Индия наказание за воровство

Индия наказание за воровство

Наказание по законам Ману

Особенностью законов Ману является преобладание религиозных норм, которые содержат правила должного поведения всех варн, а в случае их несоблюдения виновные карались тяжкими заболеваниями при жизни или мучениями после смерти (ст.170 гл.III, ст. 75,82,88-90,94,98-100 гл.VIII) 1 . «Чёрным, красноглазым, уничтожающим преступников» описывают законы Ману наказание, «правящее всеми людьми», «подчиняющее весь мир» и «ограждающее народ от возмущения» (ст. 22,24,25 гл.VII). Согласно ст.18 гл.VII, наказание является воплощением дхармы – совокупности религиозно-правовых предписаний, правил должного поведения для каждой варны. Назначение наказания состоит в сохранении порядка и охране людей от преступлений, а также очищении преступника от греха 2 . В главе XI содержится много статей, регулирующих порядок очищения преступника, в основном, в виде аскетических подвигов или принесения жертв, но правового значения эти нормы не имеют.

Целью наказания являлось возмездие преступнику, предупреждение новых преступлений и устрашение (ст.262,263 гл. VIII) 3 . Устрашению отвечало содержание ст.288 гл.IX: «Все тюрьмы должны располагаться вблизи главных улиц, где все могли бы видеть страдающих и обезображенных преступников», а также ряд публичных наказаний, в том числе публичная смертная казнь 4 .

В наибольшей степени законы Ману защищали брахманов как представителей высшей варны. Преступления против брахманов считались грехом, наказание за них были самыми строгими (ст. 165-168 гл.IV) 5 . Они запрещались многими религиозными нормами (например, ст. 165-168 гл.III; ст.205-208 гл.XI) 6 . За притеснение брахмана виновный подлежал телесным наказаниям (ст.248, гл.IX) 7 . При убийстве брахмана, кроме телесных наказаний, применялось клеймение. Законы Ману в ст.127 гл.XI определяют ценность жизни брахмана в 16 раз больше, чем шудры. Причём, наказание за убийство шудры по ст.132 гл.XI приравнивалось к наказанию за убийство ряда животных (например, вороны или собаки) 8 .

Правом налагать наказания по законам Ману обладал царь, который рассматривал дела о преступлениях (ст.26 гл.VI) 9 . При рассмотрении учитывался мотив преступления, время, место совершения, способ и состояние виновного. Отягчающими обстоятельствами были преступления, совершённые ночью, умышленно, с применением насилия или причинением ущерба (ст.276 гл. IX) 10 . Смягчающими обстоятельствами являлись: отсутствие умысла (неосторожность) на совершение преступления или если деяние совершал ребёнок, старик, беременная женщина (ст.126,220-231,262,263,341 гл.VIII, ст.239 гл.IX 11 ). Царю предписывалось решать дела по справедливости, в противном случае его могли изгнать вместе с родственниками из страны и даже казнить (ст.19,302-309 гл.VIII) 12 .

Виды наказания были различны: штрафы (как правило, уплачивались царю, а он бросал их в воду или отдавал брахманам (ст.243,244 гл. VIII) 13 ), изгнание, конфискация – для всех варн; телесные наказания, в том числе членовредительство назначались трём варнам. Самым строгим наказанием являлась смертная казнь (способы различны: утопление, сжигание, посажение на кол, затаптывание и разрывание животными, заливание горла свинцом и простая казнь – отрубление головы). Смертная казнь назначалась за особо тяжкие преступления: ложное донесение, подкуп советников царя, убийство женщины, детей и стариков, служение врагам царя (ст.232 гл.IX).

Последовательность назначения наказаний дана в ст.129 гл.VIII: замечание, выговор, штраф и телесные наказания, но при этом, ст.130 гл.VIII предписывает «в исключительных случаях» назначать все 4 вида наказаний 14 .

Древние индусы верили в одушевлённость всех вещей и считали их продолжением владельца, поэтому процесс наложения наказания за преступления против собственности детально регламентирован в законах Ману. Ст. 302 гл.VIII предписывала царю крайнее старание в обуздании воров. Если он не наказывал преступника, то сам считался вором (ст.316 гл.VIII). В ст.310 гл.VIII перечислены виды наказаний за воровство: заточение, заковывание в цепи и различные телесные наказания 15 .

Законами защищалась собственность всех варн (ст.40 гл.VIII). Рабы не могли быть собственниками, поскольку сами считались вещью (ст.417 гл.VIII) 16 .

Охране права собственности посвящены в основном статьи 320-331 гл.VIII. Наказание зависело от обстоятельств (кража с проломом стены была самым тяжким из всех преступлений против собственности), размера украденного и знакомства с потерпевшим (если преступник знал владельца, наказание было меньше). Сословное положение преступника, как правило, не имело значения 17 .

Большинство из преступлений против собственности наказывались штрафом, телесными и членовредительскими наказаниями (как правило, отсечением рук). Отсечение руки вора многие комментаторы связывают с существованием символического талиона. Законы Ману предписывали отсечь у преступника ту часть тела, которой он действует против людей (ст.279 гл.IX). В особых случаях назначалась смертная казнь (например, по ст.270 гл. IX, при захвате вора на месте преступления, разрешалось сразу же его казнить) 18 .

Ст. 332 гл.VIII разграничивает наказание за кражу и грабёж: кража — деяние, совершённое в отсутствие собственника, а грабёж – в присутствии владельца и с применением насилия. Грабёж наказывался строже кражи. Законы Ману устанавливают последовательность наложения наказания при повторных преступлениях: первая кража наказывалась штрафом или отсечением 2 пальцев, при второй следовало отсечь руку и ногу, при третьей преступнику назначалась смертная казнь. По ст. 341 гл.VIII не наказывалась кража при крайних обстоятельствах (при отсутствии средств существования), но только совершённая дваждырожденными 19 .

Кража собственности недееспособных опекунами, а также кража царскими слугами имущества, переданного на хранение, наказывались смертной казнью (ст.29, ст.34 гл.VIII). Телесное наказание и штраф назначались за повреждение имущества, животных, деревьев, незаконное требование долга и невозврат долга (ст. 48,51, 152,192,193, 257,263,264,285-288 гл.VIII) 20 .

Одной из целей законов Ману была охрана общественного порядка. Она достигалась путём установления наказания за оскорбление словом. Оно зависело от варновой принадлежности преступника и потерпевшего и варьировалось от штрафа различной суммы до телесных наказаний и членовредительства (ст.267-278 гл.VIII). Оскорбление действием, побои, унижение чести и достоинства и причинение вреда здоровью наказывались штрафом, изгнанием, членовредительством (ст.273-284,286,287 гл.VIII) 21 . Колдовство с целью причинения смерти рассматривалось как покушение на убийство и каралось штрафом (ст.290 гл.IX) 22 .

Законы Ману содержали норму, по которой причинение смерти по неосторожности влекло ответственность в виде штрафа, равного штрафу за воровство (ст.295,296 гл.VIII). Не наказуемы были побои жены, сына, ученика, раба, брата в целях воспитания, но учитывалась сила ударов. В случае нанесения побоев с целью причинить вред, назначалось наказание в виде штрафа, также равного штрафу за воровство (ст.299,300 гл.VIII) 23 .

Существовал институт необходимой обороны – дваждырождённым разрешалось убивать, защищая самих себя, женщин, брахмана и при охране жертвенных даров. В этом случае они освобождались от ответственности (ст. 348,349-351 гл. VIII; ст.80,81 гл.XI) 24 . Наказуемо было похищение людей. Особенно защищались от преступления родовитые женщины (ст.323 гл.VIII) 25 . За их похищение назначалась смертная казнь. Преступлением являлось неоказание помощи. Согласно ст.274 гл.IX, оно каралось изгнанием 26 .

Особо охранялся законами Ману институт семьи, поскольку браки заключались по принципу эндогамности, чтобы не допустить смешения варн. Цели наказаний за преступления против семьи и нравственности чётко определены в ст.359,368,385 гл.VIII: охрана женщины, устрашение и предупреждение повторных преступлений 27 . Были запрещены обман и клевета при заключении брака. Виновные наказывались штрафом (ст.205,224 гл.VIII). При совершении повторного деяния в течение года преступник платил двойной штраф (ст.373 гл. VIII).

Наказаниям за прелюбодеяние посвящено 33 статьи, причём под прелюбодеянием понималась не только физическая измена, но и прикосновение к одежде женщины, разговор наедине или без разрешения мужа, заигрывание, поднесение подарков, услужливость (ст. 357 гл.VIII). Прелюбодеяние каралось квалифицированной смертной казнью: для женщин посредством затравливания собаками, для мужчин – сжиганием заживо на железном листе (ст.371,372 гл.VIII). Брахманам обривали голову и изгоняли из страны (ст.378 гл.VIII). Запрещалось сожительство с представителями более высокой варны. Преступники платили штраф, в некоторых случаях применялась конфискация, шудры подлежали простой смертной казни (ст.373-378 гл.VIII).

В зависимости от варновой принадлежности преступника наказание могло быть альтернативным. Например, изнасилование каралось телесным наказанием (ст.364 гл.VIII) или отрезанием 2 пальцев вместе с уплатой штрафа (ст.367 гл.VIII). За отказ содержать отца, мать, жену, сына преступник платил штраф 28 .

Законы Ману регулировали отношения участников судопроизводства. За лжесвидетельство и неверное правосудие вина делилась между виновным, царём, лжесвидетелем и всеми судьями. Но если осуждённый виновен, грех был только на нём (ст.18,19 гл.VIII). Исходя из смысла ст.74 гл.VIII, за лжесвидетельство полагалась конфискация, также оно запрещалось многими религиозными нормами (ст.75,82,88-90,94,98-100 гл.VIII). Однако из благочестивых побуждений обман на суде поощрялся (ст.103,104 гл.VIII). Если впоследствии открывался обман, ложное решение отменялось, лжесвидетель подлежал штрафу в зависимости от побуждений (ст.117,120,121 гл.VIII), затем изгонялся. Брахман – только изгонялся 29 .

За взятку судьи наказывались конфискацией. Если судья изменял решение – платил двенадцатикратный штраф и отстранялся от должности (ст.231 гл.IX).

Ряд статей законов Ману направлен на охрану государственного строя. К преступлениям против государства относились расхищение государственной казны, кража государственного имущества, противодействие исполнению приказов, поощрение врагов. Наказывались они по выбору царя (ст.228,275 гл.IX). За поломку городской стены или городских ворот преступник подлежал изгнанию (ст. 289, гл.IX). При поломке моста, флага, кроме изгнания, применялось ещё и возмещение ущерба (ст.282-285 гл.IX). На фоне этих наказаний несоразмерной выглядит кара за разрушение плотины: утопление в воде или простая казнь. Но при возмещении ущерба виновный лишь платил штраф (ст.279 гл.IX) 30 .

Законы Ману распространялись и на экономику государства: вывоз запрещённых товаров, их продажа, торговля в неустановленное время, обман при продаже, избегание таможни – наказывались конфискацией (ст.399,400 гл.VIII) 31 . Были запрещены азартные игры. Они приравнивались к воровству и наказывались телесными наказаниями (ст.221-223 гл.IX) 32 . Подделка драгоценных камней, вещей, неправильная их обработка каралась, в зависимости от размера ущерба и субъекта преступления, от штрафа до смертной казни (ст.287,292 гл.IX).

Несмотря на непоследовательность и примитивность норм Законов Ману, они содержали прогрессивные для своего времени институты. Норма ст.270 гл.IX напоминает сущность презумпции невиновности: нельзя казнить вора, если у него не найдено краденых вещей. Известны были понятия соучастия и пособничества, которые приравнивались к преступлению (ст.271,278 гл.IX) 33 .

Назначение наказания по законам Ману находилось в тесной связи с варновым строем и религиозными верованиями Древней Индии. Каждому человеку следовало смириться с его местом в мире и обществе, не стремиться к улучшениям и изменениям, но зато вести себя добродетельно и тем улучшать свою дхарму с расчетом на будущее рождение в более высокой варне 34 . При нарушении этого порядка наказание являлось средством погашения вины преступника.
Примечание:

Преступления и наказания в Древней Индии

Тесная связь права с религией и моралью определила главную характерную черту древнеиндийского права, проявившуюся в отсутствии четкой дифференциации преступлений и грехов. В основу их разграничения в ЗМ положен не характер самого правонарушения, а наказание за него. В одном случае это штраф, телесное наказание, в другом — искупление.

Так, к великим грехам в ЗМ отнесены такие деяния, которые влекли за собой ритуальную нечистоту виновного и необходимость тяжкого искупления, в частности убийство брахмана, пьянство, кража, прелюбодеяние с женой гуру (учителя), а также сообщество с таким грешником (ЗМ, XI, 55). Эти же деяния отнесены в другой главе (IX, 235) к разряду деликтов-преступлений, следствием которых являлось наказание вплоть до лишения всей собственности и изгнания из страны. Характерно, что такой великий грех, как сообщество с великим грешником не был отнесен к числу преступлений.

Само понятие преступления можно применять лишь условно при характеристике права древнего мира, ибо в это время не проводилось еще четких различий между частноправовым правонарушением (деликтом) и преступлением. В Арт. (III, 16) положения о продаже несобственником и невозвращении долга даны в логической связи и трактовались в понимании ущерба, наказуемого штрафом (Арт., III, 16 (2). Правда, Ядж. оперирует понятием тяжкого проступка — преступления, исключающего отсрочку для ответчика дачи показаний на заявление истца — потерпевшего.

Шастры при рассмотрении конкретных преступлений исходят из неких общих понятий, принципов: из признания форм вины (умысел или неосторожность), необходимой обороны, рецидива, соучастия, обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказания, и пр. Так, хозяин не отвечал за нахождение в его доме чужой женщины, если не знал об этом или если она находилась там вопреки его воле (Арт., III, 4, (8). Убийца освобождался от наказания, если убил, защищая себя, при охране жертвенных даров и при защите женщин и брахманов (ЗМ, VIII, 349). При этом не имело значения, был ли убит гуру, ребенок, престарелый или даже брахман, весьма ученый в ведах (ЗМ, VIII, 350). Подстрекатели к грабежу наказывались (Арт., III, 17, (11) двойным штрафом. Как смягчающее обстоятельство учитывалось при оскорблении словом или действием отсутствие умысла, состояние преступника, находившегося в опьянении, умопомрачении и пр. (Арт., III, 18(10); 17(14).

Учитывалось иногда, что преступник действовал не по своей воле, а по прямому указанию лица, от которого зависел. Штраф, налагаемый на него, был в этом случае вдвое меньше штрафа, налагаемого на подстрекателя. Смягчающими обстоятельствами признавались беда или несчастье, постигшее преступника.

Обстоятельствами, отягчающими ответственность, признавались групповой характер преступления (Арт., III, 19(16), рецидив и пр. При вынесении наказания, как во всем древневосточном праве; учитывался личный статус преступника и потерпевшего, пол, возраст, варна, родственные связи сторон. Как правило, более высокий варновый статус преступника смягчал его ответственность, более высокий варновый статус потерпевшего — отягчал ее, кроме воровства, когда действовал обратный принцип. По ЗМ на брахмана в этом случае накладывался больший штраф, чем на шудру. Оскорбление жены наказывалось, например, вдвое меньшим штрафом, чем оскорбление чужой женщины (Арт., III, 18(5). Особо наказывались преступления, затрагивающие интересы царя и храма. Так, например, ЗМ предписывают казнить без промедления взламывающих царский склад, арсенал или храм (VIII, 280).

Отсутствие сколько-нибудь полного перечня так называемых государственных преступлений — характерная черта древневосточного права. Но даже это свидетельствует о том, что право выделяло их. Нарада, например, предусматривала тяжкое наказание за незаконное ношение оружия с «вражескими» намерениями. Арт. (III, 18(12) определяет самый высокий штраф за поношение своей страны или деревни. Если неповиновение приказу главы деревни наказывалось штрафом (Арт., III, 16(39-40), то можно предположить, как тяжко наказывалось неповиновение приказу царя. Иногда суд рассматривал как оскорбление действием нанесение ущерба общественно значимым объектам и царской собственности (Арт., III, 19(30).

Выделялись и правонарушения, носящие характер святотатства, и должностные преступления. К первым относилось, например, такое деяние, как поношение богов и святынь (Арт., III, 18(12), заклад священного водоема (Арт., III, 10(2), ко вторым — мздоимство служащих царя, их злоупотребления, составление ложных приказов и пр. (ЗМ, IX, 231-232).

Большая группа норм, входящих в общее понятие «насилие», касается преступлений против личности. Среди них первое место занимает убийство, влекущее за собой смерть преступника. «Убийство убийцы — открытое или тайное — никогда не является для убивающего грехом» — провозглашено в ЗМ (VIII, 351). Самым тяжким преступлением считалось убийство брахмана, сам же брахман не мог быть наказан смертной казнью даже за убийство. В этом случае он изгонялся из страны. Телесные повреждения рассматривались в шастрах в контексте оскорблений действием, к числу которых Арт. относила, например, прикосновение, замахивание, удар (Арт., III, 19(1). Наказание штрафом за оскорбление действием варьировалось в зависимости от последствий: было ли избиение с кровью или без крови или «почти до смерти», была ли сломана рука или нога, выбиты зубы, отрезаны уши, нос, потерял ли потерпевший способность говорить, двигаться, принимать пищу. В последнем случае наряду со штрафом требовалось возмещение расходов на лечение (Арт., III, 19(12). Групповые побои влекли удвоенную сумму штрафа для каждого преступника.

К оскорблению словом Арт. (III, 18(1) относила «поношение, посрамление и угрозу», при этом учитывался прямой и тайный смысл оскорбительного слова, а также соответствовало ли оно действительности, например, при оскорблении умалишенным, прокаженным. С этой целью привлекались показания лекарей, близких людей.

Как и жизнь, достоинство людей в шастрах расценивалось в зависимости от сословно-варновой принадлежности. Если оскорбление словом или действием равного себе по положению или представителя низшей варны наказывалось, как правило, штрафом (ЗМ, VIII, 276, 268 и др.), то такое же преступление шудры в отношении дважды рожденных влекло за собой телесное наказание, внушающее трепет, — отрезание языка, губ, рук, ноги, кастрацию (ЗМ, VIII, 270-280). «Ту часть тела, какой шудра ударит брахмана, — провозглашает Арт. (III, 19(8), — следует у него отрубить». Характерно, что в одном ряду с оскорблением действием в Арт. рассматривается и повреждение чужой вещи, и нанесение ударов чужому скоту (Ш, 19(23,26,27).

Прелюбодеяние было одним из первых известных шастрам великих грехов и тяжких преступлений. В ЗМ нормы о прелюбодеянии идут вслед за убийством. «Людей, домогающихся чужих жен, царю следует изгонять, подвергать наказанию, внушающему трепет» — гласит правило ЗМ (VIII, 352). Все виновные в прелюбодеянии (которому в шастрах дается очень широкая трактовка, включающая, в частности, тайную беседу с чужой женой, услужливость, заигрывание с ней, прикосновение к ее одежде и украшениям и пр.) подлежат смертной казни. Характерно, что проституция жены с согласия мужа не наказывалась (ЗМ, VIII, 362; Нарада, I, 183 и др.). Шастры не проводят различий между прелюбодеянием и изнасилованием (лишение чести девушки против ее воли) (ЗМ, VIII, 364). Это преступление влекло за собой телесное наказание, отрезание пальцев, если преступник был не равен по положению с потерпевшей. Равный по положению отделывался высоким штрафом. Неверную жену, «обнаглевшую вследствие знатности родственников», ЗМ рекомендовали затравливать собаками (VIII, 371), а ее сожителя сжигать на раскаленном железном ложе. Наказывался мужчина за преступное сожительство со свободной женщиной, при этом учитывалось ее социальное положение и была ли она охраняема или нет. Если шудра сожительствовал с женщиной из высшей варны, он подлежал кастрации.

Значительное место в шастрах занимали и имущественные преступления — кража, грабеж, которые рассматривались как однопорядковые явления с преступлениями против личности, клеветой, прелюбодеянием, ибо имущество в правосознании древнего индуса являлось как бы продолжением личности, было неразрывно связано с нею.

В имущественном плане рассматривалось, например, положение женщины и жены. Отсюда частые ассоциации в дхармашастрах прелюбодеяния и потравы поля (женщина считалась воплощением поля, мужчина — семени (ЗМ, IX, 32-33). Характерно, что Яджнавалкья под тяжким преступлением понимает смертоубийство, а также уничтожение чужого имущества. В полном соответствии с этой логикой «светская» Арт. (книга III, гл. 19) под единой рубрикой «Оскорбление действием» помещает правовые нормы, касающиеся оскорбления словом или действием, нанесения телесных повреждений, убийства, кражи, повреждения чужой вещи (в том числе деревьев), нанесения ударов и ран чужому скоту и пр.

В шастрах проводятся, однако, четкие различия между грабежом, или насильственными действиями присвоения вещи в присутствии собственника, и кражей — в отсутствие собственника, к которой приравнивалось отрицание получения чужой вещи на хранение и пр. (Арт., III, 17, (1,2). Наказание варьировалось в зависимости от стоимости похищенного и варновой принадлежности преступника.

«Собирание кореньев, плодов от деревьев, дров для огня и травы для корма скота» не считалось преступлением (ЗМ, VIII, 339,341).

Захват (грабеж) наиболее ценного имущества: крупного рогатого скота, людей, домов, золота, по Арт. (III, 17(19), влек за собой крупный штраф. По ЗМ похищение «родовитых людей, особенно женщин, так же как и лучших драгоценных камней» наказывалось смертной казнью, захват же коров — отсечением половины ноги (ЗМ, VIII, 323-324).

Из этого, как и из других примеров, можно сделать вывод, что предписания Арт. носили в ряде случаев более гуманный характер. Объясняется это видимо тем, что наказания, предусматриваемые Арт., имели более действенный характер, чем в дхармашастрах, главной целью составителей которых было не строгое применение предписаний о наказаниях, а предупреждение, предостережение преступника о тех тяжких последствиях (часто самых невероятных), которые его ждут. Угрозы излагались в ЗМ даже в самой общей, декларативной форме, не сопряженной с конкретной санкцией.

Исчерпывающего перечня наказаний в шастрах нет. В ЗМ (VI-II, 310) царю предписывалось обуздывать беззаконие тремя мерами: заточением, заковыванием в цепи и различными видами телесных наказаний. В другом месте в перечень наказаний (ЗМ, VIII, 129) вошли замечание, выговор, штраф, телесное наказание смертная казнь. Но в нем не упоминаются ни позорящие наказания: клеймение, обритие головы и пр., ни изгнание из страны, касты, семьи, которые в действительности применялись, о чем свидетельствуют другие шлоки.

В ЗМ различается простая (отрубание головы) и квалифицированная (сажание на кол, утопление и пр.) смертная казнь (IX, 279), которая в ряде случаев могла быть заменена уплатой высшего штрафа, т.е. 1000 пан (средний штраф — 500 пан, низший — 250 пан), что ставило в неравное положение бедного и богатого преступника. К брахманам смертная казнь не применялась, к ней приравнивалась своеобразная гражданская смерть, связанная с публичным оглашением, клеймением, изгнанием из касты и страны. Клеймение применялось и к представителям других варн вместе с телесным наказанием и денежными штрафами (ЗМ, IX, 236, 237).

Закон, преступление и наказание

Закон, преступление и наказание

Законодательство Древней Индии основывалось на сложном понятии дхарма. У этого слова много значений, и точно его не переведешь (Ашока понимал его как «праведность»). В правовом контексте оно означает «Священный Закон», что призвано подчеркнуть его традиционную важность и значение – божественное происхождение правил поведения – разумеется, неодинаковых для разных сословий и каст.

Главная задача монарха заключалась в том, чтобы соблюдать, поддерживать и защищать Священный Закон. Конечно, правитель нуждался в своеобразном путеводителе, то есть книгах, где было бы ясно изложено, что представляют собой нормы Священного Закона, как их надо поддерживать и им следовать в реальной жизни. Был написан ряд работ, которые представляли собой толкования древних священных текстов и сами были составлены и объединены в сборники в довольно ранние времена. Примером таких сборников служат дхармасутры, созданные между VI и II вв. до н. э.[55]

Дхармасутры были написаны в прозе, но в первые века нашей эры их пересказали в стихотворной форме; сборники таких стихотворных правил назывались дхармашастры («наставления, основанные на священных текстах»). К самым ранним из них относятся уже упоминавшиеся «Законы Ману» (окончательный вариант этого сборника появился во II–III вв.). В дхармашастрах и дхармасутрах были собраны и разъяснены традиционные идеи и предписания, уходившие корнями в глубокую древность. Всего они объединяли около семи тысяч текстов, выпущенных в двух сборниках; правда, на сегодняшний день сохранилась лишь незначительная их часть. Подобного рода литература составлялась брахманами, которые, естественно, учитывали интересы брахманского сословия. Светские законы также признавались, но рассматривались как вынужденная уступка погрязшему в зле и пороках миру; сюда относились различные гражданские акты, в том числе контракты, законодательные акты, основанные на традициях, а также царские указы. При этом отмечалось, что надо всем стоит Священный Закон. Правда, в двух сохранившихся работах, посвященных государственному устройству и управлению (одной из которых является «Артхашастра»), утверждается приоритет именно царских указов. Однако эти работы – исключение; они были написаны в то время, когда власть принадлежала могущественным правителям, игравшим решающую роль в жизни общества.

Все правила и предписания подчеркивали ответственность монарха за поддержание и соблюдение в обществе норм Священного Закона. Считалось, что, если царь не выполняет этой задачи, его ждет расплата в последующей жизни. И в этой жизни он тоже подлежал осуждению и наказанию, поскольку преступление, оставшееся без возмездия, означало невыполнение соответствующих обязательств.

Несмотря на то что иностранцы, посещавшие Индию, рисуют довольно радужную картину законопослушного общества (Мегасфен пишет, что во времена правления Чандрагупты преступности почти вовсе не было), книги законов и толкований более реалистично отображают действительность. Во времена перемен, а тем более политической анархии наблюдался всплеск преступности. А в истории Древней Индии такие периоды не редкость. Однако даже в эпоху сильной централизованной власти уровень преступности был высок. Так, «Артхашастра» рекомендовала вводить комендантский час в городах для того, чтобы предотвращать грабежи и разбой. Известны случаи, когда в деревнях фактически хозяйничали банды разбойников. Преступность удавалось более или менее поставить под контроль, когда у власти находились могущественные правители. О чем свидетельствуют и воспоминания многочисленных иностранных путешественников. В такие периоды роль полиции и службы безопасности возрастала, и работали они весьма эффективно. Руководители этих служб на местах несли персональную ответственность за борьбу с преступностью и соблюдение закона в своем районе, в их распоряжении находился личный состав полиции, военнослужащие и секретные агенты. И в городах, и в деревнях существовали службы специального ночного дозора, которые следили за поддержанием порядка в ночное время. Во времена правления Гуптов в состав сил, обеспечивающих безопасность и правопорядок в деревне, входили боевой слон, колесница для командира, три конника в полной амуниции и пять пеших воинов.

После того как преступника задерживали, следовало осуществить правосудие. И если в небольших государствах Древней Индии монарх являлся единственным судьей, который принимал соответствующее решение, то в больших государствах подобные полномочия им делегировались, и правосудие вершилось от его имени. Сам царь принимал решения лишь по наиболее серьезным делам, связанным с преступлениями против государства. Другие дела рассматривал суд, состоявший из нескольких судей. «Артхашастра» считает, что оптимальное количество судей – трое. В пьесе «Глиняная повозка» («Мркччхакатика»), написанной драматургом Шудракой в IV в. до н. э., довольно реалистично изображена городская жизнь того времени; в частности, там описывается процесс судопроизводства, когда решение в суде принимают главный судья, богатый купец, а также представитель касты писарей. Из пьесы следует, что главный судья был государственным служащим, в то время как двое остальных работали на общественных началах и были своего рода общественными заседателями.

К судьям предъявлялись исключительно высокие требования, чтобы максимально исключить саму возможность коррупции. «Артхашастра» даже советовала, чтобы для проверки честности судьи секретные агенты под видом истцов или ответчиков предлагали ему взятки[56].

Конечно, обеспечить беспристрастность свидетелей было очень сложно; хотя суровое наказание в этой жизни усугублялось угрозой многочисленных неприятностей в последующих жизнях. Представителям некоторых сословий вообще запрещалось свидетельствовать в суде; хотя в случае особо тяжких преступлений от этого правила отступали. В гражданских делах женщины, ученые-брахманы, государственные служащие, подростки, должники, лица, совершившие преступления, а также калеки не имели права давать показания. Человек из более низкого общественного сословия не имел права свидетельствовать против представителей более высокого.

Когда судьи были уверены в виновности подсудимого, но не имели достаточных доказательств, они могли использовать пытку в том случае, если подсудимый отказывался признавать вину. В целом пытки были не слишком жестокими. Все зависело от степени тяжести обвинения.

Теоретически пытать нельзя было брахманов, детей, пожилых людей, больных, умалишенных и беременных женщин; другие женщины могли быть подвергнуты только максимально мягкому испытанию. В некоторых случаях подсудимых подвергали «тяжкому испытанию», как это делалось в Европе в Средние века, хотя древние книги по законодательству это не приветствовали. Либо обвиняемого заставляли прикоснуться языком к раскаленному докрасна мелеху плуга. Считалось, что если человек виновен, то он нервничает, во рту у него сухо и поэтому он обожжет язык. А когда человек невиновен, у него происходит нормальное слюновыделение, вследствие чего язык будет влажным, и ожога не последует.

И истец и ответчик в Древней Индии были равны по крайней мере в одном: ни тому ни другому не полагалось адвоката.

Существовала очень древняя традиция штрафа за пролитую кровь; также считалось, что в случае преступления последует божественная кара. В ранних сутрах указывалось, что за убийство шудры или женщины из любого сословия следует заплатить десять коров; сто коров за убийство вайшьи, тысячу – за убийство кшатрия. Убийство брахмана считалось немыслимым злодеянием, штраф в этом случае не предусматривался, поскольку он не мог искупить содеянного. Со временем забыли о главном назначении штрафа, выплачиваемого в случае убийства, – избежать мщения, то есть ответного убийства. Однако штрафы продолжали играть важную роль в системе наказаний. За большинство преступлений, кроме наиболее серьезных, можно было заплатить штраф либо деньгами, либо имуществом; штраф шел в доход государства. Человек, неспособный заплатить, обязан был отработать. Однако штрафы были не единственным видом наказания; в Древней Индии существовали тюрьмы, условия содержания в которых были достаточно суровыми. В качестве казни также использовался труд на рудниках. Известен и такой вид наказания, как нанесение увечий, – считалось, что человека спасают от совершения новых преступлений в этой жизни и, таким образом, от соответствующего возмещения в последующей.

За ряд преступлений полагалась смертная казнь, в частности, согласно «Артхашастре», за убийство. Однако смертной казнью карали и за кражу со взломом, распространение лживых слухов, а также за похищение царских слонов. Виды казни зависели от совершенных преступлений. За вышеупомянутые полагалось вешать. За такие виды преступлений, как попытка проникнуть в царский гарем, убийство близкого родственника или аскета, а также за поджог приговаривали к сжиганию заживо. Гражданское лицо, уличенное в краже военного имущества, следовало пронзить стрелами насмерть. Однако самым распространенным видом смертной казни было сажание на кол.

Конечно, многие выступали против смертной казни и умышленного нанесения увечий. Однако даже при Ашоке, известном своим мягким и человечным правлением, казнь не была отменена. Во времена Гуптов, как отмечает Фа Сянь, большинство преступлений наказывалось штрафами, и, несмотря на его склонность к некоторым преувеличениям, можно сделать вывод, что исключения из этого правила бывали достаточно редко. Двести лет спустя, во времена правления Харши, как отмечает Сюань Цзян, высшей меры наказания не существовало, хотя преступников иногда оставляли сгнивать заживо в подземелье.

Естественно, брахманы всячески старались использовать привилегии своего сословия, позволявшие им стоять над законом. На практике это означало, что к ним надо было относиться снисходительнее, чем к представителям других сословий. Древние книги законов формулировали перечень наказаний, исходя из принципа, что если люди неравноправны от рождения, то и наказывать их следует неодинаково, и для всех сословий должны быть предусмотрены разные наказания. Согласно «Артхашастре», однако, брахманы не могли избежать суровой кары за целый ряд преступлений, и существуют свидетельства того, что им не всегда удавалось оставаться безнаказанными, как они того хотели.

Криминальные мигранты: погоня за длинным сроком

По данным Министерства иностранных дел Кыргызстана, в зарубежных тюрьмах отбывают заключение 2110 граждан этой страны.

По словам адвокатов, в последнее время в России растет число кыргызских граждан, осужденных за совершение убийств и изнасилований. Кроме этого, зафиксирован рост правонарушений, связанных с незаконным переходом государственной границы и перевозкой наркотических веществ.

Айнагуль — одна из тысяч кыргызских граждан, кто в поисках лучшей жизни вместе с мужем последние пять лет находится на заработках в России. В 2011 году ее муж Нурбек был осужден российским судом:

— Мой муж вместе с товарищем собирался начать некий бизнес с иностранцами. Но его будущие партнеры «кинули» его, написав заявление в милицию. В результате он оказался за решеткой, а их и след простыл. Но у нас остается надежда на благополучный исход дела. Поэтому мы постоянно обращаемся в суд с просьбой пересмотра дела.

По статистике Министерства иностранных дел, в 20 странах мира отбывают различные сроки 2 110 граждан Кыргызской Республики, осужденных от мелкого хулиганства до перевозки наркотиков. В российских тюрьмах находятся 1 700 кыргызстанцев, в Казахстане – свыше 200 и в Узбекистане – 60, а также в таких странах, как Турция, Индия, Индонезия, Иран, Пакистан, Китай, Объединенные Арабские Эмираты, США и в странах Европейского Союза.

В европейских странах в большинстве случаях граждан Кыргызстана задерживают из-за проблем с документами, но затем отпускают. В России и Казахстане больше всего осужденных за тяжелые преступления. Чаще всего это кражи, изнасилования и внутренние разборки в тамошней кыргызской общине.

Представитель МИД КР в Москве Ибрагим Асанов в интервью «Азаттыку» рассказал следующее:

— Стоит отметить, что с каждым годом растет и общее число мигрантов здесь. Среди кыргызской молодежи, приезжающей на заработки сюда, много тех, кто не говорит по-русски, нарушает местные законы. Отсюда много различных неприятных ситуаций и недопонимания. К сожалению, в Москве все чаще встречаются факты грабежей, мошенничества и изнасилований.

Последние восемь лет Айниса Назарова работает в Москве адвокатом. Все чаще ей приходится защищать права кыргызских граждан в российских судах. Комментируя положение дел, она отметила, что в последнее время растет число осужденных за убийства и изнасилования:

— Почему-то в этом году было очень много осужденных за изнасилования. Я всегда удивляюсь и спрашиваю у парней, почему они идут на совершении таких преступлений? В основном они говорят, что дело было по обоюдному согласию. Может быть, девушки хотят так подзаработать и пишут заявления? Почти все обвиняемые были осуждены по статье 131 — изнасилование. Каждый день я участвую в трех судебных заседаниях. Растет число и осужденных за убийства. Кыргызы убивают кыргызов, а потом судятся.

Есть и другая группа кыргызских граждан, осужденных за незаконный переход государственных границ и незаконную перевозку наркотических веществ. В основном такие факты встречаются в Казахстане, Индонезии, Китае и Объединенных Арабских Эмиратах. В интервью «Азаттыку» Генеральный консул КР в Казахстане Сейит Убукеев остановился на следующих моментах:

— К сожалению, большинство отбывающих наказание в казахских тюрьмах из числа наших граждан были осуждены за незаконную транспортировку и реализацию наркотических веществ. Встречаются такие случаи, когда простые граждане попадаются на перевозке наркотиков по просьбе неизвестных лиц в аэропортах и на железнодорожных вокзалах. Сколько человеческих судеб рушатся из-за этого.

Как отметил Убукеев, половина кыргызских граждан еще в ожидании судебного вердикта, а другая половина сидит в тюрьмах. Кыргызские власти ведут переговоры с соответствующими казахскими структурами, чтобы некоторые граждане КР отбывали свои тюремные сроки на родине.

В некоторых соседних странах действует очень жесткое законодательство в отношении правонарушений, связанных с наркотиками. Например, в соседнем Китае по этой статье за решеткой сидят 14 кыргызских граждан. В интервью «Азаттыку» посол КР в КНР Жээнбек Кулубаев поделился дополнительной информацией:

— В общем, в китайских тюрьмах находятся 20 граждан Кыргызстана. Среди них 14 лиц были осуждены за перевозку героина. Китайские законы в этом отношении достаточно суровы. Если при задержании у вас были обнаружены свыше 50 граммов наркотиков, вам грозит расстрел. А большинство наших граждан были задержаны за транспортировку свыше килограмма наркотических веществ. Кроме этого, еще трое наших граждан осуждены за убийство двух граждан Китая. Двое были задержаны за кражу. Все эти дела находятся на контроле нашего посольства в Пекине.

В Объединенных Арабских Эмиратах наказание отбывают трое граждан Кыргызстана. Рассказывает консул КР в ОАЭ Бакыт Тунгатаров:

— Все они отбывают свои тюремные сроки в центральной тюрьме Ал-Авир в Дубае. Один из них осужден на пожизненное заключение за незаконную транспортировку наркотиков. Двое осуждены за кражи автомобилей. В целом по сравнению с другими странами, к гражданам нашей страны не так много претензий. В основном наших граждан задерживают за визовые нарушения и незаконное распитие спиртных напитков. Обычно такие задержания заканчиваются выплатой штрафов.

В последнее время растет число кыргызских девушек и женщин, вовлеченных в секс-индустрию в Индии. Ранее в интервью «Азаттыку» посол Кыргызской Республики в Индии Ирина Оролбаева предлагала следующее: «Мы просим посольство Индии в Кыргызстане не выдавать визы девушкам. Например, в Узбекистане власти приняли решение не выдавать визы женщинам до 40 лет. У нас же визы получить очень легко. Говорят, что приезжают отдохнуть, а на самом деле занимаются другими делами».

Одно из самых нашумевших уголовных дел международного масштаба, связанных с кыргызскими гражданами — это история 23-летней Жибек Сакеевой, которая была задержана в октябре 2010 года индонезийскими властями за незаконную перевозку наркотиков и осуждена на 10 лет.

По данным института омбудсмена Кыргызской Республики, за последние годы из российских тюрем в Кыргызстан были переведены 10 кыргызстанцев.

Представители Министерства иностранных дел КР предполагают, что реальное число кыргызских граждан, отбывающих наказание в зарубежных тюрьмах, может быть и больше.

Преступления и наказания по Законам Ману.

В Древней Индии понятие права как совокупности самостоятельных норм, регулирующих общественные отношения, было неизвестно. Повседневная жизнь индийцев подчинялась правилам, утверждаемым в нормах, по своему характеру являвшимися скорее этическими, чем правовыми.

Законы Ману осуждали всякое насилие, совершенное над личностью, и считали насильника худшим злодеем, чем ругателя, вора и ударившего палкой. К насилию относилось и убийство, и телесные повреждения.

Довольно много статей направлено на укрепление семейных отношений. Законы устанавливают суровое наказание за прелюбодеяние, за посягательство на честь женщины.

Законы Ману определяют наказание как силу, которая правит людьми и охраняет их. Законы предписывают применять наказание с учетом всех обстоятельств совершения преступления, степени сознательности его. Несправедливое наказание «лишает неба в другом мире».

Вместе с тем, при определении наказания за телесные повреждения и оскорбления довольно ярко видна классовая сущность древнеиндийского права, поскольку наказание зависело от принадлежности виновного и потерпевшего к варне.

Среди видов наказания следует назвать смертную казнь (для брахмана она заменяется бритьем головы) в различных вариантах: посажение на кол, сожжение на кровати или костре, утопление, затравливание собаками и др.:

членовредительские наказания (отрезание пальцев, рук, ног); штрафы, изгнание, тюремное заключение — это далеко не полный перечень наказаний.

Кровная месть в Законах не упоминается, видимо, в то время она уже не применялась.

Законы Ману дают общее представление о процессе того времени. Отделения суда от администрации не существовало. Верховный суд вершил царь с брахманами. Не было различия между уголовным и гражданским процессом, процесс носил состязательный характер. Законы называют поводы для рассмотрения исков. Это — неуплата долга, заклад, продажа чужого, соучастие в объединении, неотдача данного; неуплата жалованья, нарушение соглашения, отмена купли-продажи (спор хозяина с пастухом; спор о границе, клевета и оскорбление, кража, насилие, прелюбодеяние; раздел наследства, игра в кости и битье об заклад). Всего восемнадцать поводов судебного разбирательства. Дела тяжущихся сторон рассматривались, следуя порядку варн.

Основным источником доказательств служили свидетельские показания. Законы весьма детально регламентируют их использование. Ценность показаний соответствовала принадлежности свидетеля к варне. Лжесвидетельство, несообщение суду известных сведений считалось тяжким грехом. Не допускалось в качестве свидетеля заинтересованное лицо. Не могли быть свидетелями женщины, «вследствие непостоянства женского ума». При отсутствии свидетелей в качестве доказательств применялись ордалии

Смотрите еще:

  • Договор займа учредителя и ооо процентный Договор займа от учредителя ООО В любой компании может возникнуть ситуация, когда необходима некая денежная сумма. Одним из вариантов финансовой помощи для организации является заключение […]
  • Гсу ск рф по вао г Москвы Адреса и телефоны следственных отделов СУ СК РФ по г.Москве Выезд и оперативная защита адвоката при задержании, обыске, допросе Реальная помощь по сложным уголовным делам: 8 (903) […]
  • Отказ в возбуждении уголовного дела по клевете Могу ли подать заявление о возбуждении уголовного дела за клевету Могу ли подать ЗАЯВЛЕНИЕ о возбуждении уголовного дела по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 2 и 5 ст. […]
  • Запрос судебным приставам о задолженности по алиментам Образец заявления судебным приставам о задолженности по алиментам Если длительное время от алиментоплательщика не поступают положенные денежные суммы, образуется задолженность. Рано или […]
  • Подтверждение права собственности в судебном Как признать право собственности через суд Из данной статьи Вы узнаете, что такое право собственности, какие существуют основания для признания права собственности, как признать право […]
  • Возврат страховки от невыезда Страховка от невыезда за границу О чем мы расскажем Страхование отмены поездки: какие расходы возмещаются? Страховка от невыезда компенсирует затраты на организацию поездки, которую […]
  • Условия получения временной регистрации Как оформить временную регистрацию в Московской области Временная регистрация в Московской области понадобится тем, кто приехал в регион из других субъектов Российской Федерации на срок […]
  • Как писать заявление в страховую Заявление в страховую компанию при ДТП: образец Сравнительно недавно страхование гражданской ответственности стало обязательным. Теперь при попадании в аварию можно рассчитывать на […]
admin

Обсуждение закрыто.

Proudly powered by WordPress | Theme: Stacy by SpiceThemes