Разбой материальный состав

Разбой материальный состав

3.5.4. Виды составов преступлений

В теории уголовного права все конкретные составы преступлений классифицируется, исходя из следующих критериев (рис. 8).

1. По степени общественной опасности они подразделяются на следующие виды: а) ос- новной состав; б) состав со смягчающими обстоятельствами; в) состав с отягчающими (квалифицирующими) обстоятельствами.

Основной вид состава преступления — это состав того или иного конкретного преступления без отягчающих (квалифицирующих) и смягчающих обстоятельств, например, состав убийства без отягчающих и смягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 105 УК РФ).

Состав преступления, совершаемого при смягчающих обстоятельствах, например, состав убийства, совершаемого в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта) (ст. 107 УК РФ).

Состав с отягчающими (квалифицирующими) обстоятельствами предусматривает повышенное наказание по сравнению с преступлением, образующим основной состав (например, ч. 2 ст. 117, ч. 2 ст. 161 УК РФ и др.).

2. По способу описания законодателем состава преступления они подразделяются на про- стые, сложные и альтернативные.

Простой состав преступления содержит описание одного деяния, посягающего на один определенный объект, которое совершается с одной формой вины (например, ч. 1 ст. 158 УК РФ кража относится к простому составу преступления, так как включает в себя только один объект, совершается одним действием и характеризуется одной формой вины — умыслом).

Сложный состав — это состав, содержащий несколько действий, объектов посягательств, либо двух форм вины.

Например, состав бандитизма (ст. 209 УК РФ) включает такие признаки, как создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан или организации, а равно руководство такой группой (бандой); при захвате заложника (ст. 206 УК РФ) посягательство одновременно направлено на несколько объектов — общественную безопасность, на жизнь и здоровье, а также неприкосновенность личности; умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, характеризуется двойной формой вины (ч. 4 ст. 111 УК РФ).

Альтернативный состав преступления представляет собой совершение хотя бы одного (любого) из действий, указанных в диспозиции уголовно-правовой нормы, признаваемых законом преступлением. Например, совершение любого из перечисленных в диспозиции ч. 1 ст. 222 УК РФ действий — незаконное приобретение, либо передача, либо сбыт, либо хранение, либо перевозка или ношение огнестрельного оружия — влечет за собой уголовную ответственность.

3. По особенности конструкции объективной стороны составы преступлений разделяются на материальные, формальные и усеченные.

К материальным относятся составы преступлений, признаки которых характеризуют не только общественно опасное деяние, но и вызванные им общественно опасные последствия, а также обязательно причинную связь между ними.

Последствия являются необходимым признаком материальных составов, так как в случае их отсутствия, нет состава оконченного преступления, и виновный несет уголовную ответственность за покушение на совершение конкретного преступления. Например, убийство (ст. 105 УК РФ), относясь к преступлениям с материальным составом, является оконченным с момента причинения смерти другому человеку. Ненаступление смерти потерпевшего, независимо от каких-либо обстоятельств, квалифицируется как покушение на убийство, т.е.

К формальным относятся составы преступлений, объективная сторона которых не предусматривает общественно опасных последствий как одного из признаков, характеризующих преступления с материальным составом.

Здесь для привлечения к уголовной ответственности достаточно одного общественно опасного деяния (действия или бездействия). Следовательно, с формальным составом преступление будет считаться оконченным с момента совершения деяния, запрещенного уголовным законом, независимо от наступления каких-либо последствий. Например, оставление в опасности (ст. 125 УК РФ) является оконченным преступлением с момента заведомого оставления без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии, лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности, в случаях если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан проявить о нем заботу либо поставил его в опасное для жизни или здоровья состояние. Наступление в данном случае последствий учитывается, как правило, судом при назначении наказания.

Усеченный состав преступления характеризуется тем, что законодателем (в отличие от формальных составов) еще больше сужается общая характеристика преступной деятельности, т.е. момент окончания таких преступлений переносится на более ранние сроки, и здесь не требуется ни наступление общественно опасных последствий, ни доведения до конца действий, которые могли бы вызвать эти последствия.

Следовательно, усеченные составы преступлений включают в себя лишь приготовительные действия или сам процесс выполнения определенного деяния, направленного на причинение общественно опасных последствий.

Следует особо подчеркнуть, что в качестве обязательного признака данного состава законодатель включает не только общественно опасное деяние, но и реальную угрозу наступления общественно опасных последствий. Преступление с таким составом является оконченным с момента совершения деяния, которое создало реальную угрозу наступления преступных последствий. Например, разбой (ст. 162 УК РФ) считается оконченным с момента нападения в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. В данном случае сам факт нападения образует оконченный состав преступления, независимо от того, завладел ли виновный имуществом потерпевшего или нет. К усеченным составам можно отнести преступления, предусмотренные ст. 209, 210, 237, 247 УК РФ и др.

По степени общественной опасности

Основной состав т.е. без смягчающих или отягчающих обстоятельств

(например, ч. 1 ст. 105 УК)

Состав со смягчающими обстоятельствами (например, ст. 107 УК)

По способу описания законодателем состава преступления

Конференция ЮрКлуба

Хищение. Состав материальный vs формальный.

Pepper 18 Янв 2010

Читаем в комменте к УК (http://www.info-ur.ru/pps/158.html):
Хищение чужого имущества — материальный состав преступления [мое прим. Искл. — разбой], в объективную сторону которого в качестве обязательного признака входят общественно опасные последствия. Преступный результат при хищении состоит в причинении собственнику реального материального ущерба, размер которого определяется стоимостью изъятого преступником имущества.

Плохо у меня получается зацепить эту мысль — почему всегда материальный. Факт мошенничества, допустим, свершился — казалось бы, все.
В 158-й: «Под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества».

Верно ли я мыслю, что состав материальный в связи с раздроблением гипотезы в данной норме и отсылкой к общественно опасным последствиям из статьи 158?

Мусорок 18 Янв 2010

Плохо у меня получается зацепить эту мысль — почему всегда материальный. Факт мошенничества, допустим, свершился — казалось бы, все.

не просто обмануть, но и путем такого обмана завладеть имуществом — тогда будет хищение и мошенничество
а если просто обмануть, а имуществом не завладеть, то это и не будет хищением — вросто — врунишка лживый

крупыч 18 Янв 2010

Факт мошенничества, допустим, свершился — казалось бы, все.

Разница в материальных и формальных составах — в том, когда наступает момент под кодовым названием «всё». Диспозиция всех хищений (кроме разбоя) расписана таким образом, что оконченным преступление будет в тот момент, когда преступник фактически завладел чужим имуществом и/или получил реальную возможность распоряжаться им. До этого момента преступление будет неоконченным. Разбой наоборот сформулирован как нападение с целью завладения чужим имуществом. Т.е. достаточно иметь цель (сове6ршение хищения) и совершить непосредственно нападение. А там кто кого — уже по барабану. Преступление является оконченным.

Добавлено немного позже:

Верно ли я мыслю, что состав материальный в связи с раздроблением гипотезы в данной норме и отсылкой к общественно опасным последствиям из статьи 158?

Вообще не понял Вашей мысли.

Pepper 18 Янв 2010

Вообще не понял Вашей мысли.
[/quote]

Гипотеза раздроблена — одно из требований содержится в ст. 158. А именно требование об ущербе. Т.е. пока не нанесен ущерб, хищение не случится. Такова была мысль.

По хищению теперь понял. А вот по краже почему материальный?
Сообщение отредактировал Pepper: 18 Январь 2010 — 22:13

Виды составов преступления

Группы соста­вов преступлений

1. В уголовном праве различают несколько видов (групп) соста­вов преступлений.

В основу классификации могут быть положены различные критерии.

Прежде всего это степень общественной опасности преступления, в соответствии с которой выделяют че­тыре вида составов:

а) основной состав включает признаки, свойственные всем пре­ступлениям данного вида, но без отягчающих или смягчающих обстоятельств, например ч. 1 ст. 105 УК — убийство; ч. 1 ст. 158 УК — кража и др.;

б) квалифицированный состав с отягчающими обстоятельствами, например п. «з» ч. 2 ст. 105 УК — убийство из корыстных побужде­ний; п. «б» ч. 2 ст. 158 УК — кража, совершенная неоднократно;

в) особо квалифицированный состав обычно формулируется в третьей части соответствующих статей, например ч. 3 ст. 158 УК — кража, совершенная в крупном размере;

г) квалифицированный состав со смягчающими обстоятель­ствами — в него наряду с признаками основного состава закон включает обстоятельства, значительно уменьшающие степень об­щественной опасности совершаемого деяния.

Иногда их называют привилегированными составами, например убийство при пре­вышении пределов необходимой обороны — ч. 1 ст. 108 УК; убий­ство, совершенное в состоянии аффекта — ст. 107 УК.

Способ описания состава преступления

2. Следующий критерий классификации связан со способом описания состава преступления, в соответствии с которым выделя­ют простой, сложный, альтернативный.

Простой состав включает признаки одного объекта, одного деяния, влекущего одно послед­ствие, одну форму вины.

Например, кража чужого имущества: объект — собственность, объективная сторона — противоправное, безвозмездное, тайное изъятие чужого имущества с причинением ущерба собственнику; субъективная сторона — умысел.

Сложный состав характерен тем, что он включает либо два объекта посяга­тельств (разбой — ст. 162 УК), либо несколько деяний (массовые беспорядки — ст. 212 УК), либо несколько последствий (захват заложника, если это повлекло по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия), или две формы вины (ч. 4 ст. 111 — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, по­влекшее по неосторожности смерть потерпевшего).

Следует иметь в виду, что, несмотря на такую сложную конструкцию, речь идет об одном составе, и квалифицировать деяние следует по одной норме УК РФ.

Альтернативный состав является разновидностью сложного состава.

При этом закон связывает наличие состава с совершением любого действия, перечисленного в диспозиции уголовно-правовой нормы.

Так, ч. 2 ст. 228 УК гласит: «Незаконное приобретение или хранение в целях сбыта, изготовление, перера­ботка, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ».

Совершение любого из перечисленных действий влечет ответственность по ч. 2 ст. 228 УК, т.е. образует состав.

Материальный и формальный состав преступления

3. По особенностям законодательного конструирования соста­вы делятся на материальные и формальные.

Материальный состав отличает то, что законодатель включил в объективную сторону этого состава в качестве обязательного при­знака преступные последствия и, соответственно, причинную связь.

Формальный состав, в отличие от материального, сконструиро­ван так, что его объективную сторону характеризует только дея­ние.

Преступные последствия вынесены за рамки состава: д — пс – пп). Поэтому с момента совершения деяния преступление считается оконченным независимо от наступления последствий.

Например, состав разбоя (ст. 162 УК) сконструирован следующим образом: нападение в целях хищения чужого имущества, совер­шенное с применением насилия, опасного для жизни или здоро­вья либо с угрозой применения такого насилия.

Разбой считается оконченным с момента нападения независимо от того, сумел ли нападающий изъять чужое имущество, причи­нить вред здоровью потерпевшего.

Законодатель прибегает к таким приемам конструирования состава по различным причи­нам: вред практически трудно оценить, измерить (клевета, оскор­бление и др.); деяние само по себе настолько общественно опасно, что его совершения достаточно для оконченного состава.

Следовательно, подразделение составов преступления на фор­мальные и материальные осуществляется не на том основании, что виновный посягает на материальные или нематериальные ценнос­ти, а на том, с чем закон связывает момент окончания состава преступления.

Усеченный состав преступления

Усеченный состав преступления — это состав, для признания которого оконченным не требуется не только наступления преступного результата, но и доведения до конца тех действий, которые способны вызвать данные последствия. Усеченные составы преступлений законодатель считает оконченными на более ранней стадии преступных действий (разбой, бандитизм и др.).

Наступление преступною последствия является последней стадией преступной деятельности — стадией окончания преступления. Однако в советской уголовно-правовой литературе существует и иное мнение. Полагают, что в некоторых составах преступлений момент окончания перенесен законодателем на более ранние стадии — стадии исполнения и даже приготовления. В этих составах преступное последствие оказывается таким образом «усеченным», а отсюда и составы были названы «усеченными».

Такой точки зрения придерживаются авторы учебного пособия по общей части уголовного права, Н. Д. Дурманов, М. Д. Шаргородский, Красильников, И. Слуцкий, П. Денисов, Н. Дворкин, Н. Меркушев. Авторы учебника считают конструкцию «усеченных» составов законодательно-техническим приемом в целях усиления борьбы с отдельными категориями общественно опасных преступлений. Они пишут, что подобного рода конструкции для советского уголовного права не типичны, редки, ибо по советским законам приготовление и покушение наказываются наравне с оконченным преступлением.

С подобной оценкой значения «усеченных» составов авторами учебника как умаляющей их «политически принципиальное значение для советского уголовного права» не согласны М. Д. Шаргородский и Н. Д. Дурманов.

Сторонники признания «усеченных» составов считают, что эти составы нужны для того, чтобы способствовать активизации борьбы с наиболее опасными преступлениями. Составы, которые законодатель объявляет законченными на стадии приготовления и покушения без реального причинения ущерба объекту целесообразны якобы потому, «что они исключают необходимость при особо опасных формах приготовления доказывать наличие умысла в отношении преступного результата.

Характерной чертой «усеченных» составов, по мнению Н. Д. Дурманова, является то, что законодатель признает преступление оконченным, «когда деяние, прямо направленное на объект, охватываемый умыслом виновного, еще не совершено, (но этот объект уже ставится в явную опасность причинения ему ущерба.

От так называемых «формальных» составов эти составы отличаются тем, что прямым умыслом виновного охватываются не только действия, входящие в состав преступления, но и дальнейшие, направленные на тот же объект действия и их результат, находящиеся за пределами данного состава».

В качестве примеров «усеченных» составов авторы учебника называют состав оставления в опасности (ст. 156 УК), понуждения женщины (ст. 154УК), поставления в опасные условия работы (ч. 3 ст. 133 УК). Авторы рецензии на учебник советского уголовного права относят к «усеченным» составам также угрозу (ст. 731 УК) и подлог (ст. 72 УК), Н. Д. Дурманов считает «усеченными.» составы бандитизма (ст. 593 УК), разбойного нападения, подлога.

Проблема «усеченных» составов уходит своими корнями в работы немецких криминалистов конца XIX и начала XX веков. Наиболее обстоятельно она впервые была изложена в восьми томной монографии Биндинга «Нормы и их нарушения».

Биндинг, ярко выраженный сторонник нормативистской теории, делил составы на три вида в зависимости от характера запретительных норм (Verbot). Первый, нормальный вид — норма, запрещающая причинение результата (Verletzungsverbote). Эта норма предполагает полный состав преступления — состав причинения ущерба (убийство, хищение и т. п.).

Второй вид нормы — норма, запрещающая создание опасности причинения вреда (Verbot der Gefahrdung). Ей соответствуют деликты опасности (оставление в беспомощном положении и т. д.). Наконец, третий тип норм — простой запрет (Verbot schlechthin). В соответствии с этой нормой конструируются составы простых правонарушений (быстрая езда, недозволенное хранение оружия и т. п.).

Первый состав — нормальный, два остальных — являются «усеченными», при этом во втором нужно доказывать не реальное причинение ущерба, а лишь опасность такого причинения, а в третьем доказывается только наличие самого действия.

Даже с точки зрения буржуазных криминалистов теория «усеченных» составов не была бесспорной. Так, Белинг писал, что преступление есть деяние, запрещенное под страхом наказания, поэтому нельзя противопоставлять законодательную структуру преступления какой-то несуществующей, нормальной, естественной его структуре. Если в деянии имеются все признаки, указанные в законе, то это полное целое преступление, и оно не может считаться «усеченным».

В русском дореволюционном уголовном праве теория об «усеченных» и «не усеченных» составах не имела сторонников. Исключение составляли лишь А. М. Круглевокий и С. П. Мокринский. А. М. Круглевский в монографии «Имущественные преступления» отстаивал и развивал точку зрения Биндиига об «усеченных» составах. Он также признавал основные и неосновные нормы. «Усеченный» состав, по его мнению, «не заключает в себе всех признаков, принадлежащих акту нарушения основной нормы». «Усеченный» или, как он его называл, «урезанный» состав полностью выполняет состав правонарушения и частично состав преступления.

К сожалению, многие ошибочные положения буржуазной теории «усеченных» составов некритически восприняты отдельными советскими теоретиками.

Так, Дурманов начинает главу о понятии оконченного преступления тем положением, что «об оконченном преступлении можно говорить в двояком смысле или в смысле конструкции оконченного преступления в законе, то есть в соответственной статье особенной части, или же в смысле определения конкретного оконченного преступления в судебной практике». Дурманов критикует авторов учебника, которые не учитывают этого обстоятельства, говоря о конструкции так называемых «усеченных» составов в законе. Сам же Н. Д. Дурманов пишет в различных параграфах об оконченном преступлении в законе и об «установлении момента окончания конкретного преступления судом». Сопоставляя закон и судебную практику, автор делает следующий вывод: «В общем, судебная практика Верховного Суда СССР при определении оконченного преступления исходит из характера формулировки состава данного преступления в статье особенной части советского уголовного закона».

Подобное утверждение ни на чем то основано и должно быть отвергнуто. Судебная практика понимает оконченное преступление так и только так, как законодатель формулирует составы преступлений. Противопоставление понятия оконченного преступления в судебной практике и в законе является причиной ошибочной трактовки так называемых «усеченных» составов.

Правильно пишут Т. В. Церетели и В. Г. Макашвили в рецензии на книгу Н. Д. Дурманова «Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву», что «признание существования двух понятий оконченного преступления, по нашему мнению, лишено оснований. Оно может создать впечатление, что точка зрения суда на оконченное преступление расходится с точкой зрения закона по данному вопросу. Но разве это допустимо, чтобы законодатель и суд вкладывали в одно и то же понятие разное содержание? С таким положением согласиться нельзя».

Рецензенты далее правильно отмечают, что концепция «усеченных» составов — буржуазная концепция. Ее реакционный характер заключается в том, что она вопреки закону, решение вопроса об оконченном деяния предоставляет свободному усмотрению буржуазных судей и, кроме того, ведет к расширению уголовной ответственности. Т. В. Церетели и В. Г. Макашвили правильно заключают, что «следует избегать двух понятий оконченного преступления в каком бы то ни было виде, так как с этим связаны тенденции, неприемлемые для советского уголовного права».

В самом деле, понятие «усеченности» состава весьма относительно. Определить «усечен» ли состав, можно лишь сравнивая его с другими «не усеченными», то есть «полными», «целыми» составами преступлений. Следовательно, неизбежно появляется необходимость в том самом нормальном, полном преступлении, о котором в свое время писал Биндинг.

А. Н. Трайнин справедливо отмечал: «Закон «усеченных» составов не знает, и знать не может. Закон все составы заполняет надлежащими элементами. Необходимо учесть и другое: различие «усеченных» составов логически предполагает существование какой-то средней нормы составов, ниже которой, очевидно, и опускается так называемый «усеченный состав». Однако хорошо известно, что никаких средних нормальных составов не существует и существовать не может: состав преступления таков, каким он описан в законе».

Н. Д. Дурманов считает неудачным термин — «усеченный состав» и предлагает в подобных случаях говорить о составах, в которых момент окончания преступления перенесен на более раннюю стадию, то есть приготовление и покушение. Но от подобной замены положение не меняется. Покушение и приготовление, наказуемые якобы как оконченное преступление, тоже предполагают соответствующее оконченное преступление, стадией которого они являются.

Признать «усеченным», например, состав оставления в опасности (ст. 156 УК) можно лишь в сопоставлении с «неусеченным» составом убийства: сравнительно с убийством в составе оставления в опасности не хватает смерти жертвы. Отсюда и делается вывод, что оставление в опасности есть покушение на убийство, наказуемое как оконченное преступление.

Приобретение яда или огнестрельного оружия опять-таки рассматривается в виде наказуемого как оконченное преступление приготовления к тому же «целому» составу убийства.

О составе угрозы (ст. 731 УК) авторы учебника «Советское уголовное право» 1952 года пишут даже как о самостоятельно наказуемой стадии убийства (не существующей в действительности) — обнаружении умысла на убийство. Н. Д. Дурманов пишет об угрозе, как о действии, создающем условия для причинения вреда объекту. Какому объекту? Очевидно, жизни человека, ибо действительному объекту угрозы, предусмотренному в ст. 731 УК, то есть общественно политической деятельности граждан, интересам коллективизации и т. п. — ущерб причиняется реально. С этой точки зрения разбой, как «усеченный» состав, оказывается самостоятельно наказуемой стадией покушения на хищение, а подлог так же наказуемым как оконченное преступление приготовлением к хищению, и другим преступлениям.

Нетрудно убедиться, к какой невероятной путанице приведет на практике реализация подобного рода положений. Если признать оставление в опасности (ст. 156 УК) «усеченным составом убийства» или самостоятельно наказуемым покушением на убийство, «когда виновный еще не закончил действий, выражающихся в посягательстве на объект» (на жизнь человека), когда «прямым умыслом виновного охватываются не только действия, входящие в состав преступления, но и дальнейшие, направленные на тот же объект действия и их результат, находящийся за пределами данного состава» (на лишение жизни), то это означает, во-первых, полное искажение как состава оставления в опасности, так и самого учения о составе преступления вообще, и, во-вторых, лишает суды, какой бы то ни было возможности решить практически важный вопрос о разграничении оставления в опасности и покушения на убийство.

Получается следующая картина: последствия при оставлении в опасности (ст. 156 УК), «усечены», то есть лежат за составом, и так как эти последствия охватываются прямым умыслом виновного, то вина оказывается также за составом оставления в опасности, ибо вина есть субъективное отношение к общественно опасным последствиям. Кроме того, и объект (жизнь и здоровье жертвы) также находятся за составом. Таким образом, оказывается, что все элементы, за исключением действия и субъекта, вынесены за пределы состава.

В действительности же состав оставления в опасности ничего общего с убийством не имеет. Объектом его является не жизнь, а безопасность человека. Объективная сторона выражается в действиях, которые вполне закончены и причиняют реальный ущерб своему объекту. Они представляют собой поставление лица, находящегося в беспомощном состоянии, в опасное для жизни и здоровья положение. Умысел субъекта при этом не выходит за пределы состава, ибо это противоречило бы понятию умысла, как признака субъективной стороны преступления. Содержанием умысла всегда является предвидение элементов состава преступления. В данном случае умысел состоит в том, чтобы заведомо подвергнуть жертву известной опасности, но не лишать ее жизни. Если же будет установлено, что «прямым умыслом виновного охватываются не только действия, входящие в состав преступления, «но и дальнейшие, направленные на тот же объект действия, и их результат, находящийся за пределами данного состава», как правильно, виновные будут отвечать не за оставление в опасности, а за покушение на убийство.

Именно по тому, направлен ли умысел субъекта на причинение смерти или только на оставление в опасности, и можно разграничить состав преступления, предусмотренный ст. 156 УК, и покушение на убийство. Верховный Суд ООСР в определении по делу Г., решая вопрос о разграничении оставления в опасности и покушения на убийство, указал, что умышленное создание родителями тяжелых условий для ребенка с целью привести его к смерти должно квалифицироваться как покушение на убийство.

Не менее ошибочным является также рассмотрение изготовления и хранения оружия и ядов как наказуемых в форме оконченных «усеченных» составов приготовления (создание условий) к убийству. Законодатель не случайно поместил статьи, предусматривающие эти преступления, в главу о нарушении правил, охраняющих народное здравие, общественную безопасность и порядок. Объектом этих преступлений являются не жизнь человека и его здоровье, а установленный в СССР порядок хранения и обращения с ядами и оружием. Лицо, разумеется, может, приобретая оружие, готовиться к убийству. Но от этого объект преступления, указанный в ст. 182 УК, не меняется. Появляется лишь необходимость в дополнительной квалификации по совокупности (ст. ст. 19 и 136 УК). Умысел на убийство при незаконном хранении оружия доказывать не приходится, но вовсе не потому, как пишет М. Д. Шаргородский, что это состав особого рода, где умысел на убийство презюмируется законодателем. Он не доказывается потому, что не имеет ничего общего с умыслом состава хранения оружия. Для ответственности по ст. 182 УК с субъективной стороны достаточно того, что субъект предвидит нарушение им системы обращения с огнестрельным оружием и желает ее нарушить.

Все сказанное об «усеченных» составах или стадиях убийства, наказуемых как оконченное преступление, распространяется и на мнимые составы «усеченного» хищения — разбоя и подлога.

Вместо того чтобы в соответствии с предельно ясной редакцией ст. 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР «Об усилении охраны личной собственности граждан» считать разбой оконченным с момента нападения или угрозы нападения А. А. Пионтковский в Курсе советского уголовного права начал развивать теорию усеченных составов. В результате он пришел к выводу, что: «разбой, если взять не усеченный состав преступления, а состав преступления в его полностью завершенном виде, как похищение имущества, есть противоправное насильственное изъятие имущества из чужого владения».

Таким образом, А. А. Пионтковскцй конструирует новый состав — насильственное завладение имуществом, несмотря на то, что законодатель определяет разбой как нападение или угрозу нападения с целью изъятия имущества.

Об ошибочности отождествления подлога, преследуемого по ст. ст. 72 и 120 УК, с приготовлением к хищению и другим преступлениям будет сказано далее.

Б. С. Никифоров, с полным основанием отрицая концепцию «усеченных» составов как не имеющую под собой серьезного научного основания, верно отмечает, что «при внимательном изучении составов этой группы неизменно обнаруживается, что речь здесь в действительности идет не о незавершенной преступной деятельности, а о действиях, нарушающих особые, самостоятельные интересы, особые общественные отношения, которые законодатель, конструируя эти составы, стремится поставить под охрану».

Сторонники деления преступлений на «усеченные» и «не усеченные» правы лишь в одном: законодатель в стремлении максимально оградить ценные объекты от преступных посягательств конструирует составы таким образом, чтобы действия, которые создают даже самые отдаленные возможности причинения ущерба этим объектам, оказались в сфере уголовно-правовой репрессии. И, конечно, конструируя составы создания опасности для жизни или здоровья гражданам, запрещая хранить оружие, законодатель в конечном итоге исходил из того, что эти преступления могут причинить вред личности. Но сторонники теории «усеченных» составов недопустимо смешали эти мотивы законотворчества с конструкцией составов указанных преступлений. Одно дело, по каким мотивам законодатель ввел данные преступления в Уголовный кодекс, а другое, какова конструкция данного состава преступления. Если уголовный кодекс говорит, что объектом хранения яда является общественная безопасность, то суд не может считать таковым жизнь и здоровье человека и в соответствии с этим доказывать объективную и субъективную стороны храпения яда как приготовление к преступлениям против личности.

По нашему мнению, не существует составов с «урезанными», «усеченными» последствиями, лежащими якобы за составом деяния и охватываемые умыслом субъекта. Преступный ущерб всегда прямо входит в состав преступления и умысел может распространяться только на этот ущерб. Умысел на ущерб, лежащий за составом преступления, учитывается в плане индивидуализации наказания. Не существует наказуемых как оконченное преступление приготовлений и покушений, так как последние всегда лишь виды неоконченного преступления.

Административная ответственность
Судебная власть
Мировое соглашение

Назад | | Вверх

Конференция ЮрКлуба

Разбой и материальный состав

-Гость-Татьяна- 07 Янв 2004

curium 08 Янв 2004

Fomka 08 Янв 2004

curium 08 Янв 2004

Fomka 08 Янв 2004

curium 08 Янв 2004

Мол воспринимала я так. Ежли воздух в вену — считай кранты.

Я бы тоже сказал так — а если шприцом в глаз?

а грелку её во всякие места засунуть можно

Хе-хе. А вред от этого точно наступит?

А объяснять Мадаме не обязательно. Лиш бы воспринимала как угрозу.

Ну, по крайней мере суду будет интересно, какую именно угрозу воспринимала Мадам как реальность.
То так можно до маразма дойти — достаю наперсток и говорю — щазззззз этим наперстком убью, или достал я лазерную указку и говорю — испепелю. И чего, в суде прокатят такие объяснения?

-Гость-Unregistered- 08 Янв 2004

curium 08 Янв 2004

Вы не ответили также на первый вопрос о материальном составе, потрудитесь пожалуйста.

А Вы его сначала сформулируйте в удобоваримой форме.

И хотелось бы поменьше ваших дурных примеров и побольше конкретики.

Гы-гы-гы. А что может быть конкретнее, чем пример.

А вот это мне больше всего понравилось, это шедевр, это гениальное проявление уникального являения, именуемого «женская логика»:

«насилие» и «нападение» понятия идентичные? Судя по всему да. В таком случае диспозиция статьи 162 УК вполне могла бы не включать в состав разбоя признак объективной стороны – «нападение», а следовательно и разбой может быть без нападения, важно лишь применение насилия либо угрозы его применения.

Обратите внимание, из первоначальной посылки, что «нападение» тождественно «насилию», делается замечательный по своей алогичности вывод, что нападение может быть без нападения (. ), а следовательно и без насилия (?!). Хе-хе.

По существу — ну, положим, нападение — это атакующие действия, направленные на подавление сопротивления, либо введение в беспомощное состояние. Если Вас смущает тавтология, т.к. в некотором смысле нападение и есть насилие, либо угроза его применения (я бы не стал отождествлять эти понятия, как Вы, однако общите элементы, безусловно, имеются), то не зацикливайтесь на этом — самая известная тавтология содержится в ст. 158 УК РФ:
1. Кража — тайное хищение чужого имущества;
2. Хищение — противопроавное, безвозмездное изъятие и/или обращение чужого имущества.
Вывод: кража — тайное противоправное безвозмездное изъятие и/или обращение чужого имущества (. ) чужого имущества.

Таков юридический язык, смиритесь

ЗЫ. Про покушение — да, возможно. Только нужно немножко фантазии. Сразу не скажу — хочу послушать крики про усеченный состав

-Гость-Unregistered- 09 Янв 2004

Понимаете, я пишу дисс. по разбою, научный руководитель («мужчина» очень известный ученый в области уголовного права с женской логикой судя по вашему настаивает на том, что новизна (причем в некоторых источниках уже давалось аналогичное видение данного вопроса) должна состоять именно в исключении термина «нападение» из ст. 162. Поскольку нападение и есть насилие. Вот некоторые заметки. «В теории уголовного права не вырабо-тано единого определения нападения как элемента составов разбоя. Многие авторы, характеристику объективной стороны разбоя, в сущности, сводят к выяснению характера насилия, применяемого при разбое, а рассмотрение нападения ограничивают лишь упоминанием о нем, указанием, что именно насилие и составляет содержание нападения. В некоторых работах, посвященных ответственности за разбой, авторы вообще не дают определения нападения и не ставят вопроса о раскры-тии его содержания. В других работах, при определе-нии нападения допускаются неточности, заключающие-ся, в частности, в подмене понятия нападения понятием насилия, в ограничении нападения только его открытой формой.
Авторы, делающие попытку разграничить понятия «нападение» и «насилие», указывают, что при разбое насилие может быть применено в момент нападения, после на-чала нападения, а также после окончания нападении. При этом на наш взгляд, даваемая ими характеристика объективной стороны разбоя касается лишь насилия. Усмотреть какие-либо раз-личия между этими понятиями, с точки зрения их юридической значимости, практически невозможно. Даже если исхо-дить из определения нападения как создания реальной опасности применения насилия, действия, которые внуша-ют потерпевшему опасение оказаться подвергнутым наси-лию, сами по себе являются психическим насилием. Действия виновного, хотя и предпринятые с намерением в пос-ледующем применить насилие, но еще не внушающие по-терпевшему подобного опасения, не могут расцениваться как нападение, а представляют собой лишь приготовление к разбою. Начало же нападения, по сущности этого понятия в составе разбоя, всегда должно во времени совпадать с физическим или психическим насилием».

Помимо этого необходимо доказать, разбой — состав материальный. в принципе можно не согласиться с распространенным мнением, что разбой имеет формальный состав преступления, поскольку применение физического или психического насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего, является обязательным конструктивным признаком состава разбоя. Посягательство на личность, причиняющее физический или психический вред личности, и есть необходимое последствие, при отсутствии которого не может быть признания разбоя. Как вы считаете?

Некоторые выдержки о покушении на разбой, если вам интересно.
О покушении на нападение речь идет в тех случаях, когда незаведомо для потерпевшего предпри-нимается безуспешная попытка сбросить на него с вы-соты тяжелый предмет, ударить его во сне или, сзади в темноте и т. д.
Г.Л. Кригер высказала свою точку зрения по рассматриваемому вопросу, заключающуюся в том, что «покушение на разбой будет иметь место, когда, например, действия вооруженного преступника, совершаемые в обстановке, способствующей совершению разбойного нападения, пресекаются работ-никами милиции в тот момент, когда он успел лишь подойти к потерпевшему, может быть, даже обратиться к нему с каким-либо вопросом, с целью остановить по-терпевшего или как-то иначе обеспечить последующее насилие» .

OldmAN 09 Янв 2004

Выскажусь, хотя многие из присутствующих с моим мнением не согласятся (не претендую на истину в последней инстанции, тем более от науки я далек, а от фундаментальной, тем более, так что слишком всерьез прошу не принимать).
Разбой — двухобъектное преступление, ибо одновременно посягает как на отношения собственности, так и на здоровье человека или жизнь. Это наиболее опасная форма хищения. Его опасность как посягательства на собственность заключается, главным образом, в способе посягательства — в нападении, соединенном с реальным применением насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего, или с угрозой применения такого насилия. Именно поэтому, по моему мнению, этот крайне опасный способ совершения хищения нашел свое отражение в диспозиции статьи. Как пишут в наших комментариях: «Насилие при разбое представляет собой столь высокую опасность, что это преступление признается оконченным с момента применения насилия, когда оно предшествует (наиболее типичная ситуация) изъятию имущества. Это непосредственно вытекает из формулировки Закона: «нападение с целью хищения».

А как быть с нетипичными ситуациями?
Формулировка диспозиции ст. 162 УК РФ, ИМХО, крайне неудачна и представляется, что все проблемы с оценкой данного состава возникают именно из-за нее.
Нападение, по моему мнению, (если следовать строго диспозиции статьи) не может посягать на отношения собственности, пусть даже совершается с целью хищения, потому как совершается на человека, с применением насилия опасного для жизни или здоровья человека.
Насколько было бы проще, если бы диспозиция данной статьи звучала хотя бы примерно так: «Разбой — хищение чужого имущества, совершенное способом, опасным для жизни или здоровья, либо с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия»
Определения термина «нападение» в законодательстве нет. Пленум ВС РФ в своем постановлении также своего определения данному термину не дал ни разу (и по-видимому, понятно почему – судебная практика с подачи того же ВС признает разбоями и не совсем нападения, и даже не нападения вовсе).
Комментарии определяют нападение, как «открытое либо внезапное скрытое, а потому неожиданное агрессивно — насильственное воздействие на собственника, иного владельца имущества или на другое лицо, которое может помешать завладению чужим имуществом. Нападение может носить замаскированный характер (например, удар в спину) либо выражаться в явном или тайном воздействии на потерпевшего нервно — паралитическим, токсическим или одурманивающим веществом», т.е. речь идет о насилии.
Можно с этим согласиться?
ИМХО, с некоторой натяжкой, вполне, но:
1) согласно пункту 5 Постановления Пленума ВС РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПО ДЕЛАМ О КРАЖЕ, ГРАБЕЖЕ И РАЗБОЕ» «Если в ходе совершения кражи действия виновного обнаруживаются собственником или иным владельцем имущества либо другими лицами, однако виновный, сознавая это, продолжает совершать незаконное изъятие имущества или его удержание, содеянное следует квалифицировать как грабеж, а в случае применения насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозы применения такого насилия — как разбой».
Что же получается – хищение (в любой его форме) совершается, нападения в смысле общепринятого его толкования нет (например, при угрозе применения насилия), и тем не менее правоприменитель считает, что это именно разбой – нападение (. ), и дополнительной квалификации по ст. 158, 161 УК РФ не требует. Почему?

2) Более, того «в случаях, когда в целях хищения чужого имущества в организм потерпевшего против его воли или путем обмана введено опасное для жизни или здоровья сильнодействующее, ядовитое или одурманивающее вещество с целью приведения потерпевшего в беспомощное состояние, содеянное должно квалифицироваться как разбой» (п. 23 ППВС).
С насилием понятно… а как быть с обманом? Вещество вводится потерпевшим в свой организм добровольно… никакого насилия виновным при этом не применяется…. И тем не менее тоже разбой (?)
Уважаемые, где же тут нападение, где применение насилия, опасного для жизни или здоровья? Нежелательные последствия для жизни или здоровья – да, конечно, но ведь это не насилие.
Тут волей-неволей обратишься к обычному, общепринятому толкованию данного понятия: «Нападение определяется лишь как синоним понятия «Агрессия» — действие или поведение, нацеленные на причинение морального, физического и иного ущерба (вплоть до полного уничтожения) другому существу или объекту». Весьма общо, но ничего другого у нас нет.
Или все-таки надо бы изменить формулировку ст. 162 УК РФ.
Мдяяя… что-то навеяло… пятница….. вечер…

curium 10 Янв 2004

новизна (причем в некоторых источниках уже давалось аналогичное видение данного вопроса) должна состоять именно в исключении термина «нападение» из ст. 162.

Замечательно. Тут у нас большой спор вышел на тему «а является ли разбой хищением». И проблема появилось именно изза того, что формулировка разбоя такова, как она есть.
На самом деле — что может быть проще — «разбой — это хищение, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия». Но нет — законодатль не ищет легких путей, потому мы имеем то, что имеем. Однако ставить под сомнение правильность формулировки только лишь потому, что не определено что есть «нападение» — вряд ли разумно.

Начало же нападения, по сущности этого понятия в составе разбоя, всегда должно во времени совпадать с физическим или психическим насилием

Вы знаете, один из самых умнейших людей, которых я встречал в своей жизни, д.ф.н. Алексей Николаевич Попович часто говаривал: «Прежде чем оперировать понятиями, необходимо определить их. Операции с неопределенными понятиями возможны тогда и только тогда, когда значение понятий не отражается на суждениях». А теперь поясните мне, прелесть моя, а как Вы можете говорить о сущности понятия и делать выводы из этой сущности, не зная ее самой. Вы же сами признались, что не знаете определение понятия «нападение»

Посягательство на личность, причиняющее физический или психический вред личности, и есть необходимое последствие, при отсутствии которого не может быть признания разбоя.

А что там в статье про угрозы еще написано? Или освученная (написанная, отображенная пантомима) и есть последствие.
О покушениях — мне всегда нравились покушения с негодным объектом — к примеру, когда разбой совершается в отношении манекена или трупа.

OldmAN

Уважаемые, где же тут нападение, где применение насилия, опасного для жизни или здоровья? Нежелательные последствия для жизни или здоровья – да, конечно, но ведь это не насилие.

Ой, щаззззззз подкину мыслей А почему Вы считаете, что там нет насилия? Вспомните, почему заменили «телесные повреждения» «вредом здоровья». А разве введение сильнодействующих веществ в организм помимо воли — не есть насилие? Или если яд введен шприцем — насили есть, а если добавлен в напиток — уже нет? Разве правильнее судить по форме, по внешним проявлением событий, а не по их существу?

-Гость-Татьяна- 10 Янв 2004

А теперь поясните мне, прелесть моя, а как Вы можете говорить о сущности понятия и делать выводы из этой сущности, не зная ее самой. Вы же сами признались, что не знаете определение понятия «нападение»

Как вы заметили, я преложила некоторые выдержки

. Вот некоторые заметки

из анализа правовых источников, в частности про начало нападения высказывался Владимиров и Ляпунов.
При этом цитируемый вами абзац начинается со слов «даже если» т.е. имеет место предположение.
Спасибо большое OldmAN за интересное рассуждение на заданную тему.

Доцент 11 Янв 2004

Гость-Татьяна

Помимо этого необходимо доказать, разбой — состав материальный, поскольку применение физического или психического насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего, является обязательным конструктивным признаком состава разбоя. Посягательство на личность, причиняющее физический или психический вред личности, и есть необходимое последствие

Из приведенных Вами рассуждений видно, что Вы не вполне улавливаете разницу между формальными и материальными составами. В формальных составах вред также имеет место (он в любом преступлении имеет место), но вынесен за рамки состава и исключен из предмета доказывания.

Может ли носить разбой материальных состав?

П. «в» ч. 3 ст. 162 УК (ч. 4 в новой редакции) — состав материальный, по аналогии можно и другие части переделать, только нужно ли.

О покушении на нападение речь идет в тех случаях, когда незаведомо для потерпевшего предпринимается безуспешная попытка сбросить на него с высоты тяжелый предмет, ударить его во сне или, сзади в темноте и т. д.

Нет в этих примерах покушения, только приготовление, т.е. действие состоит не только в нападении, а нападении сопряженным с. а этого сопряжения в этих примерах нет.

На базовый состав покушение вряд ли возможно, т.к. ОС состоит в простом действии, которое не фрагментируется. Т.е. оно или совершается полностью, или не совершается вовсе.
А вот применительно к квалифицированным составам разбоя покушение возможно, .т.к. ОС м.б. фрагментирована.
Н.: Разбой с проникновением. Дверь взломали, а в квартире никого. Раз дверь взломали, то частично ОС выполнили, а нападения не было. Можно рассматривать как покушение, хотя некоторые считают, что будет приготовление плюс 139 УК.

Понимаете, я пишу дисс. по разбою

Разбой — тема измусоленная вдоль и поперек еще в советское время. Съездите в диссертационный зал РГБ (в Химках), и почитайте то, что уже написали. Более сотни кандидатских диссертаций и несколько десятков докторских. Увидите, что вопросы, о которых Вы спрашиваете уже не раз поднимались. И вряд ли Вы напишете что-то новое. Да и на практике проблем с квалификацией разбоя не так уж много. Странно, что ваш НР этого не понимает.

curium 12 Янв 2004

Нет в этих примерах покушения, только приготовление,

Смотрите еще:

  • Уфмс статья 14 Гражданство РФ Здравствуйте!! Как мне правильно поступить? Я русский, гражданин РФ. Приобрел гражданство на основании статьи 14, п. 1, а. в 2008 году. Моя супруга русская, лицо без […]
  • Пожелание маме друга Поздравления с днем рождения маме друга Главная » Друга » Поздравления с днем рождения маме друга Поздравления с днем рождения маме друга ​PozdravOK.ru​​ не такой как​Господом […]
  • Уголовный кодекс статья 255 Главная | Уголовный кодекс РФ | Статья 255. Нарушение правил охраны и использования недр Статья 255. Нарушение правил охраны и использования недр Нарушение правил охраны и использования […]
  • 1 ст 192 трудового кодекса рф Статья 192 ТК РФ. Дисциплинарные взыскания Текущая редакция ст. 192 ТК РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год За совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или […]
  • П1 ст 272 нк Статья 272 НК РФ. Порядок признания расходов при методе начисления СТ 272 НК РФ. 1. Расходы, принимаемые для целей налогообложения с учетом положений настоящей главы, признаются таковыми в […]
  • Ст 589 гк рф Статья 589 ГК РФ. Получатель постоянной ренты 1. Получателями постоянной ренты могут быть только граждане, а также некоммерческие организации, если это не противоречит закону и […]
  • Как закреплять строки в экселе Как закрепить строку, столбец или область в Excel Работу в табличном редакторе Microsoft Excel можно сделать удобней, если пользоваться закреплением строк и столбцов таблицы. Что имеется […]
  • Как платит индивидуальный предприниматель ндфл НДФЛ для ИП на разных системах налогообложения в 2018 году Налог на доходы физических лиц (НДФЛ) — это основной вид прямых налогов. НДФЛ исчисляется в процентах (от совокупного дохода […]
admin

Обсуждение закрыто.

Proudly powered by WordPress | Theme: Stacy by SpiceThemes