Морское судно движимое или недвижимое имущество

Морское судно движимое или недвижимое имущество

Судно: движимость или недвижимость?

Этот, последний, способ определе­ния понятия морского судна, конеч­но, проще и понятнее, хотя имеются и некоторые универсальные призна­ки морских торговых судов, так что считается возможным и полезным в практическом и теоретическом плане определить общее понятие торгового морского судна, в том числе, и в упо­мянутом аспекте.

Авторы статьи — работники Международной юридической службы (Interlegal) рассматривают юридические атрибуты морского судна, а также правовую характеристику судна как движимой или недвижимой вещи.

Юридические атрибуты судна

Для квалификации плавучего со­оружения в качестве морского судна ему должны быть присущи следую­щие юридические атрибуты: иденти­фикация, регистрация, флаг и наци­ональность, то есть для правомерной эксплуатации судно должно иметь надлежащие юридические признаки, отвечать определенным требованиям.

Название, позывной сигнал — для судна, имеющего оборудование связи, идентификационный номер судовой станции спутниковой связи и номер избирательного вызова су­довой радиостанции в зависимости от технической оснащенности суд­на — это элементы системы иденти­фикации судов.

Для идентификации некоторых категорий судов используется так­же система опознавательных номеров судов ІМО (Международная морская организация), введенная в соответ­ствии с Резолюцией ІМО А.600(15) от 19.11.1987.

В основе приобретения судном на­циональности и права плавания под флагом государства лежит регистрация.

Ст. 91 ЮНКЛОС (Конвенция ООН по морскому праву, подписанная в Монтего-Бее, Ямайка, 10.12.1982) гла­сит, что каждое государство опреде­ляет условия предоставления своей национальности судам, регистрации судов на его территории и права пла­вать под его флагом. Суда имеют национальность того государства, под флагом которого они имеют право плавать. Между государством и суд­ном должна существовать реальная связь. Каждое государство выдает со­ответствующие документы судам, ко­торым оно предоставляет право пла­вать под его флагом. Таким образом, судно должно иметь надлежащие су­довые документы.

Относительно реальной связи меж­ду судном и государством его флага имеются положения, закрепленные в ст. 94 ЮНКЛОС. Конвенция об услови­ях регистрации судов от 07.02.1986, подписанная в Женеве, содержит бо­лее подробные положения, которые конкретнее определяют требования к реальной связи между судном и госу­дарством флага. Правда, упомянутая Конвенция в силу не вступила и вряд ли когда-либо вступит, поскольку закрепляет весьма жесткие условия реальности связи судна с государством флага, что неприемлемо для многих стран, в которых зарегистрировано большое количество судов, а зако­нодательство этих стран очень либе­рально. Такие страны принято назы­вать государствами «удобного флага».

Что же касается принципа реаль­ной связи в юридическом аспекте, то этот принцип действительно был провозглашен в ч. 1 ст. 5 Конвенции об открытом море, подписанной 29.04.1958 в Женеве. Частью этого принципа провозглашалось осущест­вление эффективной юрисдикции и контроля государства флага над за­регистрированными судами. Многие теоретики и практики считают, что принцип реальной связи государств и судов, плавающих под их флагом, перекочевал в ЮНКЛОС. Отчасти это так и есть: государства должны осу­ществлять надлежащую юрисдикцию и контроль за судами, которые ходят под их флагом. Но это только часть принципа реальной связи. Таким об­разом, обосновать строго юридиче­ски закрепление в полной мере это­го принципа ЮНКЛОС или другими источниками современного морского права, думается, невозможно.

Такие юридические тонкости, ко­торые многими исследователями счи­таются простой игрой слов, другие теоретики считают правовым основа­нием существования весьма либераль­ных условий регистрации и надзора за судами во многих государствах, причем в таких государствах, где зарегистрирована значительная, если не основная масса судов валовой вме­стимостью 500 регистровых тонн и более, флаги которых вполне основательно признаются удобными. Флот под такими флагами частенько ока­зывается субстандартным, и условия труда моряков тоже далеко не всегда соответствуют мировым стандартам. Таким образом, принцип реальной связи остался в значительной мере декларативным.

Здесь уместно подробнее рассмо­треть свойства судна как вещи в смысле гражданско-правовом (частноправовом).

В Гражданском кодексе (ГК) Украины, ст. 179, содержится поня­тие вещи. Вещь — это предмет мате­риального мира, относительно которо­го могут возникать гражданские права и обязанности.

Какое же правовое значение име­ет признание судна недвижимостью? Например, на него распространяется действие ст. 182 ГК Украины, то есть судно как вещь, возникновение, пе­реход и прекращение прав на него, а также ограничение таких прав подле­жит государственной регистрации. Со времен римского права известна клас­сификация вещей на движимые и не­движимые. Морские суда, по мнению многих исследователей, принято от­носить к категории недвижимостей. Дело в том, что недвижимые вещи можно подразделять на вещи недви­жимые в силу своей природы (напри­мер, земельный участок), поскольку их перемещение не может быть про­изведено без нарушения их природы, как мыслили древние, или без значи­тельных издержек, как мыслят совре­менные юристы, а также недвижимые вещи в силу юридических условно­стей. Важнейшим примером таких ве­щей, которые являются недвижимы­ми в силу юридических условностей, являются суда (ст. 181 ГК Украины).

В советском гражданском праве этой классификации вещей уделялось еще меньше внимания, чем в римском, так что при кажущейся простоте во­прос о подразделении вещей на недви­жимые и движимые не так уж прост. Впрочем, осложнения в этом отноше­нии, в частности и особенности, в том, что касается судов, морских, воздуш­ных, а также судов внутреннего плава­ния и смешанного река-море плавания, во многом определяются противоречи­востью судебной практики и недостат­ками законодательной техники.

Действительно, исходя из ст.ст. 181, 182 Гражданского кодекса Украины можно сделать вывод, что атрибутом недвижимости является государствен­ная регистрация. С этой точки зрения, к недвижимости можно причислить, например, автомобили, что и делают некоторые исследователи гражданско­го права. Такую позицию нельзя на­звать иначе, как курьезом.

В ст. 1 Закона «Об ипотеке» от 05.06.2003 однозначно говорится о том, что залог судов регулируется именно этим законом. Таким образом, складывается впечатление, что суд­но — недвижимая вещь по определе­нию, ведь предметом ипотеки может быть только недвижимое имущество.

Имеется и альтернативная точка зрения, которая заключается в том, что Закон, который определяет суда как недвижимые вещи, — это только Закон «Об ипотеке». Конечно, как и любое юридическое правило, это пра­вило относительно, так что в некото­рых отношениях суда могут рассматри­ваться и как движимые вещи.

Чем же принципиально отличается судно от средства наземного транспор­та, которое не относится к недвижи­мости? Тем, что судно предназначено для использования в среде, где человек не имеет естественного locus standi.

Таким образом, если не принимать во внимание узкоспециальные случаи, суда, в том числе специализированные морские торговые суда, можно считать недвижимостью. Проиллюстрировать специальное положение законодатель­ства, которое одновременно можно трактовать как содержащее презумп­цию правила о том, что суда являют­ся недвижимыми вещами, можно на примере ч. 2 ст. 1 Закона Украины «О государственной регистрации вещных прав на недвижимое имущество и их отягощений» от 01.07.2004, кото­рая говорит: «Действие этого Закона не распространяется на государствен­ную регистрацию прав на воздушные и морские суда, суда внутреннего пла­вания, космические и иные объекты гражданских прав, на которые распро­страняется правовой режим недвижи­мой вещи».

Из этого положения можно сделать вывод: порядок регистрации недвижи­мых вещей, являющихся таковыми в силу своей природы, не распространя­ется на вещи, которые получают ста­тус недвижимости в силу законода­тельства, и на суда правовой режим недвижимой вещи распространяется.

Тем не менее, вернемся к альтер­нативной точке зрения.

Исходя из статьи 181 ГК Украины, режим недвижимости не распростра­няется автоматически на суда, а толь­ко может быть установлен прямым указанием отдельного Закона. В дру­гих отношениях, кроме тех, которые регулируются Законом Украины «Об ипотеке», законодательство прямо не определяет морские суда в качестве недвижимого имущества.

Необходимо учитывать и то, что в Украине сложилась противоречивая судебная практика по данному вопро­су. Есть судебные решения (в том чис­ле решения высших судов), где судно приравнивается к объекту недвижимо­сти, при этом данные решения не со­держат сколько-нибудь убедительного обоснования такой позиции.

С другой стороны, имеется немало судебных решений, включая решение Высшего хозяйственного суда 2012 года, в котором отмечается, что сам по себе факт необходимости осущест­вления государственной регистрации не означает отнесение определенного имущества к категории недвижимо­сти, и что такой режим недвижимо­го имущества может быть распро­странен на другие объекты только законом, а закона, который бы рас­пространял такой режим на суда, нет в огромном количестве отношений. И такая позиция видится нам обосно­ванной и законной. Таким образом, законы Украины не распространяют режим недвижимости на суда (кроме случаев залога).

Следовательно, законодательство Украины действительно дает повод к сомнениям в вопросе о правовом ста­тусе морского торгового судна как движимого или недвижимого имущества, по крайней мере, в частноправовых от­ношениях.

Алёна ЛОСЕВСКАЯ, совет­ник, адвокат Международ­ной юридической службы — Interlegal

Вячеслав ЛЕБЕДЕВ, кон­сультант Международной юридической службы — Interlegal

Порты Украины. — 2013. — № 6. — С. 62 — 63.

Что отнести к объектам недвижимости

Вопрос: Какие суда (яхты, катера и т.п.) относятся к объектам недвижимости (критерии)? Данная информация необходима в целях уплаты налога на имущество организаций.

Ответ: По нашему мнению, любые суда, зарегистрированные в Государственном судовом реестре, реестре арендованных иностранных судов, Российском международном реестре судов, реестре строящихся судов, судовой книге являются недвижимым имуществом.
Однако объектом обложения налогом на имущество организаций являются только те объекты, которые учтены на балансе организации в качестве основных средств (п. 1 ст.374 НК РФ). Поэтому суда, зарегистрированные в реестре строящихся судов (т.е. суда не готовые к эксплуатации), реестре арендованных иностранных судов, а так же суда, предназначенные для реализации (учитываемые на балансе в качестве товара) объектом обложения не являются, т.к. не соответствуют критериям основного средства (п. 4 ПБУ 6/01).
Кроме того не являются объектом обложения налогом на имущество организаций суда, зарегистрированные в Российском международном реестре судов» (п.п. 7 п. 4 ст. 374 НК РФ), ледоколы и суда с ядерными энергетическими установками и суда атомно-технологического обслуживания (п.п. 5 п. 4 ст. 374 НК РФ).
Так же заметим, что не подлежат государственной регистрации (а значит, не являются объектами недвижимости) суда массой до 200 килограмм включительно и мощностью двигателей (в случае установки) до 8 киловатт включительно, а также спортивные парусные суда, длина которых не должна превышать 9 метров, которые не имеют двигателей и на которых не оборудованы места для отдыха (п.1.1. ст.16 КВВТ РФ)

Обоснование: Согласно абз. 2 п. 1 ст. 130 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) к недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество.
В соответствии с Кодексом внутреннего водного транспорта Российской Федерации (далее — КВВТ) судном признается самоходное или несамоходное плавучее сооружение, используемое в целях судоходства, в том числе судно смешанного (река — море) плавания, паром, дноуглубительный и дноочистительный снаряды, плавучий кран и другие технические сооружения подобного рода.
Судно внутреннего плавания — судно, предназначенное для эксплуатации на внутренних водных путях. Такое определение дано в п. 1.2.16 Санитарных правил и норм СанПиН 2.5.2-703-98 «2.5.2. Водный транспорт. Суда внутреннего и смешанного (река — море) плавания» А из статьи 3 «Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации» от 30.04.1999 № 81-Ф можно сделать вывод, что морские суда предназначены для эксплуатации как по морским путям, так и по внутренним водным путям. Данные характеристики «морского судна» соответствуют определению «судна смешанного плавания (река-море)». Согласно ст. 3 КВВТ РФ и п. 1.2.17 Санитарных правил и норм СанПиН 2.5.2-703-98 под судном смешанного (река — море) плавания так же понимается судно, которое по своим техническим характеристикам пригодно и в установленном порядке допущено к эксплуатации в целях судоходства по морским и внутренним водным путям (имеющее класс Морского Регистра Судоходства или Российского Речного Регистра).
К плаванию по внутренним водным путям Российской Федерации допускаются суда, зарегистрированные в установленном порядке в Государственном судовом реестре Российской Федерации, реестре арендованных иностранных судов или судовой книге. (п. 5 Правил плавания по внутренним водным путям Российской Федерации, утв. » Приказом Минтранса РФ от 14.10.2002 № 129)
Таким образом, можно сказать, что к судам внутреннего и морского плавания могут относиться практически любые суда, даже небольшие катера и яхты, предназначенные для эксплуатации на внутренних водных путях и зарегистрированные в соответствующем реестре или судовой книге.
В соответствии с п. 1 ст. 4 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее — Закон № 122-ФЗ) государственной регистрации подлежат право собственности и другие вещные права на недвижимое имущество и сделки с ним, за исключением прав на воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания и космические объекты. В силу абз. 2 п. 1 ст. 33 Закона № 122-ФЗ впредь до принятия соответствующих федеральных законов, основанных на положениях п. 1 ст. 131 ГК РФ, применяется действующий порядок регистрации прав на воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты.
На основании п.3 ст.16 КВВТ РФ под государственной регистрацией судна и прав на него понимается акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на судно в соответствии с гражданским законодательством. Судно подлежит государственной регистрации в одном из указанных реестров судов Российской Федерации: (п.1 ст.16 КВВТ РФ):

  • Государственном судовом реестре;
  • реестре маломерных судов;
  • реестре арендованных иностранных судов;
  • Российском международном реестре судов;
  • реестре строящихся судов.

К сведению! Не подлежат государственной регистрации (а значит не являются объектами недвижимости) суда массой до 200 килограмм включительно и мощностью двигателей (в случае установки) до 8 киловатт включительно, а также спортивные парусные суда, длина которых не должна превышать 9 метров, которые не имеют двигателей и на которых не оборудованы места для отдыха (п.1.1. ст.16 КВВТ РФ).

Морское судно движимое или недвижимое имущество

УЧЕТ СУДОВ КАК ОБЪЕКТОВ ОСНОВНЫХ СРЕДСТВ

И.В. Вадимова,
консультант-эксперт

Суда, находящиеся в оперативном управлении государственных (муниципальных) учреждений, относятся к основным средствам. Однако часть судов является недвижимым имуществом, а другая часть — движимым имуществом.

Суда — движимое и недвижимое имущество

Согласно п. 1 ст. 130 Гражданского кодекса РФ к недвижимому имуществу относятся не только земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей (здания, сооружения, объекты незавершенного строительства и др.). К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты.
Таким образом, для судов важнейшим фактором, определяющим отнесение судна к движимому или недвижимому имуществу, является необходимость его государственной регистрации, установленная законом.
Право собственности на судно, часть судна или строящееся на территории РФ судно возникает с момента государственной регистрации такого права (ст. 15 Кодекса внутреннего водного транспорта РФ; далее — КВВТ РФ).
Судно подлежит государственной регистрации в одном из следующих реестров судов (п. 1 ст. 16 КВВТ РФ, п. 1 ст. 33 Кодекса торгового мореплавания РФ, далее — КТМ РФ):

При этом не подлежат государственной регистрации суда, эксплуатируемые во внутренних водах, массой до 200 килограмм включительно и мощностью двигателей (в случае установки) до 8 киловатт включительно, а также спортивные парусные суда, длина которых не должна превышать 9 метров, которые не имеют двигателей и на которых не оборудованы места для отдыха (п. 1.1 ст. 16 КВВТ РФ).
Напомним, что спортивным парусным судном является судно, построенное или переоборудованное для занятий спортом, использующее в качестве основной движущей силы силу ветра и эксплуатируемое в некоммерческих целях (ст. 3 КВВТ РФ, ст. 7 КТМ РФ). Также не подлежат государственной регистрации шлюпки и иные плавучие средства, которые являются принадлежностями морского судна, морские суда массой до 200 килограмм включительно и мощностью двигателей (в случае установки) до 8 киловатт включительно, а также спортивные парусные суда, длина которых не должна превышать 9 метров, которые не имеют двигателей и на которых не оборудованы места для отдыха (п. 1.1 ст. 33 КТМ РФ).
Исходя из данных положений, не подлежит государственной регистрации большинство маломерных судов (байдарки, сплавные и моторные катамараны, лодки, катера и т.п.). Данные суда являются движимым имуществом учреждения, а суда, подлежащие государственной регистрации, — недвижимым имуществом.

Порядок государственной регистрации

В отношении судов, подлежащих государственной регистрации, регистрируются право собственности и другие вещные права на судно, ограничения (обременения) данных прав, а также иные сделки с судном, подлежащие обязательной государственной регистрации в соответствии с законодательством РФ (п. 4 ст. 16 КВВТ РФ).
За государственную регистрацию судов, в том числе строящихся на территории РФ, и прав на них, изменений, вносимых в Государственный судовой реестр, взимается госпошлина, размер которой установлен статьей 333.33 Налогового кодекса РФ.
В частности, за государственную регистрацию в Государственном судовом реестре, реестре маломерных судов или бербоут-чартерном реестре взимается пошлина в следующем размере:

Новый порядок госрегистрации прав не позволяет вывести из залога воздушные и морские суда, — УКБС

В связи с реформированием системы госрегистрации прав на недвижимое имущество возникла проблема снятия с воздушных и морских судов, судов внутреннего плавания, космических объектов запрета отчуждения по Единому реестру запретов отчуждения объектов недвижимого имущества и исключения записей о обременении указанных объектов ипотекой из Государственного реестра ипотек, которые вносились в указанных реестров до 1 января 2013 г. на выполнение требований законодательства.

Эксперты УКБС отмечают, что согласно действующему до 01.01.2013 г. порядку, на воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты распространялся правовой режим недвижимого имущества, а их залог подлежал государственной регистрации в том же порядке, что и объекты недвижимости, которые передавались в ипотеку

С 1 января 2013 г. Государственный реестр ипотек и Единый реестр запретов отчуждения объектов недвижимого имущества, в которые были внесены соответствующие записи о запрете отчуждения и обременении ипотекой вышеупомянутых объектов, работают только в архивном режиме, что делает невозможным изъятие записей непосредственно из этих реестров. И, соответственно, делает невозможным вывод таких объектов из-под залога. Ситуация осложняется тем, что с начала текущего года, согласно постановлению Кабмина № 824 от 05.09.2012, регистрация залога воздушных и морских судов, судов внутреннего плавания, космических объектов должна проводиться уже в порядке, определенном для объектов движимого имущества, в Государственном реестре обременений движимого имущества. При этом, вопрос о переносе в указанный реестр сведений по воздушным и морским судам, судам внутреннего плавания и космическим объектам, которые содержались в ранее действующих Едином реестре запретов отчуждения объектов недвижимого имущества и Государственном реестре ипотек до 01.01.2013 г., не урегулирован .

Кроме того, Государственная регистрационная служба Украины отказывается от изъятия записей об обременении ипотекой и снятия запретов отчуждения, ведь согласно новым положениям Закона «О госрегистрации прав на недвижимое имущество и их обременений» и Постановления КМУ от 22.06.2011 № 703, в Госреестре прав на недвижимое имущество не проводят госрегистрацию прав на воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические и другие объекты гражданских прав, на которые распространяется правовой режим недвижимой вещи.

Морское судно в системе объектов вещных прав Тай Марина Анатольевна

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Тай Марина Анатольевна. Морское судно в системе объектов вещных прав : Дис. . канд. юрид. наук : 12.00.03 Москва, 2006 211 с. РГБ ОД, 61:06-12/1601

Содержание к диссертации

Глава I. Понятие морского судна в пауке права и законодательстве Российской Федерации и его значение для установления гражданско-правовых режимов отдельных видов морских судов 16

1. Проблема толкования терминов «судно » и «морское судно» в юридической науке и законодательстве Российской Федерации 16

2, Признаки судна внутреннего и судна смешанного плавания как основание их отграничения от морского судна 25

3. Соотношение терминов «военный корабль», «военно-вспомогательное судно», «военно-морское судно» с термином «морское судно». Критерии разграничения военных и гражданских морских судов. 28

4, Особенности правового режима судов, используемых только для правительственной некоммерческой службы 35

5, Пределы участия в гражданском обороте военно-морских судов и судов, используемых только для правительственной некоммерческой службы 41

6. Правовой режим судна, используемого в целях торгового мореплавания 52

Глава II Гражданско-правовые классификационные особенности морского судна как вещи 59

I. Квалификация морского судна как сложной (составной) вещи. Режим составной части морского судна и его принадлежности 59

2, Проблема делимости морского судна ‘. 72

3. Морское судно как индивидуально-определенная вещь 86

Глава III Особенности приобретения и установления вещных нрав на морские суда 120

1 Формирование публичного порядка установления прав на морские суда в романо-германской системе права и отечественном законодательстве 120

2, Приобретение права собственности на морское судно из договора купли-продажи и договора подряда на строительство судна 152

3. Основания возникновения морского залога 167

4. Условия ипотеки морского судна 174

Введение к работе

Актуальность темы исследования. Переход от административно-плановой экономики к экономике рыночного хозяйства, выражающийся в децентрализации имущественных отношений, то есть в допущении участия в гражданском обороте на основе равенства имущественно самостоятельных субъектов, наделенных автономией воль, обусловил возможность наделения всех без исключения участников оборота имущественными правами в отношении объектов, которые до той поры могли принадлежать исключительно государству. К числу таких объектов относятся и морские суда. Так, Кодекс торгового мореплавания Союза ССР 1968 года (далее -КТМ СССР) допускал нахождение в личной собственности граждан морских судов лишь определенной категории, разрешая использование таких объектов исключительно для удовлетворения материальных и культурных потребностей владельца и напрямую запрещая извлечение с их помощью «нетрудовых доходов)). Кодекс торгового мореплавания РФ 1999 года (далее — КТМ РФ, КТМ) декларирует возможность нахождения судна в собственности как Российской Федерации и её субъектов, так и любых муниципальных образований, граждан и юридических лиц без определения какого-либо круга допустимых целей использования таких объектов права собственности. Это означает, что участники имущественных отношений в настоящее время вольны в соответствии с основными принципами гражданского права по своему собственному усмотрению приобретать и осуществлять в отношении морских судов любые гражданские права.

Вместе с тем, отсутствие в течение длительного периода времени необходимости научных изысканий в сфере гражданского оборота морских судов привело к образованию в отечественной науке гражданского права некоторого пробела в области разработки цивилистических основ приобретения, установления, реализации и защиты гражданских прав на эти объекты, что, безусловно, негативно сказывается на реально

5 складывающихся правоотношениях между конкретными субъектами экономических отношений.

Невозможно отрицать, что наибольшую значимость среди вопросов гражданского оборота тех или иных объектов составляют вопросы вещных прав, поскольку, обеспечивая «статику имущественных отношений», вещные права на те или иные объекты гражданских прав являются одновременно и целью и средством их гражданского оборота в целом.

Специфика возникновения, осуществления и защиты вещных прав на морские суда предопределяется такими особенностями, обуславливающими их исключительную социальную значимость, как высокая стоимость и специальное хозяйственное назначение. На механизм возникновения и реализации вещных прав на морские суда оказывается влияние и особенностями отрасли экономики, использующей морские суда: правовому регулированию мореплавания — одному из древнейших направлений человеческой деятельности, связанному с постоянным присутствием фактора «морской опасности», всегда было присуще наличие правовых институтов, либо совершенно несвойственных правовому регулированию иных отраслей хозяйственной деятельности человека, либо обладающих такой спецификой, которая значительным образом меняет применение института в целом.

Кроме того, в отечественной системе объектов вещных прав существенное воздействие на положение морских судов оказывается их отнесением к недвижимому имуществу. Сама категория недвижимого имущества по известным причинам в течение долгих лет оставалась непривлекательным объектом для научных исследований, результатом чего на настоящий момент является отсутствие единого подхода в разрешении основополагающих вопросов теории недвижимого имущества. До сегодняшнего дня авторы так и не сошлись во мнении о критериях отнесения объекта к категории недвижимого имущества, об основных особенностях гражданско-правового режима недвижимости, о моменте и целях распространения на объект его действия. Преломление указанных вопросов

через призму фактической подвижности морских судов определяет их наибольшую остроту и актуальность, тогда как выявление ответов на них применительно к морским судам, безусловно, предоставляет более широкие возможности для определения подходов в их разрешении по отношению ко всей категории недвижимого имущества.

Несмотря на очевидную значимость и специфику рассматриваемых объектов, в дореволюционной науке были предприняты лишь незначительные попытки анализа некоторых аспектов гражданского оборота морских судов, в малой степени затрагивающие проблематику вещных прав. После принятия КТМ РФ 1999 года такие попытки были вновь возобновлены, однако и они, как правило, представляют собой изучение только отдельных сторон этого вопроса. Иными словами, комплексный анализ особенностей вещи — морского судна, раскрывающий основы её включения в систему объектов вещных прав, в настоящее время в науке права отсутствует.

Предмет диссертационного исследования. Изложенные обстоятельства предопределили выбор темы исследования, предметом которого стал анализ проблем, возникающих в связи с включением морского судна — объекта, обладающего значительной стоимостью, имеющего особое экономическое и хозяйственное назначение, а потому и высокую социальную значимость, в систему объектов вещных прав. Центральное место в работе занимает изучение теории и практики правового регулирования гражданского оборота морских судов, В связи с этим исследованию подлежали особенности правового режима морского судна как вещи, обуславливающие специфику возникновения, изменения и прекращения вещных прав на этот объект, а также теоретические и практические проблемы, возникающие в связи с применением особого публичного порядка возникновения и установления вещных прав на морские суда.

Объектом исследования стали отечественные законодательные акты дореволюционного и советского периода, законодательные акты Российской

7 Федерации, а также некоторые зарубежные законодательные акты, регламентирующие вопросы возникновения, установления, реализации и защиты вещных прав на морские суда.

Цель диссертационного исследования состояла в изучении морского судна как вещи, в раскрытии особенностей его включения в систему объектов вещных прав, а также в выработке теоретических основ правовых режимов отдельных видов морских судов и формулировании научных рекомендаций по совершенствованию действующего законодательства.

Задачи диссертационного исследования были предопределены поставленными целями и состояли в следующем:

установить теоретически обоснованный подход к раскрытию содержания понятия «морское судно», установить научно-значимую с точки зрения гражданского права классификацию объектов, включаемых действующим законодательством в указанное понятие;

выявить особенности и основания установления гражданско-правовых режимов отдельных видов морских судов;

определить место морского судна в гражданско-правовой классификации вещей;

рассмотреть особенности морского судна как индивидуально-определенной вещи, установить роль акта государственной регистрации в индивидуализации морского судна, проанализировать гражданско-правовой режим названия судна как одного из его индивидуально-определенных признаков;

выявить особенности и закономерности порядка приобретения и установления вещных прав на морские суда.

Степень разработанности темы исследования

Степень разработанности темы исследования в отечественной правовой науке невелика в силу непродолжительности самого времени участия морских судов в гражданском обороте Российской Федерации и России дореволюционного периода, В дореволюционной юридической науке

проблемы правового регулирования торгового мореплавания, как и непосредственно проблемы приобретения и установления вещных прав на морские суда, стали привлекать внимание авторов, по сравнению с другими странами, ведущими интенсивную морскую торговлю ещё со средних веков, довольно поздно — с момента получения Россией статуса морской державы. Начало периода изучения морского судна как объекта вещных прав связано с появлением первых кодифицированных актов, регулирующих имущественные отношения в судоходстве, а именно, изданного Петром I «Устава об эверсах» 1720г. и «Морского торгового регламента» 1724г., а также «Устава о купеческом водоходстве» 1781г., изданного Екатериной II, легшего практически в полном объеме в основу книги второй Устава Торгового «О морской торговле», действовавшего почти до 1917 года. Работы ученых того времени^ такие как «Морское, конкурсное и вексельное право» Г.Ф. Шеріпеневича, «Морское торговое право» П. П. Цитовича, «Морское торговое право» и «Торговые деятели, торговые сделки и морское право» А.Ф.Федорова, «Курс морского торгового законоведения» В.Стругкова, «Торговое право вексельное и морское» Д.К. Лаврентьева, «Морское право России, Германии, Франции, Англии и Швеции» Л. М. Гольдмерштейна, легли в основу теоретической разработки правового регулирования имущественных отношений в сфере мореплавания» Однако в силу нацеленности на освещение широкого спектра правовых проблем мореплавания, эти работы не останавливались на детальном рассмотрении особенностей морского судна — вещи. Другие же работы, такие как «Договор морского страхования по русскому праву» А. Вицына, «Несколько слов о проекте заклада морских и речных судов» К, М- Окунева, «Кредит под суда» В. Прокшинского, «Законы наши относительно аварий, бодмерей, и находок в море» В. Куницкого, «Недостатки морских законов» Н. Балабуха, «Морские аварии. К характеристике морского права цивилизованных государств» А, И. Доливо-Добровольского, рассматривая отдельные особенности морского судна-вещи, не носили комплексного характера,

9 поскольку касались лишь проблем, возникающих при приобретении и осуществлении отдельных прав на морские суда в тех или иных разновидностях гражданских правоотношений.

Советский период развития цивилистики, сопряженный с ограниченным участием морских судов в гражданском обороте, характеризуется незначительным объемом внимания к данным объектам со стороны науки гражданского права. Среди работ того времени, в которых в той или иной степени затрагивались вопросы вещных прав на морские суда, стоит отметить «Коммерческо-правовые вопросы эксплуатации морского флота» ЕЛ. Андреева, «Современное морское право и практика его применения» НИ. Бариновой, «Морское право» Ф.С. Бойцова, Г.Г, Иванова, А.Л Маковского, «Морское право» А.К. Жудро, Ю.Х. Джавада, «Понятие «судно» и некоторые вопросы ответственности» Л.М. Егорова, «Теоретические вопросы современного международного морского права» М.И. Лазарева «Международное морское право» СВ. Молодцова, «С какого момента судно приобретает права морского торгового судна и когда утрачивает их» И. Реута, «Морское судно» ПВ. Саваськова, «Особенности правовой связи между государством и его судном» Е.И. Тетрюкова, «Морское право» MJL Шептовицкого.

С либерализацией гражданского оборота и принятием Части первой Гражданского кодекса РФ и КТМ 1998 г., теоретические и практические проблемы приобретения, и установления вещных прав на морские суда вызвали появление ряда научных работ, направленных на их разрешение. Современными авторами достаточно внимательно изучаются и анализируются институты морского залога, ипотеки морского судна, особенности обязательственных отношений, возникающих по поводу фрахтования морского судна, его страхования и ареста, «Морское право» В.В. Ермакова, «Правовое регулирование морского судоходства в Российской Федерации» Г.Г. Иванова, «Морское судно — движимое имущество» Л. Кокина, «Правовое регулирование морского залога» В.Б.

10 Липавского, «Становление законодательства о морском страховании грузов в России и странах общего права» СА. Мальцева, «Морское страхование» В. А. Мусина, «Морское право» ИЛ Пахолкова — те научные исследования, которые в той или иной степени затрагивают особенности морского судна как объекта вещных прав. За представленный период был написан и защищен ряд диссертационных исследований, посвященных отдельным вопросам гражданского оборота морских судов, как-то: «Средства предварительной правовой защиты имущественных интересов морских кредиторов в праве Англии» В.Д Федчука, «Ипотека морских судов» М.А. Абрамовой, «Морской залоп>В.Б. Липавского и др.

Методологическую основу исследования составляет совокупность научных приемов и методов исследования явлений и процессов, в том числе общенаучный диалектический метод, историко-лингвистический, и формально-логический, а также такие частнонаучные методы как метод сравнительных исследований, методы комплексного и системного анализа.

Научная новизна исследования, В результате анализа содержания используемых в законодательстве и науке права терминов «военный корабль», «военно-вспомогательное судно», «военно-морское судно», «военно-торговое судно», «гражданское судно» установлено содержание термина «морское судно», определены виды и основания гражданско-правовых режимов отдельных видов морских судов. Выявлены гражданско-правовые классификационные особенности морского судна как вещи. С помощью теории юридически фактов, обнаружено отсутствие связи между распространением на морское судно гражданско-правового режима недвижимого имущества и его государственной регистрацией. Осуществлен сравнительный анализ системы регистрации прав на морские суда и системы регистрации прав на недвижимое имущество в романо-германской системе права, не включающей морские суда в категорию недвижимого имущества, а также исследован публичный порядок установления прав на морские суда отличный от публичного порядка установления прав на недвижимое

имущество в дореволюционной России, Сделанный вывод о построении на основании общих принципов и начал систем регистрации прав на недвижимое имущество и систем регистрации прав на морские суда в правопорядках, не распространяющих на морские суда гражданско-правовой режим недвижимого имущества, расценен как подтверждение предположения о включении морских судов в категорию недвижимого имущества ПС РФ с целью обеспечения публичности и гласности сделок с этим видом имущества.

Проведенное исследование позволило сформулировать и обосновать следующие основные положения, выносимые на защиту:

1. Возможность конструирования понятия «судно», равно как и
понятия «морское судно)) как единых гражданско-правовых категорий в
настоящее время в науке права исключена- Это обусловлено тем, что в силу
исторических, социально-политических и экономических факторов каждая
отрасль законодательства» регулирующая определенную совокупность
отношений в сфере мореплавания, устанавливает собственный перечень
физических параметров объекта, претендующего на звание судна, подчас
противоречащий параметрам, устанавливаемым другой отраслью
законодательства» Поэтому возможность идентификации объекта в качестве
судна зависит, прежде всего, от целей его использования, выявление
которых позволяет определить законодательный акт, содержащий перечень
физических характеристик судна, подлежащий применению,

2, Установленные особенности правового регулирования
имущественных отношений в сфере мореплавания свидетельствуют о
наличии принципиальных отличий между гражданско-правовыми режимами
объектов, признаваемых законом морскими судами: в отличие от морских
судов, используемых в целях торгового мореплавания, морские суда,
используемые для государственной некоммерческой службы, являются
объектами, ограниченными в обороте (и защищены от обращения на них
взыскания), в то время как военно-морские суда не только являются

объектами, ограниченными в обороте (и защищенными от взыскания), но и не обладают свойствами недвижимого имущества.

3, Включение российским законодательством морского судна в
категорию недвижимого имущества объясняется необходимостью
формирования системы публичного порядка установления прав на морские
суда, как объекты, обладающие особой экономической ценностью и
общественной значимостью, в силу чего особенности гражданско-правового
режима морского судна как объекта недвижимого имущества исчерпываются
обязательностью государственной регистрации возникновения, ограничения
(обременения), перехода или прекращения прав на него, в то время как
гражданско-правовой режим вещей, относящихся к недвижимому
имуществу в силу своих естественных свойств (земельных участков, зданий,
сооружений) характеризуется большим числом специфических черт, не
свойственных правовому режиму вещей движимых (наличие юридической
связи между земельным участком и расположенными на нем постройками,
особенности защиты прав на постройки и т.д.).

4, Основанием распространения на морское судно правового режима
недвижимого имущества является юридический факт создания (постройки)
судна, обладающего качеством предназначенности для использования в
целях торгового мореплавания. При этом совершение акта государственной
регистрации возникновения права собственности на морское судно не может
рассматриваться основанием распространения на данный объект гражданско-
правового режима недвижимого имущества, а должно приниматься за
необходимую предпосылку включения морского судна в гражданско-
правовой оборот.

5, Государственная регистрация права собственности на вновь
построенное морское судно не является основанием изменения правового
режима морского судна как вещи, определяемой родовыми признаками, на
правовой режим вещи, определяемой индивидуально-определенными
признаками, поскольку морское судно обладает признаками индивидуально-

определенной вещи в силу самого факта его создания. Роль акта государственной регистрации в индивидуализации морского судна заключается в наделении объекта рядом дополнительных индивидуально-определенных признаков (порт приписки, государство регистрации, регистрационный номер и т.д.).

Правой режим названия судна, выполняющего в определенных случаях гарантийную и рекламную функции услуг или работ, предоставляемых или производимых судовладельцем с помощью эксплуатации морского судна, характерные таким средствам индивидуализации товаров и их производителей как фирменное наименование, товарный знак и коммерческое обозначение, не тождественен ни одному из правовых режимов средств индивидуализации товаров и производителей, подлежащих правовой охране в соответствии с действующим российским законодательством. Вместе с тем, представляются принципиально применимыми ряд принципов и начал, выработанных институтом исключительных прав, при регулировании отношений, складывающихся между субъектами гражданского оборота по поводу названия морского судна в случаях выполнения названием судна функций средств индивидуализации товаров и их производителей.

Несмотря на несоответствие характеристик строящегося судна критериям недвижимого имущества, перечисленным в ст. 130 ГК РФ, а также отсутствие строящегося судна в перечне объектов незавершенного строительства, на которые в соответствие со ст.25 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» от 21 июля 1997г. распространяется гражданско-правовой режим недвижимости, гражданско-правовой режим строящегося судна может быть охарактеризован как режим недвижимого имущества, в силу распространения на строящееся судно такого режима положениями статьи 374 КТМ РФ, допускающими ипотеку строящегося судна. При этом основанием распространения гражданско-правового режима недвижимого

14 имущества на строящееся судно, является юридический факт закладки киля судна, предназначенного для использования в целях торгового мореплавания или проведения равноценных работ,

8.3авершение строительства морского судна не является основанием для прекращения договора ипотеки строящегося судна, а ипотека продолжает обременять вновь построенное морское судно.

Практическое значение исследования состоит в возможности использования сформулированных в работе выводов в решении ряда серьезных проблем, возникающих на практике в связи с реально устанавливающимися правоотношениями по поводу приобретения, установления, реализации и защиты вещных прав на морские суда, обусловленных особенностями морских судов, как объектов, обладающих высокой стоимостью, особой социальной значимостью и специальным хозяйственным назначением.

Предложения по совершенствованию законодательства. По результатам исследования сформулированы предложения по совершенствованию действующего российского законодательства по правовому регулированию отношений с морскими судами.

1. В частности п. 2 ст. З КТМ РФ предлагается изложить в следующей редакции;

«2. Правила, установленные настоящим Кодексом, за исключением случаев, прямо в нем предусмотренных, не распространяются на:

военно-морские суда (военные корабли и военно-вспомогательные суда), и другие суда, находящиеся в собственности государства или эксплуатируемые им и используемые только для правительственной некоммерческой службы».

2, Пункт 59 Приказа Минтранса РФ от 29 ноября 2000г. №145 «Об утверждении правил регистрации судов и прав на них в морских торговых портах» предлагается представить следующим образом:

15 « . 59. В реестре строящихся судов подлежат регистрации права на строящиеся суда, которые после постройки считаются судами, используемыми в целях торгового мореплавания».

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждалась на заседании кафедры гражданского права юридического факультета МГУ им. М.В, Ломоносова. Основные научные положения диссертации, выводы и предложения по совершенствованию действующего законодательства изложены автором в ряде научных публикаций.

Структура диссертационного исследования определяется предметом, целями и задачами исследования. Диссертация состоит из Введения, трех глав, объединяющих тринадцать параграфов, и Библиографии,

Проблема толкования терминов «судно » и «морское судно» в юридической науке и законодательстве Российской Федерации

Характеристика морского судна как объекта вещных прав невозможна без обращения к категории объекта гражданских прав, в силу того факта, что вещные права представляют собой, прежде всего, разновидность гражданских прав, а категория «объект гражданских прав» является исходной для понимания категории «объект вещных прав».

Объект гражданских нрав представляет собой такую гражданско-правовую категорию, в отношении определения содержания которой в науке праве существуют определенные расхождения. В частности, полемику вызывает вопрос соотношения её с категорией объекта гражданских правоотношений» Довольно часто понятия «объект гражданских прав» и «объект гражданских правоотношений» совмещают, отождествляя из содержание- Сложность установления содержания категории «объект гражданских правоотношений», а значит, и категории «объект гражданских прав» обусловлена в свою очередь не только отличиями в понимании таких специальных категорий как «правоотношение» , «объект правоотношения» и «содержание правоотношения»3, но и различной степенью использования философского подхода в выявлении их содержания . Поскольку установление справедливости тех или иных выводов в этой области теории гражданского права не является целью настоящей работы, то вопрос содержания такой категории как «объект гражданских прав» затрагивается в ней в той степени, в какой это необходимо для проведения заявленного исследования.

Наиболее традиционным вариантом разграничения терминов «объект прав» и «объект правоотношений» считается разграничение, основанное на отнесении к объекту правового регулирования, и, значит, объекту правоотношения, поведения людей (их деятельности), а разнообразных явлений окружающей действительности (таких как вещи или результаты творческой деятельности), составляющих объект соответствующего поведения людей, соответственно к объектам гражданских прав .

Смысл выделения такой гражданско-правовой категории как «объект гражданских прав» справедливо видится исследователям в установлении возможности или невозможности совершения с ними определенных действий (сделок), влекущих определенный гражданско-правовой результат, то есть в установлении для них определенного гражданско-правового режима6. Вместе с тем, правовой режим не может оказывать влияние на сами блага, он способен воздействовать лишь на людей с целью определения границ их предполагаемых действий и бездействий в отношении определенных вещей, результатов творческой деятельности и т.д. Поэтому объектом гражданских прав правомерно было бы назвать поведение людей по поводу приобретения, использования и отчуждения таких благ- Тем не менее, по сложившейся традиции объектом гражданских прав принято считать сами материальные и нематериальные блага.

Теоретическая задача определения содержание категории «объект гражданских прав» значительным образом облегчается появлением легально закрепленного перечня видов объектов гражданских прав в ст. 128 ГК РФ, Однако при разрешении вопроса о принадлежности того или иного явления к категории «объекта гражданских прав», как правила, такого перечня бывает не всегда достаточно. Поэтому некоторыми авторами предпринимаются попытки по выявлению признаков или свойств объекта гражданских прав7, В частности, выделяются такие признаки объекта вещных прав как дискретность (качественная, а также физическая и (или) учетная определенность и обособленность от всех других объектов), юридическая привязка (нормативно гарантированная возможность правового закрепления их за субъектами гражданского права) и системность8.

Настоящее исследование, имеющее в качестве своей целгг изучение особенностей морских судов как объектов вещных прав, помимо установления факта присутствия и развития в морском судне признаков объекта гражданских прав, не может состояться без установления факта присутствия у морского судна признаков вещи, поскольку объектом вещных прав, как известно, могут выступать лишь вещи9. Вещами же в гражданском праве признаются материальные, физически осязаемые объекты, имеющие экономическую форму товара . В силу этого система изложения материала исследования направлена, в первую очередь, на рассмотрение вопросов, раскрывающих особенности физической природы морского судна, определяющих, в свою очередь, его дискретность как объекта гражданских прав; вопросов, касающихся особенностей возникновения и установления вещных прав на морские суда, как объектов, обладающих высокой стоимостью, особой социальной значимостью и специальным хозяйственным назначением, а также степени допущения участия морских судов в гражданском обороте как проявлений признака юридической привязки.

Квалификация морского судна как сложной (составной) вещи. Режим составной части морского судна и его принадлежности

Большинство классификаций, как верно отмечается в литературе, и закрепляют «особенности вещи в обороте» . И, более того, классификации вещей в гражданском праве определяются их участием в «обороте» . Поскольку вещи являются объектами разнообразных фажданских прав и предназначены для удовлетворения различных потребностей человека, постольку законодатель устанавливает различный правовой режим вещей, предполагающий их подразделение на различные классификаипонные группы.

Наиболее часто приводятся следующие классификации объектов, отвечающих признакам вещи: вещи движимые и недвижимые; вещи индивидуально-определенные и определенные родовыми признаками (заменимые); вещи потребляемые и непотребляемые; вещи делимые и неделимые; главные вещи и принадлежности; вещи простые и составные (сложные); плоды, доходы и выгоды; вещи оборотоспособные, изъятые из оборота, ограниченно оборотоспособные; деньги и ценные бумаги. Останавливаться на каждой из указанных классификаций в рамках настоящей работы не представляется необходимым. Для целей осуществляемого исследования правомерно рассмотрение лишь тех классификационных особенностей морских судов, которые наиболее ярко отражают специфику морских судов как объектов вещных прав.

В русском дореволюционном праве морское судно, за немногими исключениями , считалось вещью составной , состоящей из корпуса и его принадлежностей, при этом принадлежности описывались как «те добавления, приделки к корпусу, без которых было бы невозможно приведение корабля в движение и остановка по произволу» . Лишь совместное соединение таких самостоятельных вещей — принадлежностей образовывало судно, рассматриваемое с точки зрения права как единое целое85. Одновременно в тех же работах указывалось на то, что правовым последствием признания вещи принадлежностью судна является её обязанность разделять судьбу главной вещи .

Представленные теоретические выкладки существенно расходятся с первоначальными трактовками категорий сложной (составной) вещи, главной вещи и вещи — принадлежности, разработанными римским правом.

В учении римских юристов о сложной вещи (составной) (unlversitas rerum coherentium) составные вещи «физически объединяют элементы, способные в её составе «внешне выделяться» и мыслимо обособляться. Это объясняется тем, что такие вещи созданы из частей, обособленных друг от друга и сохранивших свою сущность, за исключением того, что вследствие объединения они утратили свою функциональную самостоятельность, чтобы образовать целое, имеющее самостоятельное предназначение, отличное от образующих его частей , В противоположность сложным (составным) вещам простые вещи представляют собой органически единое целое, однородную массу, которая «охвачена единым духом», «uno spirutu continental-» (например, животное, растение, бревно, камень). Смысл выделения сложной (составной) вещи состоял в необходимости ее отграничения наряду с простой вещью от совокупности вещей, чья особенность как объекта гражданских прав, в свою очередь состояла в том, что в совокупность вещей, как и в состав сложной вещи, входили несколько элементов, которые в отличие от частей сложной вещи, могли выступать самостоятельными объектами гражданских прав .

Режим составных частей сложной вещи в римском праве в некотором смысле был близок к режиму вещей-принадлежностей, но, тем не менее, значительно от него отличался, что упускалось из виду русскими дореволюционными цивилистами. Связь вещи-принадлежности и основной вещи не состояла в органическом соединении. Вещь-принадлежность находилась в отношении хозяйственной зависимости от другой вещи, не будучи существенно важной для её законченности. Вещь-принадлежность не отождествлялась с другой вещью настолько, чтобы образовать её часть, но связывалась с ней чисто «инструментальным» отношением, то есть служила тому, чтобы сделать возможным использование основной вещи.

Общим для вещей-принадлежностей и элементов сложных (составных) вещей являлась их обязанность разделять юридическую судьбу основной вещи. Однако указанная обязанность по-разному действовала в этих двух случаях. Обязанность следовать судьбе основной вещи элементов составной (сложной) вещи имела абсолютный характер: никакая составная часть в Древнем Риме не могла быть отчуждена отдельно, тогда как вещь-принадлежность должна была следовать за основной вещью до тех пор, пока её собственником не будет разрушена такая связь . Представленные отличия объяснялись физическими свойствами данных объектов: принадлежность всегда представляла собой отдельную вещь, физически не соединенную с основной, в то время как элемент сложной (составной) вещи имел непосредственную физическую связь с основной вещью и не мог быть от нее произвольно отделен без нарушения целостности такой вещи и причинения ущерба её функциональному назначению.

Морское судно в учении римских юристов представляло собой главный пример, иллюстрирующий сложную (составную) вещь93. Процесс постройки судна состоял в совмещении нескольких отдельно изготовленных конструкций — самостоятельных вещей: к корпусу судна присоединялись снасти и другое оборудование, позволяющие осуществлять управление им. Последующее разделение указанных составляющих влекло невозможность использования вещи по функциональному назначению, что и означало действие в отношении элементов судна правового режима составных частей.

Формирование публичного порядка установления прав на морские суда в романо-германской системе права и отечественном законодательстве

Одним из основных факторов, обуславливающих специфику гражданского оборота морских судов, является их отнесение гражданским законодательством к недвижимому имуществу.

Известно, что первые отличия в обороте движимых и недвижимых вещей появились в праве новых народов, которое на протяжении средних веков являет двойственность системы вещных прав. Недвижимое и движимое имущество в этот период -уже две совершенно самостоятельные категории объектов (в отличие от римского права, практически их не разделявшего). Особенности недвижимостей состоят в правилах закрепления прав на них, а также в наличии дополнительных требований к процедуре оформления сделок с этим имуществом. Переход прав на недвижимое имущество обставлен рядом различных и довольно сложных формальностей (символическая передача земли, инвеститура, auflassung)20S. Кроме того, на землевладельце лежат различные материальные ограничения: отчуждение недвижимости нуждается часто в согласии со стороны разных лиц (сюзерена, ближайших родственников и т.д.) Одним словом, правоотношения по недвижимости значительно отличаются от правоотношений по движимому имуществу.

С ослаблением феодальных, общинных связей, с развитием экономического оборота процесс размежевания этих двух видов имущества ускорился проявлявшимся все в большей степени значением недвижимостеи как важнейших объектов национального обладания.

Примечательно, что римское право на позднейшем его этапе для передачи прав на имущество требовало как для движимостей, так и недвижимостеи только одного — передачи вещи, traditio209. Такая передача только тогда переносила право собственности на имущество, когда лицо, передающее вещь, являлось её настоящим собственником. Если же вещь переходила в обладание другого лица из рук несобственника, то собственник всегда мог истребовать её обратно посредством виндикации,

В средние века римская traditio уже не соответствовала более интенсивному экономическому обороту, так как последовательное проведение принципа неограниченной виндикации создавало бы всеобщую неуверенность: покупатель вещи никогда не мог быть уверен в том, что он стал её собственником. Поэтому на смену указанному принципу пришло германское начало «Hand muss Hand wahren» , дававшее право «бесповортной» собственности — оно предоставляло добросовестному приобретателю надежную защиту его интересов, а также не нарушало прав прежнего собственника, который мог компенсировать потерю своей собственности путем взыскания убытков. Собственник, вверивший свою вещь другому лицу в пользование, на хранение или для другой цели, не имел права истребовать эту вещь от третьего приобретателя (ему давалось права требования лишь против лица, нарушившего его доверие).

Закрепив в кодифицированном акте правило «Hand muss Hand wahren», отличное от римского права, разрешавшего коллизию прав и интересов собственника и добросовестного приобретателя, Германское гражданское уложение впервые ввело в правовую доктрину фигуру добросовестного приобретателя. Римские частноправовые принципы «где мою вещь нахожу, там ее и виндицирую», «никто не может передать другому большего права, чем сам имеет» перестали носить абсолютный характер, И в настоящее время в соответствии с 932 Германского гражданского уложения приобретатель становится собственником движимой вещи и в случае, когда вещь не принадлежит отчуждателю, за исключением случаев, когда приобретатель действовал недобросовестно в то время, когда должен был приобрести право собственности.

Отказ от римского принципа неограниченной виндикации и следование принципу «Hand muss Hand wahren» требовало от средневековых ученых поиска доктринального обоснования приобретения добросовестным приобретателем прав на вещь, которую он получил не из рук действительного собственника, а от лица, которое, передавая вещь, не могло наделить приобретателя какими-либо правами, поскольку само таковыми не обладало. Так была создана «теория видимости права», В фундамент указанной концепции была положена презумпция уверенности приобретателя в праве собственности отчуждателя. Сторонники теории видимости права исходили из того, что «добросовестный приобретатель защищается потому, что он верит в право собственности отчуждателя. «Видимость права собственности снабжена определенными последствиями не потому, что она является видимостью, но потому, что она представляет право собственности»212. Б,Б.Черепахин, являясь сторонником теории видимости права, писал: «В целях обеспечения и защиты гражданского и особенно торгового оборота современное право придает исключительно важное значение внешнему, то есть внешне распознаваемому, фактическому составу, узаконяй, в определенных случаях обоснованное доверие к внешним фактам» \ Иными словами, представленная теория для защиты прав добросовестного владельца приравнивает к реально существующему праву собственности в определенных случаях внешние его признаки.

Процесс разработки доктринального обоснования защиты прав добросовестного приобретателя протекал на фоне формирования и развития системы правовых норм, закрепляющей порядок установления, прекращения и передачи прав в отношении недвижимостей, отличный от порядка, предусмотренного в отношении иных имуществ, обусловленный, в первую очередь, физическими особенностями этих объектов: невозможности их фактической передачи в силу неподвижности и закрепленности на одном месте, С течением времени теория видимости права стала именоваться принципом публичности и широко использоваться именно при регулировании отношений, связанных с установлением прав на недвижимость, В этом случае внешним знаком, помогающим определять факт перехода прав на конкретный объект, служит не traditio, потерявшая в германском праве свое самостоятельное вещно-правовое значение в механизме перехода вещных прав и рассматривающаяся лишь как элемент юридического состава, порождающего определенные правовые последствия,214 а наличие установленной законом записи в специально заведенных для этой цели реестрах или сборниках.

Смотрите еще:

  • Сокращенная продолжительность рабочего времени в сельской местности Сельская местность, в которой работают женщины, не находится в районах Крайнего Севера или приравненных к ним местностях. Сельские местности каких регионов можно приравнивать к местности […]
  • Ст 49 упк рф с комментариями Статья 49. Защитник 1. Защитник — лицо, осуществляющее в установленном настоящим Кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при […]
  • Сколько стоит подать на развод в Сколько стоит подать на развод в +38 066 777 37 33 +38 097 403 73 05 +38 093 899 91 94 +38 066 777 37 33 e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен […]
  • Расчет долга по жкх Калькулятор пени за просрочку коммунальных платежей Согласно статье 4 Федерального закона от 03.11.2015 N 307-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской […]
  • Условные обозначения в табеле учета рабочего времени в 2014 году Заполняем табель учёта рабочего времени правильно Трудовое законодательство обязывает работодателей вести учёт отработанного сотрудниками времени. Учитывать отработанные часы должны […]
  • Ч1 91 коап рф Ч1 91 коап рф Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ […]
  • Уголовный кодекс рк 2018 статья 108 Уголовный кодекс Украины Статья 108. Погашение и снятие судимости 1. Погашение и снятие судимости в отношении лиц, совершивших преступление до достижения ими восемнадцатилетнего возраста, […]
  • Часть 3 статья 15 коап рф Комментарии к СТ 15.3 КоАП РФ Статья 15.3 КоАП РФ. Нарушение срока постановки на учет в налоговом органе Комментарий к статье 15.3 КоАП РФ: 1. Комментируемая статья, как и последующие […]
admin

Обсуждение закрыто.