Судебно психиатрическая экспертиза входит в класс

Судебно психиатрическая экспертиза входит в класс

Содержание статьи:

Судебно психиатрическая экспертиза входит в класс

    Консультации по вопросам судебно-психиатрической экспертизы
  • Подготовка материалов к экспертизе.
  • Формулировка вопросов для экспертизы.
  • Оценка возможных результатов экспертизы.
  • Информация по вопросам организации судебно-психиатрической экспертизы.
  • Помощь в составлении ходатайств, заявлений, апелляционных и кассационных жалоб.

    Заключение специалиста.
    Независимое рецензирование акта судебно-психиатрической экспертизы
  1. Обоснование назначения судебно-психиатрической экспертизы.
    Если следователь, следственный судья или суд отказывают в назначении судебно-психиатрической экспертизы, может быть предоставлено заключение специалиста о необходимости проведения экспертизы. Такое заключение обычно основывается на анализе медицинской документации, показаний свидетелей и других документов. В заключении специалиста указываются: рекомендации в отношении вида судебно-психиатрической экспертизы (амбулаторная, стационарная, комиссионная, комплексная); в отношении выбора определённого экспертного учреждения; перечень вопросов для экспертизы; объём и направления поиска необходимых дополнительных материалов.

    Выявление недостатков проведённой ранее судебно-психиатрической экспертизы («экспертиза экспертизы»).
    Заключение судебно-психиатрической экспертизы может иметь определённые недостатки, влияющие на его доказательное значение. Но для их выявления необходимы специальные знания в области судебной психиатрии. При этом оцениваются научная обоснованность, полнота исследования, соблюдение нормативных и методических требований при оформлении экспертного заключения. Заключение специалиста, освещая дефекты заключения судебно-психиатрической экспертизы, помогает суду критически оценить экспертное заключение и, при необходимости, назначить повторную судебно-психиатрическую экспертизу.

    Сравнительный анализ нескольких заключений судебно-психиатрической экспертизы.
    В деле могут быть заключения экспертизы с противоположными выводами. Например, после проведения первичной экспертизы была проведена повторная, опровергающая выводы первичной. Однако не всегда повторная экспертиза является более обоснованной и объективной, чем первичная. При таких обстоятельствах в заключении специалиста указывается, какое из заключений экспертизы более обосновано. Это может помочь суду оценить имеющиеся заключения по существу и отдать предпочтение одному из них, избежав назначения ещё одной экспертизы.

    Дополнительное обоснование правильности экспертного заключения.
    В некоторых случаях заключение судебно-психиатрической экспертизы подвергается сомнению и критике из-за несущественных, формальных (а подчас и мнимых) недостатков. В подобных случаях в заключении специалиста приводятся аргументы «в поддержку» имеющегося экспертного заключения, доказывается его обоснованность и отсутствие оснований для назначения повторной экспертизы.

    Анализ протоколов освидетельствования на состояние алкогольного или наркотического опьянения.
    Речь идёт о случаях необоснованной диагностики состояний алкогольного или наркотического опьянения по делам об административных правонарушениях и по уголовным делам (ДТП и др.).

  2. Рекомендации в отношении принудительных мер медицинского характера (принудительного лечения).
    Судебно-психиатрическая экспертиза может рекомендовать применение в отношении лица определённого вида принудительных мер медицинского характера (госпитализация в психиатрическое учреждение с различными типами наблюдения — строгим, усиленным или обычным; амбулаторная психиатрическая помощь). Рекомендованный вид принудительного лечения может оказаться слишком строгим или наоборот, слишком мягким. На основании заключения специалиста, без проведения ещё одной экспертизы, суд может применить иной вид принудительного лечения, либо же вообще его не применять.

    Участие в качестве специалиста на досудебном следствии или в суде
  • Разъяснение письменного заключения специалиста.
  • Консультации и разъяснения по специальным вопросам.
  • Участие в опросе свидетелей и сторон в судебном заседании.
  • Составление письменного заключения специалиста по определению суда.

    Категории дел, по которым даются консультации и заключения
  • Гражданские дела о признании недействительными завещаний, доверенностей, договоров пожизненного содержания, дарения, купли-продажи и других сделок (ст. 225 ГК Украины).
  • Гражданские дела о признании лица недееспособным или ограниченно дееспособным, назначении опеки или попечительства.
  • Уголовные дела, в которых ставится вопрос о невменяемости, ограниченной вменяемости, принудительных мерах медицинского характера или принудительном лечении и т. д.
  • Дела об административных правонарушениях (управление транспортом в состоянии алкогольного или наркотического опьянения и др.).

Виды судебно-психиатрических экспертиз

Все судебные экспертизы подразделяются на классы, роды, виды и разновидности. СПЭ представляют собой самостоятельный род судебных экспертиз. Наряду с судебно-медицинскими и судебно-психологическими экспертизами СПЭ входят в класс экспертиз судебно-медицинских и судебно-психофизиологических.

На СПЭ распространяются классификации, общие для всех судебных экспертиз, но они имеют и свое специфическое деление.

Общая классификация подразделяет СПЭ на основные и дополнительные, первичные и повторные, единоличные и комиссионные, однородные и комплексные.

Основная и дополнительная экспертизы

Основной является экспертиза, назначенная для решения основных интересующих орган, назначивший СПЭ, вопросов к экспертам. Дополнительной по отношению к ней является другая экспертиза, назначенная в связи с неполнотой или недостаточной ясностью прежнего (основного) экспертного заключения, но при отсутствии сомнений в достоверности его выводов (ч. 1 ст. 207 УПК, ч. 1 ст. 87 ГПК). Недостаточная ясность экспертных выводов обычно устраняется путем допроса эксперта и редко выступает в качестве самостоятельного основания для назначения дополнительной экспертизы. Дополнительная экспертиза проводится лишь тогда, когда неполноту либо недостаточную ясность основного экспертного заключения нельзя устранить с помощью допроса эксперта и последнему требуются дополнительные исследования. Предусмотрено еще одно основание для назначения дополнительной экспертизы — возникновение новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела (ч. 1 ст. 207 УПК). При назначении дополнительной экспертизы экспертам могут быть предоставлены дополнительные объекты, такие как медицинские документы, ранее неизвестные экспертам, проводившим основную экспертизу. Отсутствие сомнений в обоснованности и правильности выводов предыдущей (основной) экспертизы является обязательным признаком дополнительной экспертизы и отличает ее от повторной. Дополнительную экспертизу можно поручить как экспертам, проводившим предыдущую (основную) экспертизу, так и другим экспертам (ч. 1 ст. 207 УПК, ч. 1 ст. 87 ГПК).

Первичная и повторная экспертизы

Первичная СПЭ проводится впервые по делу в отношении данного лица, повторная — вторично в отношении данного лица при наличии сомнений в обоснованности или правильности выводов первичной экспертизы, а также при наличии противоречий в экспертных выводах (ч. 2 ст. 207 УПК). Основаниями для назначения повторной экспертизы являются: сомнения «в обоснованности заключения эксперта» или наличие «противоречий в выводах эксперта или экспертов по тем же вопросам» (ч. 2 ст. 207 УПК); сомнения «в правильности или обоснованности ранее данного заключения», наличие «противоречий в заключении нескольких экспертов» (ч. 2 ст. 87 ГПК).

Наличие противоречий в заключениях экспертов не является самостоятельным основанием для назначения повторной экспертизы, поскольку суд, оценивая эти противоречия, вправе признать одни из них и отвергнуть другие без назначения повторной экспертизы. Поэтому значимыми являются противоречия, которые вызывают у суда сомнения в правильности экспертных выводов.

По делу может быть назначено несколько повторных экспертиз, которые по порядку их назначения именуются второй, третьей, четвертой и т.д.

Производство повторной экспертизы поручается только другим экспертам (ч. 2 ст. 207 УПК, ч. 2 ст. 87 ГПК), поскольку сомнения в обоснованности или правильности заключения первичной экспертизы приводят следователя (суд) к выводу, что эксперт или эксперты, проводившие экспертизу, не справились со своим экспертным заданием.

Не каждая новая СПЭ является дополнительной или повторной. Так, стационарная экспертиза, назначаемая в случаях, когда в амбулаторных условиях поставленные вопросы не были решены, по отношению к амбулаторной экспертизе не является ни дополнительной, ни повторной. Обязательным условием дополнительной и повторной экспертизы выступает наличие экспертного заключения, содержащего ответы на поставленные вопросы (хотя бы на часть из них), как результата предыдущих экспертных исследований. Если же члены первоначального экспертного исследования пришли к выводу, что по каким-то причинам решить экспертные вопросы невозможно и требуется проведение СПЭ либо в другом учреждении, либо другого вида, то нет и самого экспертного заключения. В этих случаях составляется не заключение СПЭК, а письменный документ о невозможности дать заключение, что, по сути, заключением СПЭК не является. Данное обстоятельство не всегда учитывается на практике, что приводит к терминологической путанице и неправильным по существу процессуальным решениям.

СПЭ в суде по отношению к экспертизе того же лица на предварительном следствии также не может рассматриваться в качестве повторной или дополнительной, даже если она назначена судом по мотивам неполноты, неясности, необоснованности или сомнений в правильности прежних экспертных выводов. Судебное разбирательство, являясь самостоятельной стадией уголовного процесса, представляет собой и новое самостоятельное исследование всех доказательств. Оно проводится в специфических условиях, отличных от условий доказывания па предварительном следствии. Здесь все исследуется заново, а не в дополнение к уже исследованным обстоятельствам. Вместе с тем следует обращать внимание на основания, по которым суд назначает новую экспертизу. Если она назначена по мотивам неполноты или недостаточной ясности, то ее можно поручить как тем же, так и другим экспертам. Если же основаниями ее назначения являются сомнения в обоснованности или правильности предыдущих экспертных выводов, то ее следует поручать только другим экспертам. Логика такого подхода аналогична той, что нашла отражение в законе применительно к дополнительным и повторным экспертизам.

Классификация судебных экспертиз

Классификация судебных экспертиз имеет важное значение для теории и практики. Их можно классифицировать по организационно-процессуальным, научно-методическим и другим основаниям.

Содержание

Уровни экспертиз

В общей системе судебных экспертиз принято выделять четыре уровня экспертиз:

4. Разновидности (подвиды).

Класс экспертизы составляют экспертные исследования, объединённые общностью знаний, которые служат источником формирования теоретических и методических основ судебных экспертиз, и объектов, исследуемых на базе этих знаний. Таковыми, например, являются класс криминалистических экспертиз, класс судебно-медицинских и психофизиологических экспертиз, сельскохозяйственных экспертиз и т. д.

Роды экспертизы различают по предмету, объектам и методикам экспертного исследования. Например, в криминалистических экспертизах выделяют следующие роды: почерковедческие, технические экспертизы документов, трасологические, баллистические, и др.

Виды экспертизы – составляющие элементы рода. Они отличаются специфичностью предмета в отношении общих для рода объектов и методик. Например, в судебно-технической экспертизе документов различают: экспертизы реквизитов документов; экспертизы материалов документов (чернил, бумаги и т. п.), используемых для их изготовления и т. д.

Подвиды экспертизы — составные части вида, имеющие группу специальных задач, характерных для предмета данного вида (рода) экспертизы, а также комплексы методов исследования отдельных (или групп) объектов. К примеру, в рамках криминалистической экспертизы реквизитов документов можно выделить экспертизы: оттисков печатей для их отождествления и решения диагностических задач; документов, полученных с применением копировальной техники; машинописных текстов и т. д.

Все современные судебные экспертизы, выполняемые на территории Российской Федерации, принято делить на следующие классы:

II. Медицинские и психофизиологические.

Более подробно представленная классификация выглядит следующим образом:

1 класс — криминалистические экспертизы

1.11. Документов, снабжённых специальными средствами защиты.

1.12. Восстановления номеров (знаков).

1.13. Материаловедческая (материалов, веществ, изделий).

II класс — медицинские и психофизиологические экспертизы

III класс — судебные инженерно-транспортные экспертизы

3.2. Водно – транспортная.

3.5. Иные инженерно-транспортные.

IV класс — судебные экономические экспертизы

V класс — судебные инженерно-технические экспертизы

5.2. Экспертиза по технике безопасности.

VI класс — судебные инженерно-технологические экспертизы

6.1. Технологические по промышленным взрывам (взрывотехногенные).

V. класс — судебно-биологические экспертизы

VIII класс — сельскохозяйственные экспертизы

IX класс — судебно-экологические экспертизы

9.1. Экология среды.

9.2. Экология биоценоза.

9.3. Эффективность охраны животных и растений.

9.4. Эффективность охраны природных ресурсов.

Х класс — искусствоведческие

В судебно-медицинской экспертизе выделяют следующие виды:

— экспертизы живых лиц;

— экспертизы вещественных доказательств;

— идентификация орудия преступления и человека по его следам;

— экспертиза по делам о профессиональных правонарушениях медицинских работников.

В каждом из приведённых видов экспертизы в качестве составляющих частей имеется несколько разновидностей (подвидов) судебно-медицинской экспертизы. Так, в судебно-медицинской экспертизе трупа выделяют следующие подвиды судебно-медицинских экспертиз:

— исследование трупа человека, погибшего насильственной смертью (личность которого известна);

— экспертиза трупа неизвестного лица;

— экспертиза трупов новорождённых;

— экспертиза при скоропостижной смерти (смерть от скрыто протекающего заболевания).

При судебно-медицинской экспертизе живых лиц выделяются следующие подвиды:

— экспертизы по установлению тяжести причинённого вреда здоровью;

— экспертизы состояния здоровья, искусственных и «притворных» болезней;

— экспертизы при спорных половых состояниях и половых преступлениях;

— экспертизы рубцов и иных следов бывших ранений;

— экспертизы по определению истинного возраста;

— экспертизы по идентификации личности.

Такое деление судебных экспертиз на классы, роды, виды и подвиды имеет существенное научно-практическое значение, так как оно:

— помогает определить роды и виды экспертиз, производство которых должно быть организовано в конкретных судебно-экспертных учреждениях, а также прогнозировать их развитие и видоизменение;

— облегчает разработку планов развития теории и практики экспертных исследований;

— предопределяет подготовку и переподготовку экспертных кадров (их компетенцию и специализацию);

— помогает лицу (органу), назначающему судебную экспертизу, в правильном выборе соответствующего рода (вида) экспертизы.

Классификация судебных экспертиз согласно УПК РФ

Закон определяет не только разные основания, но и порядок производства судебных экспертиз. В УПК РФ есть чёткая классификация судебных экспертиз, с учётом которой предлагаются различные регламентации процедуры их производства. По этому основанию различают первичную, дополнительную и повторную экспертизы.

Первичная экспертиза

Первичной экспертизой является первая экспертиза с дачей заключения по исследованию представленных эксперту объектов, а также тех или иных обстоятельств дела. В большинстве случаев первичная экспертиза является окончательной.

Дополнительная экспертиза

Дополнительная экспертиза назначается в случае недостаточной ясности или неполноты первичного заключения (ст. 207 УПК РФ). Этот вид экспертизы может выполняться как экспертом, который проводил первичную экспертизу, так и другим экспертом.

Под «неясным» понимают такое экспертное заключение, по которому нельзя судить о том, решил ли эксперт поставленные вопросы в категорической или вероятной форме, получен ли в ходе исследования положительный или отрицательный результат, какой факт установлен в ходе исследования и т. п.

«Неполнота» первичной (основной) экспертизы может заключаться в исследовании не всех предоставленных эксперту объектов, либо в ответах только на часть поставленных вопросов и др.

Однако недостаточная полнота и ясность заключения могут быть обусловлены не только тем, что эксперт не применил все методы исследования для решения поставленных вопросов, но и тем, что ему не были предоставлены необходимые материалы дела, которые (по объективным причинам) могли появиться после завершения первичной экспертизы.

Дополнительная экспертиза не назначается для решения вновь возникающих вопросов по материалам дела, которые уже использовались при выполнении основного заключения. В этом случае отсутствие в постановлении интересующих следствие вопросов не является основанием для назначения дополнительной экспертизы. Эти вопросы могут быть решены путём назначения ещё одной самостоятельной экспертизы в то же или другое экспертное учреждение либо в ходе допроса эксперта.

Для разъяснения и дополнения отдельных положений экспертного заключения закон допускает допрос эксперта (ст. 205 УПК РФ). Допрос эксперта может проводиться и для разъяснения сложных формулировок и специальных терминов, сущности и возможностей использованных методов, расхождения между объёмом поставленных вопросов и сделанных выводов или фактическими данными, отражёнными в исследовательской части заключения, и выводами. О допросе эксперта составляется протокол с соблюдением требований УПК РФ. В конце допроса эксперт знакомится с протоколом и вправе требовать его дополнения и внесения необходимых, по его мнению, поправок. Он также имеет право написать свои показания собственноручно. Протокол подписывается экспертом и следователем.

Не во всех случаях допрос эксперта заменяет производство дополнительной экспертизы, особенно при необходимости проведения дополнительных исследований. Например, к одному из наиболее распространенных вопросов, которые решают судебно-медицинские эксперты, относится определение тяжести вреда здоровью. При проведении экспертизы непосредственно после возникновения повреждений установить тяжесть вреда здоровью с неопределившимся исходом не представляется возможным. Поэтому в дальнейшем для окончательного решения вопроса производится дополнительная экспертиза. При этом дополнительно исследуются медицинские документы, повторно осматривается экспертом пострадавший. Проведенные исследования отражаются в описательной части заключения и являются основой для формулирования окончательных выводов.

Повторная экспертиза

Повторной называется экспертиза, проводимая по тем же объектам и тем же вопросам, по которым проводилась предыдущая (чаще всего, первичная) экспертиза, признанная неудовлетворительной или вызвавшей сомнения. Она назначается в случае необоснованности заключения эксперта или сомнения в его правильности (ст. 207 УПК РФ). Повторная экспертиза может назначаться в тех случаях, когда при назначении предыдущей (первичной) экспертизы допущены существенные нарушения процессуальных норм, если выводы эксперта находятся в противоречии с фактическими обстоятельствами дела, если во время судебного разбирательства выявлены новые данные, которые могут повлиять на экспертные выводы.

Основания к назначению повторной экспертизы принято разделять на фактические и процессуальные.

В числе фактических оснований для назначения повторной экспертизы выделяют необоснованность (отсутствие одного или нескольких разделов экспертизы, недостаточность обнаруженных признаков для вынесения решения и т. п.), и неправильность (то есть, несоответствие действительности) заключения предыдущей (первичной) экспертизы. Повторная экспертиза может быть также назначена вследствие выявившейся некомпетентности эксперта в конкретном вопросе, ошибочности научно-методического положения, на которое он опирался при формулировке выводов и др.

Процессуальными основаниями к назначению повторной экспертизы являются несоблюдения норм уголовно-процессуального права, регламентирующих процедуру назначения и проведение экспертизы (например, выполнение экспертизы специалистом, заинтересованным в исходе данного дела и т. п.).

Одним из мотивов назначения повторной экспертизы может быть нарушение прав обвиняемого, предоставленных ему ст. 198 УПК РФ.

Органы, назначающие экспертизы, должны проводить чёткую грань между дополнительной и повторной экспертизами, а также учитывать объективную возможность провести повторную экспертизу, например, при утрате или существенном изменении исследуемых объектов.

Поводом к назначению повторной экспертизы являются также выяснившаяся профессиональная некомпетентность ранее назначенного эксперта, установление факта заинтересованности эксперта в исходе дела.

Производство повторной экспертизы поручается другому эксперту или другим экспертам. Она не может быть поручена эксперту, проводившему первичную экспертизу. Целесообразно поручать её комиссии квалифицированных экспертов (особенно это относится к судебно-медицинским и судебно-психиатрическим экспертизам).

Повторная экспертиза проводится для решения тех же вопросов и на основании тех же исходных данных, по которым проводилась предыдущая экспертиза. В то же время, для производства повторной экспертизы могут быть представлены материалы в более полном объёме, конкретизированы обстоятельства дела и ранее исследованные факты.

При постановке новых вопросов и предоставлении материалов дела, которых не было у эксперта, давшего первичное заключение, правильнее назначать новую экспертизу.

Закон не допускает производства повторной экспертизы экспертом, производившим первичную экспертизу. В то же время, закон не запрещает эксперту, проводившему первичную экспертизу, принимать участие в работе экспертной комиссии, выполняющей по этому же случаю повторную экспертизу. По мнению М.И.Авдеева (1964) участие этого эксперта при проведении повторной экспертизы иногда необходимо, так как может оказаться полезным обсуждение поставленных вопросов совместно с этим экспертом (за исключением тех случаев, когда повторная экспертиза назначена из-за достоверно установленной личной заинтересованности эксперта в исходе дела). Кроме того, он может оказать помощь в оценке вещественных доказательств, которые были частично утрачены или изменены в процессе первичного исследования. Поэтому, на наш взгляд, участие судебно-медицинского эксперта, ранее давшего заключение, в повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизе не должно априорно исключаться. С помощью этого эксперта комиссия сумеет более квалифицированно разобраться в допущенных им ошибках, а высокий нравственный уровень эксперта поможет ему критически подойти к оценке данного им ранее заключения. Нельзя исключить ситуацию, когда эксперт, давший первичное заключение, сумеет убедить комиссию в обоснованности своих выводов. Такие случаи на практике нередко имеют место. Противоположная точка зрения отмечается в работах криминалистов. Так, по мнению Л.Л.Голованова (1966), участие эксперта, давшего первичное заключение, в производстве повторной экспертизы противоречит закону. К обязательному признаку повторной экспертизы В.М.Галкин (1972) относит производство её другим экспертом или другими экспертами. Однако это мнение экспертов-криминалистов, и относится оно к проведению криминалистических экспертиз. При назначении повторной экспертизы с вопросами, которые ставились на разрешение первичной экспертизы, может быть поставлен вопрос о правильности методов исследования, использованных при первичной экспертизе, и их результативности.

В то же время, вопрос о правильности первичного заключения ставиться не должен. Эксперт (эксперты), проводящий повторную экспертизу может высказаться лишь о правильности (научной обоснованности и применимости в данном случае) того или иного метода исследования, о возможности (реализованной или нереализованной) получения с помощью примененных при первоначальной экспертизе методов и средств те данные, которые зафиксированы в экспертном заключении. В противном случае, если он возьмётся за оценку заключения в целом, налицо будет выход за пределы экспертной компетенции, так как по закону оценку экспертному заключению даёт следователь (суд). В том случае, если сомнение вызвали ответы эксперта лишь на некоторые вопросы, вряд ли разумно ставить перед исполнителем повторной экспертизы всю совокупность вопросов, присутствовавших в постановлении о назначении предыдущей экспертизы.

Наличие расхождения между первичной и повторной экспертизами не делает автоматически повторную экспертизу правильной (а предыдущую, соответственно «неправильной») и не является основанием для направления дела на доследование или для назначения ещё одной экспертизы. Оба заключения следователь и суд оценивают по существу, после чего принимают объективное решение.

Комиссионная экспертиза

Закон допускает возможность производства экспертизы несколькими экспертами, являющимися специалистами в одной области знаний. Такую экспертизу называют комиссионной. Рассматривать комиссионную экспертизу как отдельный вид экспертизы нет оснований, потому что комиссией экспертов может производиться и первичная, и дополнительная, и повторная экспертизы.

Практика свидетельствует о том, что комиссионные экспертизы обычно проводят для решения следующих вопросов:

— по делам о привлечении к уголовной ответственности медицинских работников;

— для определения степени утраты трудоспособности;

— особо сложных экспертиз по материалам следственных и судебных дел;

— по делам о симуляции болезней; в случаях уклонения от воинской службы тем или иным способом;

— при производстве повторных экспертиз.

Комиссия экспертов может быть создана лицом, назначившим экспертизу, либо руководителем экспертного учреждения, в которое она назначена, если состав комиссии не определен лицом, назначившим экспертизу. К участию в комиссионных экспертизах по инициативе судебно-следственных органов или по предложению судебно-медицинских экспертов привлекаются врачи-специалисты соответствующих медицинских учреждений. Эти лица должны быть определены постановлением органа, назначившего экспертизу.

Специалисты, введенные в состав экспертной комиссии, предупреждаются об ответственности и, наряду со штатными судебно-медицинскими экспертами, несут личную ответственность за данное заключение, наделены теми же обязанностями и правами.

В состав комиссии целесообразно вводить не менее трёх экспертов. Один из участников комиссии является её председателем. Нередко комиссию возглавляет руководитель экспертного учреждения.

Комплексная экспертиза

Комплексная экспертиза производится на тех же основаниях и по тем же процессуальным нормам, что и прочие виды экспертиз, предусмотренные УПК РФ, однако она имеет некоторые особенности. В тех случаях, когда производство комплексной экспертизы поручается нескольким учреждениям, в постановлении (определении) о её назначении указывается, какое из них является ведущим. Если это не указано, руководители учреждений сами определяются в этом вопросе. Постановление о назначении экспертизы направляется в каждое из экспертных учреждений, которым поручается производство экспертизы. Если для ответа на некоторые из поставленных вопросов не требуется производства комплексной экспертизы, ход и результаты исследования по ним могут быть оформлены отдельными заключениями. Руководитель ведущего учреждения, организуя производство комплексной экспертизы, назначает ведущего эксперта, который обеспечивает организацию и координацию деятельности комиссии экспертов. В «Инструкции…» задачи ведущего эксперта четко определены.

Срок производства комплексной экспертизы по материалам с большим количеством объектов либо требующим сложных исследований — до 1 месяца. Общий вывод (выводы) заключения подписываются экспертами, принимавшими участие в совместной оценке результатов исследования и пришедшими к единому мнению. Важным пунктом Инструкции является следующий: «Требование закона о том, что эксперт даёт заключение от своего имени на основании исследований, проведённых им в соответствии с его специальными познаниями, и несёт за данное им заключение личную ответственность, полностью распространяется и на лиц, участвовавших в производстве комплексной экспертизы и подписавших общий вывод (выводы)». В случае, если эксперты не пришли к общему выводу, они формулируют самостоятельные выводы в общем заключении. При этом каждый эксперт обязан обосновать причины несогласия с мнением других экспертов.

Фактически при производстве комплексной экспертизы, эксперты смежных или разных специальностей, используя познания друг друга, решают вопросы, относящиеся к пограничным областям знаний. Потребность в производстве комплексных экспертиз диктуется самой следственной и судебной практикой. На современном этапе развития экспертизы, характеризующимся процессом дифференциации и интеграции экспертных знаний, одному эксперту не под силу решать многие пограничные вопросы. Путь же получения нескольких экспертных заключений, относящихся к исследованию объектов по одному уголовному делу, нерационален, затрудняет целостное восприятие следователем и судом результатов экспертиз, произведенных различными экспертами. Следственной и экспертной практике известны случаи, когда тот или иной вопрос решался только объединенными усилиями специалистов различных областей знаний.

Опыт экспертной работы показывает, что среди комплексных экспертиз с участием судебных медиков к наиболее частым относятся судебно-автотехнические и судебно-медицинские, судебно-баллистические и судебно-медицинские, трасологические и судебно-медицинские экспертизы. Например комплексные судебно-автотехнические и судебно-медицинские экспертизы успешно решали вопросы о взаимном положении пострадавшего и транспортного средства, о том, кто находился за рулём в момент происшествия.

Противники производства комплексных экспертиз утверждают, что эксперт, не имеющий познаний в смежной специальности, не имеет юридического права подписывать общее заключение. Представляется, что излишняя перестраховка при определении порядка оформления и подписи совместного заключения комплексной экспертизы не нужна. Комплексная экспертиза должна, как правило, проводиться опытными экспертами и они сумеют квалифицированно оценить её цель и задачи, органически связать проводимые исследования, получить наиболее оптимальные результаты. Здесь должен проявляться принцип синергизма, когда интегративное объединение усилий участников экспертизы значительно превышает возможности каждого из них. Не противоречит здравому смыслу мнение о том, что каждый из участников комплексной экспертизы в состоянии разобраться в ходе и результатах комплексных исследований и все эксперты смогут прийти к единым выводам. Если эксперты не могут понять смысла произведенных каждым в отдельности исследований, то каждый подписывает только ту часть исследования, которая выполнена непосредственно им. Обычно необходимость производства комплексной экспертизы обсуждается правовым органом с экспертными учреждениями заранее, выясняются её возможности и ожидаемые результаты, а затем уже выносится постановление на её производство. Иногда инициативу производства комплексной экспертизы проявляют эксперты, которым назначена первичная или повторная экспертиза.

Виды судебно-психиатрических экспертиз

В теории судебных экспертиз все судебные экспертизы подразделяются на классы, роды, виды и разновидности. В рамках этой общей судебно-экспертной таксономии судебно-психиатрические экспертизы составляют самостоятельный род судебных экспертиз. Он входит в класс судебно-медицинских и психофизиологических экспертиз наряду с судебно-медицинской и судебно-психологической экспертизами.

Судебно-психиатрические экспертизы имеют и свои внутренние классификации. Часть из них – общие для всех судебных экспертиз. Наиболее важны из них следующие.

Экспертизы основная и дополнительная

Основной является экспертиза, назначенная для решения поставленных перед экспертами вопросов. Дополнительной по отношению к ней явится новая экспертиза, назначенная в связи с неполнотой или недостаточной ясностью прежнего (основного) экспертного заключения, но при отсутствии сомнений в достоверности его выводов (ч. I ст. 207 УПК, ч. I ст. 87 ГПК). Недостаточная ясность экспертного заключения (нечеткость формулировок, их двусмысленность и т.п.) обычно устраняется путем допроса эксперта и в качестве самостоятельного основания для на значения дополнительной экспертизы выступает редко. Неполнота означает, что эксперт ответил не на все поставленные перед ним вопросы или иным образом не выполнил экспертное задание в полном объеме. Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает еще одно основание для дополнительной экспертизы: возникновение новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела (ч. 1 ст. 207 УПК).

Дополнительная экспертиза проводится лишь тогда, когда неполноту либо недостаточную ясность основного экспертного заключения нельзя устранить с помощью допроса эксперта и эксперту (экспертам) требуются дополнительные исследования.

Отсутствие сомнений в обоснованности и правильности выводов предыдущей (основной) экспертизы есть обязательный признак любой дополнительной экспертизы, отличающий ее от повторной. Поручать дополнительную экспертизу можно как экспертам, проводившим предыдущую (основную) экспертизу, так и другим экспертам.

Экспертизы первичная и повторная

Первичная экспертиза проводится впервые по делу в отношении данного лица. Повторная экспертиза проводится вторично в отношении данного лица при возникновении сомнений в обоснованности или правильности выводов первичной экспертизы, а также при наличии противоречий в экспертных выводах. При этом в УПК говорится о сомнениях «в обоснованности заключения эксперта или наличии противоречий в выводах эксперта или экспертов по тем же вопросам» (ч. 2 ст. 207), а в ГПК – о сомнениях «в правильности или обоснованности ранее данного заключения» и о противоречиях «в заключениях нескольких экспертов» (ч. 2 ст. 87).

Необоснованность может выразиться в несоответствии проведенных исследований сформулированным выводам (экспертные выводы не подтверждаются исследованиями, которые провел эксперт), в неубедительной научной аргументации и т.п. К сомнениям в правильности относятся обоснованные подозрения в достоверности экспертных выводов.

Что касается противоречий в заключениях экспертов, то повторная экспертиза назначается лишь при условии, что без новой экспертизы такие противоречия устранить невозможно. Это порождает сомнения в правильности всех экспертных выводов.

Назначение повторной экспертизы обусловлено сомнениями в том, что эксперты справились с порученным им экспертным заданием. Поэтому в рамках повторной экспертизы заново решаются те же вопросы, что решались при производстве первичной, а поручать повторную экспертизу можно только другому эксперту или экспертам (ч. 2 ст. 207 УПК, ч. 2 ст. 87 ГПК).

По делу может назначаться несколько повторных экспертиз, которые по порядку их назначения именуются второй, третьей, четвертой и т.д.

Вместе с тем следует иметь в виду, что не каждая новая судебнопсихиатрическая экспертиза того же лица в рамках одного судебного дела обязательно окажется дополнительной или повторной. Так, стационарная экспертиза, назначаемая в случаях, когда в амбулаторных условиях поставленные вопросы не были решены, по отношению к амбулаторной экспертизе не является ни дополнительной, ни повторной.

50. ВИДЫ СУДЕБНО-ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

50. ВИДЫ СУДЕБНО-ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

При недостаточной ясности или полноте заключения эксперта, а также при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела может быть назначена дополнительная судебная экспертиза, производство которой поручается тому же или другому эксперту. В случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или экспертов по тем же вопросам может быть назначена повторная экспертиза, производство которой поручается другому эксперту а в особо сложных случаях – Государственному научному центру социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского.

Заочная экспертиза проводится лишь в исключительных случаях, когда подэкспертное лицо не может быть доставлено для личного участия, в частности, когда оно находится вне пределов РФ.

Посмертная экспертиза. Как правило, проводится в гражданском судопроизводстве и трудность ее заключается прежде всего в том, что в гражданском процессе не проводится предварительного следствия и поэтому качество и количество материалов, которые бы характеризовали действия и личность покойного, очень ограничены. Поэтому судебно-психиатрическим экспертам для ретроспективного установления психического состояния умершего в период совершения им тех или иных действий (напр., заключения сделок) необходимо ознакомиться с представленными ему судом материалами гражданского дела, медицинскими и немедицинскими документами, личной перепиской, характеристикой покойного, представленной с места работы и жительства.

Судебно-психиатрическим экспертам обосновать выводы о психическом состоянии подэкспертных лиц при данном виде экспертизы очень помогает изучение свидетельских показаний. В то же время их противоречивость, как правило, влечет за собой необходимость участия эксперта в судебном заседании. Это связано с тем, что его целенаправленный опрос свидетелей о поведении в период деяния такого лица (напр., завещателя в период оформления документов), взаимоотношениях с представителями сторон те или иные сведения о психических нарушениях, которые они вольно или невольно могут дать при этом, способствуют выявлению природы заболевания, установлению глубины и тяжести патологических нарушений психики (если они имелись) и даже составлению ретроспективной диагностики.

Посмертная экспертиза призвана устранить последствия болезненных действий больного, что вызывает необходимость оценивать психическое состояние подэкспертного лица ретроспективно (после его смерти). Это обусловливает большую сложность указанных экспертиз, т.к. экспертное заключение основывается лишь на изучении материалов дела, медицинской документации (если она имеется) и показаниях свидетелей.

Поводом для назначения посмертной экспертизы, напр., являются судебные иски о признании недействительным завещания (дарственной записи, сделок), оформленного лицом, в психической полноценности которого возникли сомнения.

Судебно психиатрическая экспертиза входит в класс

* Публикуется по изданию:
Первомайский В. Б. Субъект судебно-психиатрической экспертизы и проблема расхождения экспертных выводов // Журнал психиатрии и медицинской психологии. — 2004. — № 4. — С. 35–42.

* Также опубликовано в издании:
Первомайский В. Б. Субъект судебно-психиатрической экспертизы и проблема расхождения экспертных выводов // Первомайский В. Б., Илейко В. Р. Судебно-психиатрическая экспертиза: от теории к практике. — Киев: КИТ, 2006. — С. 179–192.

Учение о субъекте судебной экспертизы является одной из составных частей судебной экспертологии наряду с морфологическим учением о симптомах, свойствах и признаках исследуемых объектов, судебной субстанциологией (изучает структуру и состав материалов и веществ — объектов экспертизы), учениями о методах в судебной экспертизе, о логике в судебной экспертизе, о структуре связей и отношений, об экспертных задачах (алгоритмических и эвристических), об экспертной этике, об экспертной профилактике, об объектах судебных экспертиз, об организационных и правовых формах экспертной деятельности и др. [3].

Считается, что идеальный эксперт должен обладать такими качествами, как компетентность, реактивность (способность решать творческие задачи), эвристичность, интуиция, предикатность (способность предсказать будущее состояние объекта), всесторонность, объективность, автономность (неподверженность влиянию), оптимальность (по достаточным результатам), надёжность (обоснование выбора методов), знание документации, требований процессуального закона, внутреннее убеждение как субъективная основа для принятия решения [5].

Условно перечисленные качества можно разделить на три группы:

  • личностные (характерологические, психологические) качества;
  • уровень компетентности (знания, способность ими пользоваться и приобретённый опыт);
  • способность формировать внутреннее убеждение.

Естественно, что все три группы качеств непосредственно связаны между собой, ибо носителем их является одно лицо. Судебная психиатрия не располагает научными данными по первой группе качеств судебного эксперта и законодатель не предъявляет на этот счёт никаких требований. Отбор экспертов происходит эмпирически в процессе выполнения ими своих обязанностей, хотя это не означает, что нет необходимости профессионального отбора в этой области научно-практической деятельности. Отсутствие социального заказа пока препятствует обсуждению этого вопроса.

Уровень компетентности является одной из основных предпосылок возможности получения объективного, научно обоснованного экспертного заключения. Этой характеристике эксперта уделяется основное внимание в законодательных и нормативных актах, к чему мы дальше вернёмся.

Способность формировать внутреннее убеждение является интегральным показателем, производным сочетания качеств первых двух групп. Остановимся на нём более детально. Под внутренним убеждением психиатра-эксперта понимается его категорическое мнение по определённым вопросам, которые составляют предмет судебно-психиатрической экспертизы (СПЭ), убеждённость в соответствии или несоответствии действительности фактических данных, добытых в процессе экспертизы.

Специфика СПЭ состоит в большинстве случаев в определении психического состояния лица ретроспективно на определённое время в прошлом. Это определяет необходимость дифференцировать внутреннее убеждение относительно судебно-психиатрического диагноза (включающего определение медицинского и психологического критерия) и относительно психического состояния. На первый взгляд представляется, что эти понятия тождественны. На практике это не так. Непосредственно экспертом могут быть добыты факты относительно психического состояния подэкспертного только на момент проведения экспертизы. Все остальные данные о его психическом состоянии в другие отрезки времени опосредуются показаниями свидетелей, потерпевших, другими материалами дела и медицинской документацией, которые отражают субъективное восприятие обследуемого третьими лицами.

Таким образом, принцип непосредственности исследования в этом случае касается не психического состояния лица, а информации, содержащейся в письменных объектах экспертизы. Фактически эксперт оценивает содержание исследуемых источников информации на предмет его соответствия существующим в психиатрии представлениям относительно определённой психической патологии и применительно к действующим диагностическим стандартам. Именно это и составляет содержание его внутреннего убеждения, которое в значительной мере зависит от полноты и информативности исследованных материалов.

Внутреннее убеждение относительно психического состояния подэкспертного на определённое время в прошлом зависит от соответствия письменных объектов экспертизы требованиям допустимости документа как доказательства, степени соответствия их содержания истине, согласуемости данных, содержащихся в различных исследованных объектах, уровня квалификации эксперта и других составляющих, о которых речь пойдёт дальше. Однако в любом случае внутреннее убеждение эксперта должно определяться фактическими данными и не может быть следствием интуитивного озарения.

Вместе с тем, сколь бы ни было определённым внутреннее убеждение, оно не может гарантировать от экспертной ошибки. Теоретически идеальный эксперт должен принимать только правильные экспертные решения. В действительности этому препятствует в той или иной степени целый ряд обстоятельств. Поэтому понятие экспертной ошибки официально признаётся судебной экспертологией [2] и, косвенно, действующим законодательством. Так, известно, что каждый эксперт имеет право на своё особое мнение, которое он, в случае проведения комиссионной экспертизы, имеет право изложить в отдельном заключении. Тем самым закон допускает по одному случаю несколько мнений. Понятно, что все они одновременно не могут быть верными.

Р. С. Белкин [2], анализируя проблему экспертных ошибок, различает объективные и субъективные их причины. К первым он относит отсутствие разработанной экспертной методики, её несовершенство либо применение ошибочных методов, отсутствие полных данных и применение неадекватных (непригодных) приборов. Ко вторым относятся некомпетентность и профессиональные упущения эксперта, группа признаков, отражающих психологическое состояние эксперта, особенности характера, дефекты органов чувств, логические дефекты умозаключений и дефекты организации и планирования экспертного исследования. Этот перечень не охватывает всех причин экспертных ошибок и не претендует на исчерпывающую классификацию. В таком плане проблема экспертной ошибки в отечественной судебной психиатрии не анализировалась.

На сегодня тема психиатрического диагноза и диагностических ошибок в специальной литературе не является приоритетной и представлена единичными публикациями и в общей и в судебной психиатрии [4, 7, 10, 15, 16]. Между тем эта проблема в последние годы перестала быть узкопрофессиональной медицинской проблемой, превратившись в юридическую и даже политическую. На этом фоне как никогда остро ощущается серьёзное отставание в системном, методологическом осмыслении и общей и судебной психиатрией всего комплекса вопросов, связанных с диагностикой, включая принятие экспертных решений.

Данные, накопленные в отделе судебно-психиатрической экспертизы Украинского НИИ социальной, судебной психиатрии и наркологии, позволяют говорить о следующем. В судебно-психиатрической экспертизе экспертная ошибка — это не соответствующая действительности оценка психического состояния подэкспертного и иных объектов экспертизы, которая объективно выявляется вследствие существенного расхождения между экспертными выводами двух и более экспертов [11]. Причём это расхождение не есть результат естественных изменений в объекте исследования при идентичности всех остальных условий. В судебной психиатрии за основу классификации экспертных ошибок приняты такие признаки, как объект–субъект и истинность–ложность (схема 1). В зависимости от их сочетания расхождение экспертных выводов считается или ошибкой, или различием. Истинное различие выводов обусловлено патоморфозом болезни подэкспертного, т. е. непредвиденным изменением её проявлений с течением времени. Ложное различие выводов обусловлено известным науке, естественным течением болезни. Истинная ошибка (ошибочное видение эксперта или заблуждение) может быть обусловлена как объективными, так и субъективными факторами. К первым относятся неполнота исследованной информации, состояние науки, степень разработки вопросов, имеющих экспертное значение. Ко вторым — неправильное применение экспертного метода и отдельных методик, нарушение законов мышления при обосновании выводов и др. Неистинная ошибка (ложный, неправдивый вывод) так же может быть обусловлена и объективными, и субъективными факторами. Объективными следует считать доэкспертную фальсификацию объектов исследования и симуляцию подэкспертным психического расстройства. К субъективным факторам относятся сознательное намерение эксперта или принуждение его к даче заведомо ложного заключения. Остановимся на этих понятиях более детально.

Соотношение факторов, определяющих расхождение экспертных выводов

Известно, что обязательным условием любого исследования является чёткое определение содержания используемых в нём базисных основополагающих понятий. Применительно к обсуждаемой теме такими понятиями являются диагноз, расхождение и ошибка. Попытку проанализировать их в своё время предприняли И. Н. Боброва и С. Н. Осколкова [4]. Однако возможности их анализа не исчерпаны ими полностью, вероятно в силу известного противоречия между объёмом исследования и ограниченными возможностями изложения результатов. Именно поэтому у читателя может возникнуть представление о рядоположности понятий «расхождение» и «ошибка», хотя авторы и указывают совершенно верно на первое понятие как более широкое. Между тем уже из приведённых в цитируемой работе определений следует, что расхождение не просто более широкое понятие. Оно является родовым по отношению к понятиям «ошибка» и «различие».

Не вызывает сомнений, что и различие, и ошибка могут быть определены как несовпадение, несогласие, противоречие [9]. Но различие — это категория, выражающая одну из сторон развития, противоречия, как необходимый момент развития, самодвижения материи, не существующего без тождества [12]. Различие является признаком, характеризующим объект познания. Ошибка же, как неправильность в мыслях и действиях, есть признак, характеризующий субъект познания. Таким образом, различие можно рассматривать как расхождение, обусловленное причинами объективного порядка, определяющими развитие, самодвижение объекта познания. Соответственно ошибка — есть расхождение, обусловленное причинами субъективного порядка, определяющими дефекты процесса познания. А если субъект в процессе познания действует правильно, но расхождение в оценках объекта, разделённых определённым промежутком времени, налицо? В этом случае возникает новое понятие — заблуждение, как иллюзорное осознание действительности, обусловленное в каждый данный момент ограниченностью общественно-исторической практики [12].

Наконец, если расхождение возникает вследствие умышленного искажения познающим субъектом действительности, истины — то это уже ложь, распознавание которой, применительно к диагностической деятельности врача, входит в компетенцию совершенно других органов. Понятия «заблуждение» и «ложь» входят в объём видового понятия — «ошибка», составляя подвид, ибо и то, и другое характеризует субъект познания. Таким образом, субъективная сторона расхождения, обусловленного ограниченностью знаний в данной предметной области и есть заблуждение. То же, но обусловленное сознательным искажением действительности — есть ложь. Приведённые определения четырёх обсуждаемых понятий соответствует наиболее распространённому способу определения понятия через ближайший род и видовое отличие. Поэтому, следуя логике, например, книгу Н. Г. Шумского [16] правильнее было бы назвать «Диагностические расхождения в судебно-психиатрической практике», если, конечно, её автор не претендует на истину в последней инстанции.

Из изложенного с неизбежностью следует ряд важных выводов.

  1. Становится ясным, что проблема диагностических несовпадений не исчерпывается понятиями «расхождение» и «ошибка», а предполагает более широкую систему понятий не просто рядоположных, а находящихся в определённых отношениях между собой. Эти отношения определяются правилами деления объёма понятия, согласно которым: при одном и том же делении должно применяться одно и то же основание; объём членов деления, вместе взятых, должен равняться объёму делимого понятия; члены деления должны взаимно исключать друг друга и деление должно быть непрерывным [8].
  2. Анализируемая система понятий классифицируется по схеме: род–вид–подвид и включает несколько этапов деления первоначального объёма понятия. На каждом этапе деления используется естественное основание — наиболее существенный признак, характеризующий вышестоящее понятие. На первом этапе деления — это объект и субъект диагностики как ближайший причинный фактор диагностического расхождения, определяющий понятия «различие» и «ошибка». На втором этапе в качестве основания деления должны быть использованы существенные признаки, характеризующие уже понятия «различие» и «ошибка». Поскольку в данном случае первое понятие отражает движение, динамику болезни, то, очевидно, что в этом смысле различие может быть мнимым.
    Это означает, что несовпадение диагнозов у данного больного, разделённых определённым промежутком времени, может отражать этапы одной болезни, её естественное течение. В то же время различие может быть и истинным, отражающим искажение естественного течения болезни в связи с дополнительными производящими факторами (возраст, инволюция, травма, инфекция, интоксикация и т. д.), изменяющими клиническую картину. Аналогично ошибка может быть истинной, или заблуждением, и мнимой, или ложью, в зависимости от добросовестного, непредвзятого отношения субъекта к диагностике или искусственного искажения фактов.
  3. Деление первоначального объёма понятия «расхождение» на этом не заканчивается. Истинное различие может дифференцироваться далее в рамках патоморфоза заболевания. Заблуждение может быть обусловлено как объективными факторами, так и субъективными. К первым относится уровень развития соответствующей науки либо недостаточный объём информации, подвергнутый исследованию. Ко вторым — уровень компетентности субъекта исследования, определяемый не только объёмом усвоенных специальных знаний, но и умением правильно применять законы мышления в диагностическом процессе.
  4. Субъективная сторона экспертной ошибки определяется понятиями «ложь» и «заблуждение», находящимися в контрадикторных отношениях. Это означает, что при её выявлении отсутствие доказательств заведомо ложного заключения свидетельствует о недостаточном уровне компетентности субъекта экспертизы и наоборот.
  5. Объективная сторона экспертной ошибки может определять и ложь, и заблуждение в зависимости от того, известно ли эксперту о фальсификации объектов экспертизы и удалось ли распознать симуляцию.

Схема даёт представление о причинных факторах, которые могут определять несовпадение диагнозов как каждый самостоятельно, так и в совокупности. Она же указывает на методические подходы, которые должны использоваться при выявлении причинных факторов и последовательность их применения. Так, очевидно, что на первом этапе подобного исследования, установив несовпадение диагнозов, необходимо определить, является ли оно следствием ошибки, т. е. обусловлено факторами субъективного порядка, либо представляет собой различие, обусловленное объективными факторами. С точки зрения теории аргументации в данном случае наиболее адекватным является использование разделительного доказательства (методом исключения) [6]. Для этого строится следующий силлогизм:

Расхождение диагнозов может быть либо ошибкой, либо различием или сочетает и то и другое.

Доказано, что расхождение не есть ошибка

В этом случае доказательство истинности тезиса осуществляется через исследование субъекта диагностики. Иными словами, чтобы доказать, что установленное расхождение диагнозов есть простое их различие, а не следствие ошибки, необходимо доказать отсутствие умысла на искажение диагноза, исключить сомнения в уровне компетентности субъекта диагностики и доказать, что имело место использование всех материалов, необходимых для диагностики. Но возможно и иное решение, когда значение тезиса и антитезиса презюмируется путём соответствующей группировки материала или организации исследования в заданных условиях. Это означает, что при доказывании наличия ошибки, как причины расхождения диагнозов, отбирается группа случаев, заведомо исключающих какую-либо значительную естественную динамику болезни между моментами установления различающихся диагнозов, как исключающих и влияние объективных факторов, могущих вызвать искажение картины болезни (патоморфоз).

Таким способом производится стандартизация объекта диагностики по фактору времени. Этот способ применяется в диагностических семинарах, когда группе специалистов предъявляются для диагностики одни и те же истории болезни, или на консилиумах, где специалистами обследуется конкретный больной в определённое время. Соответственно исследование, проведённое с предварительной стандартизацией требований к субъекту диагностики по уровню квалификации, полноте представляемой ему информации и обстоятельствам, исключающим заведомо ложный диагноз, будет доказывать, что несовпадение диагнозов есть не ошибка, а различие, обусловленное либо естественной динамикой болезни, либо её патоморфозом. Эти же методические приёмы используются и на втором этапе исследования, когда необходимо определить, является ли различие диагнозов мнимым или истинным, так же как и ошибка — заблуждением или ложью и т. д.

Вместе с тем решение указанных вопросов лишается практического смысла, да и просто невозможно без определения главного: какой из несовпадающих диагнозов соответствует истинному состоянию больного. Это неизбежно следует из представленной схемы и означает, что прежде чем говорить о несовпадении диагнозов и исследовать причины этого, необходимо доказать, что один из диагнозов является верным. Если, например, психиатр-эксперт проводит повторную экспертизу, располагая по данному случаю двумя несовпадающими диагнозами, то он не может принять априори за достоверный ни один из них. Ни тот, который установлен позже, хотя для этого, казалось бы, есть такое веское основание как катамнез, ни тот, который был установлен более квалифицированным специалистом или их группой, так как этим не исключается несовпадение научных взглядов и влияние иных факторов. Эксперт обязан исследовать основания, по которым диагнозы установлены ранее, и сделать своё, обоснованное фактическими данными, диагностическое заключение.

Все эксперты в той или иной мере, сознательно или неосознанно следуют приведённой схеме при проведении повторных экспертиз и экспертиз лицам, имеющим психиатрический анамнез. Именно эксперт является ключевой фигурой в экспертном процессе и все причинные факторы, влияющие на качество экспертного заключения, преломляются через него. Поэтому законодатель предусмотрел определённые нормы закона, соблюдение которых должно гарантировать получение объективного заключения. Выполнение части из них относится к компетенции юристов. Выполнение других должно обеспечиваться органами здравоохранения, в ведении которых находится судебно-психиатрическая экспертиза. Остановлюсь лишь на части из них.

В соответствии с Основами законодательства Украины о здравоохранении от 19 ноября 1992 г. № 2801-XII (ст. 75), «подготовка, переподготовка и повышение квалификации медицинских и фармацевтических работников осуществляется соответствующими средними специальными и высшими учебными и научными заведениями, заведениями повышения квалификации и переподготовки кадров…».

В соответствии со статьёй 21 Закона Украины «О судебной экспертизе» от 25 февраля 1994 г. № 4038-XII, «специалистов для специализированных учреждений и ведомственных служб, которые проводят судебные экспертизы, готовят высшие учебные заведения, после чего они специализируются и повышают квалификацию на курсах и в институтах усовершенствования соответствующих министерств и ведомств».

В приведённой статье 21 Закона Украины «О судебной экспертизе» необходимость судебным экспертам повышать квалификацию на курсах указана без оговорок. Это даёт основания считать, что обучение на таких курсах должно обязательно учитываться при определении квалификационного класса судебного психиатра-эксперта. Пока что этого нет и значительная часть современных судебно-психиатрических подходов остаётся неизвестной для экспертов.

Так сложилось, что на сегодня вопросы профессиональной подготовки и аттестации судебных психиатров-экспертов в Украине решены неудовлетворительно. Констатируется недостаточный уровень профессиональной подготовки психиатров-экспертов (около половины из них не имеют аттестации как врачи — судебно-психиатрические эксперты) [1]. Аттестация осуществляется по двойному стандарту и регулируется двумя документами, которые не согласованы между собой.

Так, в соответствии с Законом Украины «О судебной экспертизе», установившим единые квалификационные требования ко всем судебным экспертам, Министерство здравоохранения Украины издаёт приказ № 199 от 31.10.1995 г. «Об утверждении Положения о квалификационных классах судебных экспертов бюро судебно-медицинской экспертизы и Положения о квалификационных классах врачей — судебно-психиатрических экспертов», зарегистрированный в Министерстве юстиции Украины 21 декабря 1995 г. за № 463/999. А через два года издаётся приказ № 359 от 19 декабря 1997 г. «О дальнейшем усовершенствовании аттестации врачей», зарегистрированный в Министерстве юстиции 14 января 1998 г. за № 14/2454, в котором даже не упоминается о приказе, регулирующем аттестацию судебных психиатров-экспертов. Понятно, что оба приказа касаются порядка определения квалификации экспертов и именно в этой существенной части они не согласуются между собой.

Приведу пример. Согласно приказу № 359 от 19.12.97 г. вычисление стажа для определения врачебной категории по специальности «судебно-психиатрическая экспертиза» проводится следующим образом: «врачам, которые работают по специальности «психиатрия», в стаж работы для прохождения аттестации засчитывается период работы по специальностям «наркология», «психотерапия», «судебно-психиатрическая экспертиза» и наоборот». В то же время, согласно приказу № 199 от 31.10.1995 г., «квалификационные классы судебных экспертов и соответствующие им ранги присваиваются в зависимости от должности и стажа судебно-психиатрического эксперта». Это означает, что согласно приказу № 359, психиатр, нарколог или психотерапевт, проработав по своей специальности 10 лет, через год работы судебным психиатром-экспертом может получить высшую врачебную категорию по специальности «судебно-психиатрическая экспертиза». В то же время, согласно приказу № 199, он не имеет права аттестоваться даже на начальный 5-й квалификационный класс. Между тем в статье 16 Закона Украины «О судебной экспертизе» в отношении аттестации судебных экспертов чётко указано, что «в зависимости от специализации и уровня подготовки им присваивается квалификация судебного эксперта с разрешением проведения определённого вида экспертиз и квалификационный класс». Известно, что закон имеет преимущество перед ведомственным актом. Следовательно, уровень квалификации судебного психиатра-эксперта на сегодня определяется его квалификационным классом, а не врачебной категорией, которая в отношении данных специалистов должна быть упразднена.

Существующий порядок вводит в заблуждение следственные и судебные органы при решении вопроса как о назначении судебно-психиатрической экспертизы, так и при оценке акта СПЭ. Например, в соответствии с п. 17 постановления Пленума Верховного Суда Украины от 30 мая 1997 г. № 8, суд при проверке и оценке экспертных выводов обязан выяснить, кроме прочего, «компетентность эксперта, и не вышел ли он за пределы своих полномочий, не было ли обстоятельств, которые исключают участие эксперта в деле, были ли соблюдены требования законодательства при назначении и проведении экспертизы». И в этом плане требования закона ужесточаются. Так, в соответствии с новым Гражданским процессуальным кодексом [14], в качестве эксперта может привлекаться лицо, которое отвечает требованиям, установленным Законом Украины «О судебной экспертизе», и внесено в государственный Реестр аттестованных судебных экспертов (ч. 2 ст. 53). Согласно прежней формулировке, это мог быть любой специалист, обладающий необходимыми знаниями.

Существующие противоречия в части определения уровня квалификации судебного психиатра-эксперта вызывают недоразумения при назначении повторной судебно-психиатрической экспертизы, которая, согласно «Порядку проведения судебно-психиатрической экспертизы», поручается иному, более квалифицированному составу экспертов (пункт 7). Этот документ утверждён приказом МЗ Украины от 08.10.2001 г. за № 397 и зарегистрирован в Министерстве юстиции Украины 01.03.2002 г. за № 219/6507.

Вопросы вызывает и порядок аттестации судебных психиатров-экспертов. На врачебную категорию они аттестуются очно, а на квалификационный класс (именно то, что по закону определяет уровень квалификации) — заочно. Тогда как, например, при аттестации судебных экспертов подведомственных Министерству юстиции обязательным является предоставление аттестуемым рефератов и проектов экспертных выводов, которые предварительно рецензируются и лишь затем принимается квалификационный экзамен.

Такой подход даёт возможность правильно оценить уровень знаний эксперта. В зависимости от этого, а так же экспертного стажа и опыта эксперта, принимается одно из возможных решений: о присвоении соответствующего квалификационного класса и квалификации судебного эксперта, о подтверждении ранее присвоенного квалификационного класса и квалификации, о снижении квалификационного класса, о лишении квалификационного класса и квалификации, об отказе в присвоении квалификации [13]. Очевидно, что подходы к аттестации судебных экспертов должны быть унифицированы вне зависимости от того, какому ведомству они подчинены.

Представленные материалы подтверждают точку зрения Р. С. Белкина [2, с. 86], который писал: «Проблема экспертных ошибок, их предупреждения, обнаружения и путей исправления заслуживает серьёзного, глубокого исследования… и хочется надеяться, что оно окажется плодотворным и полезным для экспертной практики».

Литература

  1. Арсенюк Т. М. Анализ деятельности судебно-психиатрической экспертной службы Украины // Архів психіатрії. — 2004. — Т. 10, № 2. — С. 183–192.
  2. Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории — к практике. — М.: Юридическая литература, 1988. — 304 с.
  3. Біленчук П. Д., Старушкевіч А. В. Експертологія судова // Юридична енциклопедія: У 6 т. — Київ: Українська енциклопедія, 1999. — Т. 2. — 744 с.
  4. Боброва И. Н, Осколкова С. Н. Некоторые аспекты теории диагноза в психиатрии (обсуждение) // Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. — 1990. — Т. 90, вып. 3. — С. 143–147.
  5. Винберг А. И., Малаховская Н. Т. Судебная экспертология (общетеоретические и методологические проблемы судебных экспертиз): Учебное пособие / Отв. ред. Б. А. Викторов. — Волгоград, 1979. — 184 с.
  6. Гетманова А. Д. Логика. — М.: Высшая школа, 1986. — С. 205.
  7. Завилянский И. Я., Блейхер В. М. Психиатрический диагноз. — Киев: Вища школа, 1979. — 200 с.
  8. Кондаков Н. И. Логический словарь. — М.: Наука, 1971. — С. 403.
  9. Ожегов С. И. Словарь русского языка. — 20-е изд. — М., 1988. — 545 с.
  10. Первомайський В. Б. Психіатричний діагноз: проблема доведення // VIII з’їзд невропатологів, психіатрів та наркологів УРСР: Тези доповідей. — Харкiв, 1990. — Ч. 2. — С. 47–48.
  11. Первомайський В. Б. Експертна помилка // Юридична енциклопедія: У 6 т. — Київ: Українська енциклопедія, 1999. — Т. 2. — 744 с.
  12. Философский словарь / Под ред. И. Т. Фролова. — 5-е изд. — М.: Политическая литература, 1987. — 402 с.
  13. Хуторян Н. М. Експертно-кваліфікаційна комісія (ЕКК) // Юридична енциклопедія: У 6 т. — Київ: Українська енциклопедія, 1999. — Т. 2. — 744 с.
  14. Цивільний процесуальний кодекс України. Офіційний текст від 18 березня 2004 року. — Київ: Атика, 2004. — 160 с.
  15. Шостакович Б. В. Судебно-психиатрический диагноз. Вопросы теории // Восьмой Всесоюзный съезд невропатологов, психиатров и наркологов: Тезисы докладов. — М., 1988. — Т. 3. — С. 373–376.
  16. Шумский Н. Г. Диагностические ошибки в судебно-психиатрической практике. — СПб: Академический проект, 1997. — 392 с.

Смотрите еще:

  • Собственность на землю как экономическая категория Правовые формы собственности на землю в Российской Федерации Земельная собственность как экономическая и правовая категория С древних времен до наших дней собственность была и остается […]
  • Закон и сми последняя редакция Закон РФ "О средствах массовой информации" (о СМИ) 2018 Закон о СМИ в последней действующей редакции от 29 апреля 2018 года. Новые не вступившие в силу редакции закона […]
  • Развод на операцию Спектакль "Операция "Развод". 26 ОКТЯБРЯ - ДК «Выборгский» - з.а. РФ А. Федорцов, з.а. РФ Ю. А. Кузнецов, А. Зибров, А. Васильев, Ю. Шахмуратова, М. Семенова, А. Макин 2 НОЯБРЯ - ДК […]
  • Написать заявление о мошенничестве в интернет магазине Как писать заявление в полицию о преступлении Содержание статьи (нажмите чтобы перейти к нужному разделу): Кратко о том, как написать заявление в полицию: Статья актуальна на 2018 год […]
  • Что говорить если скрылся с места дтп Скрытие с места ДТП судебная практика Когда второй участник аварии скрывается с места аварии, задача сотрудников правоохранительных органов - найти нарушителя и наказать его по всей […]
  • Сроки расторжения договора дарения Срок оспаривания дарения При подаче искового заявления с целью оспаривания договора дарения необходимо правильно определить срок исковой давности. Нарушенный срок может быть восстановлен […]
  • Жалоба по делу об административном правонарушении образец в суд Жалоба по делу об административном правонарушении образец в суд Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом […]
  • Уголовное дело по ч3 ст 264 ук рф Уголовное дело по ч3 ст 264 ук рф (в ред. Федерального закона от 13.02.2009 N 20-ФЗ) 1. Нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, […]
admin

Обсуждение закрыто.

Proudly powered by WordPress | Theme: Stacy by SpiceThemes