Защита свидетелей и потерпевших в российском уголовном судопроизводстве

Защита свидетелей и потерпевших в российском уголовном судопроизводстве

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

Калиновский К.Б.
Меры по защите участников уголовного процесса как общее условие предварительного расследования в российском уголовном процессе. // Проблемы государственной защиты участников уголовного судопроизводства. Материалы межвузовской конференции, Санкт-Петербург, Северо-Западный филиал РПА МЮ РФ, 6 марта 2007 г. СПб., 2007. С. 11-15.

Эффективное противодействие организованной преступной деятельности предполагает необходимость защиты участников уголовного процесса от противоправных воздействий. Государственная защита участников уголовного процесса осуществляется в рамках нескольких правовых отраслей: уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного, административного, гражданского права. Федеральный закон от 20 августа 2004 г. N 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства»1 устанавливает систему мер государственной защиты потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства, включающую в себя: 1) меры безопасности, направленные на защиту их жизни, здоровья, имущества; и 2) меры социальной защиты, применяемые в связи с гибелью указанных лиц или повреждением их здоровья. Статья 6 вышеназванного закона указывает следующие меры безопасности: охрану, выдачу средств индивидуальной защиты, обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице, переселение его в другое место жительства, замену документов, изменение внешности, места работы и др.2

В рамках государственной защиты участников уголовного процесса, на наш взгляд, необходимо выделять меры, предусмотренные уголовно-процессуальным правом3. Эти меры можно рассматривать в качестве одного из общих условий предварительного расследования – такого обобщенного правила предварительного расследования, которое действует на протяжении всей стадии, определяя ее содержание. Данное общее условие расследования подчинено принципу охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 11 УПК РФ).

Так, защита участников уголовного процесса обеспечивается комплексом уголовно-процессуальных норм: контролем и записью переговоров при наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц (ч. 2 ст. 186); предъявлением лица для опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым (ч. 8 ст. 193); взятием подписки о неразглашении данных предварительного расследования (ч. 2 ст. 161); мерами неразглашения выявленных в ходе обыска обстоятельства частной жизни лица, в помещении которого был произведен обыск, его личной и семейной тайны, а также обстоятельства частной жизни других лиц (ч. 7 ст. 182) и др.

Указанные меры защиты — «пассивного» характера. В практике одновременно применяются и активные меры – по выявлению и привлечению к ответственности лиц, виновных в посягательствах на участников процесса; по избранию более строгих мер пресечения к обвиняемым в связи с их попытками угрожать свидетелям, потерпевшим или иным способом воспрепятствовать производство по делу.

Однако среди всех мер защиты наиболее значительной является невключение в протокол следственного действия данных о личности потерпевшего, его представителя или свидетеля (ч. 9 ст. 166). В этом случае следователь с согласия прокурора выносит постановление, в котором излагаются причины принятия решения о сохранении в тайне этих данных, указывается псевдоним участника следственного действия и приводится образец его подписи, которые он будет использовать в протоколах следственных действий, произведенных с его участием.4 Как верно отмечено в литературе, в протоколах следственных действий не указываются не только подлинные данные, но и любые сведения, которые позволяют установить личность «засекреченного свидетеля»5. За разглашение сведений о принятых мерах безопасности возможна уголовная ответственность (ст. 311 УК РФ).

Использование показаний свидетеля, который является анонимным для стороны защиты, является довольно глубоким отступлением от принципа непосредственности исследования доказательств, способным нарушить право обвиняемого на защиту. Вместе с тем оно оправданно для обеспечения защиты интересов свидетеля, потерпевшего и общества в раскрытии преступления (ч. 3 ст. 50 Конституции РФ).

Как отметил Конституционный Суд РФ, международные акты в области прав человека и борьбы с преступностью, предусматривая возможность закрепления в законодательстве допроса под псевдонимом, вместе с тем устанавливают, что при этом должны быть приняты меры, обеспечивающие пропорциональность связанных с использованием таких средств ограничений права на защиту и преследуемой цели, а также позволяющие защитить интересы обвиняемого, с тем чтобы был сохранен справедливый характер судебного разбирательства и права защиты не были бы полностью лишены своего содержания.6

В связи с этим применение указанной в ч. 9 ст. 166 УПК РФ меры по защите свидетеля и потерпевшего должно быть обставлено дополнительными гарантиями. С учетом практики Европейского Суда по правам человека (Решение по делу Ван Мехелен (Van Mechelen) и другие против Нидерландов от 23.04.97 г.)7 к дополнительным гарантиям этой меры безопасности относятся:

* наличие достаточных оснований для применения мер безопасности, т. е. процессуальных доказательств о реальной угрозе жизни, здоровью или имуществу указанных лиц. Любые меры, ограничивающие права защиты, должны диктоваться строгой необходимостью, поэтому сохранение в тайне от защиты сведений о личности свидетеля допускается лишь при невозможности использования иных, менее радикальных мер;

* удостоверение личности свидетелей органами, ведущими процесс, обоснование надежности и доверия к показаниям этих свидетелей. Российское законодательство предусматривает необходимость вынесения мотивированного постановления следователя и получения согласия прокурора на применение мер безопасности;8

* показания «засекреченных» свидетелей должны подкрепляться другими доказательствами, а обвинение не должно основываться единственно или в решающей степени на анонимных утверждениях;

* исключительность применения мер безопасности в отношении сотрудников правоохранительных органов, ибо роль полицейских, как правило, требует впоследствии дачу ими показаний в открытом судебном заседании;

* предоставление защите достаточных возможностей задать вопросы «засекреченным» свидетелям. Обвиняемый имеет право сам допрашивать показывающих против него свидетелей (п. «е» 3 ст. 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах( п.3 «d» ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Эта гарантия остается нереализованной в стадии предварительного расследования, но ее обеспечивают правила судебного следствия: общий запрет на оглашение показаний неявившихся свидетелей без согласия стороны защиты и механизм ознакомления сторон с засекреченными данными (ч. 6 ст. 278 УПК РФ).

В этой связи следователю как обвинителю для укрепления доказательственного значения протокола допроса может быть даже «выгодно» обеспечить обвиняемому или его защитнику возможность задать свои вопросы «анонимному» свидетелю по аналогии с процедурой, предусмотренной ч. 5 ст. 278 УПК РФ. Как подчеркивает Конституционный Суд РФ, при применении рассматриваемой меры безопасности важнейшее значение принадлежит проверке протокола допроса и показаний «анонимного» свидетеля.9

Сноски и примечания

1 Российская газета. 2004. 25 августа.

2 Кроме того, меры государственной защиты отдельных участников процесса предусмотрены Федеральными законами от 20.04.1995 № 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» и от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». При этом специалисты констатируют значительное число противоречий и коллизий указных нормативно-правовых актов. См.: Чуркин А.В. Вопросы защиты в судебной практике сведений об органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и обеспечения безопасности ее участников // Комментарий судебной практики. (В. Кашепов, Т. Кошаева, В. Руднев, А. Чуркин). Выпуск 10. Юрид. лит., 2004; Меринов Э.А. Допустимость в качестве доказательств фактических данных, полученных с соблюдением мер по защите свидетелей и потерпевших в уголовном судопроизводстве. Анализ уголовно-процессуального законодательства РФ и норм международного права. // Мировой судья. 2005. N 6.

3 В связи с этим представляется недостаточно обоснованным включение в систему уголовно-процессуальных мер, направленных на обеспечение безопасности участников уголовного судопроизводства, средств защиты, закрепленных в иных, помимо УПК РФ, нормативных правовых актах. См.: Гребенщикова Л. Уголовно-процессуальные меры обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства. // Адвокат. 2005. N 12.

4 В судебной практике данная мера получила достаточно широкое применение. См., например: Определение Верховного Суда РФ от 14.06.2006 N 43-о06-9 // СПС КонсультантПлюс, 2007.

5 Брусницын Л. Псевдонимы в уголовном процессе. Законность. 2005. N 1.

6 Определение Конституционного Суда РФ от 21.04.2005 N 240-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ермакова Михаила Борисовича на нарушение его конституционных прав частью девятой статьи 166, частью пятой статьи 193 и частью пятой статьи 278 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // СПС КонсультантПлюс, 2007.

7 Европейский суд по правам человека. Избранные решения. Т. 2. М.: Норма, 2000. С. 440 — 454.

8 Так, Верховный Суд РФ признал фальсификацией протокол допроса, в котором вместо потерпевшей было указано другое лицо, так как это было сделано произвольно и без применения мер безопасности. См.: Определение Верховного Суда РФ N 58-о05-30 от 17.08.2005 // СПС КонсультантПлюс, 2007.

9 См. указ. Определение Конституционного Суда РФ от 21.04.2005 N 240-О.

Защита свидетелей и потерпевших в российском уголовном судопроизводстве

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Защита свидетелей и потерпевших в российском уголовном судопроизводстве :

Защита свидетелей и потерпевших в российском уголовном судопроизводстве : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Развитие науки, техники, производства, появление и разработка новых технологий вызвали поступательное движение общества и его глобализацию, а также дали толчок активному развитию и распространению новых форм и видов преступлений.

Вторая половина XX в. практически во всех странах характеризуется ростом международной и транснациональной преступности, увеличением количества преступлений, совершаемых организованными группами, распространением преступности и преступных посягательств. Такое состояние дел потребовало от мирового сообщества решительных действий, единых стандартов и правил противодействия преступности. Актуализировалась проблема защиты лиц, содействующих правосудию, для чего были выработаны рекомендации и руководящие принципы деятельности по защите участников уголовного судопроизводства в рамках Генеральной Ассамблеи ООН и Совета Европы.

В соответствии с этими положениями ООН, развитые страны раньше других государств приняли ряд правовых актов по обеспечению безопасности участников уголовного процесса. Одни государства раньше начали применять меры по защите лиц, содействующих правосудию, другие — позже. В России этот процесс только зарождается. В связи с этим весьма важна и актуальна для российской юридической науки задача совершенствования института защиты свидетелей и потерпевших во всех ее аспектах.

Распад СССР повлек всплеск преступности и ослабление охранительной функции России. Резко изменившаяся экономическая и социально-политическая ситуация привела к эскалации организованной преступности, а рост тяжких и особо тяжких преступлений во много раз превысил уровень преступности советского периода. Организованная преступность, проникая во властные структуры, в том числе в правоохранительные органы, дестабилизировала обстановку в стране.

Становление России как правового государства потребовало совершенствования всей системы российского законодательства.

Среди закрепленных Конституцией РФ прав граждан, гарантированных государством, в настоящее время существенное значение приобретает защита участников уголовного процесса, именуемая в рамках уголовно-процессуальной доктрины государственной защитой. Дискуссии о необходимости защиты участников уголовного процесса в России длительное время вели и теоретики, и практики, но на законодательном уровне этот вопрос долго оставался нерешенным. Разработка нового для отечественного законодательства комплексного правового института выступает необходимым условием осуществления уголовного правосудия на современном этапе, так как имеющиеся традиционные уголовно-правовые и уголовно-процессуальные гарантии безопасности лиц, содействующих правосудию, явно недостаточны.

Принятый в 2001 г . УПК РФ, бесспорно, является более прогрессивным по сравнению с действовавшими ранее традиционными гарантиями защиты лиц, содействующих правосудию, но он не разрешил проблем, касающихся защиты участников уголовного судопроизводства. С принятием нового для России Федерального закона «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» (далее — «О государственной защите. »), вступившего в силу с 1 января 2005 г ., впервые были закреплены: понятие государственной защиты, меры и основания их применения, а также крут органов, обеспечивающих реализацию государственной защиты участников уголовного судопроизводства. Однако снова многие проблемы остались нерешенными. Правомерно констатировать, что вопросы обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства разработаны недостаточно, правоохранительные органы остро нуждаются в четких законодательных ориентирах в практическом осуществлении мер по защите свидетелей, потерпевших и иных лиц, содействующих правосудию. Проблема обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства сегодня особенно актуальна. Закрепленные в УПК РФ и указанном законе положения требуют научного осмысления и глубокого правового анализа. В России, где организованная преступность приобрела признаки угрозы национальной безопасности, вопросы защиты участников уголовного судопроизводства от преступных посяга-

тельств своевременны, поскольку эффективность производства по уголовным делам в значительной мере зависит от создания единой системы гарантий обеспечения безопасности лиц, содействующих правосудию, их жизни, здоровья и имущества от посягательств заинтересованных лиц.

Степень разработанности проблемы. Проблемам правового статуса потерпевшего, свидетеля и иных участников уголовного процесса всегда уделялось много внимания со стороны ученых-процессуалистов, но особенно дискуссионным стал вопрос обеспечения безопасности этих лиц.

Различные аспекты процессуального положения свидетеля представлены в работах М.И. Бажанова, Л.В. Брусницына, В.Г. Даева, Л.Д. Кокорева, Э.Ф. Куцовой, Т.Н. Москальковой, И.Л. Петрухина, М.С. Строговича, Д.А. Турчина, С.П. Щербы и др.

Проблемы правового положения потерпевшего в уголовном процессе освещались в трудах А.В. Абабкова, В.П. Божьева, А.Д. Бойкова, Л.В. Брусницына, Л.Д. Кокорева, В.М. Савицкого, А.К. Тихонова, B.C. Шадрина и других ученых.

Несмотря на принятие УПК РФ, закрепившего способы обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства, не утихают споры о правомерности и целесообразности их применения, а с принятием ФЗ «О государственной защите. » они только усилились.

Непосредственно проблеме защиты потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства посвящены работы таких ученых, как Л.В. Брусницын, Л.В. Вавилова, А.Ю. Епихин, О.А. Зайцев, Г.П. Минеева, С.Л. Марченко, М.П. Поляков, А.К. Тихонов, А. А. Юнусов. Однако в этих работах затронуты лишь отдельные аспекты проблемы обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства, большинство вопросов данной темы остается дискуссионным, а потому требует дальнейшего осмысления и решения с учетом реалий современного состояния преступности и противодействия правосудию со стороны заинтересованных лиц.

Отсутствие совершенного института защиты участников уголовного судопроизводства обусловило выбор темы диссертационного исследования.

Объект диссертационного исследования — общественные отношения, складывающиеся в уголовном процессе при решении вопросов обеспечения безопасности свидетелей и потерпевших.

Предметом исследования служат закономерности развития и формирования института защиты свидетелей и потерпевших, а также правовые нормы международного и российского (современного и ранее действовавшего) законодательства, регулирующего применение мер безопасности.

Целью диссертационного исследования выступает разработка и обоснование теоретических положений и практических рекомендаций по обеспечению защиты потерпевших и свидетелей.

Достижению поставленной цели послужило решение ряда взаимосвязанных задач:

— выявить исторические тенденции международно-правового регулирования защиты участников уголовного судопроизводства;

— обобщить зарубежный опыт обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства путем сравнительного анализа с целью выявления наиболее корректных вариантов решения возникающих правовых проблем;

— проследить динамику развития института защиты свидетелей в отечественном (дореволюционном и советском) уголовно-процессуальном законодательстве;

— исследовать теоретические вопросы, касающиеся процессуального положения потерпевшего и свидетеля в уголовном судопроизводстве, и выработать предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства;

— проанализировать и охарактеризовать нормы, регламентирующие порядок применения мер безопасности к свидетелям и потерпевшим;

— разработать конкретные предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства России, в частности УК РФ, УПК РФ и ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства».

Методологическую основу составили общенаучный диалектический метод познания, а также исторический, сравнительно-правовой, социологический, статистический, системно-структурный и другие частно-научные и специальные методы ис-

следования, в частности, обобщение, моделирование и прогнозирование, исследование нормативных документов, регулирующих отношения в данной сфере, разработанные юридической наукой методы изучения оперативно-следственной и судебной практики.

Теоретической основой послужили научные труды в области философии, общей теории права, уголовного и уголовно-процессуального права, криминалистики, судебной экспертизы, адвокатуры, психологии, социологии и медицины. Результаты исследования основаны на положениях международно-правовых актов, Конституции РФ, нормах действующего уголовно-правового, уголовно-процессуального и иного отраслевого законодательства Российской Федерации, а также актах министерств и ведомств. Кроме того, обобщены отдельные аспекты правового регулирования института защиты свидетелей на основе уголовно-процессуального законодательства зарубежных стран (США, Германии, Великобритании, Италии).

Эмпирической базой исследования стали результаты проведенного интервьюирования 123 следователей прокуратуры и МВД, 185 судей (мировых и федеральных) регионов ЮФО, проходивших повышение квалификации в Северо-Кавказском филиале академии правосудия в г. Краснодаре, данные анкетирования 257 человек, жителей Краснодарского края, а также материалы 92 уголовных дел г. Краснодара и Краснодарского края.

Объем собранного эмпирического материала, методика его научного изучения и анализа обеспечивают достаточный уровень обоснованности и достоверности научных выводов.

Научная новизна диссертационного исследования определяется актуальностью темы исследования и состоит в комплексном изучении процессуального статуса потерпевшего, свидетеля и иных участников уголовного процесса на основе нового уголовно-процессуального законодательства и закона о защите участников уголовного судопроизводства, всех мер защиты участников уголовного судопроизводства, указанных в УПК РФ и ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», а также в исследовании проблем практической реализации мер безопасности в отношении перечисленных лиц и разрешении многих спорных и нерешенных

вопросов практики применения норм УПК и указанного закона. Автор одним из первых на диссертационном уровне предложил классификацию предусмотренных отечественным законодательством мер безопасности и проблем, возникших при реализации ФЗ «О государственной защите. », исследовал психологические особенности личности потерпевшего и свидетеля, а также сформулировал конкретные предложения по совершенствованию российского законодательства в области их защиты и практики его применения.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. О необходимости формулирования в УПК РФ задач уголовного судопроизводства, как это сделано в ГПК РФ, АПК РФ, УК РФ и др.

2. Обоснование понятия защиты в уголовном судопроизводстве в широком смысле — как деятельности государства, обеспечивающей безоговорочную гарантию безопасности, справедливости по отношению ко всем участникам уголовного судопроизводства и законность в обществе в целом.

3. О необходимости признания преступлений, предусмотренных ст. 307-309 УК РФ, как преступлений против правосудия, тяжкими, наносящими серьезный ущерб престижу российского уголовного судопроизводства, ужесточения санкций этих статей и внесения в них соответствующих изменений.

4. Предложение об исключении потерпевшего из перечня лиц, для допроса которых можно применять кодирование личности и присвоение псевдонима как нарушающие его конституционное право «стороны» в уголовном судопроизводстве (ст. 123 Конституции РФ), применении к нему иных мер безопасности (ст. 6 ФЗ «О государственной защите потерпевшего, свидетеля и иных участников уголовного судопроизводства») и внесении в этой связи изменений в п. 9 ст. 166 УПК РФ[1] .

5. Обоснование внесения изменений и дополнений в ст. 42 (об обеспечении участия адвоката со стороны потерпевшего наравне с обвиняемым); ст. 186 (о включении в перечень лиц, в от-

ношении которых может применяться контроль и запись переговоров, «иных участников уголовного судопроизводства», обозначенных в ч. 3 ст. 11 УПК РФ); ч. 6 ст. 278 (о необходимости за разглашение сторонами сведений о личности анонимного свидетеля установить уголовную ответственность в соответствии со ст. 311 УК РФ).

6. Предложение о внесении дополнений в ст. 189 и п. 3 ст. 278 УПК, предусматривающих «свободное» изложение обстоятельств дела в начале допроса как обеспечивающее полноту, всесторонность и объективность показаний допрашиваемого и определяющее тактическую линию его допроса.

7. Обоснование исключения из перечня лиц. подлежащих защите (ст. 2 ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства») переводчика и понятого.

8. Необходимость создания специализированной службы в структуре отделов по борьбе с организованной преступностью МВД РФ — службы безопасности свидетелей, обеспечивающей реализацию закона о защите лиц, содействующих правосудию и координацию деятельности органов, перечисленных в ст. 3 ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства».

9. Обоснование целесообразности специализации следователей следственного комитета (районных, городских, окружных отделов) по расследованию дел о противодействии правосудию, подобной той, которая практикуется по делам несовершеннолетних и другим категориям преступлений при их расследовании и судебном рассмотрении.

10. Обоснование внесения изменений в ч. 2 ст. 2 ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», согласно которым мера безопасности, обозначенная в п. 3 ч. 1 ст. 6 ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», до возбуждения уголовного дела применяться не может.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что работа представляет собой

комплексное исследование нового для России института — института защиты участников уголовного судопроизводства.

Сформулированные в диссертации положения и рекомендации могут быть использованы в дальнейших научных изысканиях по данной проблеме, при разработке норм УПК и ФЗ «О государственной защите. », в практике применения норм УПК и указанного закона, а также в учебном процессе юридических вузов.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационного исследования докладывались и обсуждались автором на Международной научно-практической конференции в г. Краснодаре, на заседаниях кафедр криминалистики и правовой информатики и уголовного процесса юридического факультета Кубанского государственного университета, а также нашли отражение в научных работах, опубликованных в г. Краснодаре, Москве в 2005-2008 гг.

Конституционному суду РФ предложено (в печати) изложить свою позицию относительно соответствия п. 9 ст. 166 УПК РФ статье 123 Конституции РФ.

Ключевые положения диссертационного исследования представлены в 7 печатных работах общим объемом 2,4 п. л.

Структура работы определяется целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы исследования на современном этапе развития уголовного судопроизводства, указана степень ее научной разработанности; определены объект, предмет, цели и задачи диссертационного исследования: охарактеризована методологическая, теоретическая, нормативная и эмпирическая основа работы; сформулированы основные положения, выносимые на защиту, указаны научная новизна, теоретическая и практическая значимость результатов проведенного исследования.

Первая глава «Международно-правовой опыт защиты прав человека и участников уголовного судопроизводства», состоящая из двух параграфов, посвящена изучению исторического аспекта проблемы защиты свидетелей и потерпевших, анализу международных нормативно-правовых актов, относящихся к вопросам защиты участников уголовного судопроизводства, а также анализу развития и становления института защиты свидетелей в развитых зарубежных государствах.

Первый параграф «Международно-правовые акты о защите прав человека и участников уголовного судопроизводства» посвящен осмыслению международно-правовых актов о правах участников уголовного судопроизводства, а равно о защите лиц, содействующих правосудию. Прежде всего речь идет об актах, издаваемых ООН и ее органами. Именно ООН положила начало процессу соблюдения прав участников уголовного процесса и тех из них, кто нуждается в защите. Она призвала национальные государства мирового сообщества активно осуществлять свою деятельность в этом направлении. Осознавая всю сложность и многогранность данной проблемы и все нарастающую угрозу обществу и государству со стороны терроризма и преступности, мировое сообщество вынуждено адекватно реагировать на возникшую опасность, сосредоточив свои усилия на выработке единой стратегии и координации действий государств в деле защиты участников уголовного процесса.

Противоправное воздействие на участников уголовного судопроизводства неизбежно приводит к разбалансированию системы уголовного судопроизводства, а значит, к ее неспособности эффективно осуществлять правосудие и подрыву доверия граждан к государству как гаранту законных прав и интересов человека.

Экономическая интеграция государств, возросшая потребность противодействовать преступности не только внутри отдельных государств, но и на международном уровне создали предпосылки для совместной координационной работы по выработке единых стандартов и правил противодействия преступности. Разработка новых подходов и руководящих принципов деятельности по защите участников уголовного судопроизводства стала одной

из приоритетных задач мирового сообщества, решение которой отразилось в международно-правовых актах разных лет.

В данном параграфе дан анализ деятельности ООН и ОБСЕ, направленной на обеспечение безопасности участников уголовного судопроизводства, а также принятых нормативно-правовых актов по защите прав и законных интересов человека и гражданина, многие из которых легли в основу законодательства различных государств.

Нами проанализированы основные международные нормативно-правовые акты: Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г ., Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г ., Международный пакт о гражданских и политических правах, принятый 19 декабря 1966 г ., Европейская конвенция о возмещении ущерба жертвам насильственных преступлений, принятая в 1983 г ., рекомендация № R (85) 11 «О положении потерпевшего в рамках уголовного права и процесса» от 28 июня 1985 г ., Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью от 29 ноября 1985 г ., «Миланский план действий» по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, принятый в 1985 г ., рекомендации относительно международного сотрудничества в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в контексте развития, принятые в 1990 г ., Документ Московского совещания конференции по человеческому измерению СБСЕ от 3 октября 1991 г ., рекомендации по борьбе с организованной преступностью, разработанные в октябре 1991 г ., Декларация принципов и Программа ООН в области предупреждения преступности и уголовного правосудия от 18 декабря 1991 г ., Декларация ООН о преступности и общественной безопасности от 12 декабря 1996 г ., Римский статут Международного уголовного суда, принятый 17 июля 1998 г ., Декларация о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы от 9 декабря 1998 г ., Хартия европейской безопасности, принятая в 1999 г .

Анализ указанных международных документов, озабоченность стран — членов ООН, стремление остановить рост преступ-

ности свидетельствуют о том, что защита участников уголовного процесса от преступных посягательств относится к числу приоритетных проблем. Усилия всех национальных государств — залог эффективности правосудия. Надежная защита свидетелей и потерпевших позволит повысить уровень раскрываемости преступлений в мировом сообществе, вернуть в казну государств огромные суммы денег, осудить как можно больше преступников и руководителей организованных преступных групп.

Во втором параграфе «Законодательство развитых зарубежных государств» проанализированы законодательство некоторых развитых зарубежных государств, опыт их борьбы с преступностью, практика обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства, содействующих правосудию.

Проблемы защиты лиц, содействующих уголовному судопроизводству, заставили многие страны мира пересмотреть национальное законодательство и на основании международных документов урегулировать статус потерпевшего и свидетеля. Опыт таких стран чрезвычайно важен для государств, в которых институт защиты свидетелей недостаточно развит, в том числе и для России.

Нами проведен сравнительно-правовой анализ законодательства США, Великобритании, Германии и Италии по защите лиц, содействующих правосудию. Выделены положительные и отрицательные аспекты реализации мер защиты в перечисленных государствах и обоснована необходимость использования Россией позитивного опыта этих стран. Некоторые меры безопасности, применяемые на практике в указанных государствах, на наш взгляд, спорны, обоснована невозможность их применения в России. Ряд мер заслуживает внимания отечественного законодателя.

Как следует из проведенного анализа, позитивных результатов в борьбе с преступностью добиваются страны, в которых эффективно действует система защиты лиц, содействующих уголовному процессу.

Во второй главе диссертации «Становление и развитие института защиты лиц, содействующих правосудию в Российском уголовном судопроизводстве», состоящей из трех параграфов, исследованы особенности исторического развития инсти-

тута свидетельствования и становления института защиты участников уголовного судопроизводства.

В первом параграфе «Защита свидетелей и потерпевших в уголовном судопроизводстве России до принятия УПК РФ» проведен исторический анализ развития института защиты свидетелей и потерпевших в России с X в. до 1917 г . и в советский период. Отмечены положительные и отрицательные стороны законодательства, проведен сравнительно-правовой анализ советского и современного законодательства.

В России до принятия Русской Правды судопроизводство осуществлялось согласно сложившимся к тому времени обычаям. С принятием Ярославом Мудрым в XI в. первого судебника было положено начало институту свидетельствования, который развивается и сегодня.

Нами проанализированы важнейшие источники права, исторические документы и правовые акты Древней Руси и царского правления, а именно Русская Правда, Судебник 1497 г ., Судебник 1550 г ., Уложение царя Алексея Михайловича 1649 г ., Указ «Об отмене в судных делах очных ставок, о бытии вместо оных расспросу и розыску, о свидетелях, об отводе оных, о присяге, о наказании лжесвидетелей и о пошлинных деньгах» от 21 февраля 1697 г ., Воинский устав 1716 г ., Морской устав 1720 г ., Наказ Екатерины II и Устав уголовного судопроизводства от 20 ноября 1864 г .

С момента издания Уложения 1649 г . стремительно развивается новая форма государственного строя, «достигая своего почти окончательного выяснения с воцарением дома Романовых»[2]. Но уже ко времени вступления на престол Петра Великого Уложение устарело. Именно поэтому со времен Петра и до Николая I была издана масса новых законов, приказов, как самостоятельных, так и дополняющих Уложение, многие из которых противоречили друг другу, что отрицательно сказывалось на судебной практике. Следствием этого процесса стал небывало высокий уровень преступности.

Принятие новых законов не приносило положительных результатов в плане защиты участников уголовного процесса, по-

этому предпринимались попытки свести в один документ все существующие разнородные законы и согласовать их с Уложением, кодифицировать их либо заменить новыми уставами. Но на протяжении длительного времени труды законодателя оставались безрезультатными.

Судебная реформа 1864 г ., проведенная Александром II, затронула интересы всех слоев российского общества, в корне изменив судоустройство и судопроизводство Российской империи. В результате реформы 20 ноября 1864 г . был принят Устав уголовного судопроизводства, который действовал в России вплоть до Октябрьской революции 1917 г . Основополагающими постулатами реформы 1864 г . по праву считаются равноправие сторон и презумпция невиновности, призванные защищать права граждан в сфере уголовного судопроизводства.

Несмотря на то, что Устав уголовного судопроизводства является первым наиболее полным собранием правовых норм уголовно-процессуального права дореволюционной России и в нем отразились важные принципы, направленные на защиту прав граждан в уголовном процессе, какой-либо защиты свидетеля или потерпевшего и иных участников уголовного процесса не предусматривалось, поскольку не было условий для законодательного закрепления мер безопасности участников процесса. Россия значительно отставала от Запада в правовой зрелости, поэтому вопрос о защите участников процесса, оказывающих содействие правосудию, не занял должного места в реформировании российского общества, которое было предпринято Александром II.

К моменту революции 1917 г . накопился лишь незначительный нормативный материал, относящийся к защите участников уголовного судопроизводства. Судебная реформа 1922 г . ознаменовалась всплеском законотворчества. Именно в этот период были приняты уголовно- процессуальный и уголовный кодексы, но меры по защите участников уголовного судопроизводства нашли свое отражение только в УК.

Уголовный кодекс 1922 г . предусматривал ответственность свидетеля за уклонение от явки по вызову органа дознания, следственного или судебного органа, а также за отказ от дачи показаний, приравнивая к этим преступлениям воспрепятствование явке

свидетеля со стороны лица, от которого он материально либо по службе зависим. Безусловно, это первая законодательно закрепленная мера защиты свидетеля от противоправного воздействия, на основании чего можно утверждать, что именно с этой нормы начал развиваться институт защиты свидетелей.

25 мая 1922 г . Третьей сессией ВЦИК девятого созыва был принят Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. Кодексом устанавливались такие принципы уголовного судопроизводства, как гласность и публичность заседаний, устность судопроизводства, ведение процесса на русском языке или на языке большинства населения данной местности. Суд не был ограничен формальными доказательствами и сам осуществлял их отбор. Конечно, это имело значение для обеспечения контроля общественности за судебным процессом и в некоторой степени для обеспечения защиты участников судопроизводства. Но, как и в УПК РСФСР 1960 г ., конкретные меры безопасности в УПК 1922 г . не нашли своего отражения.

УК РСФСР 1960 г . предусматривал ответственность за противоправное воздействие на потерпевшего и свидетеля, что являлось, безусловно, новым составом и абсолютно новой нормой в уголовном праве.

На основании проведенного исследования сделан вывод о том, что до 1990-х гг. какая-либо конкретная защита к потерпевшим или свидетелям не применялась, поскольку данный вопрос не ставился так остро, как сегодня, ни практиками, ни учеными. Необходимость в подобной защите не диктовалась ни криминализацией общества, ни его демократизацией, которые породили массовое лжесвидетельство и воздействие на свидетелей и потерпевших.

Во втором параграфе «Регламентация вопросов защиты свидетелей и потерпевших по УПК РФ 2001 г .» нами проанализированы новеллы в отношении обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства, впервые закрепленные в отечественном законодательстве, а именно в УПК РФ.

В развитии российского уголовного процесса в постперестроечный период наблюдалась следующая тенденция: большинство нововведений относительно его участников касалось процессу-

ального положения обвиняемого и подозреваемого. Законодатель был преимущественно сосредоточен на обеспечении права обвиняемого (подозреваемого) на защиту, в то время как потерпевший и свидетели, переводчики, эксперты, присяжные и другие лица, участвующие в уголовном процессе, претендовали на такую же заботу законодателя, т. е. на охрану своих законных прав и интересов. Именно поэтому с учетом взятой в качестве ориентира концепции прав человека и гражданина на фоне высокого уровня преступности возникла крайняя необходимость не только обновить или дополнить уголовно-процессуальное законодательство, но и подвергнуть его тщательному пересмотру.

Реформирование уголовно-процессуального права, проведенное в 2001-2002 гг., имело своей целью защиту законных прав и интересов участников уголовного судопроизводства и формировалось на базе требований основного закона государства о разделении властей, самостоятельности судов и независимости судей. В новом уголовно-процессуальном законодательстве были реализованы важнейшие институты, такие, как защита прав и свобод граждан, судебный контроль над законностью и обоснованностью решений и действий органов прокуратуры, следствия и дознания на досудебных стадиях уголовного преследования.

Новеллы воплощены в ст. 11, 161, 166, 186, 193, 217, 241, 277, 278 УПК РФ. При этом многие из них относятся ко времени работы над проектом закона о государственной защите лиц, содействующих уголовному судопроизводству. Но практическое применение защиты участников уголовного судопроизводства (как показало обобщение практики и анкетирование мировых и федеральных судей, проходивших повышение квалификации в Северо-Кавказском филиале Российской академии правосудия[3]) связано с достаточно серьезными проблемами. Кроме того, новые положения УПК РФ требуют дополнений и уточнений. Вместе с тем некоторые нормы УПК РСФСР целесообразно сохранить в новом УПК как оправдавшие себя и отвечающие жизнедеятельности российского общества.

На основании проведенного исследования нами сформулирован ряд предложений и рекомендаций по усовершенствованию УПК РФ в сфере обеспечения безопасности содействующих правосудию лиц.

В Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР (ст. 2) были провозглашены конкретные задачи и цели уголовного судопроизводства. В УПК РФ о задачах вообще не упоминается, хотя в УК РФ, ГК РФ, ГПК РФ, АПК РФ они сформулированы. По нашему мнению, задачи должны быть сформулированы и отражены и в УПК РФ, за основу их редакции предлагается использовать ст. 2 УПК РСФСР.

Критически оценивая некоторые положения ст. 166 УПК РФ, нами обоснована целесообразность изменения редакции ч. 9 данной статьи в той части, что потерпевший и его представитель не могут участвовать в уголовном судопроизводстве под псевдонимом, так как являются равноправными сторонами в процессе. В связи с этим считаем необходимым исключить потерпевшего из перечня лиц, для допроса которых может применяться кодирование личных данных и присвоение псевдонима, поскольку это является нарушением его конституционного права «стороны» в процессе (ст. 123 Конституции РФ), и применять для его защиты иные меры безопасности, предусмотренные в ФЗ «О государственной защите. ».

Несмотря на то что УПК РФ действует с 2001 г ., лишь в отдельных правоохранительных органах, как и в немногих залах судебных заседаний, оборудованы кабины с затемненными стеклами. Это затрудняет выполнение следователем и судом п. 8 ст. 193 и п. 5 ст. 278 УПК РФ, хотя создание таких кабин не требует особых финансовых затрат. Предлагаем здания следственных комитетов и залы судебных заседаний оборудовать специальными кабинами (для этого достаточно инструктивного письма судебного департамента и следственного комитета).

Для решения проблемы неразглашения сведений о защищаемом лице при проведении опознания в условиях, исключающих визуальный контакт опознаваемого и опознающего, на наш взгляд, необходимо предусмотреть уголовную ответственность

защитника, которому могут стать известны подлинные данные о личности защищаемого лица.

Предлагаем дополнить ч. 2 ст. 186 УПК РФ, включив в перечень лиц, в отношении которых может применяться контроль и запись переговоров, «иных участников уголовного судопроизводства», согласно ст. 11 УПК РФ.

Вносимые предложения основаны на материалах судебной практики, а также на информации, полученной в ИЦ ГУВД Краснодарского края. Анализ ряда статей УПК (ст. 47, 53, 166, 186, 222, 228, 231) позволил внести ряд предложений и дополнений по совершенствованию их реализации.

Итак, возможность обеспечить безопасность участников уголовного процесса в России принципиальна для построения гражданского общества и для гарантий высшей ценности жизни, здоровья, чести и достоинства граждан правового государства. Криминогенная ситуация складывается в России таким образом, что предусмотренные меры безопасности нередко служат единственной возможностью получить необходимую информацию от потерпевшего или свидетеля, изобличить виновных и подвергнуть их справедливому наказанию.

В третьем параграфе «Защита «иных лиц», содействующих уголовному судопроизводству, по УПК РФ» речь идет о государственной защите лиц, осуществляющих вспомогательные процессуальные функции.

Уголовно-процессуальный кодекс разделяет участников уголовного судопроизводства на суд, участников процесса со стороны обвинения, со стороны защиты и иных участников уголовного судопроизводства. К иным участникам процесса кодекс относит свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика и понятого. На наш взгляд, правомерна позиция тех ученых-процессуалистов, которые рассматривают понятие участников уголовного процесса в широком смысле, включая в него всех физических и юридических лиц, которые принимают участие в уголовном процессе и имеют процессуальные права и обязанности.

Рассматривая и анализируя процессуальный статус «иных лиц» и меры безопасности, которые могут быть применены к данным участникам процесса, считаем целесообразным исключить

переводчика и понятого из круга лиц, подлежащих государственной защите. Результаты проведенного анкетирования следователей прокуратуры и МВД по Южному федеральному округу показали, что за три года не отмечено ни одного случая противоправного воздействия на понятого и переводчика[4].

В третьей главе «Проблемы реализации ФЗ РФ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства»», состоящей из трех параграфов, подробно освящены история и причины принятия указанного закона, а также проанализированы закрепленные в нем нормы, затронувшие важные стороны жизни участников уголовного процесса, главная из которых — безопасность законопослушных граждан.

Долгое время в России говорили о необходимости защиты участников уголовного процесса, на практике имелись случаи защиты свидетелей и потерпевших, однако на законодательном уровне этот вопрос оставался нерешенным. Отсутствие института защиты свидетелей было значительным пробелом в праве, что отчетливо понимал и законодатель, и правоприменитель. О необходимости процессуальных мер безопасности говорили такие российские юристы, как А.Д. Бойков, В.Т. Томин, A.M. Ларин, В.В. Вандышев.

Более 10 лет законопроект о защите участников уголовного судопроизводства находился в стадии обсуждения. Новый Закон «О государственной защите. » 31 июля 2004 г . был принят Государственной Думой, 8 августа 2004 г . одобрен Советом Федерации и с 1 января 2005 г . (Закон № 119-ФЗ) вступил в силу.

Принятие ФЗ «О государственной защите. », безусловно, большое событие для российского права и, конечно, явление своевременное. Тем не менее в реализации закона уже возникли проблемы, которые классифицированы автором на три группы:

В первом параграфе «Организационно-правовые проблемы реализации закона» проведен анализ норм, закрепляющих конкретные меры и способы обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства, отмечены отрицательные моменты закона, для устранения которых обоснован ряд предложений и рекомендаций.

Проблемы нормативно-правового регулирования возникают при анализе положений и норм, образующих содержание закона в целом. ФЗ «О государственной защите. » закрепил перечень лиц, подлежащих государственной защите (эта защита складывается из комплекса конкретных правовых и организационных мер в отношении участников уголовного процесса и их близких), а также механизм и основания применения и отмены этих мер.

Решение об осуществлении мер государственной защиты граждан принимают суд (судья), прокурор, начальник органа дознания или следователь, в производстве которых находится заявление о преступлении либо уголовное дело, т.е. конкретное должностное лицо правоохранительного органа, в производстве которого находится уголовное дело или у которого находится соответствующее заявление.

Осуществление мер безопасности возлагается на органы внутренних дел РФ, органы федеральной службы безопасности, таможенные органы РФ и органы по контролю за оборотом наркотических и психотропных веществ по уголовным делам, находящимся в их производстве или отнесенным к их ведению, а также иные государственные органы, на которые может быть возложено в соответствии с законодательством РФ осуществление отдельных мер безопасности. В связи с этим неисключено, что эти ведомства будут перекладывать свои полномочия друг на друга, выполняя свои обязанности по обеспечению безопасности этих лиц только в рамках стадий процесса (дознание, следствие, судебное разбирательство), при этом за пределами процесса, т.е. после вынесения приговора, свидетели и потерпевшие останутся беззащитными.

В странах Запада, как отмечено ранее, созданы специальные службы, (например, служба маршалов в США), которые занимаются этими вопросами. Целесообразно и в России создать специ-

альную службу, которая бы ведала вопросами обеспечения безопасности потерпевших и свидетелей. В этом контексте считаем необходимым работу по защите лиц, содействующих правосудию, сосредоточить в небольших по штатной численности специализированных службах системы МВД, в отделах по борьбе с организованной преступностью, а для решения ряда вопросов ввести в эти службы должности специалиста департамента финансов от органов местной власти для финансового обеспечения мер безопасности, специалиста от отдела социальной защиты для обеспечения реализации мер социальной защиты, специалиста от отделов (на уровне субъектов Федерации) по исполнению уголовных наказаний и других (нештатных для этой службы) специалистов (по должности в местных органах власти). Надзор за законностью деятельности этой службы следует возложить на прокуратуру, функции которой (с созданием следственного комитета и полномочиями, которыми наделены начальники следственных управлений и отделов в районах, городах, округах) по процессуальному руководству следствием несколько сократились. Полномочия всех перечисленных лиц должны быть расписаны в положении или инструктивном письме об этой службе.

В созданном следственном комитете уголовные дела, связанные с противодействием правосудию и необходимостью обеспечения мер защиты свидетелей и потерпевших, желательно поручать следователям, которые бы специализировались по делам этой категории.

Еще одним недостатком ФЗ «О государственной защите. » мы считаем своеобразный подход законодателя в части минимального учета мнения защищаемого лица. Согласно Закону меры безопасности осуществляются на основании письменного заявления или согласия защищаемого, выраженного в письменной форме (ст. 16), а императивное право защищаемого лица отказаться от применяемых к нему мер защиты закон не закрепляет. Таким образом, роль защищаемого лица пассивна, что представляется неверным, поскольку у человека, попавшего под действие программы защиты участников уголовного судопроизводства, должно быть право отказаться от применяемых в отношении него мер безопасности. В связи с этим нами предложено дополнить ч. 1

ст. 23 Закона пунктом, предусматривающим право участника уголовного процесса отказаться от применяемых мер защиты.

Кроме того, ст. 23 закрепляет положение о том, что защищаемое лицо вправе требовать обеспечения безопасности лиц, указанных в ч. 3 ст. 2 Закона (родственников, близких лиц, близких родственников). Это положение закона также нуждается в конкретизации, поскольку оно означает, что родственники и знакомые защищаемого лица могут оказаться объектами принудительной защиты без их согласия, но с ведома защищаемого лица. На основании этого предлагаем изменить редакцию п. 2 ч. 1 ст. 23 Закона, дополнив ее соответствующим пунктом, предусматривающим возможность отказа защищаемого лица от применяемых к нему мер защиты.

В данном параграфе исследования мы предлагаем также классифицировать меры безопасности, предусмотренные в законе, на процессуальные и иные меры. К процессуальным необходимо отнести меры, связанные с участием свидетелей и потерпевших в следственных действиях, т.е. на стадиях предварительного следствия и судебного разбирательства, к иным мерам — личную охрану, охрану жилища и имущества, выдачу специальных средств индивидуальной защиты, связи и оповещения, замену документов и т.д. Эта классификация имеет практическое значение: она определяет форму мер защиты, расходы на осуществление этой формы защиты, технические и организационные средства и т.п.

Далее в диссертации рассмотрен перечень мер безопасности, проблемы их реализации, статистика их практического применения с примерами из судебной практики. На основании проведенного исследования нами предложены и обоснованы конкретные решения обозначенных в диссертации проблем (переселение защищаемого лица на новое (постоянное или временное) место жительства; выдача защищаемому лицу специальных средств индивидуальной защиты, связи и оповещения об опасности; изменение внешности путем медицинского вмешательства; обеспечение безопасности военнослужащих и заключенных; обеспечение безопасности после окончания судебного разбирательства).

Во втором параграфе «Материально-правовые и технические проблемы реализации закона» рассмотрен наиболее актуальный и

дискуссионный вопрос на сегодняшний день — финансирование ФЗ «О государственной защите. » и его материально-техническое обеспечение.

Несмотря на то что для реализации принятых норм выделены немалые деньги, множество проблем остается нерешенным. Правительством РФ утверждена государственная программа «Обеспечения безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства на 2006-2008 годы». Программа учитывает отечественный и зарубежный опыт планирования и проведения мероприятий в области защиты участников процесса, направлена на осуществление определенных федеральным законом мер безопасности и социальной поддержки защищаемых лиц. В п. 5 Программы закреплено «Ресурсное обеспечение Программы», которое осуществляется за счет средств федерального бюджета. Финансовые затраты на реализацию программы составляют 948,72 млн р.

Кроме того, впервые Правительство РФ назначило компенсацию свидетелям, потерпевшим или их родным в случае, если защищаемое лицо все же пострадает. Меры социальной защиты по сумме затрат занимают значительное место в законе, так как именно они требуют серьезных материальных вложений.

У закона существует множество противников, которые помимо других причин его нецелесообразности называют неоправданное вложение огромных бюджетных средств. Мы отстаиваем кардинально противоположную точку зрения. Сумма действительно значительная для бюджета страны, но для должной реализации программы защиты свидетелей вполне приемлемая. Мы предлагаем привлекать в качестве дополнительных источников финансирования мер безопасности средства, вырученные от реализации конфискованного имущества, штрафы за уголовные и административные правонарушения, отчисления от заработков осужденных и т.д. Кроме того, целесообразно привлечение физических и юридических лиц к акциям пожертвований путем предоставления налоговых льгот.

Далее, важной проблемой, затрудняющей реализацию закона, служит нехватка специальной аппаратуры для проведения видеоконференцсвязи с потерпевшим или иным защищаемым лицом;

теле-, видео-, аудиоаппаратуры, при помощи которой можно проводить допрос в суде, исключая визуальное наблюдение защищаемого лица; недостаточно специально оборудованных кабин с односторонней видимостью для проведения опознания в условиях, исключающих визуальный контакт опознающего с опознаваемым; суды (за редким исключением) не оборудованы специальными помещениями для допроса лиц, находящихся под защитой. Это приводит к тому, что следственные органы и суды выполняют требования п. 9 ст. 166, п. 8 ст. 193 и п. 5 ст. 278 с использованием примитивных подручных средств, что негативным образом сказывается на эффективности применяемых мер безопасности.

В третьем параграфе «Некоторые социально-психологические проблемы реализации закона» автор констатирует закономерность в изменении психического и психологического климата людей в процессе общественного развития и перехода к новым социально-экономическим условиям.

Резко изменившаяся экономическая и социально-политическая ситуация в России привела к эскалации организованной и транснациональной преступности, а также к качественным изменениям во взаимоотношениях и психологии людей. На основании исследования происходящих изменений в психологии общества с течением времени и анкетирования граждан[5] Краснодарского края мы пришли к выводу о том, что потерпевший, свидетель либо любое другое лицо, столкнувшееся с преступлением, нуждается в защите государства, причем как физической и юридической, так и психологической.

По нашему мнению, следует развивать специальные центры социальной и психологической помощи для лиц, подвергшихся преступному посягательству, средства и методы которой содержательно охарактеризованы в данном параграфе диссертации. Для оздоровления нравственно-психологической атмосферы в российском обществе необходимо активизировать мероприятия по выявлению и привлечению к уголовной ответственности лиц, противодействующих правосудию, и в процессе расследования этих дел

признавать жертву преступного посягательства потерпевшим с правом возмещения причиненного морального вреда.

Итак, проведенное нами исследование позволяет сделать следующий вывод. Принятие ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» — существенное достижение на пути развития данного института права. Поскольку в России отсутствует длительная правоприменительная практика, наличие пробелов, недочетов и ошибок, имеющихся в рассматриваемом законе и программе «Обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства на 2006-2008 годы», несомненно, влияет на практику применения этих нормативных актов. Они будут изменяться и дополняться. В этом контексте проблемы, обозначенные в настоящем диссертационном исследовании, требуют своего разрешения в соответствии с нашими рекомендациями.

В заключении изложены основные теоретические и практические выводы, предложения и рекомендации, сформулированные в ходе диссертационного исследования.

В приложениях диссертации приводятся анкеты интервьюирования судей, следователей и граждан г. Краснодара и Краснодарского края.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы в следующих работах автора:

1) в ведущих рецензируемых журналах и изданиях из перечня ВАК:

1. Мищенкова И.А. Почему ст. 307, 308, 309 УК РФ не работают? // Законность. 2007. № 3. — 0,33 п.л.

2. Мищенкова И.А. Личная охрана и охрана жилища и имущества участников уголовного судопроизводства // Общество и право. 2008. № 1.-0,3 п.л.

3. Мищенкова И.А. Законно ли кодирование потерпевшего? // Законность. 2008. № 4. — 0,33 п.л.

2) в иных научных изданиях и журналах:

4. Мищенкова И.А. Процессуальный статус потерпевшего, свидетеля по УПК РФ II Актуальные проблемы права: теория и практика. Краснодар, 2005. Вып. 4. — 0,26 п.л.

5. Мищенкова И.А. Проблемы государственной защиты свидетелей, потерпевших и других лиц // Актуальные проблемы права: теория и практика. Краснодар, 2006. Вып. 5. — 0,37 п.л.

6. Мищенкова И.А. Проблемы реализации Закона о государственной защите потерпевших и свидетелей в уголовном судопроизводстве // Тенденции развития современного права: теоретические и практические проблемы: Матер. Междунар. науч.-практ. конф. Краснодар, 2007. -0,41 п.л.

7. Воробьев Г.А., Мищенкова И.А. Некоторые проблемы реализации Закона «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» // Ученые записки юридического факультета. Краснодар, 2007. Вып. 5. — 0,4 п.л. (в соавторстве).

[1] Данное предложение соискателя было высказано Конституционному суду РФ и опубликовано в печати. См.: Мищенкова И. А. Законно ли кодирование потерпевшего? // Законность. 2008. № 4. С. 40-42.

[2] Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Тула, 2001. Т. 1. С. 168.

Смотрите еще:

  • Фз присяжные заседатели Федеральный закон от 20 августа 2004 г. N 113-ФЗ "О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 20 […]
  • 228 ук рф таблица Таблица крупного и особо крупного размера наркотических средств ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 7 февраля 2006 г. N 76 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ КРУПНОГО И ОСОБО КРУПНОГО РАЗМЕРОВ […]
  • Федеральный закон о принятии жилищного кодекса Федеральный закон о принятии жилищного кодекса Федеральный закон от 29.12.2004 N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" в последней редакции с изменениями, […]
  • Жалоба на постановление по ст 1226 коап рф Жалоба на постановление по ст 1226 коап рф В Центральный районный суд г. Омска К., проживающего: г. Омск, ул. . дом . жалоба на постановление мирового судьи о привлечении к […]
  • Мировой суд азнакаево Мировой суд азнакаево 17.08.1964 года рождения, уроженец с. Суюндук Азнакаевского района РТ. Образование . В 1991 году окончил Дагестанский государственный университет г. Махачкалы. […]
  • Денежное довольствие гражданского персонала Финансово-экономическая деятельность Оклад месячного денежного содержания федерального государственного гражданского служащего, ежемесячные и иные дополнительные выплаты Нормативные […]
  • Субъект 107 ук рф Статья 107 УК РФ. Убийство, совершенное в состоянии аффекта Текущая редакция ст. 107 УК РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год 1. Убийство, совершенное в состоянии внезапно […]
  • Материнский капитал 2018 иркутск Материнский капитал в Иркутской области Семьи с детьми, проживающие на территории Иркутской области могут получить два материнский капитала: федеральный (государственный) в размере 453 […]
admin

Обсуждение закрыто.