Адвокат при царе

Адвокат при царе

Имена известных Российских адвокатов

История адвокатуры

По всей территории Царской России систематически рассылались списки исключенных, публиковались в печатных изданиях и все судебные инстанции были уведомлены, о нерадивых сослуживцах, лишившихся поста. Такие же меры предпринимались судебными палатами в отношении исключенных присяжных поверенных, оповещая суды низших инстанций. Кандидату, желавшему занять должность присяжного поверенного необходимо было подать заявление в совет присяжных поверенных, сопроводив заявление всеми необходимыми документами, после этого Совет рассматривал, просьбу и принимал решение.

Если кандидат удостаивался чести занять должность, присяжного поверенного, то ему сохраняли все чины, полученные на прежней службе, также сохранялись и придворные звания. После зачисления в поверенные, чиновник включался в специальный список, а в публичных изданиях, опубликовывалось решение о его назначении.

Судебная реформа

В 1864 году, проведенная Судебная реформа, коренным образом изменила систему правосудия в Российском государстве.

Во первых- по уставу судьям был предоставлен статус независимости и несменяемости.

Во-вторых- была установлена подсудность всего населения страны, без каких-либо ограничений.

В-третьих- предварительное следствие было отделено как от полицейского розыска, так и от прокурорской службы.

В-четвертых- на судебном процессе ввели состязательность, при этом права обвинения и защиты были абсолютно равны.

В –пятых- был учрежден суд присяжных и созданы органы адвокатуры, причем адвокаты работали отдалённо от государства.

В те годы, Россия — полуфеодальная страна с укоренившимися принципами крепостничества, с неограниченным царским режимом, не имевшая ни парламента, ни Конституции, вдруг получает демократическую форму организации судебной власти. Было открыта широкая возможность для роста адвокатской практики.

Известные Российские адвокаты

История помнит имена известных российских адвокатов: Арсеньев и Урусов, Спасович и Гаевский, и Герард, Боровиковский, Пассовер.

Их выступления в залах суда представляли собой яркие примеры ораторского искусства. Октябрьская революция разрушила установленный при царе склад отечественной адвокатуры. Еще 22 ноября 1917 года, в первые дни деятельности, СовНарКом принял декрет, касающийся деятельности суда. В литературу этот декрет вошел как «Декрет о суде № 1».

Судебный декрет новой власти упразднял всю старую судейскую структуру: общие инстанции, окружные палаты и суды, весь правительствующий Сенат вкупе с имеющимися департаментами, все действующие морские и военные, а так же коммерческие суды. Этим декретом упразднялись институты судебных следователей, институты адвокатуры и прокурорского надзора. На место упразднённых судебных служб создавались революционные трибуналы и местные суды.

Адвокаты российской современности

В наши дни институт адвокатуры также имеет своих ярких представителей. Их имена стали известны во многом благодаря трагическим событиям в станице Кущевской Краснодарского края. И, хотя в этом деле они стоят по разные стороны баррикад, это не мешает им оставаться профессионалами, обмениваться опытом и обсуждать актуальные вопросы даже за дверью зала судебных заседаний.

Адвокат из Санкт-Петербурга. Уверенно шел и продолжает идти к вершинам профессионализма в качестве бизнес адвоката. Специализация – рынок ценных бумаг, сделки с недвижимостью, юридическое сопровождение бизнеса, арбитражные суды, мошенничество (в уголовном праве). Взыскание денежных средств по облигационным займам. Суды с банками. Споры между участниками. Ликвидация компаний — банкротство. Одно из недавно завершенных судебных дел – суд против КБ «Ренессанс Капитал». Участвует в деле «банды цапка» в качестве адвоката потерпевшего.

Московский адвокат. Председатель коллегии адвокатов «Романова и партнеры». Специализация – уголовный, арбитражный процесс. Участник телепередачи «Федеральный судья». Профессионал, уверенно идет по намеченному пути. Специализируется на налоговых спорах. Участвует в деле «банды цапка» в качестве адвоката потерпевшего.

Адвокат Романова Екатерина Эдуардовна

Адвокат из Санкт-Петербурга. Специализация – уголовные дела, административные правонарушения в области дорожного движения, а также в области нарушения прав граждан на мирные собрания. Неоднократно участвовал в судебных разбирательствах, посвященных нарушению прав оппозиционеров и ее лидеров в Санкт-Петербурге. Участвует в деле «банды цапка» в качестве адвоката потерпевшей стороны.

Адвокат Шальков Антон Олегович

Адвокат из Ростова-на Дону. Специализация – возмещение ущерба после ДТП, споры с ПФР, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (в уголовном праве). 13 декабря 2012 года был отстранен от участия в процессе по делу «банды цапка». Ранее представлял интересы предполагаемого лидера ОПГ Сергея Цапка.

Втайне от следствия

Адвокатам больше не нужно будет получать разрешение на допуск к участию в уголовном деле, защитник вступает в него как равноправный участник. Его нельзя допросить в качестве свидетеля без его согласия и требовать раскрыть сведения, полученные от подзащитного. Следствие и суд не смогут назначить своего защитника от государства вопреки интересам обвиняемого.

Об этих, и других законодательных новациях депутатов Госдумы, дающих гарантии независимости адвокатов, усиливающих возможность полнее защищать права и законные интересы наших граждан, рассказал на «Деловом завтраке» в «Российской газете» глава Комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников.

Павел Владимирович, формально защитник уже два десятка лет считается равноправным участником судопроизводства. Но не зря адвокаты любят повторять, что дьявол кроется в деталях. Маленькие тайны в Уголовно-процессуальном праве помогают прокурору и следователю всегда быть чуть «равнее» адвоката. Что изменит новый законопроект?

Павел Крашенинников: Президент России внес в Госдуму законопроект, который гарантирует адвокатам реальную независимость при оказании ими квалифицированной юридической помощи в уголовном судопроизводстве и исключает неправомерные ограничения в реализации ими процессуальных функций. Выражаясь проще, никто не вправе будет помешать адвокату выстраивать полноценную защиту своего подопечного. В этих целях предложено внести в Уголовно-процессуальный кодекс ряд очень существенных поправок.

Кто равнее

Адвокаты жалуются, что их начинают притеснять уже с первых шагов защиты обвиняемого. Например, следователи не допускают защитника к подопечному, пока не будет получено «официальное разрешение». Но именно в эти первые часы психологического напряжения можно «сломать» фигуранта и добиться признательных показаний в преступлении, которого он не совершал.

Павел Крашенинников: Законопроект устраняет формальные препятствия для вступления адвоката в уголовное дело и отменяет разрешительный порядок его допуска к участию в деле. Действительно, в настоящее время следователи могли ограничивать допуск, ссылаясь на действующую формулировку, что адвокат «допускается к участию в уголовном деле».

Но Конституционный суд, рассмотрев эту коллизию, сделал вывод, что закон не предполагает никакого разрешения следователя на этот счет, и если адвокат предъявил свое удостоверение, а также ордер, подтверждающий заключенное с ним соглашение о защите, этого достаточно для реализации его полномочий. Поэтому в новом законопроекте записано, что адвокат «вступает» в уголовное дело. Именно «вступает», а не «допускается», иначе возникает противоречие принципу состязательности и равноправия сторон обвинения и защиты.

Бывают случаи, что адвоката самого вдруг привлекают по делу в качестве свидетеля и допрашивают о том, что ему стало известно от подзащитного. Он оказывается меж двух огней: с одной стороны, существует адвокатская тайна, которую он по закону не вправе разглашать, а с другой — тоже по закону — должен говорить всю правду. Получается, правосудие само вынуждает его нарушать закон?

Павел Крашенинников: Одна из новелл законопроекта посвящена как раз этому противоречию и разрешает его. Будет исключена возможность привлечения в качестве свидетелей по уголовному делу адвокатов, которые обладают свидетельским иммунитетом и не могут быть допрошены по обстоятельствам, которые стали им известны в связи с оказанием юридической помощи.

Правда, бывают ситуации, когда показания адвоката в качестве свидетеля могут помочь его подзащитному. В таких случаях законопроект делает исключение, но при этом о допросе в качестве свидетеля должен ходатайствовать сам адвокат с согласия своего доверителя.

Был случай и, судя по всему, не один, когда адвокат собрал все необходимые бумаги и пришел за разрешением «быть допущенным к делу», а ему ответили, что в его услугах не нуждаются, так как фигуранту дела уже назначен защитник.

Павел Крашенинников: Уголовное дело не может рассматриваться в суде без представителя защиты. Но не все фигуранты могут нанять адвоката. В этих случаях им предоставляется так называемый защитник по назначению. В новом законопроекте указано, что при назначении защитника от государства органы предварительного расследования и суд должны учитывать порядок, который определен адвокатской палатой субъекта РФ. То есть никто не сможет назначить защитника вопреки интересам подозреваемого и обвиняемого.

Чтобы суд мог разобраться, виноват или нет обвиняемый, защитник подчас просит провести те или иные следственные действия или привлечь компетентных специалистов. Суд соглашается, но как проводятся эти действия, будут ли приобщены выводы профессионала — адвоката не посвящают.

Павел Крашенинников: Теперь адвокату будет гарантировано право участия в следственных действиях, инициированных по его или подзащитного ходатайству. Кроме того, защитнику не может быть отказано в привлечении специалиста для разъяснения вопросов, входящих в его компетенцию, а также в приобщении к материалам дела значимых доказательств, в том числе заключений специалистов.

Запретное досье

У журналистов часто возникают проблемы, как узнать не слухи, а хоть что-нибудь правдивое о резонансном деле. Все ссылаются на тайну следствия. Порой что-то скажут адвокаты, но потом хлопот не оберутся ни они сами, ни журналисты, а уж если проронит слово прокурор или следователь, того гляди, живьем загрызут. Не пора ли определиться: тайны — отдельно, очевидное — отдельно?

Павел Крашенинников: Законопроект коснулся и этой сферы, он конкретизирует правила сохранения тайны следствия. Твердо указано, что данные предварительного расследования не подлежат разглашению. Но при этом очерчены рамки следственной тайны. К ней не могут относиться сведения о нарушении прав, свобод и законных интересов участников дела, а также сведения о нарушении закона сотрудниками органов государственной власти.

Также сюда не относятся сведения, которые следователь или прокурор предоставили СМИ либо распространили в Интернете. Не являются тайной сведения, оглашенные в открытом судебном заседании, изложенные в официальных процессуальных документах по делу или в документах, направленных в госорганы по защите прав и свобод человека. Такая детализация статьи позволит исключить произвольное ее применение с целью воспрепятствования деятельности адвокатов.

Стали нередки случаи, когда против «несговорчивых» адвокатов, упрямо защищающих своих подопечных, начали применять разные карательные набеги: обыскивают служебные помещения защитников, роются в бумагах, изымают досье, а то и возбуждают против них уголовные дела. Якобы адвокат является соучастником обвиняемого, хотя понятно, что чаще это лишь способ «выбить» из процесса неудобного соперника.

Павел Крашенинников: Попытки давления на адвокатов, к сожалению, действительно не редкость. Поэтому в законопроекте введена важная новация — специальная статья УПК, которая регламентирует все следственные процедуры в отношении адвокатов. Включая особенности производства обыска, осмотра и выемки.

Во-первых, эти действия могут предприниматься только в отношении адвокатов, против которых возбуждено уголовное дело. Такое случается, ведь адвокаты — тоже люди, и не всегда законопослушные. Но обыски их служебных помещений, осмотр и выемка документов возможны лишь по решению суда, с указанием конкретных отыскиваемых объектов и данных, и только в присутствии наблюдателей от адвокатской палаты.

При этом изъятие адвокатского досье целиком при обыске не допускается. Запрещены фотографирование, киносъемка, видеозапись и другая фиксация материалов адвокатского досье. Таким образом, следователи смогут просматривать только те документы, которые непосредственно связаны с конкретным преступлением, в совершении которого подозревается адвокат. Отдельно указывается, что если материалы, полученные в ходе таких следственных действий, касаются не самого адвоката, а его подзащитных, то использоваться в качестве доказательств в уголовных делах против подзащитных они не могут.

Думается, все это решит многие проблемы, стоящие перед российской адвокатурой. Содержащиеся в законопроекте меры будут способствовать снижению давления на адвокатов и защите адвокатской тайны, обеспечению принципа равноправия сторон в состязательном уголовном судопроизводстве, что сейчас бывает не всегда. В результате права и законные интересы граждан на стадии досудебного производства будут защищены более полно.

Как ребенка назовете.

Работники ЗАГСа бьют тревогу: очередное сезонное обострение вызвало среди части молодых родителей очередной взрыв фантазий. Регистрируя новорожденных, они пытаются дать им такие имена, с которыми обезьяны в клетках краснели бы от стыда. Как говорится, ни в строй, ни в бой. Давно идут разговоры, что нужно ввести эту процедуру в русло общечеловеческих понятий о добре и зле.

Павел Крашенинников: Проект закона о порядке присвоения и записи имени принят Государственной Думой в первом чтении, наш комитет рекомендовал ко второму чтению его доработать. Проект направлен на установление правового баланса между правом родителей и правом ребенка на имя, которое бы не нарушало его интересы. Предлагается ввести запрет на имена, состоящие из цифровых обозначений, числительных, символов или их любой комбинации, ненормативной лексики, содержащие указание на ранги или должности.

А что, заковыристых слов уже не хватает, цифры тоже пошли в ход?

Павел Крашенинников: У многих на слуху из ряда вон выходящий случай, когда родители решили дать своему чаду имя «БОЧ рВФ 260602», что должно, кажется, означать «Биологический объект человека, родители ВФ (великие фантазеры?), родился такого-то числа, месяца, года». Есть и другие необычные имена, например, Авиадиспетчер, Жужа, Ланцелот, Лексус, Салат Латук, Ванзырым, Князь, Царь.

Можно себе представить романтическую картину, молодой человек знакомится с девушкой: «Царь Букашкин». Или: «Князь Мышкин». И слышит в ответ: «Идиот?». В былое время мужики из глухих деревень впечатлялись непривычными названиями и давали их детям. Так появились Революция, Трактор, Индустрия, много чего еще. Но, казалось бы, в стране абсолютной грамотности и высокой культуры эти «болезни роста» давно должны пройти.

Павел Крашенинников: Нынешние родители чаще всего хотят «выделить из толпы» своего ребенка, давая ему слишком необычное имя. Но получается — выделить себя, потому что такие дети в дальнейшем лишь страдают от необузданной фантазии своих родителей. Они подвергаются насмешкам со стороны сверстников уже в детском саду, не говоря о школе, и, как правило, чувствуют себя в обществе изгоями. Только по достижении 14 лет можно самостоятельно избавиться от вычурного родительского «подарка», поменяв имя на другое.

Но до 14 лет надо еще дожить. Мы ведь знаем, какие нравы царят в нынешней подростковой среде. Думал ли кто, как носителя имени БОЧ будут дразнить на всех углах? Зачем сотрудники ЗАГСа позволяют такое насилие над ребенком, который в силу возраста сам не может ничего возразить?

Павел Крашенинников: Действующее законодательство предоставляет родителям полную свободу выбора имени ребенку. Работники органов ЗАГС пытаются уговорами и убеждением улаживать нелепые ситуации, но не могут отказать в регистрации по причине неблагозвучности, оскорбительности или некультурности имени.

Наш комитет проводил с представителями ЗАГСов целого ряда субъектов Федерации обсуждение нового законопроекта, и все дружно поддержали предложение ввести правовое регулирование этой проблемы. При наречении ребенка необходимо учитывать его потребности в нормальной жизни, всестороннем развитии, уважении его индивидуальности и человеческого достоинства. Как известно, права одного человека заканчиваются там, где начинаются права другого.

Американцы говорят более грубо, но «чисто конкретно»: свобода твоего носа кончается там, где начинается свобода моего кулака. Как, кстати, обстоит дело с именами у наших соседей?

Павел Крашенинников: В разных странах по-разному осуществляется регулирование этого вопроса. В Дании, например, существует список из 7000 разрешенных имен, а если родители хотят выйти за эти рамки, нужно получить разрешение у местного священника и затем обращаться в органы регистрации. В Швеции тоже есть закон об именах, там не регистрируют имена, которые могут вызвать трудности у их носителя или являются оскорбительными. В Белоруссии запрещено давать имена, которые противоречат нормам морали и национальным традициям.

Какие доработки вы предложили внести в проект закона?

Павел Крашенинников: Главное — так определить перечень ограничений при выборе имени, чтобы максимально обеспечить интересы ребенка, сохранив при этом баланс между ними и правами родителей. Следует также учитывать традиции и национальные особенности, характерные для различных регионов России. Нужно проработать законопроект и с точки зрения филологии и лингвистики. В частности, заменить понятие «ненормативная лексика», не имеющее четкого определения в правовом поле, на понятие «нецензурная лексика», добавить в перечень запретов использование знаков препинания. Цифры и другие обозначения, не являющиеся буквами, также не могут быть использованы в имени ребенка.

В проекте закона есть запрет на аббревиатуры при выборе имени. Но не все из них неблагозвучны, а некоторые стали даже привычными. Например, имя Рэм — не что иное, как аббревиатура из слов Революция, Энгельс, Маркс, а Вилен — это сокращенное В. И. Ленин. Есть красивое имя Эльрад — происходит от слов «электричество» и «радио». Что тут плохого? Имена как имена, сегодня их уже мало кто отождествляет с первоисточниками, как, скажем, и театр «Ленком» с Ленинским комсомолом.

Павел Крашенинников: Многие имена на основе аббревиатур действительно вошли в обиход и считаются вполне приемлемыми. Поэтому мы предложили исключить понятие «аббревиатура» из списка запретов. Кроме того, комитет не поддержал предлагаемую законопроектом норму — в случаях, если родители в месячный срок не подали заявление о новорожденном, использовать тот же порядок, что и при регистрации найденного (покинутого) ребенка. Такой порядок применяется для детей, родители которых неизвестны и сведения о них не вносятся в запись акта о рождении.

Еще одна новелла, которую комитет предложил внести в законопроект. Она предоставляет возможность родителям давать при рождении ребенку двойную фамилию. Сейчас это возможно лишь при вступлении в брак, супруги могут соединить свои фамилии в качестве общей. Но это важно и при рождении детей, особенно, если женщина при вступлении в брак сохранила свою фамилию.

Есть такая поговорка: как вы лодку назовете, так она и поплывет. А эзотерики утверждают, что имя, данное при рождении, во многом определяет судьбу человека. Поэтому имена когда-то давали священники, как бы вручая младенца под покровительство того или иного небесного святого. Но и без этого сколько у нас прекрасных имен, светлых, ярких, душевных. Зачем изобретать нечто несусветное, забыв тысячелетний опыт и родные традиции?

Павел Крашенинников: Мы надеемся, что проработка и принятие взвешенного, продуманного закона позволит решить действительно важную проблему — проблему обеспечения интересов ребенка, его права на имя, уважение индивидуальности и человеческого достоинства.

Недавно был сюжет из Германии, где двое безумных гонщиков на машинах, гнавших 170 километров в час, сбили человека. Сбил один, но судили обоих как соучастников и обоим дали пожизненное заключение. У нас ежегодно гибнет на дорогах более 20 тысяч человек. За время афганской войны, за 10 лет погибли 15 тысяч, а на дорогах ежегодно — 20. И мы видим безобразные вещи, где и расследовать ничего не надо, все камеры зафиксировали, и как сбил, и как убегал. Но потом узнаем: отпустили один раз, отпустили второй, отпустили и третий. Как вы считаете, может быть, ужесточение законодательства способно качественно изменить что-то в этой жуткой сфере?

Павел Крашенинников: Я не убежден, что проблему можно решить лишь ужесточением законов. Согласитесь, что если по всем этим тысячам происшествий на дорогах, возьмем хотя бы 100 тысяч, мы будем давать пожизненное или по «десятке» — по одним статьям или по другим, — то мы, с учетом прочих составов, значительную часть населения переместим туда, за колючую проволоку. Мы это уже проходили какое-то время назад. Мне кажется, что важнее принцип неотвратимости наказания. И, конечно, чтобы все процедуры, которые существуют, исполнялись. Вот здесь, наверное, и есть залог успеха. В профессионализме, в чистоте, а в итоге — в неотвратимости наказания.

Когда случаются такого рода вещи, люди видят, что этого выпустили, того выпустили, третьему год дали, а если два, то уже условно — жизнь человеческая обесценивается как таковая. А эти, извините, уроды спокойно разъезжают и дальше. Более того, говорят, что и впредь будут так ездить. Что делать, может быть, вводить жесткие меры без вариантов или спрашивать и с судей, выносящих легонькие приговоры?

Павел Крашенинников: Есть всегда две стороны медали. Если вопрос об ужесточении наказаний вынести на референдум, люди поймут и скорее всего скажут «да». Ведь когда дело не касается непосредственно нас, наших детей, близких, мы — «за». Но часто так бывает, что касается, или может касаться. Всегда надо взвешивать.

К нам поступает много поправок в Уголовный кодекс с предложениями назначать вместо 5 лет лишения свободы — 10, и как бы будет здорово. Но будет ли? Скорее, будут новые разговоры о «карательном правосудии». Или еще пример — сторонники жестких мер предлагают: давайте уберем условно-досрочное освобождение.

А что такое убрать УДО? Это значит, что человек не будет стремиться к исправлению. Мы его не стимулируем, чтобы он старался везде и всегда жить по закону, в том числе в местах лишения свободы.

Я согласен, что критерии должны быть четкие и понятные. Но при этом, судит все-таки не машина, а человек. Иначе было бы просто: заложил в машину некие нормы, и машина вынесла приговор. Но судья должен смотреть на человека: возможна ли ситуация, что у него произошло осмысление, или, как говорится, там клеймо негде ставить. Что человек из себя представляет, как он жил в обществе, каким был на работе. И степень вины.

Квалификация основной части судейского корпуса достаточно высокая. Но мы обычно судим не о самых высоких и честных, а о тех процессах, которые вызывают вопросы.

Работа большинства судей незаметна, они добросовестно делают свое дело и честно, по духу и букве закона решают судьбы людей.

Раздражал УФСБ, влиятельных людей и судей

Известного на Кубани адвоката избили и сделали фигурантом сразу нескольких уголовных дел. Кому выгодно его закрыть?

Задержание

Днем 9 сентября перед началом акций против пенсионной реформы в центре Краснодара задержали сочинского адвоката Михаила Беньяша. Беньяш приехал в город оказывать правовую помощь активистам. Задерживали адвоката люди крепкого телосложения в штатском, удостоверение они не показывали — по крайне мере, до тех пор, пока не посадили в машину (этот момент запечатлен на видео). Но в салоне автомобиля к Беньяшу еще и применили силу.

«Душили, пытались выдавить глаз», — расскажет потом Беньяш.

Теперь самому адвокату требовался защитник — и в ОВД поехал юрист Алексей Аванесян. В течение семи часов его не пускали в ОВД к подзащитному, а когда пустили — Аванесян смог опубликовать фотографии избитого Беньяша, со следами травм на лице и руках.

Суд продолжался более 10 часов и завершился вечером 10 сентября — арестом. Беньяшу дали 14 суток за невыполнение требований сотрудника полиции (ч. 1 ст. 19.3 КоАП), а также назначили 40 часов обязательных работ по ч. 2 ст. 20.2 КоАП (проведение публичной акции без подачи уведомления). На суде выяснилось, что поводом для задержания стал пост адвоката в социальных сетях об акции против пенсионной реформы.

Уголовное дело

23 сентября, за несколько часов до освобождения из спецприемника, выяснилось, что против Беньяша возбудили еще одно дело — на этот раз уголовное — о применении насилия по отношению к полицейскому. В пресс-релизе о задержании и основе для уголовного дела эпизоде рассказывается так:

«9 сентября 2018 года двое оперуполномоченных отдела уголовного розыска полиции заметили мужчину на улице Ленина. После соответствующих разъяснений полицейские предъявили свои служебные удостоверения, сообщив адвокату о необходимости проследовать вместе с ними в отдел полиции. Мужчина разместился в их автомобиле, где по пути следования применил к сотрудникам полиции насилие, схватив и укусив одного за руку и нанеся не менее трех ударов локтем в область лица другому…»

Еще одно уголовное дело

24 сентября стало известно о возбуждении еще одного уголовного дела против Беньяша — за воспрепятствование правосудию во время судебного заседания по делу участников акции «Он нам не царь», которая прошла 5 мая. В СК уточнили, что адвокат «неоднократно перебивал, давал указания, высказывал требования и возражения против решений судьи» и не реагировал на замечания. Беньяша тогда решили выгнать из зала и вообще отстранить от процесса.

«Покидать зал судебного заседания адвокат отказался, в связи с чем был принудительно удален. В этот же день мужчина, будучи осведомленным о том, что он лишен права находиться при рассмотрении дел об административных правонарушениях, пытался вмешаться в деятельность суда и воспрепятствовать осуществлению правосудия при рассмотрении дел путем проникновения в зал судебного заседания, из которого он был удален судьей», — говорится в сообщении СК. С защитником Алексеем Аванесяном. Фото: Алексей Аванесян / Facebook

Сам Беньяш тогда рассказывал «Новой», что на заседании по делу участников акции 5 мая его вывели приставы после требования пустить в зал всех слушателей. Когда он захотел вернуться, двое полицейских взяли его и «бросили в металлоискатель».

Следственная оперативная группа после этого начала проверку по статье об умышленном повреждении имущества (ст. 167 УК). Следователи встали на сторону сотрудников МВД, сказавших, что Беньяш сам «умышленно оттолкнулся о них и упал на рамку стационарного металлообнаружителя, с целью ее опрокинуть». В возбуждении дела о применении силы к адвокату Беньяшу было отказано.

«Это сигнал: не суйтесь. »

Координатор «Экологической вахты Северного Кавказа» Андрей Рудомаха считает, что возбуждение уголовного дела против Беньяша укладывается в логику зачистки всего общественно-гражданского пространства в Краснодарском крае: «Заключение в СИЗО и возбуждение уголовного дела — это «эффективный» метод исключить человека из общественной жизни. Зачистка ведется давно, и ее объектами стало большое количество гражданских активистов Кубани. В результате многим из них пришлось уехать из страны или из региона».

По мнению экоактивиста, так как Беньяш не возглавлял никаких общественных структур, а был консультантом и защитником преследуемых гражданских активистов, уголовное дело — это сигнал к прекращению подобной деятельности для других.

«Это сигнал, мол «не суйтесь, не мешайте нам работать». И поэтому активная реакция адвокатского сообщества на «дело Беньяша» вполне понятна — следом за Михаилом в Краснодарском крае могут начать оказывать давление и на других адвокатов, занимающихся защитой прав гражданских активистов», — рассуждает Рудомаха в разговоре с корреспондентом «Новой».

  • Аферы с землей от родственников Ткачева

Рудомаха отметил, что Беньяш не только защищал активистов «Экологической вахты Северного Кавказа», но и сотрудничал с ними по делу о крупной земельной афере с коттеджным поселком «Пушкинский дол» в Геленджике. «Новая газета» рассказывала об этом. Вкратце напомним. Компании, связанные с родственниками бывшего губернатора Краснодарского края Александра Ткачева и депутата Госдумы Александра Ремезкова, продали земельные участки людям, обещая, что скоро им придадут статус земель населенных пунктов. Однако этого так и не произошло. Как только последний участок обрел владельцев, жители, успевшие начать строительство домов, получили иски от Минприроды края с требованием освободить территорию. В феврале этого года суд отменил решение о сносе домов четырех героев публикации «Новой газеты», но ситуация еще не разрешилась окончательно.

Читайте также

Окружение Ткачева заработало сотни миллионов, продав участки в коттеджном поселке. А суд отправил его под снос

«Мы в свое время эту аферу вскрыли, а Михаил защищал права обманутых граждан. И по другим вопросам, касающимся охраны природы, с ним сотрудничали. Накануне своего ареста Михаил должен был мне передать информацию о том, что где-то в Геленджике вырубили краснокнижные сосны, но так и не успел ее передать», — рассказывает Рудомаха.

  • Защита прав активистов Навального

Координатор «Открытой России» Яна Антонова рассказала, что Беньяш с того момента, как в городе появился предвыборный штаб политика Алексея Навального, всегда защищал активистов, которых задерживала полиция. Она уточнила, что на Кубани живут адвокаты «Агоры», но они не имеют возможность приезжать на каждую акцию и «в основном защищают по уголовным делам».

«Беньяш всегда бросался на помощь, защищал бесплатно, приезжал из Геленджика, чтобы защищать активистов в Краснодаре. Это конечно очень раздражало УФСБ Краснодарского края, и я думаю, что то, что происходит, их рук дело», — сказала она.

Читайте также

«Эта с Майдана?» Мой путь от автозака до суда: репортаж с несанкционированного митинга «Он нам не царь» в Краснодаре

Антонова отметила, что присутствие Беньяша придавало участникам протестных акций уверенность — ему действительно удавалось отстоять их интересы в суде. Так, 1 августа суд отменил решение о штрафах в отношении шести участников акции «Он нам не царь», в другом случае закрыл дела по статье о неповиновении сотруднику полиции (ст. 19.3 КоАП) и отправил на пересмотр дела о нарушении порядка общественного мероприятия (ч. 2 ст. 20.2 КоАП).

  • Критика судей

По мнению еще одного члена «Экологической вахты Северного Кавказа» — Софьи Русовой, которая хорошо знает Беньяша — уголовные дела в отношении адвоката связаны с тем, что Беньяш публично критиковал судейский корпус края.

«Михаил достаточно часто выступал на митингах, например, 1 июля во время митинга против пенсионной реформы, он произнес яркую речь, в которой жестко выступал против правительства, Путина и т д. Я думаю, что любые критические высказывания в адрес власти в Краснодарском крае воспринимаются в штыки, и все это не проходит бесследно», —считает она. Русова рассказала, что Беньяш публично критиковал свадьбу дочери «золотой судьи» Елены Хахалевой, которая после скандала была исключена из президиума Краснодарского суда.

Читайте также

Роскошная свадьба дочери «золотой судьи» Елены Хахалевой: что с этим не так?

Кроме этого, именно из-за аудиозаписи, выложенной Беньяшем, должности без права ее вернуть лишился судья Алексей Шевченко. На записи слышно, что истец попросил судью Шевченко не переносить слушание, а рассмотреть вопрос сразу, на что судья ответил: «Сейчас ***** я все бросил и начал рассматривать. ***** [ерундой] занимались там два года или три. Теперь вы приезжаете и типа хотите меня в какую-то позу для меня неприятную поставить?».

«В Краснодарском крае любят выбрать какого-то изгоя и начать его травить. Так было с экологическим активистом Евгением Витишко, в последствии осужденного на три года колонии-поселения по делу о порче забора. Так было и с активистами «Эковахты» Андреем Рудомахой и Дмитрием Шевченко, на которых несколько раз нападали, и приходили к ним с обысками. Теперь нечто подобное происходит и Беньяшем», — предполагает Русова.

Передает Павел Чиков («Агора»): Заседание по мере пресечения адвокату Михаилу Беньяшу идет уже одиннадцать часов. Вызванная «скорая» обнаружила у него двустороннее воспаление легких. Получил он его в спецприемнике. Прокурор просит госпитализировать

а в это время

Более 370 адвокатов России подписались под обращением в Федеральную палату адвокатов с требованием эффективного расследования нападения на Беньяша — так в профессиональном сообществе было квалифицировано задержание и применение силы к кубанскому правозащитнику.

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Адвокат Константин Андреев: «Бывают религии правильные и не очень правильные…»

Член Экспертного совета Комитета Государственной Думы по делам общественных объединений и религиозных организаций, профессиональный адвокат со стажем – о том, почему религиозные объединения в России сегодня оказываются «на карандаше» у государства, что должно быть написано на синагогальном молитвеннике, надо ли вешать на квартире табличку «Синагога» и может ли карающий меч закона, начав с ваххабитов, дойти до раввинов.

– Недавно исполнилось 100 лет со дня Октябрьской революции. Почему религия и разного рода религиозная деятельность превратились чуть ли не в главных врагов большевистского режима?

– У любого государства существуют внешние и внутренние враги. Это неизбежно, исходя из самой природы государства. Внутренний враг – пресловутая пятая колонна – представляется наиболее опасным. Чем больше государство стремится к максимальному контролю над своими гражданами с целью предотвращения возникновения пятой колонны, тем подозрительнее воспринимается им религия. Религиозные объединения как важные составляющие гражданского общества претендуют на полную свободу или частичную независимость от государства, целью которого является прежде всего контроль и порядок (классовый, национальный, религиозный) – подобного рода идея уже как бы является враждебной.

В 70-е годы некоторые социологи, в особенности советские, пребывали в эйфории от идеи, что «религия умирает». Достаточно вспомнить предсказание Хрущева: «К 1980 году по телевидению будет показан последний поп». Как мы видим, оно оказалось ошибочным.

Большевистской власти все время кто-то мешал: мешали выращивать хлеб в необходимых количествах, победить разруху, догнать и перегнать Америку и т. д. Какие-то злобные силы все время препятствовали строительству светлого будущего. Колчак, фашисты, враги народа… Затем настал черед Запада. Последний оказался значительно хитрее и в конечном итоге победил. А действовал коварный Запад, по мнению советских идеологов, посредством создания прозападных социальных сетей: диссидентских и религиозных. Практически все годы советской власти религия была главным ее врагом. Объективные противоречия между сильным государством и религиозным объединением с его автономией приобрели непримиримые черты в СССР, будучи отягощенными атеистической идеологией.

– Но были же примеры использования религии в государственных целях.

– Конечно. Всегда же бывает «правильная» религия, и «не очень правильная», в смысле «полезная» и не очень. А еще есть умные правители и не совсем. Фидель Кастро, например, вовремя понял, что бороться с религией бессмысленно и предоставил верующим определенную автономию в условиях режима, в результате чего они стали относиться к нему более лояльно. Кубинским коммунистам в каком-то смысле было проще – они сами вышли из так называемой «теологии освобождения», рожденной в нищей католической Латинской Америке, в которой христианство рассматривалось собственно как некий протокоммунизм.

Характер противостояния государства с религией зависит от самого государства.

Что такое в этом смысле либеральное государство? Это сильное государство, которому, в принципе, все равно, чем занимаются граждане в частной жизни (до определенных пределов, конечно). Делайте что хотите, только платите налоги и друг друга не убивайте. Слабое государство – по определению авторитарно, оно всего боится и везде ищет врагов. Нужно понимать, что европейская традиция и вообще европейская ментальность – это идеал гегелевского государства.

– Что это означает на практике?

– Идеальное немецкое государство Гегеля воплотилось в нацистской Германии, которая мыслилась его идеологами государством порядка. Достаточно вспомнить главный политический слоган тех дней: «новый европейский порядок». Если что-либо выходит из-под контроля лидера тоталитарного государства, он от этого начинает сильно нервничать.

Для религиозных объединений идеалом отношений с государством является индифферентное отношение к ним со стороны государства, когда возможна реализация самоуправления. Как только государство начинает вклиниваться, возникают трения и проблемы буквально во всем. А почему государство пытается вмешиваться? Из-за страха потерять контроль над религиозной сферой, страха «проморгать» врага. Так, формальные основания для первого александрийского погрома, как известно, заключались в необходимости расправиться с нелояльными государству евреями, не желающими устанавливать в синагоге статую императора.

В царской России была выстроена система с одной главенствующей религией – православием. Все остальные имели статус иноверных исповеданий. В Российской империи существовал ряд ограничений и запретов в конфессиональной сфере, но у инородцев (представителей не титульной нации) была определенная автономия. В целом при царе существовала более-менее гармоничная система государственно-конфессиональных отношений, где каждый имел свое определенное место. Был, конечно, и государственный протекционизм, когда дело касалось государственной религии: инородцам известные преференции при переходе в православие. С приходом советской власти все поменялось. В СССР была только одна религия – коммунизм.

– Советский Союз уходит, возникает новая Россия, у которой появляется новое законодательство, в том числе в области религии. В каждой стране существует так называемая концепция государственно-конфессиональных отношений, которая наряду с конституцией определяет нормативно-правовое регулирование этой сферы, как некий план, дорожная карта, по которой государство выстраивает свои отношения с религией. Скажем, в Таиланде буддисты – главные, мусульмане – второстепенные, евреи – вообще инопланетяне. А в современной России нет оформленной концепции государственно-конфессиональных отношений, вернее, она есть на уровне понятий, но в официальных документах ее нет.

Чиновник же живет инструкциями, и он должен понимать, как ему вести себя с разными религиями: кого любить формально, а кого всерьез и очень сильно. Потому что завтра, если он примет неправильное решение, его спросят: «Почему ты так сделал?». И он должен сослаться на некий приказ свыше… А когда нет письменного, и что важно, четкого документа, чиновнику остается отслеживать сигналы каких-то предпочтений и симпатий, которые передает пресловутая «вертикаль власти». И тогда чиновник будет ловить волну или колебаться, следя за высказываниями, выступлениями, не вербальными посланиями первых лиц федеральной и региональной власти.

– Если раввины Лазар и Борода приглашены в Кремль – это своеобразный сигнал?

– Это знак того, что намечается важная и нужная работа в интересах всей еврейской общины. Вообще, должен заметить, что мудрость и своевременность того, что делает руководство ФЕОР, меня поражает. Чиновники видят – Путин встречается с ними в Кремле, и делают для себя правильные выводы. Кто-то, особенно в некоторых регионах, возможно, подумает про себя: «Я, конечно, не очень люблю евреев, но вот Путин и вот раввины, и мне понятно, что делать…»

Так, в 2012 году в Ново-Огарево президент заявил, что Россия поддерживает традиционные конфессии. По сути, он просто процитировал преамбулу Федерального закона от 26.09.1997 N 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях». Но все дело в том, как были расставлены акценты, перечислены традиционные религии: православие, иудаизм… Чиновник, который это слушал и смотрел, понял, с кем ему нужно иметь дело.

– При этом о Думе как о «взбесившемся принтере» заговорили не только люди либеральных взглядов, но и представители религиозных структур. С чем это связано?

– В прошлом 2016 году в законодательстве были приняты поправки и дополнения к религиозному кодексу. Раньше, согласно закону, у любого религиозного объединения существовало несколько признаков: вероисповедание (вера во что-то), проведение богослужений, церемоний и обрядов и обучение религии своих последователей. А теперь появился еще один признак – «миссионерская деятельность». При этом законодатель определил четкие критерии этого нового признака: это деятельность религиозного объединения, направленная на распространение информации о своем вероучении среди лиц, не являющихся участниками (членами, последователями) данного религиозного объединения, в целях вовлечения указанных лиц в состав участников (членов, последователей) религиозного объединения, осуществляемая непосредственно религиозными объединениями либо уполномоченными ими гражданами и (или) юридическими лицами публично, при помощи средств массовой информации, информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» либо другими законными способами.

– Довольно однозначное и понятное определение, разве нет?

– Проблема заключается в том, что букв много, а конкретный правоприменитель (полицейский, прокурор) смысла за ними не видит, не понимает и не может разобраться, что ему бедному делать. Поэтому он «миссионера» определяет «на глазок». Важно подчеркнуть, что миссионерская деятельность, по новому закону, не запрещена, а лишь регламентирована, но в понимании рядового правоприменителя миссионерская деятельность – это плохая деятельность. Миссионер – слово «неправильное», западное, враждебное. Запад вредит России, не дает ей экономически подняться, жить счастливо и для достижения этих целей стремится наших граждан непременно обратить в какую-то (не православную) религию.

Одновременно с этим правоприменитель воспринимает любую деятельность религиозного объединения теперь как миссионерскую. «Человек зашел на богослужение, а его там «накрыло», и он обратился. Что произошло?» – размышляет чиновник. Правильно! Была осуществлена миссионерская деятельность.

– Еврейских общин пока этот закон не коснулся.

– Пока. И надеюсь, так и будет. Но в зоне риска находятся все, кроме РПЦ. Каждую неделю привлекают к административной ответственности большое количество религиозных объединений (в основном мусульман и протестантов), причем штрафы по закону предусматриваются сумасшедшие – до 1 000 000 рублей. Например, собрались на квартире, читаете сакральный текст, молитесь… С точки зрения складывающейся правоприменительной практики, вы фактически создали религиозную группу и обязаны были ее зарегистрировать. Причем, по Конституции и по действующему закону вы делать этого как раз не обязаны, но на практике закон трактуется таким образом, что вы обязаны «доложить в комендатуру» в случае, если сгруппировались по религиозному признаку. И если вы не доложили, есть состав правонарушения…

– То есть если я организую синагогу на дому, возникнет проблема. А если примкну к КЕРООР или ФЕОР? Или просто зарегистрируюсь?

– Проблема не в том, что вы зарегистрируетесь, а в том, что правоприменитель считает, что вы обязаны это делать. При этом возникает другая проблема: если вы зарегистрировали религиозную группу, вступают в силу соответствующие требования к религиозному объединению. Например, необходимо публично информировать, что здесь находится религиозная группа, которая осуществляет свою, в том числе миссионерскую деятельность. Но последнее входит в противоречие с конституционным правом на тайну частной жизни, правом, которое гарантирует, что никто не обязан сообщать о своем религиозном вероисповедании. А как будут реагировать соседи не евреи, обнаружив, что в соседней квартире завелась «синагога»?

– Если в квартире собралось десять евреев, и они решили прочесть молитву «Минха», надо предварительно повесить табличку «Синагога»?

– Формально, с точки зрения сложившейся правоприменительной практики, «квартирный миньян», особенно если он носит устойчивый характер, имеет все признаки «религиозной группы», а значит формально необходимо на двери повесить табличку «Религиозная группа» с указанием реквизитов, наименования и… имен ее участников. Пока такие претензии к евреям, насколько мне известно, не применяются. Но как говорится в известной поговорке: «То, что вы не привлечены к ответственности, не ваша заслуга, а наша недоработка». А вот представьте себе, что описанные требования начнут предъявлять евреям. У вас дома зарегистрирована религиозная группа или находится юридический адрес религиозной организации, значит должна быть вывеска на двери. Ее отсутствие – основание для привлечения к административной ответственности в виде штрафа порядка 50 000 рублей. Причем, завтра, если вывеска не появится, будет основание для такого же штрафа.

Пока евреи привлекались в основном по статье 18.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 N 195-ФЗ: несоответствии заявленной цели въезда в Российскую Федерацию фактически осуществляемой в период пребывания (проживания) в Российской Федерации деятельности или роду занятий. Въехал как турист, а вел себя как раввин. Санкция по данной статье неприятна тем, что помимо наложения административного штрафа может сопровождаться административным выдворением за пределы Российской Федерации.

Еще есть очень смешная ситуация, от которой, впрочем, не до смеха, под нее формально подпадают все религиозные организации. Согласно п. 3. Статьи 5.26 Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 N 195-Ф осуществление религиозной организацией деятельности без указания своего официального полного наименования, в том числе выпуск или распространение в рамках миссионерской деятельности литературы, печатных, аудио- и видеоматериалов без маркировки с указанным наименованием или с неполной либо заведомо ложной маркировкой, – влечет наложение административного штрафа в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей с конфискацией литературы, печатных, аудио- и видеоматериалов. По новому закону вся литература и иные религиозные материалы на разных носителях должны все быть «промаркированы». И это не просто экслибрис «принадлежит раввину такому-то», а длинный перечень данных.

– Это должен делать издатель?

– Не только. И тот, кто издает, и тот, кто распространяет. А что значит – распространяет? Например, с формальной точки зрения, молитвенники, которые лежат в зале синагоги, должны быть промаркированы и не так, как сейчас: «Не выносите это из синагоги, ибо…». Маркировка должна включать в себя наименование религиозной организации, реквизиты, данные свидетельства о государственной регистрации некоммерческой организации. По логике правоприменителя, человек, который первый раз попал в синагогу, должен взять Сидур или Тору, открыть и понять: «Ага, сейчас осуществляется миссионерская деятельность такой-то еврейской организации».

– На журнал это тоже распространяется?

– Если присутствуют формальные признаки миссионерской деятельности, то да. Например, приглашения на еврейский праздник, молитву, учебу. Сейчас в стране установка – разобраться с первоочередными кандидатами на роль «пятой колонны»: это протестантские и мусульманские организации. Евреи пока живут спокойно, и, надеюсь, так будет долго.

Самая большая уязвимая категория по новому закону – это иностранные граждане. Нарушителям при осуществлении миссионерской деятельности грозит депортация.

– Иностранные граждане не могут заниматься миссионерской деятельностью?

– Могут, ведь миссионерская деятельность не запрещена, но по новому закону она приравнена к профессиональной деятельности, то есть человек должен изначально приехать по рабочей визе. А это, в свою очередь, формально подпадает под понятие квотирование рабочих мест. То есть, чтобы получить рабочую квоту для раввина-миссионера, формально нужно доказать Министерству труда, что соответствующих специалистов нет в России.

Это достаточно сложная процедура, поэтому лучше не оформлять иностранца в качестве миссионера российской религиозной организации. Можно возразить: «Но я не занимаюсь миссионерством». А вот это уже не вы будете решать, а правоприменитель: есть у вас состав миссионерской деятельности или нет. Изначально законопроект, очевидно, предполагался против заезжих исламских проповедников экстремистского толка. Но получилось, как с виагрой: изобретали лекарство от давления, а получили очень полезный побочный эффект. Инструмент ограничения свободы вероисповедания и автономии любого религиозного объединения, привлечь которое можно после того, как поступит соответствующая команда.

– Раввины въезжают в Россию по рабочей визе, это железно.

– И поэтому они защищены. Значит необходимо выполнить другое требование закона: правильно оформлять вывеску организации и маркировать религиозную библиотеку. Кстати, закон нигде не определяет, какая именно литература должна быть промаркирована. В законе есть определение «распространяемая». Это не значит, что только та, которую продают. Человек может зайти в библиотеку любой синагоги, открыть любую книгу и… в данный момент будет происходить «распространение».

– Уже был прецедент с романом Маркуса Лемана о насильственно крещенных евреях, которую признали экстремистской. При том, что книга была написана в XIX веке, выдержала много переизданий…

– Обвинение в экстремизме – это отдельная история. Под религиозный экстремизм подпадает, например, провозглашение преимущества одной религии перед другой. Но ведь религия на этом и основана, это вам любой религиовед расскажет. Однако правоприменитель так не думает. Вернее, он думает, но в рамках сигнала, исходящего от вертикали власти. Определять наличие или отсутствие экстремизма в литературе будет специальная экспертиза, в которую должны входить специалисты – филолог и психолог (наличие религиоведа, кстати, не предусмотрено).

– То есть можно экстремистской признать любую книгу, начиная с Библии?

– Священные тексты традиционных религий из списка экстремистских исключены. Но при наличии соответствующего указания могут быть нюансы. Так, перевод Библии запрещенной ныне в Российской Федерации религиозной организации «Свидетели Иеговы» был признан экстремистским.

Смотрите еще:

  • Суицид развод Суицид и его причины Депрессия — главная причина суицида Установлено, что 90% людей, покончивших жизнь самоубийством, в момент смерти страдали тем или иным психическим заболеванием, […]
  • Сокращенная продолжительность рабочего времени в сельской местности Сельская местность, в которой работают женщины, не находится в районах Крайнего Севера или приравненных к ним местностях. Сельские местности каких регионов можно приравнивать к местности […]
  • Коап 1632 Определение Санкт-Петербургского городского суда от 06 сентября 2016 г. по делу N 12-1632/2016 Определение Санкт-Петербургского городского суда от 06 сентября 2016 г. по делу N […]
  • Тематические задачи пдд общие положения Новые экзаменационные билеты пдд 2018 онлайн Тренировка по выбраным разделам ПДД Все билеты ПДД 2017, удобно сгруппированные по темам. Изучай правила дорожного движения по темам онлайн: […]
  • Договор об оплате услуг с физическим лицом образец ГПД с физическим лицом на оказание услуг Организация или ИП могут привлекать физических лиц для выполнения работ или оказания услуг путем заключения как трудового, так и […]
  • Автоюрист оренбург право Автоюрист в Оренбурге и Оренбургской области При дорожно - транспортном происшествии (аварии) или иных случаях, произошедших на дороге или связанных с транспортом, важно взять ситуацию под […]
  • Уголовный арест не может быть назначен Что такое арест, применяется ли данный вид наказания? Здравствуйте! Подскажите, пожалуйста, что такое арест, где содержатся арестованные, применяется ли данный вид наказания? Ответы […]
  • Если произошло дтп а страховка закончилась Попал в ДТП без страховки и я виноват Каждый водитель в РФ должен оформлять страховку. Если у виновника ДТП ее нет, пострадавший не сможет получить денежную компенсацию от страховой […]
admin

Обсуждение закрыто.