Адвокат всех звезд

Адвокат всех звезд

Звездные адвокаты

Адвокат — лицо, которое оказывает квалифицированную юридическую помощь гражданам и организациям, в том числе защищая их права и интересы в суде. Профессия адвоката известна с древних времен.

Есть ряд знаменитых адвокатов, которые часто работают со звездами шоу-бизнеса.

Сергей Жорин — выпускник юридического факультета Московского Государственного Индустриального Университета, автор ряда изобретений, кандидат юридических наук. Работал с Госдумой, Администрацией Президента РФ, федеральными министерствами, Аппаратом Правительства РФ. Представлял в суде интересы Иосифа Пригожина и певицы Валерии, выиграл дело по взысканию рекордной для российского правосудия компенсации морального вреда в размере 1,17 млн руб. До этого выиграл процесс по взысканию компенсации морального вреда в объеме 1,1 млн руб. в пользу Бари Алибасова. Был женат на ведущей и певице Кате Гордон.

Александр Добровинский представлял интересы Р. Байсарова (экс-гражданского мужа К. Орбакате), Ф. Киркорова (дело об избиении Яблоковой, помощника режиссера), А. Мордашова, совладельца «Фининвеста» В. Слуцкера. Б. Березовского. Иногда выступает и против публичных персон, например, защищал журналистку Е. Гусеву, требуя наказания для В. Меладзе, что отмечал и в интервью. Помогал Е. Лиепе в бракоразводном процессе. «Лучший адвокат Pocсии 2003 года» по версии конкурса «Лидер года».

Адвокат Татьяна Акимцева защищала в суде К. Орбакайте, Е. Плющенко, Я.Рудковскую, А. Пугачеву, М. Галкина, Ф. Киркорова.

Зарубежные адвокаты, представлявшие интересы звезд, рассказывают некоторые профессиональные секреты. Иногда полезно общаться с журналистами, хороший пиар может благоприятно сказаться на исходе дела. Адвокат должен защищать «звезду» во всем, например, отстаивать право человека быть таким, какой он есть, приходить на процесс в рокерской одежде, а не в официальном костюме, оставаться естественным и искренним.

Обычно звездные адвокаты выступают против съемок в зале суда, по их мнению, камеры иногда заставляют клиента давать неверные показания. Также правозащитники опровергают мнение о том, что судьи относятся к известным клиентам снисходительнее.

Что отличает хорошего адвоката?

Своевременное обращение к адвокату поможет быстро и действенно решить практически любую юридическую проблему.

Стоимость услуг адвоката зависит от множества критериев: от его известности до тяжести обвинений.

Услуги адвоката по транспортным происшествиям позволяют избежать водителю, попавшему в ДТП, существенных финансовых затрат, а в случае выигранного дела — не нести расходов вовсе.

Чтобы максимально использовать возможности действующего законодательства и избежать необоснованно или несправедливого наказания, рекомендуется проконсультироваться со специалистом.

Развод без согласия мужа или жены — одно из самых хлопотных дел семейного права, и помощь грамотного специалиста поможет остаться в выигрыше, сэкономив время, нервы и сохранив имущество.

Обратившись к юристам за услугой представительства в арбитражном суде, вы сможете сэкономить личное время, получив при этом надежного защитника ваших интересов перед законом.

В последнее время среди зрителей популярны телепрограммы, посвященные судебным процессам. Прильнув к экранам, любители телешоу следят за судьбами участников передачи и особенно — за выступлениями актера-адвоката, умело оперирующего юридическими терминами, украшенными остроумными замечаниями. В результате у многих складывается мнение, что и реальное дело выиграть не так сложно, главное — нанять адвоката… любого. Но это далеко не так.

Если возникла ситуация, разбирательство по которой происходит в суде, каждому человеку, каким бы «подкованным» в законодательстве он ни был, можно дать совет — найти адвоката, который сможет оказать грамотную юридическую помощь и представить интересы клиента в суде. Но как нанять действительно хорошего специалиста и сколько будут стоить его услуги?

На что обратить внимание?

Прежде чем оценивать адвоката, нужно определить, по каким критериям проводить анализ. Ведь хороший адвокат не обязательно должен быть одет в дизайнерский костюм и свободно цитировать Плевако (хотя это, безусловно, плюсы), но он должен прекрасно ориентироваться в правоведении, уметь грамотно и связно излагать мысли. Основные требования к адвокату мы приведем ниже.

Первое впечатление: встречают по одежке…

Правозащитник не обязательно должен носить костюм от Yves Saint Laurent, но его внешний облик должен соответствовать статусу. Кто в суде прислушается к человеку в джинсах и мятой рубашке? При этом аккуратность, как и грамотность, — спутники профессионального адвоката во всем: в составлении и хранении документов, в письме, в разговоре. Опытный юрист умеет быть и обаятельным, и жестким, находить проникновенные слова и мгновенно вспоминать сложные формулировки и статьи законов.

Но не только это говорит о его профессиональных качествах.

Образование, опыт, успешные дела: что говорит об уровне профессионализма адвоката?

Образование, полученное в крупном российском или зарубежном юридическом вузе, — несомненное достоинство, однако далеко не главное. Не каждый юрист может стать адвокатом: для начала независимой практики нужно иметь 2 года стажа по специальности и сдать квалификационный экзамен. После этого претендент должен обратиться в комиссию, где его статус подтвердят в течение 2-х месяцев.

Однако самым важным показателем для специалиста является его работа. Стоит поинтересоваться, сколько адвокат провел дел и сколько из них было выиграно (причем хорошо, если формат дел был схож с вашим), как долго длились разбирательства и т.д. Помните, что неудачи неизбежны в практике любого, даже самого успешного, адвоката, поэтому, если юрист говорит лишь о выигранных делах, это повод задуматься о правдивости его слов. Чаще всего даже частные адвокаты проводят бесплатную первую консультацию, во время которой клиент может задать все интересующие вопросы о специализации и опыте юриста, а также рассказать в общих чертах суть обращения.

Специализация: мухи и котлеты — отдельно

Хороший адвокат — это не тот, который берется за любое дело, а тот, который специализируется в определенной области права. Невозможно разбираться во всем, к тому же законодательная база постоянно меняется. Чтобы быть настоящим профессионалом, нужно долгое время работать в какой-то одной области, изучать практику по выбранной категории, как свою, так и коллег, — только так можно с отличием разбираться в правоприменении. Это позволяет получить не только юридический опыт, но и понять тактику, которую лучше применить в конкретных делах, с данным судьей и прокурором. «Универсальный» специалист попросту не справится с такими объемами информации. И конечно, не стоит забывать о связях в определенной области — о нужных знакомствах не принято распространяться громко, но они всегда полезны, особенно в юридической среде.

Оценка проблемы: стоит ли овчинка выделки

Итак, адвокат производит положительное впечатление, специализация у него соответствующая и опыт работы по похожим делам есть. Теперь самое время изучить его подход к работе. Настоящий специалист уже при первой встрече старается вникнуть в дело, внимательно слушает клиента и задает уточняющие вопросы. В то же время он ничего не скрывает и готов объяснить свои последующие действия доступным, неюридическим, языком. Грамотный адвокат не будет обещать золотых гор и обязательно предупредит о возможных вариантах развития ситуации, обозначит все нюансы — в том числе и негативные, расскажет о наибольшей вероятности того или иного исхода. Если юрист сходу заявляет о 100-процентной гарантии выигрыша дела — подумайте, прежде отдавать деньги за его услуги. Хороший адвокат, если не может помочь с каким-то делом или его аспектом, может посоветовать другого надежного специалиста.

Стоимость услуг адвоката

Последним (а не первым) вопросом в обсуждении должно стать озвучивание суммы вознаграждения для адвоката и порядок оплаты. Также стоит узнать о возможности дополнительных расходов по делу. Цены на услуги адвоката могут быть совершенно различными и зависеть от разных факторов: сложности дела, продолжительности процесса и других. Подробнее о стоимости услуг мы поговорим ниже.

Сколько стоит нанять хорошего адвоката

Как известно, каждый попавший под следствие человек имеет право на бесплатного адвоката, услуги которого предоставляют адвокатские конторы. Какой адвокат лучше: бесплатный или платный — каждый вправе решать сам, но все же зачастую люди отказываются от «государственного» юриста, предпочитая самостоятельно нанять специалиста. Законодательно размер вознаграждения частного адвоката не зафиксирован и определяется исключительно соглашением сторон.

Как мы уже отметили, стоимость услуг адвоката зависит от множества критериев: от его известности до тяжести обвинений. Если дело несложное, можно прибегнуть к услугам специалиста с небольшим опытом, пока не сделавшего себе громкого имени в юридических кругах. Если же ситуация запутанная и сложная — лучше обратиться к маститому профессионалу (в рамках своих финансовых возможностей, конечно).

Стоимость первой консультации адвоката в Москве начинается от 1500 тысяч рублей по одному правовому вопросу (для физлиц). Выезд специалиста к задержанному — в среднем около 20 000 рублей. Если адвокат ведет уголовное дело, то придется заплатить не менее 80 000 рублей, если гражданское — от 50 000. Правовое сопровождение на постоянной основе обойдется клиенту в среднем в 60 000–80 000 рублей в месяц.

Найти хорошего адвоката в столице — дело одновременно и простое, и сложное. В Москве большая конкуренция, поэтому юристы вынуждены постоянно повышать свою квалификацию, предлагать лучшие условия для клиентов, поддерживать разумные цены — в этот простота для клиента. Сложность заключается в том, что не всегда среди огромного количества предложений сразу можно найти «своего» специалиста, который поможет по всем необходимым вопросам. Однако если такого адвоката удалось отыскать — квалифицированная помощь в юридической сфере обеспечена.

Как и где найти хорошего адвоката

Советы дает председатель МКА «ЮрСити», адвокат, кандидат юридических наук
В. А. Шакина
:

«В наши дни завести семейного адвоката или хотя бы всегда иметь под рукой телефон юриста-профессионала — уже не роскошь, а необходимость. Особенно это касается людей, которые так или иначе связаны с ведением бизнеса. Хорошего специалиста отличает, во-первых, четкая специализация (например, у нас в «ЮрСити» есть адвокаты, специализирующиеся на взыскании страхового возмещения, а есть адвокаты, чья стезя — уголовные дела). Во-вторых, у профессионала всегда много отзывов о работе, он не побоится дать контакты предыдущих клиентов (при их согласии, конечно). В-третьих, стоит обратить внимание на то, сколько лет адвокат работает в конторе: если он часто переходит с места на место — это может быть связано с его профнепригодностью (к примеру, в «ЮрСити» есть специалисты, которые трудятся у нас уже много лет). И наконец, стоит выбирать тех юристов, которые отрабатывают свое вознаграждение полностью: готовы выезжать на дом к клиенту и на заседания суда, доступны для консультаций ежедневно, могут оказать помощь в сборе и подготовке документов — словом, не работают в режиме «с 9 до 5», а выкладываются на все 100%».

Хороший адвокат — бесплатно

Или о новом порядке возмещения судебных издержек.

Уже без малого месяц страна живет и судится по новым правилам. С 15 декабря 2017 года одновременно с началом работы Верховного Суда в рамках судебной реформы вступили в силу новые правила в гражданском, хозяйственном и административном судопроизводствах — процессуальные кодексы. Новелл настолько много, что даже кратко описать их в одной статье вряд ли получится. Но есть отдельная тема, которой следует уделить особое внимание, и которая в корне меняет ранее существующий поход к возмещению судебных издержек и, в частности, — затрат по найму адвоката.

Перед тем как перейти к анализу и рассказать, как клиент сможет возместить полную стоимость своих затрат на суд, напомню, что с 1 января 2018 года адвокатская монополия теперь действует не только в Верховном Суде, но и во всех судах апелляционной инстанции. То есть штатный юрисконсульт уже не сможет представить интересы ни физических, ни юридических лиц в суде, если у него нет права заниматься адвокатской деятельностью.

На этот счет существует множество мнений и позиций, но в конце концов нужно исходить из реалий и иметь это в виду, особенно если вы планируете обращаться в суд или подавать жалобу на решение суда первой инстанции.

До 15 декабря прошлого года нормы всех процессуальных законов предусматривали возможность возмещения затрат на адвоката, но на практике этот вопрос был слабо урегулирован. В итоге клиент мог рассчитывать лишь на урезанное возмещение — в размере несколько тысяч гривен, не более.

Как дело обстоит сейчас. В новых нормах Хозяйственного процессуального кодекса Украины вопросу расходов на правовую помощь адвоката уделено существенно больше внимания. Теперь за счет проигравшей стороны подлежат возмещению следующие затраты по оплате правовой помощи адвоката:

  • гонорар за представительство интересов клиента в суде;
  • вся работа адвоката, связанная с делом, в том числе подготовка необходимых процессуальных документов;
  • издержки по сбору доказательств (проведение экспертиз, поиск свидетелей, и т.п.) (новое);
  • стоимость услуг помощника адвоката (новое);
  • другие издержки адвоката (новое).

В составе последнего пункта могут быть достаточно внушительные затраты, которые до недавнего времени ложились на плечи клиента, а сейчас также могут быть возложены на проигравшую сторону. Сюда обычно включены расходы: на телефонную связь, ксерокопирование, услуги переводчика, нотариуса, почтовую связь, курьерские услуги, транспортные расходы, командировочные затраты и т.п.

Крайне важно доказать, что все расходы осуществлялись в связи с рассмотрением конкретного дела в суде. Тут следует сделать оговорку, что в крупных юридических фирмах с учетом как оказанной правовой помощи, так и затрат в принципе проблем быть не может, поэтому клиенту будет нетрудно доказать связь издержек с конкретным делом.

Крайне важно доказать, что все расходы осуществлялись в связи с рассмотрением конкретного дела в суде

Существенно поменялась и методика оценки адекватности стоимости правовой помощи адвоката применительно к конкретному делу. Здесь законодатель включил ряд предохранителей от злоупотреблений, определив критерии, с которыми должна соотноситься стоимость услуг адвоката.

В частности, размер расходов на оплату услуг адвоката должен быть соразмерным:

  • со сложностью дела и выполненными адвокатом работами;
  • со временем, затраченным адвокатом на выполнение работ;
  • с объемом предоставленных адвокатом услуг и выполненных работ;
  • с ценой иска и (или) значением дела для стороны, в том числе влиянием решения дела на репутацию стороны или публичным интересом к делу.

Если первые три критерия могут быть выражены в «абсолютных» числах, то значение дела для стороны и влияние решения дела на репутацию стороны является больше оценочной категорией, и, естественно, здесь могут быть определенные разночтения как у самих сторон, так и у суда.

Таким образом, новые правила судопроизводства позволяют клиенту компенсировать за счет проигравшей стороны практически все затраты на услуги адвоката, которые он понес, став на «тропу судебной войны».

Конечно, некоторые смогут возразить, что получить решение о взыскании еще не означает вернуть деньги. Поскольку, зная о негативном решении, некоторые должники готовятся, и к началу принудительного взыскания «обнуляют счета», переводят ликвидное имущество на дружественных лиц и взыскивать порой бывает просто не с чего.

Так вот, на этот случай предусмотрена возможность авансирования судебных издержек. Суд может обязать стороны внести на депозитный счет предварительно определенную сумму судебных расходов, связанных с рассмотрением дела, или определенным процессуальным действием, о чем выносит определение об обеспечении судебных расходов.

Если вы ответчик и к вам подали явно необоснованный иск, суд может обязать истца внести на депозит сумму для обеспечения предстоящих расходов на адвоката, которые вы планируете понести в связи с рассмотрением дела.

Новые правила судопроизводства позволяют клиенту компенсировать за счет проигравшей стороны практически все затраты на адвоката

Согласитесь, что увидев внушительный предварительный счет от юридической фирмы, истец несколько раз подумает, а стоит ли дальше продолжать спор по явно «фиктивному» иску, который подан, к примеру, чтобы затормозить рассмотрение связанного дела.

Также стоит сказать несколько слов о нюансах, которые нужно соблюсти для получения возмещения судебных затрат. Нанимая адвоката для представительства ваших интересов в суде, в первую очередь нужно позаботится о заключении договора, в котором помимо прочего должны быть указаны:

  • размер и порядок расчёта гонорара адвоката — почасовая ставка или фиксированная сумма;
  • стоимость услуг помощника (-ов) адвоката, если их будут привлекать к делу;
  • виды правовой помощи, которая будет оказана адвокатом и его помощниками;
  • состав и стоимость расходов адвоката;
  • порядок, сроки и способы оплаты.

Если договор заключается с юридической фирмой, не лишним будет указать данные конкретных адвокатов, участвующих в деле.

Наличие договора и предварительный (ориентировочный) расчет суммы судебных расходов, которые сторона понесла и которые ожидает понести в связи с рассмотрением дела, является обязательным условием его возмещения судом в будущем. Отсутствие такого расчета при подаче иска или отзыва на иск чревато отказом в возмещении за исключением возврата затрат на судебный сбор.

К подготовке предварительного расчёта следует подойти ответственно, ведь если на этапе распределения сумма, заявленная к возмещению, существенно превысит сумму, заявленную в предварительном расчете. Суд сможет отказать вам в части такого превышения, кроме случаев, если сторона докажет, что не могла предусмотреть такие расходы при подаче предварительного расчёта. Такое же правило действует, если заявленная к возмещению сума будет несоизмеримо ниже предварительно заявленной.

Подводя итог, надеемся, что новые и прогрессивные процессуальные нормы касательно возмещения судебных издержек будут действительно работать на участников процесса и в определенной степени будут способствовать урегулированию споров на его ранней стадии, а, возможно, и до вынесения решений по сути спора.

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Адвокат Риты Дакоты прокомментировал стремление Влада Соколовского разделить имущество

Защищающая интересы певицы Катя Гордон поделилась подробностями развода.

Вчера СМИ потрясла новость о том, что одна из самых крепких пар российского шоу-бизнеса – Рита Дакота и Влад Соколовский – разводится. О намерении разорвать отношения сообщила сама певица, опубликовав объемный пост в своем микроблоге в Instagram. Звезда призналась, что муж изменял ей на протяжении всех отношений, и она подала на развод сразу же, как узнала об этом. Сейчас все еще законные супруги находятся на стадии раздела имущества. Вчера стало известно, что интересы певицы будет отстаивать звездная правозащитница Катя Гордон.

Гордон поделилась новостью в своем микроблоге в Instagram, заявив, что правда целиком и полностью находится на стороне супруги Влада Соколовского (орфография и пунктуация автора здесь и далее даны без изменений. — Прим. ред.): «Надо ли говорить, что все юридические вопросы Риты решает моя Команда «Гордон и сыновья». Правда на стороне Риты на 100 %, и я могу вас уверить в том, что если она написала это, то значит ее терпение на пределе… До сегодняшнего дня у меня была одна задача — договориться обо всем негласно и миром. Но, увы, доверять тому, кто лгал так много… довольно сложно. Тем не менее… верим в лучшее! Рита, держись! Все женщины мира знают, как это — быть преданной, и за тебя!».

Позже Катя также прокомментировала намерение Влада Соколовского разделить имущество. По словам правозащитницы, постсоветские мамы воспитывали своих сыновей в ненависти к женщинам, и сейчас последние пожинают плоды неправильного воспитания: «Мы живём в мире, где все не значит ничего. Безнаказанная ложь, сиюминутные обещания на век. Я думаю, что мораль нужно начинать защищать на уровне закона. Первое постсоветское поколение матерей — одиночек выпустило в свет много мальчиков, взрощенных в ненависти к женщинам., аккуратнее, она квартиру оттяпает! Специально залетела она! — шепчут на ухо болящие сердцем и духом мамаши. Мы пожинаем плоды этого воспитания. Конченое поколение 30 — 40 летних уродов. Что делать? Плюнуть. И растить своих сыновей щедрыми, ответственными. Я выращу всех внуков и без раздумий скажу сыну, отдай,, если будет расставание. Сегодня мы бьемся за унитаз, теряя суть. Умирая мы не вспомним ничего из предметов быта. Мы вспомним пару дней безумного счастья любви… детство… детей… я желаю следующему поколению девочек настоящих Мужчин. Я свой вклад делаю воспитывая своих».

Влад Соколовский на публичное признание жены пока никак не отреагировал – лишь ограничил комментарии в своем микроблоге в Instagram. Примечательно, что звездные друзья пары встали на сторону певицы и поддержали ее, написав ободряющие пожелания под постом с признанием. Тем временем некоторые поклонники обвинили супругов в желании пропиариться, однако Катя Гордон пресекла все домыслы, заявив, что развод не является пиар-кампанией.

Влад Соколовский и Рита Дакота с дочерью

Напомним, Влад Соколовский и Рита Дакота познакомились на «Фабрике звезд». Тогда начинающие артисты общались исключительно, как друзья, но позже закрутили роман и 3 июня 2015 года официально оформили отношения. 23 октября прошлого года Соколовский и Дакота впервые стали родителями. На свет появилась девочка, которую назвали Мия.

Адвокат серийного убийцы Оноприенко Руслан МОШКОВСКИЙ: «Оноприенко рассказывал мне, как выстрелил в голову ребенку. Еще и удивлялся: «Череп слетел, а мальчик идет на меня. Я опять выстрелил. «

«ПРОЦЕСС ШЕЛ ЧЕТЫРЕ МЕСЯЦА, А ПЛАТИЛИ МНЕ ПО ГОСТАРИФАМ — 17 ГРИВЕН ГРЯЗНЫМИ В ДЕНЬ»
— Наверное, не слишком приятно войти в историю защитником маньяка Оноприенко, на кровавом счету которого 52 загубленные жизни. Скажите, вы могли отказаться от этой неблагодарной миссии?

— По закону, когда статья Уголовного кодекса предусматривает высшую меру наказания, участие адвоката в процессе обязательно. Если подсудимый неимущий, как в случае Оноприенко, и не может оплатить такие услуги, защитника ему предоставляет государство. И не важно, хочешь ты того или нет, — тебя могут и обязать. Что, торговаться начнешь?

— Но почему именно вам выпал этот жребий?

— Об этом лучше спросить у людей, которые назначили меня. В то время коллегию по уголовным делам Житомирского облсуда возглавлял Степан Михайлович Белецкий, лет 25 занимавший эту должность. Он прекрасно знал все юридические кадры, всех адвокатов, судей и почему-то предложил мою кандидатуру.

— Вы отдавали себе отчет, за какую махину беретесь?

— Хотя об Оноприенко уже кое-что писали, все как-то мимо прошло. Впервые я столкнулся с этим только в кабинете судьи Дмитрия Липского, председательствовавшего в процессе. Зашел к нему: «Дайте, пожалуйста, дело. Надо ознакомиться». Он говорит: «Бери, читай» — и показывает в угол, где на полу лежала кучка метр на метр. 100 томов по 250-300 страниц в каждом! Немая сцена.

— И вы все от корки до корки проштудировали?

— Их физически нельзя было прочитать, и смысла не было. Чтобы понять вкус борща, необязательно съесть полную кастрюлю. Если там экспертиза на пяти-шести страницах, я же не биолог, не микробиолог, не врач, чтобы глубоко вникать в тонкости. В основном знакомился с выводами специалистов.

— Вообще-то, на таких громких делах западные адвокаты делают себе имя. Это реклама, как теперь говорят, пиар.

— У коллег даже мысли не возникло, что у меня был там какой-то интерес. Адвокаты — наши житомирские, с большим стажем — относились ко мне даже с сочувствием. Если же еще учесть, что процесс шел четыре месяца, а платили по гостарифам мизер — 17 гривен грязными в день.

Я свою работу сделал и постарался забыть об этом, потому что вспоминать тяжело. Поймите, сопереживая не Оноприенко, а потерпевшим, я тем не менее выполнял свой профессиональный долг. Горше всего было то, что некоторые люди могли меня отождествлять с моим подзащитным, который причинил им столько горя. Что ж, я не обижался, даже если кто-то обо мне плохо подумал. Не дай Бог никому оказаться на месте человека, потерявшего сына, дочь, внуков, всех родственников. Горе такой утраты безмерно и невосполнимо.

— Я так поняла, что вы открыли первый том и у вас от увиденного волосы встали дыбом?

— Многие адвокаты — думаю, это правильный путь — начинают с обвинительного заключения. Просмотрел я его (оно состояло из двух томов) и понял, что надо пообщаться с подзащитным. Оноприенко сидел в Житомирской тюрьме. Ко мне вывели невысокого роста, щуплого, неприметного мужичонку. Самое запоминающееся во внешности — шапочка спортивная. Но голос звучал уверенно. Он всегда знал, чего хочет, и гнул свою линию.
«ОНОПРИЕНКО НОСИЛ СВОИ ЗЛОДЕЯНИЯ, КАК НАГРАДЫ, ЧУТЬ ЛИ НЕ В ЗАСЛУГУ СЕБЕ СТАВИЛ»
— О чем можно беседовать с глазу на глаз с маньяком?

— Ответить на этот вопрос трудно, поскольку существует такое понятие, как адвокатская тайна. Я больше слушал его героические рассказы о путешествиях по Европе. Он же в 89-м году, совершив несколько убийств, махнул за границу и лет пять там околачивался, его дважды оттуда выдворяли. Вот и живописал, как дурил немцев, как во Французский иностранный легион чуть было не записался, как оказался в кутузке в Германии.

Вначале мой подзащитный мало интересовался предстоящим судом: мол, у меня исход один — «вышка». Но я ему объяснил, что это, в принципе, не так. «Решается вопрос об отмене смертной казни, — говорю (в то время она еще не была отменена, но мораторий на исполнение уже наложили). — Украина стремится в Европу, поэтому ты вряд ли будешь казнен».

— Знаете, адвокату приходится отбрасывать эмоции, как, скажем, хирургу, которому привезли на операцию бандита. Он же не будет разбираться, кто лежит на операционном столе, а сначала возьмется за скальпель. Вот и я думал лишь о том, чтобы выполнить свою работу, насколько у меня хватает ума и способностей.

Не секрет, были времена, когда ты приходил в изолятор временного содержания и из комнат раздавались нечеловеческие крики, как в гестапо. Поэтому любой адвокат, начиная работать с подзащитным, первым делом пытается выяснить, не ширма ли это следствие? Не заставили ли его подзащитного взять на себя чужую вину? И я прямо спросил Оноприенко: «Скажи честно, к тебе применяли насилие?». Он ответил, и очень убедительно: «Меня никто не тронул пальцем».

— Надо же! Не всем так везло. Помнится, за три недели до его задержания во Львовской области бравые милиционеры замучили до смерти 29-летнего Юрия Мозолу, на которого пытались повесить грехи Оноприенко.

— И это, увы, не единственный случай. В деле был эпизод, когда Оноприенко со своим подельником Рогозиным расстрелял семью поляков Василюков (они ехали на своей машине то ли в Днепропетровск, то ли в Запорожье в гости и заночевали у дороги в районе Корца Ровенской области).

Убийцы забрали копеечный «улов», а автомобиль с трупами сожгли. Поскольку пострадали иностранцы и расследование стояло на особом контроле, милиция взялась за него рьяно. Тут же, по горячим следам, арестовала двух наркоманов — мужчину и женщину. Этих несчастных так старательно «убеждали» в необходимости признаться, что один вроде бы повесился в тюрьме, а второй умер в больнице. Судить некого, зато можно было отрапортовать в Варшаву, что преступление раскрыто. К материалам дела приобщены и приказы о присвоении очередных офицерских званий — полковничьего и так далее — особо отличившимся милиционерам.

Конечно, против этой машины трудно устоять. И любой адвокат смотрит: не взял ли его подзащитный на себя чужую вину? Не оговорил ли себя под угрозой расправы? А Оноприенко несколько лет, с 16 апреля 96-го, когда его задержали, до середины 98-го находился под следствием, и кто только с ним за это время не работал. Я несколько раз его спрашивал: «Объем материала большой, много эпизодов. Скажи конкретно, где ты чувствуешь несправедливость? Может быть, ты каких-то убийств не совершал, тебе что-то милиция приписала?». — «Руслан Иванович, — ответил он. — Все, в чем меня обвиняют, мое. Эти руки по локоть в крови».

Признаюсь, подзащитный очень облегчил мне задачу. Он все признавал, охотно давал показания. Там, в общем-то, и не было никакой необходимости в физическом воздействии. Складывалось впечатление, что свои злодеяния Оноприенко носил, как награды, чуть ли не в заслугу себе ставил. «Да, — твердил, — убивал и убивать буду». Мне кажется, он намеренно шокировал общественность, внушал ей, что нормальный человек такого сделать не может. Чтобы люди думали: «Смотрите, он же дурак. Больной на голову! Кого судят?».

И ведь действовало. Даже коллеги, работники правоохранительных органов, в личных беседах высказывали сомнения по поводу его психического здоровья. Но я такое поведение расцениваю все-таки как изощренный способ самозащиты. И защищался он очень грамотно, расчетливо, используя малейшую возможность. Видно, у него от природы звериное чутье и сообразительность.

— Его никто не навещал в тюрьме?

— Что вы! Анна Козак, с которой он жил в последнее время, и в суд не приехала. А с женщиной, которая родила ему сына, Оноприенко расстался задолго до ареста. По ее словам, он был спокойным, рассудительным, основательным.

— Обычно адвокаты, чтобы установить контакт с подзащитными, стараются угостить их чем-то, подсластить тюремный рацион. А вы?

— Никогда такими вещами не занимался, но в этом случае тоже взял с собой пару конфет, пачку сигарет — согласовал, конечно, чтобы потом не возникало ко мне лишних вопросов. Оноприенко хмыкнул: «Я не курю», — однако пачку оставил себе, как сказал, на память о знакомстве. Но контакт у меня с ним установился деловой, не из-за подачек, а в результате долгих бесед наедине. Нам никто не мешал общаться, не ограничивали временем. Потом я слышал, что он качал со всех, особенно с журналистов: «Хотите интервью? Давайте то, другое, третье». Но со мной об этом даже не заикался, вел себя сдержанно.

Следствие по делу было проведено на самом высоком уровне. Практически по каждому из 30 с лишним эпизодов было собрано много доказательств, проведены все мыслимые экспертизы. Следственную бригаду, в нее вошли человек 30, возглавлял Иван Степанович Довбыщук, с которым я в свое время работал в прокуратуре, — мы сидели в соседних кабинетах. «Надо же! — думаю. — На хорошем счету в Генпрокуратуре наши люди».
«ОНОПРИЕНКО ЦЕЛЫЙ ДЕНЬ ПРОСТОЯЛ НА ОДНОЙ НОГЕ В АЭРОПОРТУ БОРИСПОЛЬ»
— Какую тактику защиты вы избрали?

— Я не собирался затягивать процесс ненужными вопросами и ходатайствами, работать на публику, но меня волновало, что же сказать в своей речи. Все-таки дело рано или поздно подойдет к концу. Что вообще можно сказать в защиту человека, который совершил столь тяжкие преступления? Меня мало интересовало, хорошие ли у него характеристики, трудное ли у него было детство и прочие так называемые смягчающие обстоятельства. Это не может ни в малейшей степени оправдать его злодеяния. Я видел глаза несчастных потерпевших, которые стояли вокруг суда, взгляды тех, кто приходил на процесс, и обязан был сказать что-то такое, что бы заставило людей задуматься.

Прежде всего, на мой взгляд, нужно было ответить на вопрос: почему при нашем мощном оперативно-следственном аппарате — все-таки впервые Оноприенко вышел на свой кровавый промысел еще при Советском Союзе! — его вовремя не задержали, не остановили? Меня постоянно терзала мысль: где правоохранительная система дала сбой, почему допустила столько жертв?

Когда ты работаешь над серьезным делом, думаешь о нем день и ночь, что-то свыше тебе подсказывает ответ, дает ключ к отгадке. И я натолкнулся в океане бумаг — помножьте-ка 250-300 страниц на 100! — на один эпизод. Его расследованию было отведено 25 томов, четверть дела. Это убийство семьи, которая в 1989 году ехала с отдыха и заночевала в лесопосадке возле Васильевки Запорожской области. Оноприенко со своим подельником Рогозиным наткнулись на спящих людей. Они всех, в том числе двоих детей, застрелили, машину сожгли. Под утро местные пастухи обнаружили обугленные останки.

— Это, насколько я помню, был далеко не самый жуткий эпизод в деле, и пресса обошла его вниманием.

— И напрасно. Милиция в тот раз сориентировалась очень быстро. Установили машину, на которой туда приезжали убийцы, — это были «жигули», красная «девятка» — и начали розыск. К вечеру оперативники уже имели достоверные данные, кого задерживать, но Оноприенко буквально из-под носа от погони ушел. На расследование были брошены серьезные силы. Естественно, кого вначале прощупали? Тех, кто ранее судим, в чем-то замешан, склонен к преступлению. Круг сужался, сужался, следствие подобралось вплотную к Рогозину и Оноприенко. И вдруг все оборвалось.

— Об этом надо спросить у руководства запорожской милиции, в областной прокуратуре. Путем анализа, сопоставления — но это мое субъективное мнение! — я пришел к выводу, что Оноприенко умышленно дали уйти от наказания, когда он фактически висел на волоске. Во время допроса Рогозин сначала отпирался, что ездил на красной «девятке», но потом признался, что был в тот вечер со своим приятелем Оноприенко. А тот имел ружье 12-го калибра с приспособлением для ночной стрельбы, зарегистрированное в Васильевке. Тогда же всех охотников в округе перешерстили, десятки людей допросили.

То есть оперативные работники правоохранительных органов четко сработали и свое дело сделали. Но когда они докопались до убийц и оставалось сделать последний шаг, что-то им помешало: Оноприенко просто «не посчитали нужным допросить». Заметая следы, он переехал в Одессу. Следом было направлено его охотничье дело, которое где-то затерялось, исчезло, просто испарилось. Следственной бригадой Генпрокуратуры установлено, что в регистрационном милицейском журнале карандашом сделана пометка: «Охотничье дело Оноприенко отправлено 4 октября 89-го». А через несколько лет, когда были допрошены работники милиции, уже ничего выяснить не удалось.

Мы и сегодня не знаем, чья черная рука сдержала следствие, позволила преступнику уйти от ответственности. А мой преподаватель в Свердловском юридическом институте, профессор по уголовному праву Галиакбаров, говорил: «Каждое преступление, оставшееся безнаказанным, порождает новые преступления». Человека уже не сдерживает мысль о неотвратимости возмездия. Уверовав, что неуловим, он все больше наглеет, действует все более дерзко.

Похоже, Оноприенко и сам не ожидал, что ему так долго все будет сходить с рук. В 89-м, совершив девять убийств, он подался за границу. Думал, что дома его усиленно разыскивают правоохранительные органы. Поэтому, когда в 1992 году его первый раз выдворили из Европы, он, прилетев в Киев, не отправился сразу к родным, знакомым. Этот хитрец решил разыграть роль психически больного человека и целый день стоял на одной ноге в аэропорту Борисполь, пока милиция не обратила на него внимание.

Ну артист! Попав в киевскую психиатрическую лечебницу, он вел себя примерно, помогал персоналу, хотя в то же время и обворовал квартиру в Киеве. И таки смог провести врачей — ему установили диагноз, поставили на учет.
«ЕГО РАССКАЗЫ О ТОМ, ЧТО ЕМУ СВЫШЕ БЫЛ ДАН ПРИКАЗ УБИТЬ 360 ЧЕЛОВЕК, БЫЛИ ИГРОЙ НА ПУБЛИКУ»
— Почему же вы не верите в его душевную болезнь?

— Во время процесса провели повторную экспертизу. По решению суда в Житомир приехал кандидат медицинских наук Андрей Цубера из Павловской больницы, задавал вопросы Оноприенко прямо на судебном заседании. Психиатр пришел к однозначному выводу, что подсудимый здоров, что все это симуляция и нет никакого смысла направлять его на принудительное лечение или новое обследование в Павловку.

Оноприенко был достаточно осторожен, чтобы, заполучив справку, второй раз отправиться на прогулку по Европе. Только окончательно убедившись, что раны зажили, все успокоились, он поехал к двоюродному брату, который служил в Яворове Львовской области. А вскоре Украину потрясла серия убийств в селе Братковичи, в Малине Житомирской области. Всего с декабря 1995-го по 16 апреля 1996 года, когда его задержали, он загубил 43 жизни. Убивал стариков, женщин, детей — всех без разбора. Среди его жертв был даже 10-месячный ребенок. И слава Богу, этого монстра остановили, пока он не пошел на третий круг.

Конечно же, его рассказы о том, что ему свыше дан приказ убить 360 человек, что он слышал какой-то голос, были игрой на публику. Но Оноприенко продолжал бы свое черное дело. Не потому, что ему что-то привиделось, а потому, что уверовал в свою безнаказанность.
«ПОДЕЛЬНИК ОНОПРИЕНКО, НА СЧЕТУ КОТОРОГО ДЕВЯТЬ УБИЙСТВ, БЫЛ ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ ОБЩЕСТВА АФГАНЦЕВ»
— Ходили слухи о том, что он владел чуть ли не гипнозом, мистическими способностями. Якобы потому его и не могли долго поймать, хотя бросили на его поимку десятки тысяч милиционеров, внутренние войска, даже бронетехнику, посты у каждого куста поставили. Это правда?

— Ерунда! Просто хитрый, расчетливый, тонкий психолог. Его трудно было поймать, потому что теперь он действовал один, без подельников. И грабил не банки, не крутых и богатых. Как мясник, убивал беззащитных и бедных людей. Выбирал в селах на окраине, где нет телефона, где машина с трудом проедет. Там если кто и услышит выстрел, даже телефона нет, чтобы ночью позвонить. Куда кричать, что стреляют, убивают?

Что бы там ни говорили, а если б Оноприенко остановился и опять лег на дно, его до сих пор, наверное, не поймали бы. Несмотря на то, что он от запаха крови совсем ошалел, в Братковичах Львовской области убивал налево и направо, задержали его случайно. Он открыл дверь, думая, что вернулась сожительница, заспанный, в трусах.

Там первый протокол на одну страничку. На втором и третьем допросе уже появилось милицейское начальство, которого с каждым разом становилось все больше и чины все выше. Оноприенко тогда с издевкой сказал что-то вроде: «Уже нашли, да? Что вы тут кино ломаете! Разве еще тогда, в 89-м, не было ясно, кто и что?». Я, когда наткнулся на эту цитату в одном из последних томов, в шоке был.

— Вы спрашивали Оноприенко, как он смог уйти от запорожской милиции, буквально сидевшей у него на хвосте?

— Нет. Во-первых, это не входило в мою компетенцию, а во-вторых, он не дурак, чтобы такие вещи рассказывать. Можно лишь предполагать, как все было. Васильевка — небольшой райцентр, где все друг друга знают. Сергей Рогозин, на которого вышло следствие, был там человеком известным, уважаемым и на хорошем счету. Как-никак председатель общества афганцев. И внешне очень приятный — сильный, мужественный. Никто не мог такого парня, своего в доску, в чем-то заподозрить. Протокол его допроса свелся к нескольким предложениям, тогда как у остальных занимал страниц по 25. Не забывайте, что там 25 томов набралось!

Кстати, на суде Рогозин так и не признал своей вины в трех инкриминированных ему эпизодах. Твердил, что Оноприенко его подавлял, что он боялся подельника.

— Такой замухрышка подавлял крутого афганца?

— Ну, по словам Рогозина, так получается. Можно верить, а можно не верить, но на их общем счету девять трупов.

— На пожизненное заключение тянет?

— Может быть. Но государственный обвинитель просил ему 15 лет. Суд дал и того меньше — 13.

-. А Верховный суд сократил это, довольно мягкое, на мой взгляд, наказание до 12 лет. Как вы думаете, почему?

— Я считаю неэтичным говорить об этом, вам лучше обратиться за разъяснениями к адвокату Рогозина.

— Пресса писала, что ваш коллега очень хорошо поработал в ходе процесса.

— На мой взгляд, в первую очередь работу адвоката оценивает клиент, его мнение — самое важное. А я свою точку зрения оставлю при себе. Когда приговор вступил в законную силу, его не обсуждают, а исполняют, независимо от того, нравится он или нет.

— Может, Рогозин сотрудничал со следствием?

— Если бы сотрудничал, Оноприенко задержали бы раньше, а не когда на его счету было 52 убийства. Но этот уважаемый человек, отец семейства молчал, потому что понимал: если дружок попадется, он будет следующим.

— Сейчас Рогозин отбывает срок в колонии строгого режима Николаевской области. Где-то читала, что престарелые родители сетуют: тяжело к нему ездить, трудно поднимать на ноги двух внуков. Впрочем, им осталось недолго продержаться — через два года подельник Оноприенко выйдет на свободу.

— Я его не защищал, не общался с ним (только в рамках процесса). В целом у меня об этом человеке сложилось неплохое впечатление. Надеюсь, он раскаивается в своей слабости, в том, что не остановил убийцу. Другое дело, каково ему с этим прошлым будет жить на свободе. Особенно с точки зрения морали!

Обратите внимание, давая показания в ходе процесса, Оноприенко не сказал: «Да, Рогозин стрелял вместе со мной в живых людей». Он не стал топить дружка по принципу: тону сам и его буду тащить, напротив, по мере сил его выгораживал. Почему? Потому что понимал: это единственный человек, на которого в перспективе можно рассчитывать. Он уже тогда прикинул, что подельник раньше выйдет, и, видимо, надеялся на какую-то помощь. Для моего подзащитного, который до последнего боролся за свою жизнь, это была единственно верная позиция.

Я склоняюсь к мысли, что все было не совсем так, как преподнесли следствию и суду осужденные. Пожалуй, Рогозин много мог бы порассказать о событиях 89-го года. А в связи с Васильковским делом, которому тогда по невыясненным причинам не дали хода, возникает много вопросов.

— Почему же их не задали во время процесса над Оноприенко и его подельником?

— Дело в том, что материалы следствия не разглашаются. Приведенные мной подробности стали известны только в суде, когда я сказал о них в своей речи. Ну кто до этого имел доступ к делу? Только следствие, тайна которого у нас охраняется законом.
«ОН ЛИШАЛ ЛЮДЕЙ ЖИЗНИ ЗА ПОМАДУ, ЗА ПАРУ БОТИНОК, ЗА ВЕДРО СЕЛЕДКИ»
— У вас не возникало желания напиться до потери пульса, когда вы читали, том за томом, подробнейшие описания жутких убийств?

— Не буду врать: когда на тебя наваливается столько ужаса и крови, восприятие притупляется. Конечно, если вникнуть, становится плохо. Представить такое просто невозможно. Вот Оноприенко рассказывал, как выстрелил в голову ребенку. Еще и удивлялся: «Череп слетел, а мальчик идет на меня. Я еще выстрелил». И это не единственный подобный эпизод! Желания не было, но напивался.

Понимаете, я же все через себя пропустил. Следствие собирало улики, суду надо было проверить каждый пункт обвинения, доказать его вину. А у меня совершенно другие мысли крутились в голове. Я анализировал своего подзащитного психологически, пытался вникнуть в его образ мыслей.

— Вы не спросили, зачем он убивал?

— Спросил. Оноприенко ответил прямо: «Хотел денег заработать». Он же после окончания мореходки в загранплавания ходил, но был списан на берег. Причина? Замечен в непорядочности, уличен в мелких кражах. Потом устроился в пожарную часть — и там не задержался. Поездив по миру, видел, как люди живут. Вот и решил обогатиться. Но самая большая сумма, которую он взял у жертвы, — тысяча долларов. А в основном копейки. За помаду, за косметику, за пару ботинок людей жизни лишал. Помню, его невестка с ужасом говорила в суде: «Я же не знала, что он человека убил из-за ведра селедки, которую потом нам принес».

Я потом у этой женщины интересовался, как родственничек вел себя у них дома. Она говорит: «Когда оставался ночевать, мы телевизор включим, а сами по хозяйству снуем. Знаете, как Анатолий бурно реагировал, когда смотрел массовые похороны в Братковичах? Как возмущался, что злодей даже детей не пощадил». Ну разве могли эти люди заподозрить, что он к этим убийствам имеет прямое отношение?

— Помните, что вы сказали в своей речи?

— Такое не забывается. Я посетовал, что на мою долю выпала неблагодарная работа — защищать детоубийцу, но кто-то все равно должен был это делать: не я, так другой. Кто-то, может быть, лучше бы справился, кто-то хуже. Я выполнял ее в меру своих сил и так, как понимал. При этом меня постоянно мучил вопрос: почему так произошло? Кто виноват? Я глубоко убежден: виноват тот, кто не довел васильевский эпизод до конца. Потому что тогда Оноприенко там жил, стоял на учете как охотник, его знали. Вина за 43 убийства лежит на тех, кто это дело закрыл.

— То есть на наших славных правоохранительных органах, которые шесть лет спустя отличились при поимке Оноприенко и получили немало наград и звездочек на погоны?

— Надо помнить, что в тот период Союз разваливался, в стране не понять что происходило. Потом шли сложные процессы: становилась на ноги новая судебная и правоохранительная система.

-. Профессионалы разбежались в частные охранные структуры.

— Скорее, не стало той жесткой системы ответственности и проверок, к которой все привыкли за десятилетия Советской власти. Думаю, если бы в те годы она была по-прежнему сильна, Оноприенко не смог бы так распоясаться. Увы, в конце 80-х руководящие кадры в правоохранительных органах устранились от борьбы с преступностью и не несли строгой ответственности за грубые провалы в работе.

— С вами трудно не согласиться. Но почему ваша речь, при том всеобщем внимании к процессу, практически не была освещена?

— Думаю, потому, что изобличала систему, которая — я достаточно убедительно это показал! — была даже больше, чем Оноприенко, повинна в случившемся. Суд, которому я изложил свою позицию, все внимательно выслушал. А обвинитель Юрий Степанович Игнатенко даже подошел в перерыве взволнованный, пожал руку: мол, не ожидал! Какая-то российская газета отвела под мою речь целый разворот, написав, что она может служить пособием для студентов-юристов.

— А как реагировали родственники погибших?

— По-разному. Хочется верить, что они услышали мои доводы. Еще раз подчеркиваю: я бы не хотел, чтобы меня отождествляли с Оноприенко. Это крайне неправильно, потому что процесс над серийным убийцей должен был состояться. А передо мной как адвокатом стояла четкая задача: не допустить, чтобы осудили невиновного, и показать людям, почему трагедия стала возможной.

— Руслан Иванович, когда вы видели последний раз своего бывшего подзащитного Анатолия Оноприенко?

— Во время вынесения приговора.

— Что ему сказали на прощание?

— Ничего, повернулся и ушел. Он же несколько раз менял тактику по ходу судебного заседания — сначала давал показания, потом потребовал московского адвоката, других знаменитостей, а в конце и вовсе перестал отвечать на вопросы, замкнулся, говорил, что это все спектакль. Но мне кажется, Оноприенко просто понял, что можно уже дурака не валять, — его метод не работает.

— Вы не сожалеете о том, что смертную казнь в Украине отменили?

— Вопрос философский. У этой меры наказания много сторонников и противников. Каждый приводит свои аргументы и по-своему прав. Но я лично против смертной казни. Почему? Потому что всегда остается шанс исправить судебную ошибку (пусть теоретически, но она возможна).

Что касается конкретного дела. Я считаю, что для Оноприенко высшая мера — это был бы подарок. Казнь избавила бы его от множества моральных и физических страданий. Представьте: до последнего дня он обречен сидеть в одиночке, как мышь в банке, и ждать, когда ему дадут зернышко погрызть. Это более сильное наказание, чем если бы его взяли и уничтожили. Какие радости жизни ему доступны? На мой взгляд, нет тяжелее кары, чем лишение свободы. Он, по сути, каждый день мучается, причем не видит света в конце тоннеля.

— По-вашему, он может выйти на волю?

— Закон представляет ему возможность после определенного срока заключения обратиться за помилованием. Надежда должна оставаться даже у такого человека. Но, думаю, какая бы власть в Украине ни была, она не пойдет на смягчение наказания.

Кстати, по словам тюремных охранников, ведет Оноприенко себя хорошо, замечаний нет. То есть сидит молча, ждет какого-то своего шанса. Он рассчитывает, что каждый день что-то может поменяться в этой жизни. И его за это осуждать нельзя. Даже серийный убийца любит жизнь и цепляется за нее до последнего.

Смотрите еще:

  • Договор залога автомобиля между физическими лицами залог передается залогодержателю Договор залога автомобиля между физическими лицами, залог передается залогодержателю г. Москва «___»_________ 201_ года. Гражданин ______________________________, именуемый в дальнейшем […]
  • Пмр гражданский кодекс ЗАКОН ПМР «О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЯ И ДОПОЛНЕНИЯ В ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС ПРИДНЕСТРОВСКОЙ МОЛДАВСКОЙ РЕСПУБЛИКИ» Принят Верховным Советом Приднестровской Молдавской Республики 22 февраля 2017 […]
  • Закон о гражданстве ст 14 Статья 14. Прием в гражданство Российской Федерации в упрощенном порядке Информация об изменениях: Федеральным законом от 11 ноября 2003 г. N 151-ФЗ статья 14 настоящего Федерального […]
  • Договор займа под залог автомобиля между юридическим и физическим лицом Договор залога автомобиля между физическим и юридическим лицом, залог остается у залогодателя г. Москва «___»_________ 201_ года. Открытое акционерное общество […]
  • Южноуральское гпк Дело о "крепостном праве": армянский бизнесмен купил южноуральскую деревню - с домами, церковью и жителями В Челябинской области с аукциона продали бывший совхоз с фермами, теплицами, […]
  • Если написать письмо в фсб КАК ПОПАСТЬ НА ПРИЕМ В ФСБ И С КАКИМИ ВОПРОСАМИ СТОИТ ОБРАЩАТЬСЯ НА ЛУБЯНКУ ЧЕМ ЗАНИМАЕТСЯ ФСБ Вряд ли есть человек, которому надо объяснять, для чего существуют так называемые […]
  • Документы для получения страховки по вкладу Как получить страховую выплату по вкладу при отзыве лицензии у банка За 2018 год, по состоянию на 5 июня, государственной корпорацией "Агентство по страхованию вкладов" уже зафиксировано […]
  • Юрист юркевич Юркевич Анатолий Васильевич Юрист, преподаватель, репетитор Возраст: 47 лет Город: Харьков Готов переехать в: Днепр, Донецк, Киев, Одесса Контактная информация Соискатель указал телефон и […]
admin

Обсуждение закрыто.