115 и 213 ук рф

115 и 213 ук рф

Статья 115. Умышленное причинение легкого вреда здоровью

1. Умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, —

наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев.

2. То же деяние, совершенное:

а) из хулиганских побуждений;

б) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;
Информация об изменениях:

Федеральным законом от 21 июля 2014 г. N 227-ФЗ часть 2 статьи 115 дополнена пунктом «в»

в) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, —

наказывается обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Комментарий к Ст. 115 УК РФ

1. Ответственность за умышленное причинение легкого вреда здоровью наступает по комментируемой статье при наличии одного из двух признаков: а) если действия виновного вызвали кратковременное расстройство здоровья; б) если в результате наступила незначительная стойкая утрата трудоспособности. Ответственность за побои выделена в самостоятельную ст. 116 УК, где к побоям приравнено также «совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса». Под эту категорию подпадают и легкие телесные повреждения, «не повлекшие расстройства здоровья», которые ранее квалифицировались по ч. 2 ст. 112 УК РСФСР.

2. Кратковременным считается расстройство здоровья продолжительностью не свыше трех недель (21 день). Продолжительность расстройства здоровья определяется обычно числом дней временной нетрудоспособности по больничному листку.

Под незначительной стойкой утратой трудоспособности понимается стойкая утрата общей трудоспособности в размере 5%.

3. Федеральным законом от 08.12.2003 N 162-ФЗ статья дополнена ч. 2, устанавливающей ответственность за те же деяния, совершенные из хулиганских побуждений. Это связано с исключением из ч. 1 ст. 213 УК такого признака уголовно наказуемого хулиганства, как применение насилия к гражданам. Тем самым усиливается ответственность за совершение преступления, предусмотренного комментируемой статьей, в случае совершения его из хулиганских побуждений. Федеральным законом от 24.07.2007 N 211-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия экстремизму» ч. 2 комментируемой статьи дополнена п. «б», идентичным п. «е» ч. 2 ст. 111 и п. «л» ст. 105 УК.
———————————
СЗ РФ. 2007. N 31. Ст. 4008.

Статья 213 УК РФ. Хулиганство (действующая редакция)

1. Хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное:

а) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;

б) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;

в) на железнодорожном, морском, внутреннем водном или воздушном транспорте, а также на любом ином транспорте общего пользования, —

наказывается штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок;

2. То же деяние, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, —

наказывается штрафом в размере от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до четырех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до семи лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные с применением взрывчатых веществ или взрывных устройств, —

наказываются лишением свободы на срок от пяти до восьми лет.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 213 УК РФ

1. Хулиганство представляет собой умышленное нарушение общепризнанных норм и правил поведения, продиктованное желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним. Обязательными признаками объективной стороны хулиганства являются:

1) публичная обстановка;

2) способ совершения преступления — применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

2. В случаях, когда в процессе совершения хулиганства лицо использует животных, представляющих опасность для жизни или здоровья человека, содеянное с учетом конкретных обстоятельств дела может быть квалифицировано по п. «а» ч. 1 комментируемой статьи.

3. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом, а по п. «б» ч. 1 ст. 213 УК и специальным мотивом — политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

4. Причинение вреда здоровью человека различной степени тяжести или совершение убийства по этому мотиву следует квалифицировать по соответствующим статьям УК, предусматривающим ответственность за преступления против личности.

5. Субъект преступления по ч. 1 ст. 213 УК — вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет; по ч. 2 статьи ответственность наступает с возраста 14 лет.

6. Сопротивление представителю власти или иному лицу — это активное противодействие соответствующим лицам при исполнении ими своих служебных или общественных обязанностей по охране общественного порядка, выполнения общественного долга, в процессе пресечения хулиганства.

Хулиганские действия, связанные с сопротивлением представителю власти, в ходе которого применено насилие, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 213 и соответствующей частью ст. 318 УК.

7. Определение представителя власти см. в примечании к ст. 318 УК.

Определение об исключении обвинения по ст.213 УК РФ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе: председательствующего Буяновой Н.А., судей Дубровиной О.В., Вырышевой И.В. рассмотрела в судебном заседании от 5 августа 2010 года кассационное представление заместителя прокурора Красногорского административного округа города Москвы, кассационные жалобы осужденных Курчатова А.Ю. и Войкова Д.В., адвоката Жуковой О.С. на приговор Красногорского районного суда города Москвы от 20 апреля 2011 года, которым

Курчатов Алексей Юрьевич, не судимый, осужден:
по ч. 2 ст. 213 УК РФ к 2 (двум) годам лишения свободы;
по п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ к 1 (одному) году лишения свободы.
На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно Курчатову А.Ю. назначено наказание в виде 2 (двух) лет 2 (двух) месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
Срок отбывания наказания исчислен с 20 октября 2010 года.

Войков Дмитрий Вячеславович, не судимый, осужден:
по ч. 2 ст. 213 УК РФ – к 2 (двум) годам лишения свободы;
по п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ к 1 (одному) году лишения свободы.
На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно Войкову Д.В. назначено наказание в виде 2 (двух) лет 2 (двух) месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
Срок отбывания наказания исчислен с 21 января 2011 года.

В приговоре также содержатся решения по гражданским искам, по вопросу о вещественных доказательствах и о мере пресечения в отношении осужденных.

Заслушав доклад судьи Буяновой Н.А., пояснения осужденных Курчатова А.Ю. и Войкова Д.В., адвоката Жуковой О.С., поддержавшей доводы кассационных жалоб и возражавших против доводов кассационного представления, мнение прокурора Анстах М.Б., поддержавшей доводы кассационного представления частично и просившей исключить указание на применение ч. 2 ст. 69 УК РФ, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Курчатов и Войков признаны виновными в хулиганстве, с применением предметов, используемых в качестве оружия, совершенном группой лиц по предварительному сговору. Они же признаны виновными в умышленном причинении легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья, из хулиганских побуждений.
Судом установлено, что преступления совершены в городе Москве 20 октября 2011 года при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании Курчатов и Войков виновными себя не признали.

В кассационном представлении заместитель прокурора округа, не оспаривая выводов суда о доказанности вины осужденных, указывает, что приговор суда подлежит отмене ввиду неправильного применения уголовного закона.
При этом отмечает, что при сложении наказаний по совокупности преступлений надлежало руководствоваться ч. 3 ст. 69 УК РФ, а не ч. 2 ст. 69 УК РФ, как это указано в приговоре. Считает, что при назначении осужденным наказания по ч. 2 ст. 115 УК РФ в качестве отягчающего наказание обстоятельства необходимо было признать «совершение преступления в составе группы лиц по предварительному сговору», предусмотренное п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационное представление осужденный Курчатов указывает, что преступления, за которые он осужден, не совершал; доказательств причастности его к данным преступлениям не имеется, просит кассационное представление оставить без удовлетворения.

В кассационной жалобе осужденный Курчатов указывает, что приговор является незаконным и необоснованным ввиду нарушения уголовно-процессуального закона, несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела. Считает, что объективных доказательств его виновности не имеется, все обвинение построено на противоречивых показаниях потерпевшего, свидетелей обвинения, большинство из которых являются действующими сотрудниками милиции, а опознание произведено с грубыми нарушениями уголовно-процессуального закона. Приводя анализ доказательств, положенных в основу обвинительного приговора, считает, что они являются недопустимыми. Указывает, что суд принял сторону обвинения, оставив без внимания доводы защиты. Просит отменить приговор и прекратить уголовное преследование, а также отказать в удовлетворении исковых требований потерпевшего.

В кассационной жалобе в защиту Курчатова, анализируя доказательства, приведенные в приговоре в обоснование виновности осужденных, адвокат обращает внимание на то, что не отрабатывалась версия о том, что лица, напавшие на потерпевшего очевидно уехали на автомашине, о которой говорит в своих показаниях свидетель Исакина. Считает, что показания потерпевшего на предварительном следствии, в которых он дает описание одного из нападавших, должны быть поставлены под сомнение, поскольку он не мог запомнить столько примет. Обращает внимание на то, что в дальнейшем потерпевший расширял свои показания. По мнению адвоката, причастность Курчатова к совершению указанных судом преступлений, не доказана. Полагает, что приговор подлежит отмене ввиду неправильного применения норм материального и процессуального права. Просит уголовное дело в отношении Курчатова прекратить.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Войков указывает, что приговор суда является незаконным и необоснованным. Утверждает, что уголовное дело сфальсифицировано органами следствия, обвинения и судом. Считает, что предварительное и судебное следствие осуществлено с грубейшими нарушениями уголовно-процессуального закона. Указывает, что возбуждением против него уголовного дела нарушены п. 2 ч. 2 ст. 46 и п. 1 ч. 4 ст. 46 УПК РФ. Отмечает, что нарушено его право на защиту, выразившееся в том, что с момента его задержания ему не предоставлена возможность воспользоваться услугами защитника. Находит опознание его потерпевшим и свидетелем М произведенным с нарушением ст. 193 УПК РФ, поскольку статисты явно отличались от него и являлись сотрудниками милиции. Указывает, что протокол опознания потерпевшим его (Войкова) по фотографии был сфальсифицирован. Выражает несогласие с выводом суда о том, что свидетели М и Б опознали его, поскольку в судебном заседании М не смог описать его приметы, а Б опознавал его лишь на несколько процентов. Считает, что вещественные доказательства являются недопустимым доказательством. Указывает, что предмет, используемый в ходе совершения преступления в отношении потерпевшего, не был обнаружен и приговор основан лишь на показаниях потер-певшего, которые объективно ничем не подтверждены. Отмечает, что ни один из свидетелей, допрошенных в суде, не давал показаний о его причастности к данному преступлению, его алиби о нахождении на рабочем месте в городе Щелково не проверено, показания потерпевшего в судебном заседании противоречат его объяснениям и показаниям на предварительном следствии. Находит необоснованной квалификацию действий в отношении потерпевшего как хулиганства и с квалифицирующим признаком из хулиганских побуждений, а также в части квалифицирующего при-знака совершения преступления группой лиц по предварительному сговору. Просит приговор отменить и уголовное дело в отношении него прекратить.

В кассационной жалобе в защиту Войкова адвокат указывает, что приговор является несправедливым, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Отмечает, что суд не принял во внимание то, что по-терпевший неоднократно изменял показания касательно примет нападавших, а в судебном заседании и относительно высказанных в его адрес угроз. Находит необоснованной позицию суда первой инстанции об опознании Войкова свидетелями М, который не смог в судебном заседании описать приметы Войкова, и Б, который пояснил, что опознает Войкова на 90%. Считает, что при таких обстоятельствах суд обязан был вынести оправдательный приговор. Обращает внимание на то, что опознание потерпевшим Войкова производилось сначала по фотографии, а потому при выполнении процессуальных действий знал, на кого необходимо было указывать. Однако суд не отразил указанную позицию защиты в приговоре. Отмечает, что в материалах дела имеется рапорт, указывающий на причастность Войкова задолго до процессуального оформления данного факта. Полагает, что суд оставил без внимания доводы защиты и необоснованно осудил Войкова. Просит приговор отменить, уголовное дело в отношении Войкова прекратить.

В кассационной жалобе адвокат Жукова О.С. указывает, что суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы, в том числе на обстоятельства, указывающие на непричастность Войкова к совершению преступления. Отмечает, что приметы Войкова никто из свидетелей не называл, описание давалось лишь по одежде и телосложению. Обращает внимание на то, что изъятая в ходе предварительного следствия толстовка судом не исследовалась. Указывает на противоречия в показаниях свидетелей относительно одежды пробегавшего мимо них лица, и никто из них не давал описания найденной толстовки, экспертизой не установлено, что кровь на толстовке принадлежит потерпевшему. Считает, что при таких обстоятельствах вывод суда о принадлежности толстовки второму нападавшему, а тем более Войкову ничем не подтвержден. Не соглашается с выводом суда о допустимости протоколов опознания, поскольку в ходе допроса потерпевшего и свидетеля М никаких примет Войкова не называлось, потерпевший и свидетель ранее участвовали в опознании Войкова по фотографии. Отмечает на противоречивость примет Войкова, данных свидетелями М относительно цвета волос и свидетелем Х относительно национальной принадлежности. Указывает, что опознание Войкова в судебном заседании свидетелем Б произведено с нарушением требований ст. 193 УПК РФ. Считает, что Б уклонился от дачи показаний, так как отказался сообщить, какие именно приметы подозрительных людей назывались М, когда он звонил в милицию. Считает, что М и Б заинтересованы в обвинительном исходе по делу и дали показания с целью формирования доказательств обвинения своим товарищам по службе. Выражает сомнение в достоверности показаний свидетелей и несогласие с решением суда, отклонившим ходатайство об истребовании детализации звонков свидетеля М. Указывает, что судом не проверены обстоятельства, исключающие участие Войкова в совершении преступления, а именно, нахождение его в другом месте. Считает, что из обстоятельств дела не усматривается, в чем выразилось нарушение нападающими общественного порядка, а отсутствие доказательств, указывающих на мотив преступления, не является основанием для квалификации действий как хулиганских, и указывает на отсутствие составов преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 115 и ч. 2 ст. 213 УК РФ, и на непричастность Войкова к преступлению, совершенному в отношении потерпевшего. Просит приговор отменить, уголовное дело в отношении Войкова прекратить за отсутствием состава преступления.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, кассационного представления и возражений на него, находит приговор суда в части осуждения Курчатова и Войкова по п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ законными и обоснованными, а в части осуждения по ч. 2 ст. 213 УК РФ подлежащим пересмотру по следующим основаниям.

Вывод суда о доказанности вины осужденных в умышленном причинении потерпевшему К. легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья, из хулиганских побуждений, вопреки доводам кассационных жалоб, соответствует фактическим обстоятельствам, установленным судом первой инстанции, подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств: показаниями потерпевшего, подтверждавших факт причинения потерпевшему телесных повреждений Курчатовым и Войковым с применением бейсбольной биты при отсутствии каких-либо к тому причин; показаниями свидетеля К о том, что потерпевший, у которого на лице была кровь, сообщил о причинении ему телесных повреждений двумя ранее неизвестными ему молодыми людьми, использовавшими бейсбольные биты; показаниями свидетеля М о том, что, следуя на машине, увидел перебегавших дорогу двоих молодых людей, в руках у которых находились бейсбольные биты, о чем он сообщил в дежурную часть ОБ ППСМ; показаниями свидетеля Б, следовавшего в автомобиле с М, о том, что у одного из перебегавших через дорогу молодых людей он увидел бейсбольную биту, а второй что-то держал за пазухой; показаниями свидетеля Х о том, что он убирал прилегающую к корпусу 921 территорию и обратил внимание на двоих молодых людей, выбегавших из лесного массива. Один из них подошел к нему и просил позвонить, а второй стоял ближе к лесу. В ходе телефонного разговора молодой человек объяснял собеседнику свое местонахождение.
В это время к ним подошли сотрудники милиции и задержали указанного молодого человека, а второй молодой человек успел скрыться в лесном массиве; показаниями свидетеля М о том, что к нему подошел командир батальона и сообщил о звонке М, который дал приметы двух подозрительных молодых людей, перебегавших дорогу, и у которых в руках были бейсбольные биты. Проследовав с двумя стажерами в указанном направлении, он увидел молодого человека, разговаривавшего с дворником и второго, находившегося неподалеку в кустах и снимавшего с себя куртку. Молодой человек, увидев, что он приближается, бросил куртку и скрылся в лесном массиве. Затем он проследовал к Курчатову, чтобы выяснить, что он делает в данном месте, но внятного ответа не получил. Получив сообщение об избиении мужчины двумя неизвестными бейсбольными битами, он задержал Курчатова по подозрению в совершении указанного преступления. Показания потерпевшего и свидетелей исследованы, проанализированы и оценены в приговоре в совокупности с другими доказательствами по делу, не вызывающими сомнений в своей достоверности: протоколом опознания потерпевшим Курчатова; протоколами опознания потерпевшим Войкова по фотографии и лично; протоколами опознания свидетелем М по фотографии и лично Войкова; заключением судебно-медицинской экспертизы о характере, локализации, механизме образования и давности повреждений, обнаруженных у потерпевшего; другими доказательствами, содержание которых в необходимом объеме приведено в приговоре суда.

Судебная коллегия, вопреки доводам кассационных жалоб, не усматривает нарушений норм уголовно-процессуального закона при сборе доказательств. В обоснование вины осужденных в приговоре суд сослался только на допустимые доказательства. Существо показаний потерпевшего и свидетелей, на основании которых установлены обстоятельства, подлежащие доказыванию, изложено в приговоре в соответствии с их существом, отраженным в про-токоле судебного заседания. Все собранные по делу доказательства нашли свое отражение в приговоре. При этом суд оценил их в соответствии с требованиями ст.ст. 87, 88 УПК РФ. Выводы суда, по каким основаниям он принимает одни доказательства, а другие отвергает, в приговоре изложены в соответствии с положениями ст. 307 УПК РФ и не вызывает сомнений в своей обоснованности. Каких-либо данных о фальсификации доказательств по делу, заинтересованности в исходе дела сотрудников милиции, допрошенных в качестве свидетелей по делу, оснований оговора ими Курчатова и Войкова, равно как и существенных противоречий в их показаниях по обстоятельствам дела, которые бы повлияли или могли повлиять на решение суда о виновности или невиновности осужденных, судебной коллегией не установлено.

Версии осужденных о непричастности к совершению преступления в отношении потерпевшего К, а также Войкова о том, что 20 октября 2010г. он находился на работе в городе Щелково, были проверены судом и получили надлежащую оценку в приговоре. Органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих безусловную отмену приговора, вопреки утверждениям кассационных жалоб, допущено не было. Дело расследовано и рассмотрено объективно и в соответствии с законом. Все доводы кассационных жалоб о нарушениях уголовно-процессуального закона в ходе предварительного следствия, были предметом рассмотрения суда первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре, как с точки зрения их законности, так и обоснованности.
Выводы суда, изложенные в приговоре по указанным доводам защиты убедительны, основаны на оценке совокупности исследованных в судебном заседании доказательств и являются обоснованными. Не нашли своего подтверждения и доводы защиты об обвинительном уклоне суда в ходе судебного разбирательства. Как видно из протокола судебного заседания, председательствующий судья создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления представленных им прав. Заявленные сторонами ходатайства, в том числе о признании недопустимыми доказательствами протоколов опознания Войкова и Курчатова потерпевшим и свидетелем, были рассмотрены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и отклонены мотивированными постановлениями. Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, проверив доказательства, представленные как стороной обвинения, так и стороной защиты, сопоставив их друг с другом, оценив собранные доказательства в их совокупности, оценив имеющиеся противоречия, проверив все версии в защиту осужденных и правильно отвергнув их, суд пришел к обоснованному выводу о достаточности доказательств для признания Курчатова и Войкова виновными в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ. При этом судом дана надлежащая оценка характеру действий осужденных, направленности их умысла, не согласиться с которой у судебной коллегии оснований не имеется.

Вместе с тем, заслуживают внимания доводы жалобы адвоката Жуковой О.С. об отсутствии доказательств, указывающих на нарушение нападающими лицами общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу. Обстоятельства дела, как они установлены судом, свидетельствуют о том, что Курчатов и Войков беспричинно подвергли избиению потерпевшего с целью причинения вреда его здоровью, что свидетельствует о наличии в их действиях хулиганских побуждений.
Суд первой инстанции, правильно установив фактические обстоятельства, связанные с умышленным причинением потерпевшему легкого вреда здоровью, совершенном из хулиганских побуждений, в то же время без достаточных на то оснований дополнительно квалифицировал те же действия осужденных по ч. 2 ст. 213 УК РФ. Сам по себе факт умышленного причинения легкого вреда здоровью их хулиганских побуждений потерпевшему в общественном месте – неохраняемой неорганизованной автостоянке, расположенной между жилыми корпусами, учитывая время совершения преступления (8 часов 30 минут), при отсутствии очевидцев преступления, не может являться достаточным основанием для дополнительной квалификации содеянного как хулиганство.

Исходя из вышеизложенного, судебная коллегия приходит к выводу о том, что осуждение Курчатова и Войкова по ч. 2 ст. 213 УК РФ подлежит исключению, в связи с чем приговор подлежит изменению. Наказание, назначенное осужденным по п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ, соответствует требованиям ст. 6, 7, 43, 60 УК РФ и является справедливым.
Вывод суда о невозможности применения ст. 73 УК РФ является обоснованным.
Что касается вида исправительного учреждения, в котором надлежит отбывать наказание Курчатову и Войкову, осужденным за совершение преступления небольшой тяжести, то в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ он подлежит изменению на колонию-поселение.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационного представления об отмене приговора ввиду того, что суд не признал отягчающим наказание обстоятельством совершение преступления в составе группы лиц по предварительному сговору, поскольку из приговора усматривается, что суд учитывал при назначении наказания обстоятельства совершения преступления.
Кроме того, в кассационном представлении заместителя прокурора не указывается на мягкость назначенного судом наказания.
При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения кассационного представления не имеется.
Гражданский иск о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда потерпевшему, судом разрешен правильно.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Красногорского районного суда города Москвы от 20 апреля 2011 г. в отношении Курчатова Алек-сея Юрьевича и Войкова Дмитрия Вячеславовича изменить.
Исключить из приговора указание на осуждение Курчатова А.Ю. и Войкова Д.В. по ч. 2 ст. 213 УК РФ, и о назначении им наказания по правилам, предусмотренным ч. 2 ст. 69 УК РФ.
Считать Курчатова Алексея Юрьевича и Войкова Дмитрия Вячеславовича каждого осужденным по п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ к 1 (одному) году лишения свободы, с отбыванием наказания в колонии-поселении.
В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы и кассационное представление без удовлетворения.

4. Отграничение хулиганства от смежных составов преступлений

Хулиганство следует отличать от преступлений против личности,

порядка управления и от иных смежных составов преступлений.

Выше уже указывалось, как отграничивать хулиганство от

преступлений против личности, однако на практике встречают

затруднение случаи квалификации хулиганства с причинением вреда

здоровью и причинение вреда здоровью из хулиганских побуждений.

Ч. 1 ст. 213 УК РФ охватывает причинение легкого вреда

здоровью, и дополнительной квалификации по ст.ст. 115 и 116 УК РФ не

требуется. Если же в процессе хулиганства был причинен тяжкий или

средней тяжести вред здоровью либо оно повлекло за собой убийство

потерпевшего, то деяние должно квалифицироваться по совокупности

преступлений — ст. 213 и ст.ст. 111, 112 либо п. “и” ч. 2 ст. 105 УК

РФ, но лишь в тех случаях, когда хулиганские действия можно выделить

в самостоятельный состав преступления и они находятся в реальной

совокупности с указанными преступлениями.

В тех случаях, когда умысел виновного был направлен на

причинение вреда здоровью из хулиганских побуждений, на убийство из

хулиганских побуждений и в совершенных деяниях усматриваются только

хулиганские побуждения, при отсутствии тех действий, которые можно

выделить в самостоятельный состав преступления, предусмотренный ст.

213 УК РФ, деяние квалифицируется по п. “и” ч. 2 ст. 105, п. “д” ч.

2 ст. 111, п. “д” ч. 2 ст. 112 УК РФ без совокупности со ст. 213 УК

Т а б л и ц а 6

| Легкий вред здоровью | ч. 1 ст. 213 |

| Средней тяжести вред| п. “д” ч. 2 ст. 112 |

| Тяжкий вред здоровью | п. “д” ч. 2 ст. 111 |

| Смерть потерпевшего | п. “и” ч. 2 ст. 105 |

Так, Н., П. и Т. в зимний поздний вечер разъезжали по

Санкт-Петербургу на легковом автомобиле. Поравнявшись с одиноким,

неизвестным им прохожим, они выскочили из машины и стали его

избивать, затем затолкали в салон автомобиля. Подъехав к не

замерзшему берегу одной из рек города, они вытолкали его из машины,

раздели донага. Собранную одежду выбросили в реку, вновь избили

потерпевшего и уехали. От полученных повреждений и переохлаждения

потерпевший скончался на месте происшествия. В действиях указанных

лиц содержится состав, предусмотренный п. “и” ч. 2 ст. 105 УК РФ, и

дополнительной квалификации по ст. 213 УК РФ здесь не требуется.

Хулиганство по признаку наличия угрозы насилием необходимо

отличать от угрозы убийством или причинением вреда здоровью (ст. 119

Различия между данными составами следует проводить как по

объективной, так и по субъективной стороне преступления. По

объективной стороне угроза убийством или причинением тяжкого вреда

здоровью характеризуется тем, что потерпевший от преступления всегда

для виновного конкретен, именно ему, в его адрес предназначены

угрозы. При хулиганстве жертва преступления, как правило, случайна,

своим поведением она не могла спровоцировать такое к себе отношение.

Виновный выбирает ее, как бы подвернувшуюся под руку, чтобы сорвать

Далее, по ст. 119 УК РФ при высказывании угроз в адрес

потерпевшего лицо желает, чтобы потерпевший либо изменил свое

поведение, либо совершил какие-либо действия в угоду угрожающему;

при хулиганстве же виновное лицо либо никаких требований и претензий

к потерпевшему не предъявляет, либо эти требования и претензии носят

хулиганствующий характер. Лицо просто желает своим поведением,

своими угрозами проявить явное неуважение к обществу.

По субъективной стороне при угрозе убийством либо причинением

тяжкого вреда здоровью умысел виновного прямой, так как лицо

осознает, что угрозы дошли до сознания потерпевшего, ибо он уже

совершил такие действия, которые дают основания предполагать

осуществление угрозы; при хулиганстве умысел виновного направлен не

столько на осуществление угрозы, сколько на то, чтобы путем угроз

грубо нарушить общественный порядок и совершить соответствующие

Однако следует иметь в виду, что если хулиганские действия

сопровождаются угрозой убийства, то деяние следует квалифицировать

по совокупности преступлений — по ст.ст. 119 и 213 УК РФ, потому что

санкция ст. 119 УК РФ предусматривает такое наказание, как

ограничение свободы, что является более тяжким наказанием по

сравнению с предусмотренными ч. 1 ст. 213, за исключением лишения

свободы, которое предусмотрено обеими статьями с равными низшими и

Затруднения на практике вызывают и случаи отграничения

хулиганства от повреждения и уничтожения чужого имущества, так как

уничтожение и повреждение чужого имущества входит и в объективную

Принимая во внимание разницу в санкциях ч. 1 ст. 213 и ч. 1 ст.

167 УК РФ, при этом ч. 1 ст. 167 УК предусматривает и штраф, и более

длительный срок ареста по сравнению со ст. 213 УК РФ, представляется

целесообразным следующее решение вопроса. Если уничтожение и

повреждение чужого имущества не причинило значительного ущерба

потерпевшему, то деяние следует квалифицировать по ст. 213 УК РФ,

если же был причинен значительный ущерб, то деяние следует

квалифицировать по совокупности ст.ст. 213 и ч. 1 ст. 167 УК РФ.

Если же хулиганские действия, связанные с повреждением либо

уничтожением чужого имущества, содержали в себе квалифицирующие

признаки, предусмотренные ч. 2 ст. 167 УК РФ, т. е. были сопряжены с

поджогом, взрывом или совершены иным общеопасным способом либо

повлекли по неосторожности смерть человека или иные тяжкие

последствия, то деяние следует квалифицировать по совокупности ст.

213 и ч. 2 ст. 167 УК РФ.

Хулиганство следует отличать и от массовых беспорядков,

ответственность за которые предусмотрена ст. 212 УК РФ, особенно

когда имеет место уничтожение или повреждение чужого имущества.

Различие между указанными составами следует проводить по

субъективной стороне преступления. При массовых беспорядках виновные

лица стремятся продемонстрировать свое отрицательное отношение к

политике, проводимой государством, либо непонимание этой политики

или неодобрение, или непризнание ее, к деятельности местных властей;

при хулиганстве, связанном с групповыми хулиганскими действиями,

участвующие в преступлении лица стремятся проявить свое явное

неуважение к обществу, свое неприятие общепризнанных норм морали.

От вандализма, нового состава преступления, ответственность за

который предусмотрена ст. 214 УК, хулиганство следует отличать по

При хулиганстве предметом преступления может выступать чужое

имущество, при этом не раскрывается предметное содержание этого

имущества. Ст. 214 УК РФ содержит исчерпывающий перечень объектов,

которые являются предметом преступного посягательства. Это здания,

сооружения, имущество на общественном транспорте или в иных

Объективная сторона хулиганства заключается в уничтожении или

повреждении чужого имущества, а вандализма — в осквернении или порче

вышеперечисленных предметов преступного посягательства.

Уничтожение и повреждение имущества характеризовались при

анализе объективной стороны хулиганства.

Осквернение выражается в совершении тех действий, которые

приводят к обезображиванию пользующихся общественным вниманием

зданий и сооружений, за исключением памятников культуры, осквернение

которых представляет самостоятельный состав преступления,

предусмотренный ст. 243 УК РФ. Порча имущества заключается в

приведении его в полную негодность. По ст. 214 УК ответственность

наступает за порчу имущества на общественном транспорте и иных

По существу, осквернение зданий и сооружений может привести к

их повреждению, а порча имущества на общественном транспорте или

иных общественных местах может привести как к уничтожению, так и к

повреждению его. В этих случаях различия между данными составами

следует проводить по способу совершения данных деяний и степени

повреждения или уничтожения.

Как хулиганство должны квалифицироваться уничтожение или

повреждение имущества механическим способом, т. е. путем поджога, с

применением силы, с использованием каких-либо орудий или средств,

при этом утрачиваются или частично утрачиваются эксплутационные

свойства предмета преступного посягательства.

При вандализме эксплутационные свойства и качество имущества,

подвергнутого порче, практически сохраняются, но оно обезображено

циничными надписями, облито несмываемой краской и т. п.

При квалификации хулиганства возникает проблема отграничения

его от грабежа, так как при его совершении может иметь место и

завладение чужим имуществом. Квалификация преступлений в таких

ситуациях зависит от субъективной стороны, а именно от цели изъятия

имущества. Если при завладе-

нии чужим имуществом лицо преследовало корыстную цель, то деяние

следует квалифицировать как грабеж. Если же завладение чужим

имуществом преследовало цель глумления над потерпевшим, т. е. лицо

желало такими действиями поиздеваться над потерпевшим, то деяние

следует квалифицировать по совокупности преступлений как грабеж и

хулиганство (п. 17 постановления Пленума Верховного суда РСФСР от 22

марта 1966 г. с последующими изменениями “О судебной практике по

делам о грабеже и разбое”).

На отграничение хулиганства от преступлений против порядка

управления указывалось выше при анализе п. “б” ч. 2 ст. 213 УК РФ.

Приговор по статье 213 УК РФ (Хулиганство)

Приговор Замоскворецкого районного суда по части 2 статьи 213 УК РФ «хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия и предмета, используемого в качестве оружия, на ином транспорте общего пользования, группой лиц по предварительному сговору».

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

город Москва 24 ноября 2017 года

Замоскворецкий районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи К.А.А.,

при секретаре Г.Н.Н.,

с участием государственного обвинителя А. Л.Р.,

переводчиков М.Ж.Р., М.Н.Т.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в особом порядке судебного разбирательства материалы уголовного дела в отношении:

М.*****, **** года рождения, уроженца г. *****, гражданина РФ, со средним образованием, женатого, имеющего малолетнего ребенка, зарегистрированного по адресу: *****, фактически проживающего по адресу: г. ****, не работающего, военнообязанного, судимого 11.02.2015 года Гагаринским районным судом г. Москвы по ч. 2 ст. 162 УК РФ к лишению свободы на срок 2 года 6 месяцев, освобожденного 22.02.2017 года по отбытию наказания,

И.*****, **** года рождения, уроженца г. ***** гражданина Республики Узбекистан, со средним образованием, холостого, зарегистрированного и фактически проживающего по адресу: ****, не работающего, невоеннообязанного, не судимого,

обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 213, ст. 116, ч. 1 ст. 119 УК РФ,

М.***** и И.***** совершили хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия и предмета, используемого в качестве оружия, на ином транспорте общего пользования, группой лиц по предварительному сговору, нанесли побои и совершили иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, из хулиганских побуждений, а также совершили угрозу убийством и причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Данные преступления совершены при следующих обстоятельствах.

Так М.*****, имея умысел на совершение хулиганства, то есть грубого нарушения общественного порядка, в не установленное точно время, но не позднее 23 часов 53 минут 10 июня 2017 года, находясь на платформе станции «Марксистская» Калининской линии Московского метрополитена, расположенной по адресу: город Москва, улица Марксистская, дом 2, вступил в предварительный преступный сговор со своим знакомым И.*****, направленный на совершение хулиганства в форме грубого нарушения общественного порядка, выражающим явное неуважение к обществу, с применением оружия и предмета, используемого в качестве оружия, на ином транспорте общего пользования – Московском метрополитене. В качестве объектов преступного посягательства М.***** и И.***** избрали ранее незнакомых пассажиров Московского метрополитена М*****а А.И. и Т*****о Ю.Е., знакомых между собой, которые осуществляли посадку в вагон электропоезда, прибывшего на указанную станцию.

С целью реализации единого преступного умысла, М.***** и И.***** разработали совместный план совершения хулиганских действий и распределили между собой преступные роли, согласно которым М.***** и И.*****, находясь в вагоне электропоезда Московского метрополитена, то есть на объекте транспорта, являющимся общественным местом и местом повышенной опасности, действуя из хулиганских побуждений, желая противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение, должны были подойти к Т*****о Ю.Е. и М*****у А.И., и, используя малозначительный повод, спровоцировать конфликт, угрожая последним оружием и предметом, используемым в качестве оружия, после чего нанести побои Т*****о Ю.Е., при этом М.***** должен был подойти к М*****у А.И. и воспрепятствовать последнему в оказании помощи знакомому М*****а А.И. — Т*****о Ю.Е., угрожая М*****у А.И. ножом, относящимся к категории холодного оружия, а так же используя физическую силу, в то время как И.*****, должен был подойти к Т*****о Ю.Е. и угрожая последнему находящимся при И.***** ножом, к категории холодного оружия не относящимся, то есть предметом, используемым в качестве оружия, подавить таким образом волю потерпевшего к возможному сопротивлению, после чего М.***** и И.*****, действуя из хулиганских побуждений, намеревались избить Т*****о Ю.Е., нанеся тому множественные удары руками и ногами в область головы, лица и туловища.

Реализуя совместный преступный умысел, направленный на грубое нарушение общественного порядка, на объекте транспорта – Московском метрополитене, М.***** и И.***** 10 июня 2017 года примерно в 23 часа 53 минуты, зашли в вагон электропоезда, следующего от станции «Марксистская» до станции «Третьяковская» Калининской линии Московского метрополитена, расположенной по адресу: город Москва, улица Большая Ордынка, дом 23, где М.***** подошел к М*****у А.И. и в присутствии пассажиров Московского метрополитена, которые во-избежание получения телесных повреждений отошли в другую часть вагона, выражаясь грубой нецензурной бранью, оскорбляя человеческое достоинство потерпевших М*****а А.И. и Т*****о Ю.Е., то есть умышленно нарушая общепризнанные нормы и правила поведения, желая противопоставить себя окружающим, достал из своего рюкзака заранее приготовленный нож, являющийся согласно заключению судебной экспертизы холодного оружия № ***** от 21.06.2017 г. охотничьим ножом, относящимся к категории колюще-режущего холодного оружия, который применил в качестве оружия, обнажив его лезвие и приставив к горлу М*****а А.И., сопровождая свои действия обещаниями порезать горло последнего, таким образом, препятствуя М*****у А.И. в оказании помощи Т*****о Ю.Е., в то время как И.*****, действуя согласно отведенной ему преступной роли, достал из кармана заранее приготовленный складной нож, являющийся, согласно заключению судебной экспертизы холодного оружия № ***** от 17.06.2017 г., ножом хозяйственно-бытового назначения и к категории холодного оружия не относящийся, который так же применил в качестве оружия, обнажив его лезвие и демонстрируя окружающим, попытался нанести им удар сбоку в туловище Т*****о Ю.Е., который, воспринимая данную угрозу, как реально опасную для себя, схватил И.***** за руку, не дав лезвию ножа соприкоснуться со своим туловищем. После чего в ответ на требования М*****а А.И. прекратить конфликт и убрать нож, И.*****, продолжая действовать из хулиганских побуждений и использовать указанный нож в качестве оружия, приставил нож к горлу М*****а А.И. Таким образом, действуя совместно и согласованно, подавив волю потерпевшего Т*****о Ю.Е. к сопротивлению и воспрепятствовав попыткам помощи Т*****о Ю.Е. со стороны М*****а А.И., М.***** и И.***** беспрепятственно, вдвоем стали наносить множественные удары кулаками и ногами в голову, лицо и туловище Т*****о Ю.Е., всего вдвоем нанеся последнему не менее 8 ударов. При этом, И.***** нанес один удар ногой в голову Т*****о Ю.Е.

Когда поезд прибыл на платформу станции «Третьяковская» Калининской линии Московского метрополитена, расположенной по адресу: город Москва, улица Большая Ордынка, дом 23, М. ***** вместе с И.***** вышли на платформу, где 10 июня 2017 года, примерно в 23 часа 55 минут, действуя в продолжение единого преступного умысла, они продолжили свои совместные и согласованные хулиганские действия, в ходе которых М.***** и И.***** вдвоем нанесли Т*****о Ю.Е. не менее 12 ударов кулаками и ногами в область головы, лица и туловища, при этом И.***** нанес Т*****о Ю.Е. не менее 8 ударов кулаками и ногами в область головы, лица и туловища, от одного из которых Т*****о Ю.Е. потерял равновесие и упал на пол платформы, после чего И.*****, действуя с ведома М.***** схватил Т*****о Ю.Е. за ногу и потащил к краю платформы, намереваясь сбросить потерпевшего на жесткий путь, тем самым на виду у пассажиров Московского метрополитена, продолжая грубо нарушать общественный порядок и общепризнанные нормы и правила поведения. В то же время М.*****, действуя во исполнение своей преступной роли, с целью оказания помощи и содействия И.***** в их совместных хулиганских действиях, преодолевая правомерные действия М*****а А.И., направленные на прекращение побоев Т*****о Ю.Е., нанёс М*****у А.И. множественные удары кулаками в область лица, сопровождая свои действия нецензурной бранью в адрес потерпевшего, при этом, продолжая наносить удары в присутствии подошедшего сотрудника полиции, игнорируя неоднократные требования последнего прекратить противоправное поведение, всего нанеся при вышеуказанных обстоятельствах не менее 4 ударов кулаком в лицо М*****а А.И. После чего М.*****, действуя с ведома И. ***** вновь достал из рюкзака вышеуказанный нож, относящийся к категории холодного оружия, который на виду у граждан — пассажиров Московского метрополитена, применил в качестве оружия, обнажив его лезвие и приставив к горлу М*****а А.И., таким образом угрожая потерпевшему применением насилия, опасного для жизни и здоровья, намереваясь осуществить задуманную угрозу, при этом не реагируя на требования сотрудника полиции убрать нож от горла М*****а А.И., тем самым М.***** и И.***** продолжали грубо и дерзко нарушать общественный порядок, выражая явное неуважение к обществу из желания противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение. Увидев пистолет в руках сотрудника полиции М.***** убрал свой нож в рюкзак, после чего вместе с И.***** продолжил их совместные хулиганские действия, в ходе которых И.***** подойдя к Т*****о Ю.Е., схватил последнего за одежду и дернул на себя, отчего Т*****о Ю.Е. потерял равновесие и упал на пол, а затем М.***** и И.***** вдвоем нанесли Т*****о Ю.Е. не менее 4 ударов кулаками в туловище и голову. После чего М.***** вместе с И.***** попытались скрыться с места совершения преступления, однако примерно в 23 часа 59 минут 10 июня 2017 года их совместные хулиганские действия были пресечены сотрудниками полиции, и они были задержаны и доставлены в комнату полиции.

В результате совместных хулиганских действий, охваченных единым преступным умыслом, М.***** с И.***** причинили потерпевшему М*****у А.И. физическую боль, а потерпевшему Т*****о Ю.Е. физическую боль и телесные повреждения в виде раны верхней губы справа, ссадин и кровоподтеков лицевой части головы (без указания количества и более точной анатомической локализации), которые образовались от ударных и скользящих воздействий в области лица потерпевшего тупого (-ых) твердого (-ых) предмета (ов), которые согласно выводам судебно-медицинской экспертизы № ***** от 02.08.2017 года не причинили вреда здоровью Т*****о Ю.Е.

Кроме того, М.***** 10 июня 2017 года, в период времени с 23 часов 53 минут до 23 часов 55 минут, находясь в вагоне электропоезда, следующего от станции «Марксистская» до станции «Третьяковская» Калининской линии Московского метрополитена, расположенной по адресу: город Москва, улица Большая Ордынка, дом 23, то есть на объекте метрополитена, являющегося общественным местом, в ходе совершения при вышеизложенных обстоятельствах совместных хулиганских действий с И.*****, имея умысел, направленный на нанесение побоев и совершение иных насильственных действий в отношении Т*****о Ю.Е. и М*****а А.И., действуя из хулиганских побуждений, в присутствии пассажиров Московского метрополитена, выражаясь грубой нецензурной бранью, оскорбляющей человеческое достоинство потерпевших М*****а А.И. и Т*****о Ю.Е., то есть умышленно нарушая общепризнанные нормы и правила поведения, в то время как М.***** достал из своего рюкзака заранее приготовленный нож, относящийся к категории колюще-режущего холодного оружия и, обнажив его лезвие, приставил к горлу М*****а А.И., то есть совершил иные насильственные действия, причинившие физическую боль, таким образом, препятствуя М*****у А.И. в оказании помощи Т*****о Ю.Е., И.*****, действуя согласно отведенной ему преступной роли, достал из кармана складной нож, лезвием которого попытался нанести удар с боку в туловище Т*****о Ю.Е., однако последний схватил И.***** за руку, не дав лезвию соприкоснуться со своим туловищем, подавив, таким образом, волю потерпевшего к возможному сопротивлению. После чего М.***** и И.*****, действуя одновременно, совместно и согласованно, вдвоем нанесли не менее 8 ударов кулаками и ногами в лицо и туловище Т*****о Ю.Е., при этом И.***** нанес один удар ногой в голову Т*****о Ю.Е., причинив потерпевшим Т*****о Ю.Е. и М*****у А.И. всеми указанными побоями и насильственными действиями физическую боль и нравственные страдания.

Когда поезд прибыл на платформу станции «Третьяковская» Калининской линии Московского метрополитена, расположенной по адресу: город Москва, улица Большая Ордынка, дом 23, М.***** вместе с И. *****, примерно в 23 часа 55 минут вышли на платформу станции, где они продолжили из хулиганских побуждений совместно наносить побои Т*****о Ю.Е. и М*****у А.И. В ходе чего М.***** и И.***** вдвоем нанесли не менее 12 ударов кулаками в область головы, лица и туловища Т*****о Ю.Е., при этом И.***** нанес Т*****о Ю.Е. не менее 8 ударов кулаками в область головы, от одного из которых Т*****о Ю.Е. потерял равновесие и упал на пол платформы, затем И.*****, действуя с ведома М.***** схватил Т*****о Ю.Е. за ногу и потащил к краю платформы, чем причинил Т*****о Ю.Е. физическую боль, таким образом, совершив иные насильственные действия, тем самым на виду у пассажиров метрополитена, продолжая грубо нарушать общественный порядок и общепризнанные нормы и правила поведения. В то же время М.*****, действуя согласно отведенной ему преступной роли, в целях оказания помощи и содействия своему соучастнику И.*****, сопровождая свои действия нецензурной бранью в адрес потерпевшего, нанёс М*****у А.И. побои – не менее 4 ударов кулаками в область лица, после чего М.***** вновь достал из рюкзака вышеуказанный нож, относящийся к категории холодного оружия, обнаженное лезвие которого на виду у граждан — пассажиров Московского метрополитена, приставил к горлу М*****а А.И., тем самым нанеся последнему побои и совершив иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие каких-либо телесных повреждений, игнорируя при этом требования сотрудника полиции прекратить противоправное поведение, таким образом, продолжая грубо и дерзко нарушать общественный порядок, выражая явное неуважение к обществу. Увидев оружие в руках сотрудника полиции М.***** убрал нож в рюкзак, после чего вместе с И.***** они продолжили нанесение побоев Т*****о Ю.Е., в ходе чего, И.***** подошел к Т*****о Ю.Е. и, схватив последнего за одежду, дернул на себя, отчего Т*****о Ю.Е. потерял равновесие и упал на пол, испытав при падении физическую боль, тем самым И.***** совершил иные насильственные действия, а затем М.***** и И.***** вдвоем нанесли Т*****о Ю.Е. не менее 4 ударов кулаками в голову и туловище. После чего М.***** и И.***** попытались скрыться с места совершения преступления, однако, примерно в 23 часа 59 минут 10 июня 2017 года их совместные преступные действия были пресечены сотрудниками полиции, и они были задержаны и доставлены в комнату полиции.

Таким образом М.***** совместно с И.***** всеми вышеуказанными побоями и иными насильственными действиями, причинили М*****у А.И. физическую боль, а Т*****о Ю.Е. физическую боль и телесные повреждения в виде раны верхней губы справа, ссадин и кровоподтеков лицевой части головы (без указания количества и более точной анатомической локализации), которые образовались от ударных и скользящих воздействий в области лица потерпевшего тупого (-ых) твердого (-ых) предмета (ов), которые согласно выводам судебно-медицинской экспертизы № ***** от 02.08.2017 года не повлекли вреда здоровью потерпевшего, то есть последствий указанных в ст. 115 УК РФ.

Кроме того, М.***** 10 июня 2017 года, в период времени с 23 часов 53 минут до 23 часов 55 минут, находясь в вагоне электропоезда, следующего от станции «Марксистская» до станции «Третьяковская» Калининской линии Московского метрополитена, расположенной по адресу: город Москва, улица Большая Ордынка, дом 23, то есть на объекте метрополитена, являющегося общественным местом, в ходе совершения при вышеизложенных обстоятельствах совместно с И.***** хулиганства, нанесения побоев и иных насильственных действий, реализуя имеющийся у них единый преступный умысел, направленный на психическое насилие над личностью, выражающееся в намерении запугать потерпевших Т*****о Ю.Е. и М*****а А.И. причинением тяжкого вреда здоровью и убийством, в то время как М.*****, действуя согласно отведенной ему преступной роли, достал из своего рюкзака заранее приготовленный нож, который согласно заключения судебной экспертизы холодного оружия № ***** от 21.06.2017 г. является охотничьим ножом и относится к категории колюще-режущего холодного оружия и, обнажив его лезвие, приставил к горлу М*****а А.И., подтверждая реальность своих намерений словесными угрозами причинения тяжкого вреда здоровью М*****а А.И., которую последний воспринял как реально осуществимую, тем самым препятствуя последнему в оказании помощи Т*****о Ю.Е., И.***** достал из кармана заранее приготовленный складной нож, который согласно заключения судебной экспертизы холодного оружия № ***** от 17.06.2017 г., является ножом хозяйственно-бытового назначения и к категории холодного оружия не относится, и, высказывая в адрес Т*****о Ю.Е. угрозы причинения тяжкого вреда здоровью, демонстрируя реальность своих намерений, лезвием ножа, попытался нанести удар с боку в туловище Т*****о Ю.Е., однако, последний, воспринимая данную угрозу как реально осуществимую, схватил И. ***** за руку, не дав лезвию ножа соприкоснуться со своим туловищем.

Когда поезд прибыл на платформу станции «Третьяковская» Калининской линии Московского метрополитена, расположенной по адресу: город Москва, улица Большая Ордынка, дом 23, М.***** и И.***** примерно в 23 часа 55 минут вышли на платформу станции, где И. *****, действуя в продолжении единого преступного умысла, направленного на совершение угрозы убийством и причинением тяжкого вреда здоровью, желая испугать, вызвать у потерпевших страх и беспокойство за свою жизнь и здоровье, осознавая и желая, чтобы высказанные угрозы были восприняты реально, схватил Т*****о Ю.Е. за ногу и потащил к краю платформы, намереваясь столкнуть потерпевшего на жесткий путь, тем самым создав обстановку восприятия данных угроз как реально осуществимую, в то время как М.*****, действуя согласно отведенной ему преступной роли, в целях оказания помощи и содействия И.***** и воспрепятствованию действиям М*****а А.И., направленных на помощь Т*****о Ю.Е., примерно в 23 часа 57 минут достал из своего рюкзака вышеуказанный нож, относящийся к категории колюще-режущего холодного оружия, обнаженное лезвие которого на виду у пассажиров Московского метрополитена, приставил к горлу М*****а А.И., высказав при этом в адрес последнего словесную угрозу убийством, а именно: «Я тебя убью, порежу», демонстрируя, при этом решимость осуществления этой угрозы. Исходя из сложившейся обстановки, способа осуществления угроз, агрессивного и озлобленного поведения М.***** и И.*****, потерпевшие М***** А.И. и Т*****о Ю.Е. восприняли данные угрозы убийством и причинением тяжкого вреда здоровью как реально опасные и имели все основания опасаться их осуществления.

Подсудимые М.***** и И.***** заявили ходатайства об особом порядке судебного разбирательства, пояснив, что с формулировкой предъявленного обвинения и квалификацией их действий согласны, вину признают полностью, раскаиваются в содеянном, ходатайства заявили добровольно и после консультации с адвокатом по уголовным делам в Москве, настаивают на его удовлетворении, осознают характер и последствия постановления приговора без проведения судебного следствия.

Адвокаты по уголовным делам поддержали позицию своих доверителей и просили удовлетворить заявленное ходатайство о применении особого порядка судебного разбирательства.

Условия, предусмотренные статьями 314-316 УПК РФ соблюдены и с учетом отсутствия возражений потерпевших и государственного обвинителя, суд приходит к выводу о возможности удовлетворения заявленного ходатайства. При этом следует признать, что обвинение, с которым согласились М.***** и И.***** обоснованно и подтверждается собранными по уголовному делу доказательствами.

Суд квалифицирует действия каждого из подсудимых по ч. 2 ст. 213 УК РФ, как хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия и предмета, используемого в качестве оружия, на ином транспорте общего пользования, группой лиц по предварительному сговору, по ст. 116 УК РФ, как побои и иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, из хулиганских побуждений, по ч. 1 ст. 119 УК РФ, как угроза убийством и причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

В соответствии со ст. 15 УК РФ, преступления, совершенные М.***** и И.***** относятся к категории тяжких против общественной безопасности, а также к категории небольшой тяжести против личности.

Обсуждая вопрос о назначении подсудимым вида и размера наказания, за каждое совершенное преступление, руководствуясь принципом справедливости, суд учитывает в соответствии с положениями ст. 60 УК РФ характер и степень общественной опасности, мотив совершенных подсудимыми преступлений, обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание, данные о личности М.***** и И.*****, их возраст, состояние здоровья, семейное положение, индивидуально-психологические особенности, а также влияние назначенного наказания на исправление виновных и на условия жизни их семей.

М.***** и И.***** в НД, ПНД на учетах не состоят, И.***** не судим, характеризуется удовлетворительно, М. ***** характеризуется отрицательно / т. 2 л.д.95-97, 109, 124-125, 129, 131 /.

Согласно заключению амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы № ***** от 05.07.2017 года М.***** в период относящийся к инкриминируемым ему деяниям, каким-либо хроническим психическим расстройством, слабоумием или иным болезненным состоянием психики не страдал и не страдает в настоящее время. У него имеется эмоционально-неустойчивое расстройство личности, однако указанные изменения психики не лишали М.***** способности в период инкриминируемых ему деяний осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В период инкриминируемых деяний у него не обнаруживалось признаков какого-либо временного психического расстройства, которое лишало бы его способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В настоящее время может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, понимать характер и значение уголовного судопроизводства, своего процессуального положения, самостоятельно совершать действия, направленные на реализацию своих прав и обязанностей, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания. В применении по отношению к нему принудительных мер медицинского характера не нуждается. В настоящее время не обнаруживает клинических признаков синдрома зависимости от психоактивных веществ (алкоголизма, наркомании), поэтому в применении лечения, медицинской и социальной реабилитации, предусмотренной ст. 72.1 УК РФ, не нуждается / т. 2 л.д.59-61 /.

Согласно заключению амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы № ***** от 05.07.2017 года И.***** каким-либо хроническим психическим расстройством, слабоумием или иным болезненным состоянием психики, которое лишало бы его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий не страдал и не страдает в настоящее время. В период инкриминируемых деяний у него не обнаруживалось признаков какого-либо временного психического расстройства, которое лишало бы его способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В настоящее время И.***** может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, понимать характер и значение уголовного судопроизводства, своего процессуального положения, самостоятельно совершать действия, направленные на реализацию своих прав и обязанностей, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания. В применении принудительных мер медицинского характера не нуждается. В связи с отсутствием в настоящее время клинических признаков синдрома зависимости от психоактивных веществ (алкоголизма, наркомании), не нуждается в применении лечения от наркомании, медико-социальной реабилитации в порядке, предусмотренном ст. 72.1 УК РФ / т. 2 л.д.72-74 /.

К обстоятельству, смягчающему наказание подсудимых относительно каждого совершенного преступления, суд относит признание ими своей вины и чистосердечное раскаяние в содеянном.

Суд также признает в качестве смягчающих наказание М.***** обстоятельств относительно каждого совершенного преступления, наличие у него заболеваний, а также в соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ наличие на иждивении малолетнего ребенка.

Обстоятельствами, смягчающими наказание И.***** относительно каждого совершенного преступления, также являются его молодой возраст, наличие у него на иждивении младших братьев и наличие заболеваний у его близкого родственника.

Обстоятельством, отягчающим наказание М.***** относительно совершенного преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ, в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ является рецидив преступлений, который в соответствии с п. «б» ч. 2 ст. 18 УК РФ является опасным.

Обстоятельствами, отягчающими наказание М.***** относительно совершенных преступлений, предусмотренных ст. 116, ч. 1 ст. 119 УК РФ, в соответствии с п. п. «а», «в» ч. 1 ст. 63, ч. 1 ст. 18 УК РФ является рецидив преступлений и совершение преступления группой лиц по предварительному сговору.

Обстоятельством, отягчающим наказание И.***** относительно совершенных преступлений, предусмотренных ст. 116, ч. 1 ст. 119 УК РФ, в соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ является совершение преступления группой лиц по предварительному сговору.

Суд полагает, что цели наказания, указанные в ст. 43 УК РФ, с учетом оценки в совокупности и отдельно всего приведенного выше, поведение подсудимых, тяжести содеянного, конкретных обстоятельств совершенных М.***** и И.***** преступлений, роли каждого в содеянном, а также мнение потерпевших, не настаивавших на строгом наказании, полагаясь в решении данного вопроса на усмотрение суда, могут быть достигнуты при назначении М.***** за каждое совершенное преступление наказания в виде лишения свободы, И.***** по ч. 2 ст. 213 УК РФ в виде лишения свободы, по ст. 116, ч. 1 ст. 119 УК РФ – в виде обязательных работ.

При назначении М.***** и И.***** наказания за совершение каждого преступления, суд применяет правила ч. 5 ст. 62 УК РФ, ч. 7 ст. 316 УПК РФ, М.***** также ч. 2 ст. 62 УК РФ.

В связи с отсутствием исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами совершенных подсудимыми преступлений, а также других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности содеянного ими, суд не находит оснований для применения к М.***** за каждое совершенное преступление положений ст. ст. 64, 73, ч. 3 ст. 68 УК РФ, к И.***** за совершенное преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 213 УК РФ положений ст. 73 УК РФ, за каждое совершенное преступление положений ст. 64 УК РФ, за совершенные преступления, предусмотренные ст. 116, ч. 1 ст. 119 УК РФ положений ст. 76.2 УК РФ, а также в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ, оснований для изменения категории совершенного подсудимыми преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ, считая невозможным их исправление и перевоспитание без изоляции от общества, полагая, что такое наказание будет являться не только соразмерным содеянному, но и окажет наиболее эффективное воздействие на виновных с целью предупреждения совершения ими новых преступлений, без ущерба интересов их семей.

При определении М.***** и И.***** окончательного размера наказания, суд применяет правила ч. 3 ст. 69 УК РФ и назначает наказание по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний, И.***** также с учетом положения ст. 71 УК РФ.

В соответствии с п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ, наказание И.***** отбывать в исправительной колонии общего режима.

В соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ, наказание М.***** отбывать в исправительной колонии строгого режима.

Судьба вещественных доказательств, в соответствии со ст. 81 УПК РФ, исходя из их значимости, разрешена в резолютивной части приговора.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. ст. 296-299, 316 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

признать М.***** и И.***** виновными в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 213, ст. 116, ч. 1 ст. 119 УК РФ и назначить:

— по ч. 2 ст. 213 УК РФ наказание в виде лишения свободы на срок 3 (три) года;

— по ст. 116 УК РФ наказание в виде лишения свободы на срок 1 (один) год;

— по ч. 1 ст. 119 УК РФ наказание в виде лишения свободы на срок 1 (один) год.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначить М.**** наказание в виде лишения свободы на срок 3 (три) года 6 (шесть) месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

— по ч. 2 ст. 213 УК РФ наказание в виде лишения свободы на срок 2 (два) года;

— по ст. 116 УК РФ наказание в виде обязательных работ на срок 200 (двести) часов;

— по ч. 1 ст. 119 УК РФ наказание в виде обязательных работ на срок 300 (триста) часов.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначить И.***** наказание в виде лишения свободы на срок 2 (два) года 1 (один) месяц, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок наказания осужденным М.**** и И.*** исчислять с 24.11.2017 года, засчитав в отбытый срок время содержания их под стражей с 11.06.2017 года по 23.11.2017 года.

Меру пресечения М.**** и И.***** до вступления приговора в законную силу в виде содержания под стражей оставить прежнюю.

Вещественные доказательства по делу:

— нож в ножнах, складной нож «STAINLESS» по вступлении настоящего приговора в законную силу уничтожить;

— диск с видеозаписью – хранить при материалах уголовного дела в течение всего срока хранения уголовного дела.

Приговор по статье 213 УК РФ (Хулиганство) может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение 10 суток со дня его провозглашения с соблюдением требований ст. 317 УПК РФ, а осужденными М.***** и И.*****, содержащимися под стражей, в тот же срок со дня вручения им копии приговора.

В случае подачи апелляционной жалобы, осужденные вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции и поручать осуществление своей защиты избранному ими адвокату по уголовным делам либо ходатайствовать перед судом о назначении уголовного адвоката.

Смотрите еще:

  • Закон 115 статья 133 ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ "О ПРАВОВОМ ПОЛОЖЕНИИ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ "О ПРАВОВОМ ПОЛОЖЕНИИ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН В […]
  • Фз 2300-1 от 05052014 о защите прав потребителей Закон "О защите прав потребителей" Закон РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-I"О защите прав потребителей" С изменениями и дополнениями от: 2 июня 1993 г., 9 января 1996 г., 17 декабря 1999 г., […]
  • Едв на жилье военнослужащим калькулятор Калькулятор жилищной субсидии военнослужащих на 1-е полугодие 2018 года Калькулятор жилищной субсидии на 2-е полугодие 2018 года смотрите здесь=> Данный калькулятор жилищной субсидии […]
  • Законом о защите прав потребителей вывеска Информация об изготовителе - ЗАКОНЫ РФ РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ О ЗАЩИТЕ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ (с изменениями и дополнениями от 2 июня 1993 г., 9 января 1996 г., 17 декабря 1999 г., 30 декабря […]
  • Плохое лечение РІ больнице РєСѓРґР° жаловаться Первомайский РјРёСЂРѕРІРѕР№ СЃСѓРґ РѕРјСЃРє официальный сайт РЎС‚ 92 Р±Рє Гражданский кодекс СЂС„ 2018 статья 610 Езда РЅР° авто […]
  • Ук статья 115 ч1 Ук статья 115 ч1 Благодаря грамотно продуманной стратегии защиты в уголовном деле по обвинению в умышленном убийстве - ч. 1 ст. 115 УК адвокат по уголовным делам в Одессе добился для […]
  • Договор на оказание риэлторских услуг по продаже Договор на оказание риэлторских услуг по продаже Участок хвойного леса 6 га, на берегу Томи под строительство коттеджного поселка, в 10 км от Кемерово. Земля и постройки в […]
  • Уголовный кодекс 115 ч2 Уголовный кодекс Украины Статья 115. Умышленное убийство 1. Убийство, т.е. умышленное противоправное причинение смерти другому человеку, - наказывается лишением свободы на срок от семи до […]
admin

Обсуждение закрыто.

Proudly powered by WordPress | Theme: Stacy by SpiceThemes