185 гк рф судебная практика

185 гк рф судебная практика

Судебная практика по спорам, связанным с ответственностью за вред, причиненный при дорожно-транспортных происшествиях

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО СПОРАМ, СВЯЗАННЫМ С ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ ЗА ВРЕД, ПРИЧИНЕННЫЙ ПРИ ДОРОЖНО-ТРАНСПОРТНЫХ ПРОИСШЕСТВИЯХ

Ярошенко К. Б., главный научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор.

Количество дорожно-транспортных происшествий, а следовательно, и случаев причинения вреда жизни, здоровью и имуществу граждан постоянно увеличивается. С принятием Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» повысились гарантии защиты интересов потерпевших. Однако судебная практика свидетельствует о том, что в толковании и применении отдельных норм указанного Закона еще не достигнуто единообразия. Отдельные вопросы, возникающие при рассмотрении конкретных дел, уже были предметом обсуждения в выпусках 12 и 13 Комментария судебной практики. В них шла речь о лицах, риск ответственности которых признается застрахованным по договору обязательного страхования гражданской ответственности, о владельцах транспортных средств и лицах, управляющих транспортными средствами (водителях), о требованиях, предъявляемых непосредственно к страхователю, а также в порядке регресса и суброгации . ——————————— См.: Ярошенко К. Б. Вопросы судебной практики по делам, связанным с применением Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» // Комментарий судебной практики. Вып. 12 / Под ред. К. Б. Ярошенко. М.: Юридическая литература, 2006; Емельянцев В. П. О праве потерпевшего на предъявление иска к причинителю вреда в рамках Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» // Комментарий судебной практики. Вып. 13 / Под ред. К. Б. Ярошенко. М.: Юридическая литература, 2007.

Вместе с тем судебная практика, в частности приведенные в настоящей статье конкретные дела, свидетельствует о необходимости более подробного обсуждения этих и некоторых других вопросов.

1. О солидарной ответственности за вред, причиненный в связи с дорожно-транспортными происшествиями

М. обратился в суд с иском к Е. и П. о возмещении ущерба, причиненного в результате столкновения автотранспортных средств, виновником которого признан П., управлявший автомобилем, принадлежащим на праве собственности Е. Разрешая спор, суд пришел к выводу, что обязанность по возмещению вреда должна быть возложена на обоих ответчиков в солидарном порядке: на Е. как владельца источника повышенной опасности и на П. как непосредственного причинителя вреда. Президиумом Московского городского суда, рассмотревшего дело в надзорном порядке по жалобе Е., решение суда было отменено и дело направлено на новое рассмотрение. Президиум обратил внимание на то, что в соответствии с п. 1 ст. 322 ГК РФ солидарное требование возникает, если солидарность обязанности или требования предусмотрена договором или установлена законом, в частности при неделимости предмета обязательства. Вместе с тем, как отметил президиум, договора, предусматривающего совместную ответственность Е. и П. перед истцом, в материалах дела не имеется. Норма закона, в соответствии с которым предусмотрена солидарная ответственность ответчиков, судом не указана. В результате президиум пришел к выводу, что предусмотренных законом оснований для возложения на ответчиков солидарной ответственности не имелось (дело N 1) . ——————————— Архив Московского городского суда. Дело N 44г-119/2007.

В другом деле Б. В. и Б. Н. предъявили иск к С. и Ш. о возмещении вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия. При этом Б. В. как пассажир просил компенсировать моральный вред в связи с причинением ему телесных повреждений, а Б. Н. — материальный ущерб в связи с повреждением принадлежащего ему автомобиля. Исковые требования были обоснованы тем, что столкновение произошло по вине С., который управлял автомобилем в нетрезвом состоянии, будучи лишенным права управления транспортным средством. Автомобиль, по утверждению С., он приобрел у Ш., но сделка оформлена не была. Районный суд удовлетворил иск, взыскав требуемые суммы с ответчиков С. и Ш. солидарно. При этом суд, сославшись на ст. 1080 ГК, признал их совместными причинителями, поскольку Ш. продал автомобиль без оформления соответствующей сделки и, следовательно, как владелец источника повышенной опасности должен нести ответственность в соответствии с п. 1 ст. 1079 ГК, а С. — виновник столкновения — как непосредственный причинитель вреда должен нести ответственность согласно ст. 1064 ГК. По кассационной жалобе Ш. решение было отменено. При этом в определении кассационной коллегии отмечено, что в соответствии с абз. вторым п. 1 ст. 1079 ГК обязанность возмещения вреда возлагается на владельца транспортного средства. Поскольку Ш. передал транспортное средство С. без надлежащего юридического оформления, при этом зная, что С. лишен водительских прав и находится в нетрезвом состоянии, ответственность должна быть возложена на него как на собственника. С учетом того что по делу не требовалось собирания и дополнительной проверки доказательств, кассационная инстанция вынесла новое решение о взыскании требуемых сумм с Ш. (дело N 2) . ——————————— Архив Краснодарского краевого суда. Дело N 33-4679/2007.

И в первом, и во втором случаях вышестоящие судебные инстанции совершенно правильно признали недопустимым при сложившихся обстоятельствах применение солидарной ответственности владельцев транспортных средств (собственников) и лиц, управлявших транспортными средствами — непосредственных виновников дорожно-транспортных происшествий. Однако доводы, приведенные в обоснование такого вывода, нуждаются в уточнении и дополнении. Вопрос о солидарной ответственности как о форме ответственности может возникнуть в случае привлечения ответчиков к совместной ответственности. Поэтому в первую очередь применительно к приведенным делам необходимо ответить на вопрос: могут ли быть привлечены к совместной ответственности собственник транспортного средства и лицо, управлявшее транспортным средством на основании доверенности (в деле по иску М. к Е. и П.), либо собственник (иной владелец) транспортного средства и лицо, управлявшее транспортным средством, как непосредственный причинитель (в деле по иску Б. В. и Б. Н. к С. и Ш.). В первом деле надзорная инстанция, отрицая возможность привлечения к солидарной ответственности ответчиков Е. и П., обосновала свою позицию тем, что в нарушение п. 1 ст. 322 ГК суд вынес свое решение при отсутствии между ответчиками договора о солидарной ответственности и без ссылки на закон, предусматривающий такую ответственность. В связи с этим необходимо обратить внимание на то, что п. 1 ст. 322 ГК содержит общие положения, посвященные солидарным обязательствам. В ней действительно предусмотрено, что солидарная ответственность может быть установлена законом или договором. Для деликтных обязательств ст. 1080 ГК, являясь специальной нормой, в императивной форме называет только одно основание для наступления солидарной ответственности: совместное причинение вреда. Отсюда следует, что договором между владельцем транспортного средства и непосредственным причинителем солидарная ответственность вообще установлена быть не может. Не может быть установлена солидарная ответственность и двух лиц, владеющих одним транспортным средством на разных основаниях (например, собственником и лицом, владеющим транспортным средством на основании доверенности на право управления). Во втором деле кассационная коллегия, сославшись на абз. второй п. 1 ст. 1079 ГК, четко указала, что обязанность возмещения вреда возлагается на лицо, владеющее транспортным средством на одном из законных оснований, а не на причинителя. Поскольку факт заключения договора отчуждения транспортного средства между С. и Ш. в судебном заседании не нашел подтверждения, именно на Ш. как собственника автомобиля и тем самым владельца источника повышенной опасности была возложена обязанность возместить вред. В дополнение к доводам, изложенным в кассационном определении, целесообразно обратить внимание и на то, что районный суд, возлагая обязанность по возмещению вреда наряду с владельцем источника повышенной опасности Ш. и на непосредственного причинителя С., сослался на ст. 1064 ГК. Действительно, в абз. втором п. 3 ст. 1079 ГК предусмотрено, что при причинении вреда в результате столкновения (взаимодействия) транспортных средств их владельцам или одному из них ответственность наступает на общих основаниях, т. е. на основании ст. 1064 ГК. Между тем отсылка к ст. 1064 ГК имеет в виду основания ответственности, а не субъектный состав возникшего деликтного обязательства. Речь идет о том, что при причинении вреда самим владельцам столкнувшихся транспортных средств или одному из них ответственность владельцев наступает по принципу вины. Подробное разъяснение по этому поводу содержалось в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 апреля 1994 г. N 3 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья». В п. 20 указанного Постановления было предусмотрено, что в случае причинения вреда в результате взаимодействия источников повышенной опасности ответственность владельцев друг перед другом определяется по общим правилам. Это означает: «а) вред, причиненный одному из владельцев по вине другого, возмещается виновным; б) при наличии вины лишь владельца, которому причинен вред, он ему не возмещается; в) при наличии вины обоих владельцев размер возмещения определяется соразмерно степени вины каждого; г) при отсутствии вины владельцев источника повышенной опасности во взаимном причинении вреда (независимо от его размера) ни один из них не имеет права на возмещение. При причинении вреда другим лицам владельцы источников повышенной опасности, совместно причинившие вред, несут перед потерпевшим солидарную ответственность». Хотя приведенное Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации отменено, разъяснение, содержащееся в п. 20, полностью сохраняет свое значение для судебной практики, поскольку соответствует смыслу п. 3 ст. 1079 ГК. Как уже было отмечено, в рамках деликтных обязательств допускается солидарная ответственность владельцев разных транспортных средств, участвующих в дорожно-транспортном происшествии, лишь в случае причинения вреда третьим лицам (п. 3 ст. 1079 ГК). При этом такая ответственность наступает вне зависимости от вины каждого из них. Поэтому, например, моральный вред, причиненный Б. В. в связи с понесенными им телесными повреждениями, подлежал возмещению в солидарном порядке обоими владельцами столкнувшихся транспортных средств, независимо от того, по чьей вине произошло столкновение. Поскольку Б. В. предъявил иск о компенсации морального вреда только к одному из владельцев, судебная коллегия, руководствуясь ст. 1080 ГК, предполагающей возможность по заявлению потерпевшего и в его интересах возложить на лиц, совместно причинивших вред, ответственность в долях, вправе была взыскать компенсацию морального вреда с одного из владельцев в определенной доле, но непременно указав об этом в решении.

2. О доверенности на право управления как основании перехода титула владельца от собственника к другому лицу

О правовой оценке доверенности на право управления транспортным средством, названной в ст. 1079 ГК в качестве одного из законных оснований перехода титула «владельца», уже шла речь в Комментарии судебной практики (вып. 12). Вместе с тем, поскольку в настоящее время вопрос о значении этой доверенности приобретает особую остроту и единообразной практики по поводу решения данного вопроса не сложилось, к нему необходимо возвратиться еще раз и рассмотреть более подробно. В приведенном деле по иску М. к Е. и П. (дело N 1) районный суд, возлагая обязанность по возмещению вреда на ответчиков, исходил из того, что Е. являлся владельцем транспортного средства, а П. — непосредственным причинителем вреда. Сам же президиум в постановлении отметил, что, как следует из материалов дела, П. управлял автомобилем на основании доверенности на право управления. В результате осталось неясным, как сам президиум определил правовой статус П. Для обсуждения поставленного вопроса интерес представляет и следующее дело. К. обратилась в суд с жалобой по поводу незаконного действия нотариуса Б., отказавшего ей в совершении нотариального действия — удостоверении доверенности на право управления транспортным средством. Основанием для отказа послужило то, что К. не представила нотариусу необходимых правоустанавливающих документов. Суд пришел к выводу, что отказ нотариуса в совершении нотариального действия был правомерен, поскольку «заявителем не были представлены необходимые документы, подтверждающие право собственности заявителя на автомобиль, а именно паспорт транспортного средства и свидетельство о регистрации автомобиля, нотариус не мог убедиться в принадлежности автомобиля доверителю, вследствие чего не мог удостоверить легитимное право К. на передачу транспортного средства во владение третьим лицам». Кассационная инстанция оставила решение суда без изменения. Рассмотрев дело по надзорной жалобе К., президиум Московского городского суда отменил все состоявшиеся по делу постановления и направил дело на новое рассмотрение. В постановлении президиума указано, что, как следует из материалов дела, нотариус в обоснование своего решения об отказе в совершении нотариального действия сослался на ст. 185 ГК, в соответствии с которой, по мнению нотариуса, «при оформлении доверенности на распоряжение транспортным средством автовладелец должен представить нотариусу подлинники документов на транспортное средство, а именно свидетельство о регистрации транспортного средства и паспорт транспортного средства с целью проверки права собственности на автомобиль и права распоряжения автомобилем. «. Между тем, как отметил президиум, ст. 185 ГК таких требований не содержит. Президиум признал неосновательной и ссылку нотариуса на ст. 48 Основ законодательства о нотариате, содержащую исчерпывающий перечень причин, по которым нотариус вправе отказать в совершении нотариального действия, поскольку указанное нотариусом основание в этом перечне отсутствует. Одновременно президиум указал, что из всех действий, которые в силу ст. 209 ГК вправе совершать собственник, право нотариуса требовать представления правоустанавливающих документов при удостоверении сделки в силу ст. 55 Основ законодательства о нотариате установлено лишь для договоров отчуждения и залога имущества, подлежащего регистрации. В заключение президиум сделал обобщающий вывод, указав, что «действующее законодательство не содержит требований по предъявлению собственником транспортного средства правоустанавливающих документов при удостоверении доверенности на право управления транспортным средством, равно как и любой другой доверенности» (дело N 3) . ——————————— Архив Московского городского суда. Дело N 44г-641/2007.

Из судебных постановлений по приведенному делу и ряду других дел видно, что и нотариусы, и суды достаточно часто не усматривают разницы в правовой сущности и значении доверенности на право управления транспортным средством и доверенности на право распоряжения им. Между тем различие в этих доверенностях имеет существенное значение, поскольку предопределяет разное содержание возникающих на их основе правоотношений и, соответственно, разный правовой режим их регулирования. Доверенность на право распоряжения транспортным средством в силу ст. 185 ГК имеет своим содержанием уполномочие, выданное одним лицом другому лицу для представительства перед третьими лицами с целью совершения юридических действий (сделок). Сделки совершаются представителем от имени представляемого и в его интересах (ст. 182 ГК). Таким образом, поскольку доверенность на право распоряжения транспортным средством лишь подтверждает право другого лица (представителя) совершать сделки от имени собственника (представляемого), требование о предъявлении правоустанавливающих документов, необходимых для совершения сделки, при оформлении такой доверенности неправомерно. Соответствующие документы должны представляться при совершении конкретной сделки по распоряжению транспортным средством. Сущность доверенности на право управления транспортным средством совершенно иная. Такая доверенность, подтверждая законность владения и пользования определенным транспортным средством, одновременно уполномочивает (дает право) лицо на совершение фактических действий по управлению этим транспортным средством. Кроме того, в силу ст. 1079 ГК такая доверенность служит основанием для признания лица вместо собственника законным владельцем транспортного средства и, следовательно, ответственным за причинение вреда при его использовании. По своей сути отношения, возникающие на основании доверенности на право управления, близки к договорам, содержанием которых является временное владение и пользование соответствующим имуществом (договору аренды и договору безвозмездного пользования (ссуды)). Отношения по договору аренды транспортных средств, т. е. передаче транспортного средства другому лицу во временное владение и пользование за плату, урегулированы в Гражданском кодексе (ст. ст. 632 — 649). Специального регулирования отношений по безвозмездному владению и пользованию транспортным средством, т. е. отношений, возникающих в связи с передачей транспортного средства собственником другому лицу по доверенности на право управления (кроме определения субъекта ответственности), ни Гражданский кодекс, ни иное законодательство не содержат. Поэтому, как представляется, в силу ст. 6 ГК к таким отношениям могут быть применены нормы гражданского законодательства, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), в данном случае отношения по договору безвозмездного пользования имуществом, в той мере, в какой эти нормы отвечают сущности соответствующих отношений (ст. 689 и след. ст. ГК). В частности, ст. 690 ГК предусмотрено, что право передачи вещи в безвозмездное пользование принадлежит ее собственнику и иным лицам, управомоченным на то законом или собственником. Следовательно, при оформлении доверенности на право управления, т. е. сделки, сущностью которой является передача транспортного средства во временное владение и пользование другому лицу, нотариус в силу ст. 55 Основ законодательства о нотариате обязан проверить правомочия лица на совершение такой сделки путем истребования правоустанавливающих документов. Что же касается оформления доверенности на право управления, то само наименование этого документа предполагает, что по своей форме, срокам действия, основаниям прекращения, порядку передоверия она должна соответствовать общим требованиям, предъявляемым к доверенностям, выдаваемым для представительства (гл. 10 ГК). Вместе с тем следует отметить, что в последнее время доверенности на право управления придается, помимо указанного, и иное значение в сфере использования транспортных средств. Дело в том, что в соответствии с Правилами дорожного движения Российской Федерации доверенность на право управления наряду с другими документами подтверждает законность управления транспортным средством, т. е. право лица считаться законным участником дорожного движения (п. 2.1.1). Поэтому зачастую доверенность на право управления выдается и лицам, управляющим транспортными средствами на основании трудового договора либо гражданско-правового договора по оказанию услуг. ——————————— Утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. (ред. от 19 апреля 2008 г.).

В связи с этим при определении субъекта ответственности за вред, причиненный в результате дорожно-транспортного происшествия, участником которого является лицо, управляющее транспортным средством на основании доверенности на право управления, в первую очередь необходимо определить, в подтверждение каких отношений выдана доверенность — договора по передаче права владения и пользования транспортным средством либо трудовых или гражданско-правовых отношений по оказанию водительских услуг. Помочь в этом могут следующие ориентиры: нужно выяснить, в чьих интересах используется транспортное средство, оплачиваются ли водительские услуги, установлен ли график работы по использованию транспортного средства, где находится место стоянки транспортного средства и др., т. е. необходимо определить, не является ли выдача доверенности на право управления «формой организации трудовых отношений» . Именно в зависимости от вывода суда о сущности, целях и значении доверенности, выданной П., должно было быть принято решение о надлежащем ответчике в деле по иску М. к Е. и П. (дело N 1). ——————————— Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2002. N 4. С. 15.

3. О привлечении к участию в деле страховщика по договору об обязательном страховании гражданской ответственности

Анализ ранее приведенных дел касался рассмотрения их по существу заявленных требований. Вместе с тем в связи с этими делами обращает на себя внимание то обстоятельство, что требования о возмещении вреда, причиненного при дорожно-транспортных происшествиях, были предъявлены к владельцам транспортных средств и непосредственным причинителям вреда (лицам, управлявшим транспортными средствами), однако ни в одном из дел не поднимался вопрос об участии в деле страховщика по договору обязательного страхования гражданской ответственности. Для обсуждения вопроса об участии страховщика в возмещении, причиненного вреда целесообразно привести здесь и другие дела. ЗАО «Макс» обратилось в суд с иском к Р. о возмещении ущерба в порядке суброгации, указывая на то, что в результате дорожно-транспортного происшествия, участниками которого были Р. и С., принадлежащий С. автомобиль получил технические повреждения. Поврежденный автомобиль был застрахован в ЗАО «Макс», которое выплатило гр. С. страховое возмещение в размере стоимости восстановительного ремонта. Поскольку дорожно-транспортное происшествие произошло по вине Р., ЗАО «Макс» заявило указанные требования. Решением мирового судьи иск был полностью удовлетворен. Апелляционным определением районного суда решение оставлено без изменения. По жалобе Р. дело было рассмотрено в надзорном порядке, вынесенные по делу постановления отменены и дело направлено на новое рассмотрение. В постановлении президиума Московского городского суда обращено внимание на то, что согласно п. 1 ст. 965 ГК РФ, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Далее было отмечено, что мировой судья, удовлетворяя исковые требования, исходил из того, что в силу ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению лицом, причинившим вред. Между тем, как отметил президиум, судом не было принято во внимание, что гражданская ответственность Р. была застрахована в порядке обязательного страхования гражданской ответственности и представитель ответчика ходатайствовал о привлечении страховщика к участию в деле в качестве третьего лица. Однако указанные обстоятельства не были учтены при рассмотрении дела ни мировым судьей, ни апелляционной инстанцией (дело N 4) . ——————————— Архив Московского городского суда. Дело N 44г-692/2007.

По другому делу М. предъявил иск к Д. и Р. о возмещении ущерба, ссылаясь на то, что в результате дорожно-транспортного происшествия был поврежден принадлежащий ему автомобиль. Столкновение произошло по вине Р., управлявшей автомобилем, принадлежавшем на праве собственности Д. Гражданская ответственность Д. была застрахована в ЗАО «Макс», которое, однако, отказало в выплате страхового возмещения по той причине, что Р. не была включена в полис обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством. К участию в деле в качестве соответчика была привлечена страховая компания ЗАО «Макс», с которой истец и просил взыскать требуемое возмещение. Районный суд удовлетворил иск за счет ЗАО «Макс». В кассационном порядке решение суда было отменено и дело направлено на новое рассмотрение. В кассационном определении приведены два основания, которые послужили поводом к отмене судебного решения. Во-первых, судебная коллегия указала, что «суд не применил подлежащие применению нормы материального права (ст. 3, п. 2 ст. 931 ГК РФ), что привело ко взысканию страхового возмещения со страховщика, у которого отсутствует обязанность по его выплате». При этом судебная коллегия исходила из того, что «единственным лицом, риск наступления гражданской ответственности которого застрахован, является Д., поскольку только он назван в договоре обязательного страхования в качестве водителя, допущенного к управлению транспортным средством». В качестве второго самостоятельного основания коллегия сослалась на нарушение норм процессуального права, выразившееся в том, что из искового заявления не следует ни то, что истец предъявлял иск к ЗАО «Макс», ни то, что представитель истца просил взыскать требуемую сумму с ЗАО «Макс». Президиум Московского городского суда, рассмотрев дело в надзорном порядке, отменил определение кассационной инстанции и направил дело на новое кассационное рассмотрение. По первому основанию президиум, сославшись на ст. 1, п. 2 ст. 15, ст. 16, ст. 14, п. 2 ст. 6 Закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» и принимая во внимание Определение Конституционного Суда Российской Федерации, в котором отмечено, что соответствующие нормы «не исключают владельцев, использующих транспортное средство на законном основании, но не указанных в страховом полисе, из числа лиц, чей риск гражданской ответственности является застрахованным по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, и не предполагают право страховщика отказать в осуществлении правовой выплаты при причинении такими владельцами транспортных средств вреда жизни, здоровью и имуществу потерпевших», признал выводы судебной коллегии ошибочными, не основанными на законе. В отношении второго основания президиум отметил: материалами дела подтверждено, что представитель истца письменно ходатайствовал о привлечении ЗАО «Макс» к участию в деле в качестве ответчика (1), представитель истца в судебном заседании просил изменить положение ЗАО «Макс» с третьего лица на соответчика (2), представитель истца возражал против удовлетворения кассационной жалобы ЗАО «Макс» (3) и именно представитель истца обжаловал в надзорном порядке определение кассационной коллегии (4) (дело N 5) . ——————————— Архив Московского городского суда. Дело N 44г-244/2007.

Вопрос о правомерности позиции президиума по поводу выплаты страхового возмещения в сложившейся в приведенном деле ситуации не требует специального обсуждения, поскольку положительное решение этого вопроса достаточно подробно обосновано в постановлении президиума в полном соответствии с Определением Конституционного Суда . ——————————— См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 12 июля 2006 г. N 377-О.

Что же касается вопроса о процессуальном положении страховщика при привлечении его к участию в рассмотрение дела, то четкости в его решении в постановлении президиума по приведенному делу, как и в судебных постановлениях по другим приведенным делам, нет. Переходя к рассмотрению этого вопроса, следует обратить внимание на то, что согласно ст. 931 ГК в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы. Это же правило о праве потерпевшего предъявить требование о возмещении вреда непосредственно страховщику воспроизведено в ст. 13 Закона об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Следовательно, право выбора лица, к которому может быть предъявлено требование о возмещении причиненного вреда (страхователь или страховщик), предоставлено потерпевшему. Наряду с этим названным Законом предусмотрена обязанность страхователя, к которому непосредственно предъявлен иск о возмещении причиненного вреда, привлечь к участию в деле страховщика, а также закреплены последствия невыполнения страхователем указанной обязанности: страховщик имеет право выдвинуть в отношении требования о страховой выплате возражения, которые он имеет в отношении требования о возмещении вреда (п. 2 ст. 11). Вместе с тем ни в одной из приведенных норм не указано, в каком качестве должен быть привлечен страховщик к участию в деле. По этому и другим вопросам, связанным с участием в деле страховщика в случае предъявления требования о возмещении вреда непосредственно к страхователю, дал свое разъяснение Верховный Суд Российской Федерации. Толкуя абз. второй п. 2 ст. 11 Закона об обязательном страховании гражданской ответственности, Верховный Суд указал: «По смыслу данной правовой нормы вопрос о возмещении вреда самим лицом, чья ответственность застрахована, решается в зависимости от выраженного им согласия на такое возмещение либо отсутствия такого намерения. В последнем случае к участию в деле должен быть привлечен страховщик. Если страховщик привлечен к участию в деле независимо от того, настаивает ли потерпевший на возмещении вреда его причинителем, ответственность которого застрахована по договору обязательного страхования, суду следует отказать потерпевшему в иске. Исходя из существа института страхования Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» имеет целью защитить не только права потерпевшего, но и интересы страхователя — причинителя вреда. Однако в том случае, если страхователь (причинитель вреда) не заявил о привлечении к участию в деле страховщика, а выразил намерение возместить причиненный ущерб лично, то вред, причиненный в результате дорожно-транспортного происшествия, возмещается непосредственно его причинителем, ответственность которого застрахована по догов ору обязательного страхования, на основании общих правил о возмещении вреда» . ——————————— Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за I квартал 2007 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2007. N 10. С. 25.

Хотя в приведенном разъяснении Верховного Суда сформулированы исходные начала для решения обсуждаемого вопроса, все же оно нуждается в серьезном уточнении. Во-первых, утверждение по поводу того, что страховщик должен привлекаться к участию в деле лишь в случае, когда страхователь не имеет намерения возмещать вред, не соответствует ст. 11 Закона об обязательном страховании гражданской ответственности. Во-вторых, разъяснение не вносит достаточной ясности в вопрос о процессуальном положении привлеченного к участию в деле страховщика. Как полагаем, толкование п. 2 ст. 11 Закона об обязательном страховании гражданской ответственности во взаимосвязи со ст. 929 ГК и ст. 43 ГПК дает основание для вывода, что в нем идет речь о привлечении к участию в деле страховщика в качестве третьего лица. Такое утверждение основывается на том, что в силу норм процессуального права страхователь, будучи ответчиком, вправе привлечь другое лицо к участию в деле только в качестве третьего лица, интересы которого могут быть затронуты вынесенным по делу решением. Дело в том, что в соответствии со ст. 929 ГК при наступлении страхового случая страховщик обязан возместить страхователю или лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), понесенные в связи со страховым случаем убытки (выплатить страховое возмещение). Следовательно, страхователь, возместивший потерпевшему причиненный ущерб, получает право требовать выплаты ему страхового возмещения в пределах установленной договором страховой суммы. В этом случае решение суда о взыскании со страхователя ущерба будет иметь преюдициальное значение для определения размера страхового возмещения, т. е., безусловно, может повлиять на права и обязанности страховщика по отношению к страхователю. По этим же причинам, как полагаем, в случае отсутствия соответствующего ходатайства со стороны страхователя в силу ст. 43 ГПК страховщик должен быть привлечен к участию в деле в качестве третьего лица по инициативе суда. Что же касается привлечения страховщика к участию в деле в качестве соответчика, то, как известно, в соответствии со ст. 40 ГПК РФ процессуальное соучастие допускается лишь по ходатайству истца либо по инициативе суда (в случае невозможности рассмотрения дела без участия соответчика в связи с характером спорного правоотношения). Таким образом, возникает необходимость четко определить, в каких случаях и в каком качестве может быть привлечен к участию в деле страховщик. При решении этого вопроса необходимо принять во внимание совершенно справедливую, вытекающую из Закона об обязательном страховании гражданской ответственности позицию Верховного Суда, который в приведенном разъяснении обратил внимание на то, что указанный Закон имеет своей целью не только гарантировать права потерпевшего, но и защитить интересы страхователя. Именно поэтому процессуальное положение страховщика должно определяться в зависимости от намерения страхователя: самому возместить вред (1) либо отказаться от этого, сославшись на обязанность страховщика выплатить страховое возмещение (2). В первом случае, как уже было отмечено, страховщик по ходатайству страхователя или по инициативе суда должен быть привлечен к участию в деле в качестве третьего лица. Именно на это не обратила внимание ни одна судебная инстанция при рассмотрении приведенных выше дел по иску М. к Е. и П. (дело N 1) и по иску Б. В. и Б. Н. к С. и Ш. (дело N 2). Во втором случае решение не столь однозначно и зависит от разных ситуаций. Если истец предъявил иск наряду со страхователем и к страховщику или ходатайствует о привлечении страховщика в качестве соответчика, никаких вопросов по поводу возможности взыскания страхового возмещения со страховщика возникнуть не должно. Однако в приведенном деле по иску ЗАО «Макс» к Р. (дело N 4) такого иска не было, но ответчик возражал против взыскания с него возмещения, поскольку его гражданская ответственность застрахована по договору обязательного страхования. Однако мировой судья и апелляционная инстанция не приняли во внимание эти возражения, что и послужило основанием к отмене судебных постановлений по этому делу. В деле по иску М. к Д. и Р. (дело N 5) страховщик был привлечен к участию в деле по ходатайству ответчика, на что дал согласие истец. Однако в кассационном порядке решение суда было отменено, поскольку ни в исковом заявлении, ни в других документах не указано, что истец просил взыскать требуемую сумму со страховщика. Отменяя кассационное определение, надзорная инстанция совершенно справедливо исходила из того, что для привлечения к участию в деле страховщика достаточно согласия истца. Если же согласие истца не получено, то, как полагаем, в соответствии со ст. 40 ГПК страховщик должен привлекаться к участию в деле в качестве соответчика по инициативе суда, поскольку отказ причинителя от возмещения вреда в связи с тем, что его гражданская ответственность застрахована в обязательном порядке, предопределяет невозможность рассмотрения дела без участия страховщика в силу характера спорного отношения. Именно такой смысл заложен в разъяснении Верховного Суда применительно к ситуации, когда, несмотря на привлечение к участию в деле страховщика, потерпевший настаивает на удовлетворении иска непосредственно за счет страхователя. Однако решение, которое предложено для этой ситуации в разъяснении Верховного Суда, — отказать в иске потерпевшему — нам представляется незавершенным, тем более что такой отказ наступает исключительно по причине несогласия ответчика лично возмещать ущерб, поскольку его ответственность застрахована. В силу той же ст. 40 ГПК РФ каждый из истцов и ответчиков по отношению к другой стороне выступает в процессе самостоятельно. Поэтому в деле, по которому привлечены причинитель (страхователь) и страховщик как соответчики, иск должен быть удовлетворен за счет одного из них. В приведенной ситуации, по нашему мнению, обязанность возмещения вреда в виде выплаты страхового возмещения должна быть возложена на страховщика. Такой вывод можно объяснить следующим. Сущность обязательного страхования гражданской ответственности состоит в том, что владелец транспортного средства, заключив договор страхования, тем самым получает право перенести свою обязанность по возмещению вреда на страховщика. Такой перенос не противоречит нормам, регулирующим деликтную ответственность, поскольку ст. 1064 ГК предусмотрено, что законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем. В ряде случаев обязанность возложения ответственности на другое лицо (не на причинителя) прямо предусмотрена в законе: ст. ст. 1069 и 1070 ГК (обязанность возмещения вреда возложена на казну), ст. 1079 ГК (обязанность возмещения вреда возложена на владельца источника повышенной опасности), ст. ст. 1073, 1074, 1075, 1076, 1078 ГК (ответственность возлагается на законных представителей причинителя и других указанных в законе физических и юридических лиц). При обязательном страховании гражданской ответственности за причинение вреда закон прямо не устанавливает, а допускает возможность возложения обязанности возместить вред не на причинителя, ответственность которого застрахована, а на страховщика, предоставив потерпевшему право предъявить непосредственно к нему требование о выплате страхового возмещения. Если причинитель не имеет намерения возмещать вред, он также может воспользоваться предоставленным ему правом переноса своей обязанности по возмещению вреда на страховщика. Естественно, такой перенос не должен нарушать принцип обеспечения восстановления нарушенных прав (п. 1 ст. 1 ГК), т. е. интересы потерпевших. Именно поэтому, например, в силу ст. 391 ГК условием правомерности перевода долга на другое лицо является согласие на это кредитора. Что же касается обязательного страхования гражданской ответственности, то сама его природа предполагает гарантию защиты интересов кредитора (потерпевшего), эта цель в качестве одного из основных принципов закреплена в ст. 3 Закона, регулирующего этот вид обязательного страхования. В каждом конкретном случае потерпевший вправе возражать против возложения обязанности по возмещению причиненного ему вреда на страховщика и требовать взыскать возмещение с причинителя. Однако такое возражение может иметь значение лишь в том случае, если удовлетворением иска за счет страховщика нарушается его защищаемый законом интерес.

4. О пределах возмещения страховщиком причиненного ущерба по договору обязательного страхования гражданской ответственности

К. обратился с иском к А. и ООО «РГС-Столица» о возмещении ущерба, причиненного в связи с дорожно-транспортным происшествием: при столкновении автомобилей, принадлежавших ему и ответчице, был поврежден его автомобиль. Виновником столкновения признана А., гражданская ответственность которой застрахована в ООО «РГС-Столица». К. обратился к страховщику с требованием о выплате ему страхового возмещения в сумме 151726 руб. — стоимости ущерба, определенного ООО «Автоконсалтинг» по договору с истцом. Поскольку страховщик отказал К. в выплате страхового возмещения, К. предъявил иск в суд. Размер исковых требований был определен следующим образом: непосредственный ущерб в сумме 151726 руб., расходы по осмотру поврежденного транспортного средства в сумме 8900 руб., расходы по эвакуации транспортного средства 2500 руб., судебные расходы, в том числе расходы на представителя, — 34 тыс. руб. Решением районного суда иск был удовлетворен за счет ООО «РГС-Столица» и А. Со страховщика было взыскано страховое возмещение в сумме 120000 тыс. руб., с А. — остальная сумма непосредственного ущерба — 31726 руб. Все другие требуемые суммы в погашение произведенных расходов были взысканы также с обоих соответчиков пропорционально удовлетворенному иску в части возмещения причиненного ущерба. В кассационном порядке решение суда было оставлено без изменения. По жалобе ООО «РГС-Столица» дело было рассмотрено в надзорном порядке, и принятые по нему судебные постановления были отменены. В постановлении Президиума Московского городского суда отмечено, что взыскание с ООО «РГС-Столица» суммы, превышающей установленный Законом об обязательном страховании гражданской ответственности лимит при причинении вреда имуществу одного потерпевшего, в пределах которого страховщик обязан возместить потерпевшему причиненный вред, — 120 тыс. руб. — является существенным нарушением норм материального права, поскольку, как следует из требований п. 10 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, «страховая выплата по каждому страховому случаю не может превышать величину установленной страховой суммы» . ——————————— Архив Московского городского суда. Дело N 44г-563/2007.

Из приведенных судебных постановлений видно, что разногласия в позициях связаны с определением состава расходов, которые подлежат выплате страховщиком в пределах страховой суммы: районный суд и кассационная инстанция посчитали, что в пределах страховой суммы подлежит возмещению только «непосредственный ущерб» (стоимость восстановительного ремонта), а надзорная инстанция — что в пределах страховой суммы должны возмещаться все сопутствующие, а также судебные расходы. Полагаем, что в состав страховой суммы, безусловно, не должны включаться судебные расходы, т. е. расходы, связанные с рассмотрением дела. Такие расходы подлежат возмещению в соответствии с нормами гражданского процессуального права за пределами страховой выплаты по договору обязательного страхования. Обращение потерпевшего в суд было вызвано отказом страховщика удовлетворить его требования в добровольном порядке. Поскольку отказ страховщика был признан судом неправомерным и требования потерпевшего были удовлетворены, в силу ст. 98 ГПК ему должны быть возмещены все понесенные судебные расходы за счет ответчика. По поводу возмещения других расходов, произведенных в связи с повреждением транспортного средства, следует отметить, что отсутствие единообразия в судебной практике во многом связано с недостатками нормативного регулирования. В самом Законе об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств состав расходов, подлежащих возмещению в пределах страховой суммы, не указан. В Правилах обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств он определен, к сожалению, достаточно противоречиво. Так, в п. 60 Правил предусмотрено, что при причинении вреда имуществу потерпевшего возмещению в пределах страховой суммы подлежат реальный ущерб и иные расходы, произведенные потерпевшим в связи с причиненным вредом (эвакуация транспортного средства с места ДТП, хранение поврежденного транспортного средства, доставка пострадавших в лечебное учреждение и т. д.). Из п. 61 Правил, предусматривающего перечень документов, которые должен представить потерпевший в подтверждение своих требований, названы и документы, подтверждающие оплату услуг независимого эксперта, если оплата произведена потерпевшим. Вместе с тем в п. 63 тех же Правил указано, что размер страховой выплаты в случае повреждения имущества потерпевшего определяется в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до наступления страхового случая (восстановительных расходов). В этих условиях до устранения непоследовательности в нормативном регулировании установлению единообразной судебной практики способствовали бы разъяснения Верховного Суда Российской Федерации, основанные на толковании специальных норм Закона об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств и соответствующих Правил во взаимосвязи с нормами Гражданского кодекса Российской Федерации. Со своей стороны считаем, что, хотя в п. 1 ст. 12 Закона об обязательном страховании гражданской ответственности содержится отсылка к главе 59 ГК только для определения размера страховой выплаты при причинении вреда жизни и здоровью, размер страховой выплаты при причинении имущественного вреда также должен определяться по правилам этой же главы. Только таким образом может быть определен ущерб, который страховщик возмещает вместо страхователя в пределах определенной договором страховой суммы. В силу ст. ст. 1064, 1082 и п. 2 ст. 15 ГК РФ причиненный вред подлежит возмещению в полном объеме в натуре или путем возмещения убытков. В состав убытков в рамках реального ущерба включаются не только расходы по восстановлению поврежденного имущества, но и все другие связанные с причинением вреда расходы, необходимые для восстановления нарушенных прав. Примерный перечень таких расходов содержится в п. 60 Правил страхования гражданской ответственности.

Смотрите еще:

  • Соглашение о выделении долей в квартире бланк Соглашение о разделе долей в квартире Содержание статьи Одной из возможных форм собственности на недвижимое имущество является совместное владение жилым помещением. Такая форма […]
  • Ст 173 тк рф нарушение Нарушение статьи 173 ТК РФ со стороны работадателя Здравствуйте. Какую ответственность несет работодатель когда отказывается дать отпуск по статье 173 ТК РФ? Аргументируя это увольнением […]
  • Водительские права обучение саратов Автошкола, обучение вождению Мы считаем, чтобы быть лучшим, вы должны быть обучены лучшими! САМЫЕ НИЗКИЕ ЦЕНЫ В ГОРОДЕ! Автошкола "Школа водительского мастерства", проводит […]
  • Основание наложения ареста на недвижимое имущество Основание наложения ареста на недвижимое имущество Документ : Арест имущества в соответствии с новым УПК Украины Арест имущества в соответствии с новым УПК Украины Вступление в силу с 20 […]
  • Статья 264 статья 5 Статья 264. Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств Статья 264. Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств См. комментарии к […]
  • На сколько можно задержать аванс На сколько дней могут задержать зарплату по закону? Что говорит Закон: на сколько дней можно задержать зарплату сотруднику? Ст. 142 Трудового Кодекса России позволяет задерживать зарплату […]
  • Проверить задолженность по коммунальным услугам днепропетровск Днепропетровцы активно пользуются сайтом коммунального предприятия «Городские коммунальные платежи» Городские коммунальные платежи в Днепропетровске С начала года около 300 тысяч […]
  • Состава преступления предусмотренного ст 159 ук рф Состава преступления предусмотренного ст 159 ук рф В данном параграфе будут рассмотрены объективные признаки состава преступления мошенничества: объект и объективная сторона. Согласно ч. 1 […]
admin

Обсуждение закрыто.

Proudly powered by WordPress | Theme: Stacy by SpiceThemes