. 282 УК РФ («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»).

Александр Протасовицкий, футболист «Краснодара» Павел Мамаев и братья Кокорины арестованы до 8 декабря в рамках дела о драке. Фигурантам предъявлено обвинение по статьям «Побои» и «Хулиганство». Кокорину, Мамаеву и их соучастнику предъявлены обвинения в совершении двух преступлений, предусмотренных статьей «Побои», и одного преступления, предусмотренного статьей «Хулиганство». Брат Кокорина Кирилл обвиняется в совершении трех преступлений, предусмотренных статьями «Побои» и «Хулиганство».

8 октября они стали участниками двух конфликтов с дракой в центре столицы. Первый произошел около 08:30 мск, когда несколько мужчин напали на водителя машины «Мерседес» у гостиницы «Пекин», они избили его, а также разбили стекло и повредили заднюю дверь машины (иномарка принадлежит ведущей Первого канала Ольге Ушаковой). После этого компания переместилась в кафе на Большой Никитской улице, где был избит директор одного из департаментов Минпромторга Денис Пак. Попытавшийся успокоить молодых людей гендиректор НАМИ Сергей Гайсин также получил от одного из них удар по лицу.

Безмежні стандарти

Адвокат не вважатиметься в Інтернеті приватною особою, навіть якщо попередить про це

№38 (1336) 07.10—13.10.2017

Євгеній ЄВТЕХОВ, старший юрист HLB UKRAINE LLC

Звітно-виборний з’їзд адвокатів України затвердив нову редакцію Правил адвокатської етики. До речі, попередня була чинною неповні 5 років. Залишимо диспути щодо доцільності цілковитої зміни правил заради профільних тем на форумах і пабліків у соцмережах. Серед іншого в правилах приділено увагу етичним аспектам взаємодії адвоката в мережі Інтернет.

Недоречна казуальність

Стаття 53 правил зобов’язує його не посягати в Інтернет на честь і гідність колеги, стст.57—60 зобов’язують адвоката при використанні різних форм спілкування в Інтернеті: не посягати на авторитет адвокатів та адвокатури в цілому, дотримуватися професійних обов’язків, принципів незалежності, професійності та відповідальності, чесності, стриманості, коректності та гідності, толерантності та терпимості, корпоративності, зберігати довіру суспільства, конфіденційність і не допускати будь-яких проявів дискримінації. Цитування вказаних норм не є доцільним, зокрема з огляду на їх обсяг. Та й зі змістом кожної можна ознайомитися в Інтернеті.

Цікаво, що в усіх із наведених статей нормотворець оперує різними поняттями для означення, по суті, одного й того самого явища — соціальної активності в мережі.

Так, у ст.53 правил використано поняття «мережа Інтернет» та «соціальні мережі», у ст.57 — «соціальні мережі» зі вказівкою в дужках переліку назв найбільш популярних соціальних платформ, «інтернет-форум» та «інші форми спілкування в мережі Інтернет», стст.58—60 містять терміни, аналогічні тим, що є в ст.57, за винятком відсутності деталізованого відкритого переліку назв популярних соціальних мереж.

З огляду на визначення терміна «соціальна мережа» основним її призначенням є організація взаємодії в Інтернеті. Таким чином, у контексті зазначених вище норм соціальна мережа є однією з форм спілкування в Інтернеті, а доцільність виокремлення відповідної форми серед «інших форм спілкування в мережі Інтернет» пояснюється лише необхідністю зробити норми більш казуальними.

Якщо ж винести казуальність за дужки, формально норми стст.53, 57—60 правил є такими, що поширюються свою дію на будь-які форми взаємодії адвоката в Інтернеті, незалежно від типу платформи та способу подання інформації.

На особисте немає права

Іншим цікавим моментом є те, що норми сконструйовано таким чином, щоб їх приписи поширювалися саме на адвоката, а не на процес реалізації ним професійних повноважень або його професійної діяльності. Отже, норма діє будь-де та будь-коли, у принципі не залишаючи адвокатові можливості діяти поза межами стандартів етики, зумовлених професійним статусом. Так, навряд чи допустимим буде оприлюднення та/або доведення із застосуванням відповідних форм інтернет-спілкування інформації, яка не відповідає приписам указаних статей правил, наприклад із застереженням, що таке висловлювання здійснено в статусі не адвоката, а приватної особи.

Таким чином, ПАЕ повністю охопили приватне життя адвоката своїми приписами, не залишаючи ні вибору способів поведінки в мережі, крім визначених, ані свободи такого вибору. Адже не передбачено можливості розділяти дії особи як адвоката та як приватної особи.

Саме такий підхід уже почав підтверджуватися судовою практикою. Так, Окружний адміністративний суд м.Києва в постанові від 21.07.2017 вказав на законодавчо передбачену можливість перевірки в судовому порядку лише процедурних питань ухвалення відповідного рішення Вищою кваліфікаційно-дисциплінарною комісією адвокатури. Повноваження ВКДКА щодо оцінки дій адвоката на відповідність ПАЕ та прийняття відповідного рішення визнані дискреційними, що унеможливлює судовий перегляд останнього для гарантування його справедливості, добросовісності та розумності.

Загроза від самозванців

У контексті дотримання адвокатами правил під час спілкування в Інтернеті вказана тенденція формує невтішну перспективу для окремо взятого адвоката. Правила жодним чином не деталізують того, як органи нагляду за їх дотриманням мають установлювати, хто саме здійснив відповідний допис, чи належить акаунт тій чи інші особі та інші специфічні обставини.

В епоху цифрових технологій ані законодавець, ані органи узагальнення судової практики не надто квапляться врегульовувати те, яким чином такі обставини встановити чи спростувати. При цьому в судах при дослідженні вказаних питань виникають певні труднощі, а судова практика є суперечливою.

Так, огляд свіжої практики на відповідну тему показує, що суди за відсутності заперечень сторони, посилаючись на її згоду та пояснення, беззаперечно встановлюють належність такій стороні як акаунту, так і допису. Якщо ж сторона не погоджується, то можливі варіанти: суд в одних випадках посилається на висновок експертного дослідження як на доказ належності акаунту та допису стороні, а в інших — зазначає, що встановити власника акаунту неможливо, як і виключити можливість створення фальшивого акаунту, навіть за наявності висновку дослідження.

Вбачається, що аналогічні труднощі під час дисциплінарного провадження мають спіткати й адвоката, кимось скомпрометованого. Втім, очевидно, що перспектива успішного судового оскарження рішення КДКА з підстав неналежного дослідження обставин буде відсутня, за винятком можливості створення певного медійного шуму внаслідок існування відповідного судового провадження.

За таких обставин розгляд дисциплінарних проваджень в частині встановлення належності акаунту та допису тлумачитиметься членами КДКА на власний розсуд. Вони, використовуючи свій високий професіоналізм і величезний досвід, прискіпливо дослідять усі обставини справи й ухвалять виважене та справедливе рішення.

Вчіть налаштування

У цьому зв’язку доцільним було б розроблення методичних рекомендацій для КДКА, які б містили загальні принципи встановлення належності акаунту особі (дослідження дописів на стіні, френдстрічки, активності: лайків, шейрів, коментарів, періодів відповідної активності, тривалості активності акаунту тощо), а також опис типових ситуацій, які вказують на неналежність допису та/або акаунту певній особі, зокрема на ознаки фейкових акаунтів. Крім того, слід описати і протилежні ситуації — коли буде необхідно встановити, що на перший погляд фейковий акаунт або акаунт вигаданого персонажа належить саме адвокату й використовується ним з метою обходу правил.

Адвокатам же не завадить навчитися користуватися налаштуваннями приватності в соціальних мережех та принципів анонімізації доступу до ресурсів або ж узагалі унеможливити використання таких ресурсів. Тим же адвокатам, які не використовували та не планують використання соціальних мереж для цілей інших, ніж дружнє спілкування та розміщення нейтральних дописів, навряд чи є чого хвилюватися.

Смотрите еще:

  • Коап 1632 Определение Санкт-Петербургского городского суда от 06 сентября 2016 г. по делу N 12-1632/2016 Определение Санкт-Петербургского городского суда от 06 сентября 2016 г. по делу N […]
  • Изъятие прав за алименты Ограничение водительских прав за неуплату алиментов Как показывает существующая практика, обратиться в суд и возбудить исполнительное производство по алиментам — это всего лишь полдела. […]
  • Разменять материнский капитал Можно ли получить материнский капитал наличными? Несмотря на 9 лет, прошедших к 2016 году с начала реализации программы материнского капитала в отношении семей при рождении или усыновлении […]
  • Юрист макаров владимир Адвокат Макаров Владимир Иванович ( НовгородСеверский ) 16000, Черниговская обл., Новгород-Северский р-н., Новгород-Северский, вул. Карла Маркса, буд. 84, литера А, квартира 8 Макаров […]
  • Имущественный вычет сумма 2014 Примеры расчета вычета В данном разделе мы приведем примеры расчета имущественного налогового вычета в разных ситуациях. ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ: налоговый вычет – это сумма, на которую […]
  • Детские выплаты за второго ребенка в 2016 году Пособия на детей в 2016 году Внимание, эта статья устарела! Обо всех основных изменениях в порядке выплат, видах и размерах детских пособий в России в 2017 году читайте в новом материале […]
  • Какие пособия платят за второго ребенка Сертификат на материнский капитал Сертификат на материнский (семейный) капитал — именной документ, подтверждающий право семей с двумя детьми и более на целевую финансовую помощь от […]
  • Как забрать ребёнка у опекуна Социальный проект Школа приемных родителей Возврат подопечного ребенка кровным родителям Подобные события происходят не так уж часто. Например, в 2016 году из более чем 430 тысяч детей, […]
admin

Обсуждение закрыто.