Написать письмо караулову по электронной почте

Написать письмо караулову по электронной почте

Власть и право

«Основная идея была — выйти замуж за мусульманина»

Варвара Караулова рассказала, почему хотела приехать в ИГИЛ

Московский окружной военный суд заслушал показания студентки Варвары Карауловой, обвиняемой в том, что она пыталась вступить в запрещенную в России организацию «Исламское государство». По ее словам, она общалась с одним из членов ИГИЛ еще со школьной скамьи через интернет, и постепенно у девушки возникли к нему сильные чувства, несмотря на то что этот мужчина ее постоянно обманывал. Также она сказала, что в момент своей попытки въехать в Сирию полностью не отдавала отчет в своих действиях.

Московский окружной военный суд (МОВС) в четверг, 17 ноября, допрашивал студентку МГУ Варвару Караулову. 20-летнюю девушку обвиняют в том, что она в конце мая 2015 года пыталась перебраться из России в Сирию, чтобы вступить в запрещенное на территории РФ «Исламское государство». С точки зрения российских законов это подпадает под статью 205.5, п. 2 УК РФ «Участие в деятельности организации, которая в соответствии с законодательством Российской Федерации признана террористической». Если студентку признают виновной, ей может грозить до 20 лет лишения свободы.

Обвиняемая в связях с ИГ Варвара Караулова отрицает свою вину

На заседание суда Караулова надела пестрое платье с коротким рукавом — вполне светское, выглядевшее куда скромнее яркой одежды, в которой она была на предыдущем заседании. Доставил подсудимую обычный, а не усиленный полицейский конвой. Впрочем, на всякий случай в зале суда дежурили два бойца спецназа службы судебных приставов. На процесс пришли мать подсудимой Кира, отец Павел Караулов, а также ее бабушка. Было заметно, что родители сильно переживают: у матери неоднократно на глазах появлялись слезы, а отец значительную часть допроса просидел, закрыв голову руками. Невозмутимо вела себя только бабушка, которая к середине заседания даже уснула.

Два имени, один человек

Варвара начала говорить спокойно и подробно о том периоде своей жизни, который предшествовал ее отъезду на Ближний Восток. «В 2012 году, когда я училась еще в школе, я познакомилась в социальной сети «ВКонтакте» с парнем, который мне представился как Влад (позже выяснилось, что его настоящее имя Айрат Саматов. — «Газета.Ru»). Я его нашла в группе футбольных болельщиков команды ЦСКА. Он мне сказал, что ему 21 год и что он придерживается националистических взглядов. Мы много спорили об этом, обсуждали также футбол и жизнь вообще. Через какое-то время я поняла, что эта переписка начала значить для меня очень много», — сказала Караулова.

постепенно новый знакомый по интернет-переписке стал вести себя авторитарно, в частности настоял на том, чтобы она перестала общаться со своими друзьями мужского пола

и даже с некоторыми девушками. «Он часто меня ревновал к другим парням. Мы даже сильно поссорились, когда я добавила в друзья во «ВКонтакте» человека, оформлявшего документы для моего поступления на философский факультет МГУ», — пояснила девушка. Но, несмотря на это, Влад оставался в течение более двух лет единственным человеком, с которым она могла говорить открыто практически на любые темы.

С родителями же, как утверждает Варвара, у нее были сложные отношения. «После поступления в институт почти все мое время было занято учебой и тренировками — я активно занималась спортом (волейболом, баскетболом, тайским боксом. — «Газета.Ru»). Влад довел меня до того, что я даже перестала здороваться с людьми мужского пола. Тогда я поняла, что мне нужен кто-то в реальной жизни, кому я могла бы дарить свои чувства. И тогда я завела собаку по кличке Фрэнки, который на долгое время стал мне настоящим другом», — отметила подсудимая. Она подчеркнула, что к ее интернет-знакомому в то время у нее уже развилось сильное чувство. И тогда же Влад прислал ей фотографию, заявив, что это его изображение. На фото был молодой человек славянской внешности.

Варвара Караулова скучает в СИЗО по собаке и читает Платона

Как рассказала Караулова, с 2014 года в их общении с Владом появилась тема отношения к исламу, причем первоначально ее это удивило и даже испугало. Однако она не стала говорить своему возлюбленному об этом, так как опасалась, что он прервет с ней после этого всякое общение. «Он часто говорил, что у мусульман можно многому научиться, что они живут большим дружным сообществом. Еще он рассказывал о терактах — в частности, о взрыве на вокзале в Волгограде в 2013 году и событиях в Беслане в 2004 году. При этом он утверждал, что за этим стояли либо спецслужбы, либо люди, прикрывающиеся исламом, но не истинные мусульмане, что мусульманин никогда бы не обидел ребенка», — отметила Караулова.

Обвиняемая сказала, что

с этого момента ее друг отказывался общаться с ней на темы, не связанные с исламской религией.

«И все чаще он стал упоминать ИГИЛ», — добавила она. «Еще он очень много рассказывал о взгляде на женщину в исламе. Утверждал, что ущемление в правах женщин в исламе — это все стереотип. Так, шаг за шагом я стала интересоваться этой религией на самом деле», — продолжила подсудимая.

К сентябрю 2014 года у Карауловой окончательно сформировалось желание принять ислам. Правда, когда она пришла в мечеть, ей, по словам Варвары, были не рады. Но Влад позже подсказал ей, как надо поступить. Караулова с помощью него и его знакомой совершила обрядовое омовение и прочла шахаду — специальную молитву для вступления в ислам. Родителям она об этом событии не сказала.

Два заочных мужа

«Тем временем мой возлюбленный стал готовиться к отъезду в «Исламское государство». Он оформил загранпаспорт и устроился на работу, чтобы скопить денег на поездку. И в середине февраля 2015 года он уехал в Сирию, чтобы вступить в ИГИЛ, предупредив меня, что некоторое время не будет выходить на связь. Мне это все не нравилось, но я не хотела его расстраивать и старалась не обсуждать с ним это», — продолжила студентка.

По ее словам, они с Владом общались через WhatsApp и «ВКонтакте», в реальной жизни она никогда его не видела. При этом он писал ей с нескольких аккаунтов. Далее подсудимая отметила, что в конце марта 2015 года ей написала девушка азиатской внешности, спросившая, как дела у Айрата. «Из ее слов я поняла, что речь идет о Владе и что его фамилия Саматов.

Я поняла, что он меня обманывает. Я ему часто писала. Он не отвечал. А тут такое! Как будто рояль мне на голову свалился.

Я удалила всю переписку с ним и захотела вычеркнуть его из жизни», — сказала Караулова.

После этого, по словам подсудимой, она вышла замуж по скайпу за человека по имени Надир, который состоял в организации «Джебхат ан-Нусра», запрещенной в России. С ним она познакомилась через специальный сайт для мусульманок, ищущих мужей. Вскоре она оформила через ФМС загранпаспорт, чтобы выехать к нему. Но затем на нее снова вышел Саматов и заявил, что брак через скайп недействителен и что он хотел бы быть с Варварой вместе. «Тогда был конец учебного года, у меня наступило отчаяние, мне было очень одиноко. Я снова вышла замуж заочно. На этот раз — за человека по имени Абдул Хаким из ИГИЛ. Втайне я надеялась выехать к нему, а встретиться каким-то образом с Владом, то есть с Саматовым», — сказала Караулова.

Из Москвы в Стамбул и обратно

«Для меня было главное — уехать хоть куда-нибудь. Хоть в соседнюю квартиру. Но лучше — к любимому. Мне главное было выйти замуж за мусульманина, мне казалось, что они заботятся о женщинах и не будут их бросать», — рассказала Караулова. По ее словам, далее ей позвонил незнакомый мужчина, сказал, что связался с ней по просьбе ее мужа, и предложил выбрать день отъезда в Сирию. Когда она выбрала этот день, он прислал ей электронные билеты до Стамбула и сказал, что в турецкой столице ее встретят.

«В назначенный день я долго не решалась выйти из дома, втайне надеялась, что рейс отложат или по какой-то причине самолет не взлетит.

Фрэнки, мой пес, как будто почувствовал что-то и плакал. Я его обняла, чтобы он успокоился, и даже не знаю, как смогла отпустить», — сказала девушка и начала плакать прямо в зале суда.

Далее она самостоятельно добралась до аэропорта Шереметьево, долетела до Стамбула и в аэропорту этого города пошла в туалет, где переоделась в традиционную мусульманскую одежду. Как рассказала студентка, в аэропорту Стамбула она сделала так, как ей сказали ранее: взяла такси и дала специальный номер телефона водителю. После звонка на него таксисту объяснили, куда надо ехать. «Тогда же я написала SMS-сообщение маме с просьбой не волноваться и погулять с собакой», — на этих словах Карауловой начала плакать уже ее мать.

Отправлявшаяся в ряды ИГИЛ студентка МГУ Варвара Караулова попала под следствие

«Я оказалась в стамбульской квартире, где было много женщин и детей, а также несколько мужчин, живших отдельно. Выходить из квартиры мне запрещалось. Мне дали указание выбросить SIM-карту и не выходить в интернет. Но тут мне написал в WhatsApp Саматов, сказал, что его зовут Айрат, и попросил приехать именно к нему. Он прислал фотографии, на которых был якобы он. Но там был совершенно не тот человек, что на предыдущих его фото. Я уже ждала от него любой подлости или подставы, но рада была, что с ним все хорошо. По правде говоря, я не очень понимала в принципе, как себя вести в этой ситуации», — пояснила она суду.

По словам Карауловой, в Турции она сменила четыре квартиры в разных городах. «31 мая нас посадили в рейсовый автобус, который повез нас к границе. До этого я списалась с Саматовым, сказала, что хочу видеть его. Потом нас пересадили в еще одну машину, потом в еще одну. Мы поменяли много машин, в процессе потерялась моя сумка с загранпаспортом. Все время нас куда-то везли.

В какой-то момент нас выпустили в буквальном смысле слова в поле и сказали идти по нему. Через 20 минут мы набрели на турецких солдат»,

Военные отвезли Караулову и еще четырех женщин, которые с ней были, сначала на военную базу, а через день — в центр временного содержания, добавила Варвара. Оттуда ее вскоре забрал отец, Павел Караулов, с которым вместе они, прячась от многочисленных журналистов, перелетели сначала из города Батман в Стамбул, а затем — в Москву.

Далее Варвара упомянула, что в Москве ее неоднократно допрашивали сотрудники ФСБ, они рассказали ей, что Саматов — это бывший наркоман из Казани, которому 35 лет, и что он находится в международном розыске: «Первое время мне совершенно не хотелось с ним общаться». Однако сотрудники Федеральной службы безопасности настояли на том, чтобы она показала им переписку с возлюбленным. «И тут я увидела, что он все это время мне писал. Спрашивал, соблюдаю ли я намаз. Я была тронута, но мне было в то же время очень неприятно, что он не интересуется даже, все ли со мной в порядке», — рассказала подсудимая.

Тем временем мать Варвары попыталась оградить Караулову от общения с внешним миром на время. Студентка провела несколько недель на даче у отчима, а потом в его квартире в подмосковном Домодедово. Кроме того, студентка, поговорив с матерью и отцом, решила сменить имя и фамилию.

«Варвара Караулова стала нарицательным, меня везде преследовали журналисты. Эти имя и фамилия уже жили своей, отдельной от меня жизнью.

И я тогда взяла себе имя Александра Иванова», — сказала подсудимая.

Караулова добавила, что дважды лежала в психиатрической больнице, где у нее не было доступа к интернету и телефону. «Потом я отдала их маме, она их заперла в специальный сейф в нашей квартире», — отметила обвиняемая. При этом периодически она выходила на связь со своим возлюбленным. «Однажды я сама ему написала. У меня была жуткая депрессия. «Только не оставляй меня», — были мои слова», — сообщила суду Караулова. В какой-то момент Саматов спросил ее, приедет ли она еще в Сирию, и она сказала «да», хотя, по ее собственным словам, в тот момент она себя в полной мере не контролировала.

Прошлое оказалось сильнее

После выхода из психиатрической больницы от Карауловой отвернулись все подруги и друзья, кроме того, у нее развилась сильная депрессия, продолжала подсудимая. И хотя

она пыталась снова заниматься спортом, вела уроки французского языка для мусульман и даже помогала организовать велопробег по Москве, от мыслей о Саматове так и не отделалась,

и с 4 августа 2015 года они стали общаться через интернет. «Он оказался единственным средством от жестокой депрессии и одиночества, которые начались у меня после выхода из психиатрической больницы», — сказала она. При этом после возвращения Карауловой Саматов говорил ей, что в Сирию можно перебраться опять — по поддельному паспорту.

Студентка МГУ Варвара Караулова помещена под арест

Подсудимая во время дачи показаний ни разу не упомянула, что Саматову она рекомендовала писать на ее вторую страницу в соцсетях, на имя Амины Сафутдиновой, так как пароль от основного аккаунта «ВКонтакте» Варвары Карауловой знают сотрудники ФСБ. Информация об этом есть в материалах дела и была ранее оглашена в суде.

Караулова отметила, что ее задержали 27 ноября 2015 года. «Часов в шесть нам позвонили в дверь, спросонья я ничего не поняла, решила, что это отчим вернулся с работы. Но в комнату вошла мама, с ней были бойцы спецназа в масках. В квартире провели обыск, мама отдала им все телефоны, планшет и ноутбук из сейфа, о котором я говорила ранее. После этого меня отвели в управление ФСБ. Там был следователь, он начал меня допрашивать без адвоката. Он также убедил меня признать вину, так как, по его словам, это был единственный шанс облегчить мою участь. Я согласилась, решила, что он мне сочувствует. Правда, когда я прочитала протокол, там было не то, что я говорила. Но сотрудник ФСБ сказал: «Потом будем разбираться, что и как». Допрос шел несколько часов, лишь в самом конце приехал адвокат, меня отвезли в изолятор временного содержания на Петровку, 38», — закончила свой монолог девушка.

После этого Карауловой задали ряд уточняющих вопросов прокурор Михаил Резниченко, председательствующий на процессе судья Александр Абабков и адвокаты. Варвара ответила, что в Сирии она планировала выйти замуж и завести семью, родить детей. «Основная идея была — выйти замуж за мусульманина. Работать я там не планировала или заниматься какой-то еще деятельностью, кроме как ухаживать за мужем и детьми, я тоже не хотела», — сказала она.

О своем муже по скайпу Абдуле Хакиме Караулова знала только то, что он входит в военную структуру ИГИЛ, участвует в боевых действиях: «Не знаю, как именно, может, хоть с пикой на коне скачет».

Какого-либо плана действий на случай смерти мужа у Карауловой не было, но ей казалось, что насильно замуж ее бы не выдали.

В квартире в Стамбуле, где держали Варвару, был некий Али Гаджиев, ранее получивший ранение в Сирии, когда воевал за ИГИЛ. Он заявил, что процесс отправки Карауловой в Сирию надо ускорить, после того как прочитал в интернете статью о том, что девушку разыскивают родители. В самой квартире Карауловой не понравилось: «Там было тяжело, дети все время кричали, из-за этого люди ругались друг с другом». Она даже подумывала о том, чтобы отказаться от своих планов, но ей сказали, что из квартиры выходить нельзя, и она подчинилась, хотя прямых угроз не было.

Родителям о своем местонахождении она не рассказывала, поскольку боялась, что те передадут эту информацию турецким спецслужбам, а это создаст угрозу жизни девушки. При этом техническая возможность связаться с мамой и папой у Варвары была.

На вопрос, мусульманка ли она сейчас, Караулова ответила, что ей многое симпатично в этой религии. «Я сейчас стыжусь того, что ранее принимала за чистую монету многие стереотипы, связанные с этой религией. Но учитывая обстоятельства, произошедшие со мной, я сомневаюсь, что ислам — это мой выбор», — резюмировала она.

Андрей КАРАУЛОВ

Родился 10 сентября 1958 в подмосковном Калининграде (Королев). После окончания школы в 1976 году начал работать разнорабочим завода «Салют» в Москве и в том же году поступил в Государственный институт театрального искусства (ГИТИС) на факультет театроведения.

Окончив ГИТИС в 1981 году, Караулов пошел в армию. После службы стал редактором журнала «Театральная жизнь», затем заведовал отделом юмора журнала «Огонек». В конце 80-х – начале 90-х работал в альманахе «Наше наследие», журнале «Родина», «Независимой газете», печатался в «Советской России».

В 1992 году начал работу на телевидении, став автором и ведущим телепередачи «Момент истины» на ВГТРК. В 1997 году вступил в конфликт с председателем ВГТРК Николаем Сванидзе и его заместителем Михаилом Лесиным, в результате которого «Момент истины» сняли с эфира. Затем Караулов работал на РЕН-ТВ, НТВ, ТНТ, ТВ-Центр, где вел авторские программы.

Летом 2011 года возобновился выход программы «Момент истины» на петербургском «Пятом канале».

Журналист является автором политических книг «Вокруг Кремля» и «Русское солнце». Кроме того, он выпустил документальный четырехсерийный фильм «Неизвестный Путин» и фильм «Труб(п)ы», в котором рассказывалось об убийствах, приписываемых бывшему главе нефтяной компании ЮКОС Михаилу Ходорковскому.

С октября 2015 года – член попечительского совета Института русского языка и культуры МГУ им. Ломоносова. Владеет немецким языком.

Был трижды женат. СМИ писали, что у журналиста две дочери и сын от разных женщин, но якобы от отцовства в отношении одной из дочерей он отказался. Пресса часто сообщала скандальные подробности разводов Караулова с филологом Натальей Мироновой и журналисткой Ксенией Колпаковой и последовавших за ними разделах имущества.

Дело Варвары Карауловой

Студентка второго курса филологического факультета МГУ Варвара Караулова была задержана 4 июня 2015 года на турецко-сирийской границе в городе Килис.

Караулова, увлекавшаяся изучением ислама и арабского языка, втайне от родителей оформила загранпаспорт и 27 мая 2015 года, вместо того, чтобы отправиться на лекции, вылетела в Стамбул. Вечером того же дня она прислала матери СМС с просьбой выгулять собаку, после чего связь с ней прервалась.

Турецкие спецслужбы задержали Караулову в составе группы из 14 граждан России, собиравшихся примкнуть к запрещенной в РФ группировке «Исламское государство» (ИГ, ДАИШ, запрещена в РФ). В группе было четверо жен сторонников ИГ и шестеро детей.

5 июня Следственный комитет России начал доследственную проверку по факту возможной вербовки студентки МГУ Варвары Карауловой в экстремистское сообщество.

По итогам проверки СКР не стал возбуждать уголовное дело против Карауловой.

Утром 11 июня Караулова в сопровождении представителей Интерпола и турецкой миграционной службы вылетела в Стамбул с востока Турции, где ее несколько дней содержали в миграционном центре в городе Батман. В Стамбуле студентку встретили сотрудники российского консульства, которые выдали девушке справку об утрате загранпаспорта.

Из Стамбула рейсом «Аэрофлота» Караулова с отцом вылетела в Москву и в тот же день их самолет приземлился в аэропорту «Внуково».

22 июня адвокат семьи Карауловой сообщил, что все следственные мероприятия с Варварой Карауловой закончены и она проходит по делу о своей предполагаемой вербовке в «Исламское государство» исключительно как свидетель.

По возвращении на родину Караулова ушла в академический отпуск. Несколько месяцев она провела дома и даже сменила имя и фамилию на Александру Иванову, чтобы избежать повышенного внимания.

Караулова прошла обследование в НИИ Психического здоровья, где ей прописали антидепрессанты и антипсихотический препарат.

По словам отца девушки, после возвращения его дочь сотрудничала с ФСБ. Спецслужбы следили за ней, установили спецсредства на ее технику, проводили беседы. По его словам, это оказывало слишком сильное влияние на ее психику, и она попросила забрать все средства связи и оградить ее от интернета.

Отец Карауловой объяснил ее поступок влюбленностью в вербовщика ИГ.

Несколько месяцев эта история не получала продолжения, пока 27 октября адвокат семьи Карауловых Александр Карабанов не сообщил РИА Новости о задержании подозреваемых в вербовке девушки.

В СМИ появилась информация, что Варвара продолжает поддерживать связь с террористами. В частности, со своим возлюбленным, который ее и завербовал. Сообщалось, что спецслужбы провели обыск в квартире, где живет девушка, и нашли неопровержимые доказательства вины Карауловой.

28 октября Лефортовский суд Москвы арестовал студентку МГУ Александру Иванову (Варвару Караулову) по подозрению в совершении преступления по статьям 30 и 205.5 УК РФ. Девушке вменяется приготовление к участию в деятельности террористической организации.

Максимальная санкция данной статьи Уголовного кодекса составляет 10 лет лишения свободы, а минимум — 5 лет при условии признания вины и сотрудничества со следствием.

И следствие, и защита не оспаривали фактическую сторону дела — девушка в социальных сетях переписывалась с вербовщиком ИГ, но разошлись в оценке ее мотивов. Следователь ФСБ указал, что таким образом она готовилась к переезду в Сирию; адвокаты — что все переговоры проходили под контролем спецслужб и с их ведома.

10 ноября на заседании Мосгорсуда следствие предъявило официальное обвинение студентке МГУ Александре Ивановой (Варваре Карауловой) в попытке примкнуть к террористической организации «Исламское государство».

8 февраля 2016 года адвокат Ивановой сообщил, что она отказалась от признательных показаний. Он напомнил, что в деле находятся признательные показания Ивановой (Карауловой), которые она дала в то время, когда ее интересы представлял государственный защитник.

В начале апреля стало известно, что эксперты Института Сербского признали Александру Иванову (Варвару Караулову) вменяемой.

Срок ареста Александры Ивановой (Варвары Карауловой) неоднократно продлевался. По мнению следствия, находясь на свободе, Иванова может продолжить заниматься преступной деятельностью, скрыться или иным образом повлиять на следствие. Адвокат обвиняемой просит суд избрать меру пресечения, не связанную с арестом, отмечая, что защита подала жалобу в Европейский суд по правам человека на арест Ивановой и условия её содержания.

В мае председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева через адвоката попросила суд освободить из-под стражи Александру Иванову (Варвару Караулову), подписав ходатайство суду об изменении меры пресечения Ивановой на личное поручительство.

Срок ареста Карауловой продлен до 27 июля.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Версия 5.1.11 beta. Чтобы связаться с редакцией или сообщить обо всех замеченных ошибках, воспользуйтесь формой обратной связи.

© 2018 МИА «Россия сегодня»

Сетевое издание РИА Новости зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 08 апреля 2014 года. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-57640

Учредитель: Федеральное государственное унитарное предприятие «Международное информационное агентство «Россия сегодня» (МИА «Россия сегодня»).

Главный редактор: Анисимов А.С.

Адрес электронной почты Редакции: [email protected]

Телефон Редакции: 7 (495) 645-6601

Настоящий ресурс содержит материалы 18+

Регистрация пользователя в сервисе РИА Клуб на сайте Ria.Ru и авторизация на других сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на тех языках, на которых представлено основное содержание материала, под которым пользователь размещает комментарий.

На сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» может осуществляться редактирование комментариев, в том числе и предварительное. Это означает, что модератор проверяет соответствие комментариев данным правилам после того, как комментарий был опубликован автором и стал доступен другим пользователям, а также до того, как комментарий стал доступен другим пользователям.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике страницы;
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации;
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес МИА «Россия сегодня» или сотрудников агентства;
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
  • содержит ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
  • автор проявляет неуважение к русскому языку, текст написан по-русски с использованием латиницы, целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.

Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется пренебрежение правилами и нормами русского языка, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

Администрация имеет право без предупреждения заблокировать пользователю доступ к странице в случае систематического нарушения или однократного грубого нарушения участником правил комментирования.

Пользователь может инициировать восстановление своего доступа, написав письмо на адрес электронной почты [email protected]

В письме должны быть указаны:

  • Тема – восстановление доступа
  • Логин пользователя
  • Объяснения причин действий, которые были нарушением вышеперечисленных правил и повлекли за собой блокировку.

Если модераторы сочтут возможным восстановление доступа, то это будет сделано.

В случае повторного нарушения правил и повторной блокировки доступ пользователю не может быть восстановлен, блокировка в таком случае является полной.

Как написать письмо и заставить коллег вас ненавидеть

Share this with

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Прежде, чем поставить босса в копию письма, хорошо подумайте.

Показать себя с лучшей стороны вам это не поможет, а вот доверие коллег можете потерять навсегда.

Таковы выводы исследования о пользовании функцией электронной почты «добавить в копию», которое провел профессор менеджмента из Кембриджской бизнес-школы.

В своем исследовании Дэвид де Кремер проанализировал эмоциональную составляющую офисных электронных писем.

«Когда люди постоянно ставят в копию руководство, это не способствует «прозрачности», — объясняет профессор де Кремер, — а подпитывает «культуру страха».

Это далеко не единственное, чем злоупотребляют пользователи почты.

Вот несколько распространенных ошибок, которые могут существенно испортить вам имидж в глазах коллег.

  • «Я здесь, я на месте». Это тот случай, когда электронную почту используют, чтобы рассказать всем коллегам (ближним и дальним), что вы сейчас на работе. С этим трюком легко справится рассылка какого-то документа, которая продемонстрирует, что вы отнюдь не бездельничаете. Есть еще версия под названием «полуночный экспресс» — рассылка электронной почты в то время, когда все рассудительные люди сидят в пабах или в пижамах.

Как семейное дело Андрея Караулова стало публичным

«Я взялась за это только потому, что он якобы пламенный борец за правду»

Елена Рыковцева: Весь прошлый месяц то в одной, то в другой газете появлялись жуткие сообщения о том, что телеведущий Андрей Караулов украл своего собственного ребенка у бывшей жены, да еще и мстил этой жене самыми недостойными способами. Ни в коей мере не желая обидеть коллег из этих изданий, я все же скажу, что не считала возможным обсуждать эти публикации в нашей программе до тех пор, пока на эту же тему на прошлой неделе на страницах газеты «Московский комсомолец» не выступила обозреватель издания Ольга Богуславская, один из самых авторитетных и уважаемых российских журналистов.

Сама Богуславская в своей публикации под названием «Караулов взял сына в заложники», объяснила свое вмешательство в эту историю так: «Развод — дело сугубо частное. Почему люди расстаются, что они при этом думают, что произносят вслух, а что про себя, касается только бывших супругов. Журналистов, которые кормятся интимными подробностями из жизни знаменитостей, я коллегами не считаю — а точнее, считаю профессионалами подглядывания в замочную скважину, а это удел евнухов, которые сами ничего не могут, и им остается довольствоваться тем, что могут другие. Но, к сожалению, во время развода делят не только сберкнижки, квадратные метры и ночные вазы — делят детей. И травма, которую при этом получает ребенок, никогда не проходит бесследно. А случается, что и вовсе не проходит. Вася Караулов — ребенок четырех лет, который наблюдается в специализированном медицинском учреждении в связи с особенностями поведения, повышенной возбудимостью и задержкой речевого развития. Он нуждается в особом режиме, постоянном внимании взрослых, и его родители знают, что его следует оберегать от потрясений. Беречь от них следует любого ребенка, а тем более такого хрупкого и уязвимого, как маленький Вася».

Должны беречь, но вот не берегут. Как именно не берегут – Ольга Богуславская и рассказывает в своем материале. Сегодня она — гость нашей программы.

Поскольку авторы всех публикаций на эту тему явно отстаивают позицию бывшей супруги Андрея Караулова, то в качестве второго участника этого разговора я пригласила самого Андрея Караулова. Но он отказался прийти, сказал, что, во-первых, он за границей. Я сказала, что совершенно спокойно можно участвовать по телефону. Но он ответил, что его позиция зафиксирована в письме, которое он направил Ольге Богуславской, и будет достаточно того, если в нашей программе прозвучит текст этого письма. Письмо мне, действительно, переслала его помощница по электронной почте. Оно слишком большое для цитирования, и я выбрала из него только ту часть, в которой изложена фактическая сторона истории. Она расходится с тем, что написала Ольга Богуславская. И чтобы было понятно, в чем именно они расходятся, мы дадим вам в кратком изложении факты, изложенные в публикации «Московского комсомольца», а потом и те, что представил Андрей Караулов.

А вам, уважаемые слушатели, мы задаем вопрос: считаете ли вы оправданным вмешательство прессы в частную жизнь других людей, и тем более — своих коллег?

Итак, вот как развивались события в семье Карауловых, судя по тому, что написала в газете «Московский комсомолец» Ольга Богуславская.

Диктор: «Ксения и Андрей Карауловы заключили брак в 1999 году. Сын Василий родился в октябре 2003 года. В январе 2006 года Ксения Васильевна Караулова ушла от мужа, а в августе состоялся развод. По словам Ксении Васильевны Карауловой, после расставания бывший муж приезжал к ней и проводил время с ребенком — она препятствий не чинила. Однако в ноябре 2006 года он обратился в суд для определения порядка общения с ребенком. В декабре 2006 года решением суда порядок был определен: раз в неделю, по субботам, с 9 часов утра до 21 часа, при условии возвращения ребенка домой, к матери, ко времени сна. А.В.Караулов решение суда не обжаловал, и в январе 2007 года оно вступило в законную силу.

В мае 2007 года Андрей Караулов обращается в суд с иском об определении места жительства ребенка. В июне Андрей Викторович изменил исковые требования. Поскольку его бывшая жена не лишена родительских прав на сына Василия, было понятно, что местом жительства 4-летнего ребенка суд определит место жительства его матери. Поэтому вместо определения места жительства Андрей Викторович обратился в суд с иском об изменении порядка общения с ребенком. Отец Васи посчитал возможным предложить другую схему: 4 дня в неделю ребенок будет жить у него, а 3 дня — с матерью.

Потом было несколько судебных заседаний, последнее состоялось несколько недель назад, 27 декабря, и решением по этому делу был сохранен прежний порядок общения отца с сыном Василием (по субботам, с 9 до 21 часа) и определено место жительства ребенка по месту проживания его матери.

Итак, в течение всего прошлого года Караулов брал ребенка, но не регулярно, поскольку часто бывает в отъезде.

30 ноября Караулов А.В. вместе с группой неустановленных вооруженных лиц, предположительно, сотрудников правоохранительных структур, средь бела дня похитил ребенка в момент его прогулки с няней на детской площадке и увез его, как выяснилось позже, на свою дачу в Наро-Фоминском районе Подмосковья. 13 декабря Ксения Караулова приехала туда вместе с руководителем отдела опеки и психологом. Пускать незваных гостей на территорию дачи не хотели. Руководитель отдела опеки позвонила начальнику охраны, к воротам вышел человек и сказал, что пройти на территорию могут все, кроме Ксении Васильевны. Когда открыли ворота, Ксения бросилась во двор, где гулял Вася с незнакомой ей женщиной. Ребенок бросился к матери, ее стали отстранять, а в это время Вася кричал: «Мама, где ты была, когда мы поедем домой?». Андрея Викторовича дома не оказалось, зато вскоре подоспела милиция. Ксении Васильевне велели покинуть дом».

Елена Рыковцева: И теперь те же события в изложении самого Андрея Караулова. Цитируем его письмо.

Диктор: «Итак, факты. Решением Савеловского суда Москвы от 22 декабря 2006 года определен следующий порядок общения моего сына Василия Караулова с его родителями, полтора года находящимися с разводе: шесть дней в неделю Вася живет со своей мамой – Карауловой Ксенией Васильевной, по субботам, с девяти утра до девяти вечера, я, его отец, забираю сына к себе. Именно так, Вася ЖИВЕТ С МАМОЙ. Как может быть иначе, если малышу четыре года? Если же мать (по нашим законам) по каким-либо причинам не может или не хочет жить с собственным ребенком, его либо забирает отец, либо местные органы опеки – в интернат. Не оставаться же ему на улице, в самом деле?

Теперь вопрос: что делать мне, отцу малыша, если у Василия так непросто – сегодня — складываются отношения с новым супругом моей жены, казахом по национальности, который (и я его понимаю, на самом деле) больше всего на свете дорожит сегодня своим новорожденным сыном – Ксения Караулова родила Эрика Бекбосынова вскоре после нашего с ней развода.

…Эрик и Вася трудно уживаются друг с другом. По медицинским нормам соседство малышей (одного – гиперактивного, с повышенным тонусом, другого – полностью неподвижного, с ослабленной иммунной системой) в шестидесятиметровой квартире, да еще с двумя няньками, если и возможно, то крайне нежелательно. И Васю выпроваживают с улицы Усиевича. К другим людям. Кто примет. То он живет у бабушки с дедушкой, в их квартирке, то, если бабушка больна, у подружек Ксюши, у менеджеров ее кафе, ее друга по имени Дан, а то вдруг — и такое было! — в офисе ее нового супруга, господина Бекбосынова, человека без определенного рода занятий, где на третьем этаже вроде бы есть какая-то детская кровать. Одним словом, Вася живет где угодно, но только не там, где его мать. Потом – вдруг — мой сын оказывается в какой-то подмосковной деревне, где я ищу его уже с солнечногорской милицией!

Почти два месяца, начиная с октября, от меня скрывали неладное. Как суббота, так судебные приставы Северо-западного округа Москвы сбивались с ног. Мои бывшие родственники не пускали меня к сыну. Под разными предлогами. Составлялись протоколы, судебные приставы несколько раз выносили «предупреждения» Ксении и ее родителям, у меня сохранились все эти документы, но что в них толку, если Ксения знала, что кроме штрафа ей ничего грозит.

15 ноября 2007 года случилась беда. Сводный брат Васи тяжело заболел: ложный круп. Тем не менее, Ксюша отказалась от госпитализации Эрика Бекбосынова. Ложный круп на фоне острой респираторной вирусной инфекции. Тут уже не выдержала прокуратура: 24 ноября 2007 года было возбуждено уголовное дело № 71 225 «Оставление детей в опасности». Вася опять на улице. Две недели по разным адресам.

Если мать не выполняет решение суда, не живет с ребенком, сын уезжает к отцу. Или в интернат. Вот и я забрал Васю к себе домой».

Елена Рыковцева: Вы послушали две позиции, две истории, точнее, это как бы одна история, рассказанная совершенно по-разному – Ольгой Богуславской и Андреем Карауловым. И еще раз повторю вопрос вам, уважаемые слушатели: считаете ли вы оправданным вмешательство прессы в частную жизнь других людей, а тем более – коллег. Об этом же я сразу спрашиваю Ольгу. Есть газеты, которых это, наоборот, подхлестывает. Караулов – «звезда», известен, поэтому все, что происходит с ним, — это их работа, это их хлеб. У вас все должно быть, по идее, наоборот — то есть то, что он коллега, вас должно останавливать. Вы, наверное, дольше думали, чем журналисты из других изданий, стоит ли за это браться, а особенно, когда он – коллега. Почему вы взялись все-таки за эту историю?

Ольга Богуславская: Я прошу прощения, я оставляю за скобками нашего разговора мое мнение о том, считаю ли я господина Караулова коллегой. Это мое личное дело. Я хочу обратить особое внимание на то, что я никогда. почти за три десятилетия работы в газете я никогда не принимала участия в историях, связанных с личной жизнью простого или непростого человека.

Елена Рыковцева: Не делите это для себя?

Ольга Богуславская: Нет. Я как раз и хочу сказать, что все мы люди, и этого достаточно. Это не моя профессия. Меня это не интересует. И взялась я за эту тему исключительно потому, что господин Караулов, насколько мне известно (я не являюсь зрителем его передачи), пламенный борец и правдоруб, пламенный борец за правду. И поразило меня в этом случае то, что он не исполняет решение суда по вопросу, который, возможно, является самым важным в нашей жизни. Речь идет о том, как жить ребенку в условиях, когда развелись его родители. Это, во-первых, неисполнение решения суда. Дело не в том, что это – Караулов. Я во вступлении к материалу написала, что ко мне за этот год обратилось несколько человек – это женщины, матери детей. И меня поразило то, что они действуют одинаково. Вот это и есть предмет моего выступления.

Елена Рыковцева: Вы имеете в виду – отцы?

Ольга Богуславская: Да.

Елена Рыковцева: Кстати, я заметила одну деталь в вашем материале: вы пишете о том, что участилось количество таких случаев, что к вам за один год обратилось столько же, сколько за все вместе взятые прошлые годы.

Ольга Богуславская: Да-да.

Елена Рыковцева: Почему? Люди стали богаче?

Ольга Богуславская: Не все. Но тот, кто стал богаче, почувствовал.

Елена Рыковцева: Я-то замечаю, что в прессе об историях людей состоятельных, как правило, пишут.

Ольга Богуславская: Ну, 95 процентов.

Елена Рыковцева: Вот такие истории, когда отец похищает сына, — это человек, который может себе это позволить.

Ольга Богуславская: Совершенно справедливо. То есть может позволить себе и это тоже. Вот это входит, видимо, в число удовольствий. Потому что насколько мне удалось разобраться в этих историях, эти отцы совершенно не убиваются и не сбиваются с ног, чтобы проводить время с детьми. Весь вопрос был в том, чтобы наказать жену. Я полагаю, что история, о которой идет речь, — очередная история в этом ряду, не более.

Елена Рыковцева: Кстати сказать, вот еще один момент, на который я обратила в вашем материале внимание, — это то, что Андрей Караулов ведь сам привлекает очень широкую общественность ко всей этой истории. Я так поняла, что имена громкие фигурируют в материале, и даже приходят на судебные процессы люди, которые вроде бы не имеют к ней отношения, но имена их гремят на всю страну.

Ольга Богуславская: Совершенно верно. Это само по себе удивительное обстоятельство, и я оставляю его тоже за скобками, потому что я думаю, что это не нуждается в комментариях. Многие из нас – и из слушателей, и из наших коллег, – возможно, были в такой ситуации – разводились, выходили замуж и женились. Не думаю, что это признак хорошего тона – привозить в суд или приглашать в суд героев своих выступлений. В данном случае речь идет о журналисте. Я считаю, что это моветон. Но объясняю это демонстрацией оружия, которым располагает господин Караулов. И я считаю, что это просто неприлично.

Елена Рыковцева: Понятно. Да, мы говорим сейчас об одной семье, потому что дело уж такое громкое, что обошло всю российскую прессу, и конца-края ему нет. Но, тем не менее, мы какие-то, наверное, уроки на будущее или какие-то выводы должны будем предоставить и нашим слушателям. Любого может это коснуться – любой может развестись и страдать оттого, что ему не дают встречаться с ребенком. Вот у отцов, которые похищают детей, это главный мотив – не давали встречаться с ребенком. Мать говорит, что давала встречаться, сам не брал. Отец говорит, что не давали встречаться, пытался брать, но не давали. И вот он его крадет, совершает, в общем, какое-то правонарушение, хотя его никто за это почему-то до сих пор не наказывает.

Ольга Богуславская: Это не правонарушение.

Елена Рыковцева: Да. Но как, вообще-то, отец должен был бы действовать? Что, он должен фиксировать со свидетелями каждый случай того, когда ему не предоставляют свидание с ребенком? Как по-хорошему он должен действовать в ситуации, когда ему реально не дают встречаться с ребенком?

Ольга Богуславская: Во-первых, обращаю ваше внимание на то, что я не юрист, я журналист. И если вас интересует мое мнение как журналиста, то я могу сказать только.

Елена Рыковцева: Но у вас опыт очень большой. Журналист с огромным опытом.

Ольга Богуславская: Да, совершенно верно. Вот исходя из своего опыта я могу сказать следующее. Если люди желают решить вот этот вопрос – как поступить лучше в интересах ребенка? – как бы они друг к другу плохо ни относились, они всегда находят этот алгоритм. Я это утверждаю и я на этом настаиваю. Потому что все люди, нормальные люди, им всегда жаль своего ребенка, тем более – маленького, тем более – не такого здорового. Я видела много противоборствующих, так сказать, сторон, и я видела, с каким достоинством выходят люди из ситуации, когда перед ними одна общая задача. Это с одной стороны. Никогда не нужен никакой ни судебный пристав, ни судебный исполнитель, ни судья – никто не нужен, потому что это их общий ребенок, и только они знают, как поступить лучше – если эта задача стоит.

Другой вопрос. Если люди решают разные задачи. В данном случае я считаю, что мать находится в бедственном положении, потому что она беспокоится о своем ребенке, а отец, я полагаю, сводит с ней счеты. Это мое мнение, такое у меня возникает ощущение после того, как я узнала то, что я узнала. Так вот, я вижу, что никакие опять же ни судебные приставы, никакие милиционеры и никто не может установить здесь какое-то равновесие, потому что, вы же сами понимаете, ну, не будешь же ты, каждый раз приходя к ребенку, брать с собой судебного исполнителя, милиционера.

Елена Рыковцева: Вот об этом-то мы и говорим, да.

Ольга Богуславская: Поэтому в этом вся и опасность. Я именно поэтому и выступила, что люди должны отдавать себе отчет в том, что если они срываются с катушек и, как сумасшедшие, начинают делать то, что им хочется, когда они забывают о ребенке, то они здесь могут сделать все, что угодно. И вопрос этот, в таком случае, просто не имеет решения. Вот что ужасно.

Елена Рыковцева: А этот вопрос, который мы сейчас обсуждаем, он имеет решение? Вы перспективу видите? Вот я смотрю, перед вами лежат материалы, заявления. Вы видите перспективу?

Ольга Богуславская: Я прошу прощения, я хочу обратить внимание слушателей (они этого не знают, к сожалению, уже теперь это знаю я), тут есть вот какие интересные новости. Господин Караулов считает возможным распространять информацию об Эрике Бекбосынове – это сын Ксении.

Елена Рыковцева: Крошечный сын.

Ольга Богуславская: Да, крошечный, ему несколько месяцев. Я, вообще, с трудом подбираю слова для того, чтобы это как-то прокомментировать, потому что во всей, извините, корреспонденции, которую господин Караулов распространил для сведения коллег и обычных граждан, он пишет, что Эрик Бекбосынов парализованный, неподвижный ребенок, через все тело у него проходит какой-то или электрод, или шнур, не знаю, как он это правильно называет. Ну, чтобы поступить профессионально, я попросила разрешения у Ксении и ее второго мужа пригласить меня домой (хотя это, возможно, выглядело и странно), и они на просьбу эту ответили согласием. И я видела этого ребенка. И могу только пожелать всем, кто нас сейчас слушает, чтобы и у них дома были такие очаровательные дети, чудесные. Единственное, что было здесь не очень удачно: мы разбудили малыша, он всячески давал нам понять, что он нас не ждал. Но это очаровательное существо. И надо было бы господину Караулову все-таки больше времени уделить тому, чтобы убедиться в том, что это неправда – то, что он пишет. Хотя, может быть, это и не входило, собственно, в его задачу.

И второе. Господин Караулов обратился в Солнечногорский УВД, отдел внутренних дел с заявлением о возбуждении уголовного дела номер 71 225 по факту оставления Ксенией Карауловой своих детей – Василия Караулова.

Елена Рыковцева: А когда он обратился?

Ольга Богуславская: Это было в середине ноября. По факту оставления детей в опасности.

Елена Рыковцева: А что это значит?

Ольга Богуславская: Речь идет о том, что Эрик Бекбосынов заболел острым респираторным. ОРВИ. И поскольку он очень маленький, то доктор, который пришел его проведать, поставил предположительный диагноз — там поставлен вопросительный знак, и это можно увидеть при необходимости, — «ложный круп». На этом основании господин Караулов в своем заявлении написал, что «ложный круп» — это смертельно опасное для находящегося рядом ребенка заболевание, Ксения Караулова не приняла мер к тому, чтобы уберечь Василия от смертельной опасности, и на этом основании возбуждено уголовное дело. Я сейчас к нему вернусь. И хочу сказать, что он недавно обратился к заместителю руководителя Главного управления Федеральной службы судебных приставов по Москве Скворцову, и в этом письме он позволил себе написать, что, «как мне стало вчера известно, Ксения Васильевна Караулова объявлена в розыск, поскольку она уклоняется от встреч со следователем». Мне трудно удержаться от комментариев, но скажу только, что поскольку Ксению Караулову почему-то не вызывали, чтобы получить у нее объяснения по этому делу, она 10 января по собственной инициативе отправилась в Солнечногорский УВД и там давала показания. Хотя хочу обратить ваше внимание также и на то, что все участники этого конфликта живут в Москве, а дело почему-то возбуждается в Солнечногорском районе.

Елена Рыковцева: Да. Причем судя по тому письму, которым мне предложил пользоваться Андрей Караулов, эта прокуратура сама возбудила это дело.

Ольга Богуславская: Нет, это не прокуратура.

Елена Рыковцева: Вот он пишет: «Того, что ребенка не отдали в больницу, не выдержала даже прокуратура». То есть, как я понимаю, прокуратура в Солнечногорске ездит в Москву и ходит с лечащими детскими врачами по квартирам.

Ольга Богуславская: Вы постарайтесь себе представить, что это значит, что из всех районов Москвы должны присутствовать сотрудники. Но вся беда в том, что.

Елена Рыковцева: При отказах матерей.

Ольга Богуславская: . он обратился не в прокуратуру, а в милицию, и это возбуждено по его заявлению.

Елена Рыковцева: Это очень важный момент, и мы его уточнили. Мы также зафиксировали то событие, с которого начались, собственно говоря, вот эти уже радикальные поступки, предпринятые Андреем Карауловым, — это болезнь маленького ребенка Ксении Карауловой, которую она называет «острой респираторной инфекцией» в своих письмах.

Ольга Богуславская: Не она, а врач.

Елена Рыковцева: . да, а Андрей Караулов называет это «ложным крупом». Он подает заявление в прокуратуру о том, что она не госпитализирует своего ребенка. И тут происходит несколько противоречивая ситуация, когда, с одной стороны, он обвиняет мать своего ребенка в том, что она не изолирует его от больного братика, с другой стороны, он инкриминирует ей то, что она, пытаясь изолировать этого ребенка, передает его бабушке, дедушке и подругам на время болезни малыша. Вот тут я уже логики не могу понять. Потому что когда заболел младший ребенок, действительно, сын Андрея Караулова начал «путешествовать», видимо, к бабушке, к дедушке – там, где он не мог бы заразиться от брата. И на том основании, что ребенок сейчас не дома, появляется эта версия у Андрея Караулова, что он просто слоняется по Москве, по улицам, и вот с одной из улиц его и подбирают.

Ольга Богуславская: Я хочу обратить ваше внимание на два обстоятельства. Во-первых, ложный круп – это заболевание. если даже это, действительно, ложный круп, то это заболевание неинфекционное, и опасно оно только для того, кто им заболел. Эта справка получена мною у врача. Это первое.

Второе. Если господин Караулов везде распространяет информацию о том, что ребенок, как он говорит, скитался по разным адресам, то я хочу заметить, что бабушка и дедушка – это один из лучших адресов на свете, где может находиться ребенок, с моей точки зрения. А все остальное, что написал господин Караулов про менеджера в кафе, про какого-то Дана, про какую-то кровать на третьем этаже офиса нынешнего мужа госпожи Карауловой, — это все не более, чем его предположения. И опять скажу аккуратно, потому что ничем подтвердить он это не может, да и не собирается. Потому что ему важно посеять смуту и сделать так, чтобы люди запутались: так что же, собственно говоря, должна была сделать Ксения? Только то, что она и сделала: один, маленький ребенок простудился, Вася, который ходит в детский сад, кстати, и практически большую часть дня отсутствует, она его, на самом деле, решила на некоторое время отдать бабушке и дедушке, — и правильно сделала, и слава Богу, что у нее есть такая возможность. Чего хочет Андрей Викторович Караулов в этой ситуации, что он хочет доказать, я, честно говоря, уже не знаю.

Елена Рыковцева: Непонятно. Хорошо. Я сейчас прочитаю несколько сообщений по вопросу нашей программы. Не подписывается наш слушатель, но, тем не менее, читаю сообщение. «Не считаю для себя приличным ковыряться в чужом грязном белье. Андрей Караулов – уважаемый мною человек. И я уверен, что авторитет его в этом скандале не пострадает».

«Вмешательство в чужую личную жизнь всегда предосудительно. Ну а господин Караулов, как журналист, постоянно этим занимается. Ему ли сейчас возмущаться. », — так считает Валентина Владимировна из Москвы.

«Уважаемая Елена, ваш вопрос – правомерно ли вмешательство прессы? – звучит парадоксально. Позвольте узнать, чем вы в данный момент занимаетесь, как не таким вмешательством? Прошу мой вопрос не игнорировать», — пишет Оксана Андреевна. Конечно, мы не можем такой вопрос игнорировать. Конечно, это вмешательство. Конечно, мы говорим о публикациях, которые, по сути, разбирают семейную историю, и мы разбираем то, что написано в этих публикациях, и пытаемся понять, какие мотивы движут участниками этой истории. И она, эта история, не закончилась, и будет продолжаться, в том числе и на страницах прессы. И от нашей программы тут ничего не зависит.

«Караулов такой-то (я это слово опускаю), — пишет Валерий, — но те журналисты, которые лезут в его личную жизнь, гораздо хуже, чем он. И вообще, обсуждать подобные темы – это маразм».

«Ваша гостья не смотрит Караулова, но почему-то знает, что он правдоруб. Мнение, что он не журналист, распространено, а на чем оно основано – непонятно», — вот так пишет Константин из города Череповец.

«Странно, что Ольга Богуславская, не являясь работником суда, печется о неисполнении решений суда и пишет статью по этому поводу. Тем более, известно, что российское правосудие в кругах мыслящих людей носит название «басманное». То есть правосудие в кавычках. Волнение за сына Андрея Караулова, когда у его бывшей жены муж другой национальности, неработающий, и есть ребенок от нового мужа, и когда сын его все время находится не у матери, понятно. И любой хороший отец, зная, что правосудие таким не является, предпринял бы, возможно, то, что сделал Караулов, забрав сына, и пусть без решения суда», — пишет Савельева.

Пожалуйста, Ольга, что же вы так печетесь о неисполнении решения суда, если он такой несправедливый, и известно – какой?

Ольга Богуславская: Прошу прощения, я хотела бы отметить, что господин Караулов опустился до того, что обратил внимание на национальность второго мужа госпожи Карауловой.

Елена Рыковцева: Да, это как-то подчеркнуто. И я тоже очень удивилась.

Ольга Богуславская: Да, он казах, и это подчеркнуто. Не знаю, что имел в виду господин Караулов, волнует ли его, что он не узбек, или есть какие-то еще предпочтительные варианты, но это мне показалось совершенно необъяснимым и недопустимым. Это с одной стороны.

С другой стороны, это игра слов, я позволю себе сказать, — вопрос о том, почему я так пекусь. Да, моя профессия – это судебные очерки. И я не потому занялась этим, что мне больше делать нечего, а потому, что когда-то ко мне обратились за помощью. И я каждый год повторяю одну и ту же фразу: «Видно, я без работы не останусь». Люди без конца обращаются к журналистам, в том числе и ко мне, потому что они не знают, как поступить в связи с тем, что наше правосудие не справляется, или не собирается справляться с возложенной на него обязанностью. Вот и все. Рада бы не принимать в этом участие.

Елена Рыковцева: Вы знаете, вот что касается истории Андрея Караулова, я тоже, вообще-то, не большой любитель обсуждать такие темы, хотя и читаю их в газетах. Но вот обсуждать на радио – это совсем другой вопрос. Действительно, только ваша личность тому причина. Но я хочу сказать, что меня покоробило в нескольких публикациях на эту тему. Я считаю, что неправильно и нельзя писать такие вещи. Например, где-то намекают, а где-то впрямую пишут о том, что это Андрей Караулов поджег кафе своей жены. Мне кажется это неоправданным — бездоказательно обвинять человека в поджоге бизнеса его жены, чтобы отомстить. Я этого не понимаю.

С другой стороны, я не понимаю самого Андрея Караулова, который так или иначе, но вворачивает всюду. причем так, в форме намека, что вроде бы и в суд не подашь, и никакая лингвистическая экспертиза ничего не докажет, однако вворачивает, как и в том письме, что он передал нам, что его бывшая жена употребляла наркотики.

А также, действительно, я не очень хорошо понимаю, что делать женщине. Может быть, пресса не всегда точно обвиняет господина Караулова и не всегда доказательно. Но что делать женщине, когда такой мощи противостоит ей бывший супруг, с такими связями? Вот что ей делать, как не идти к вам в газету, Ольга?

Ольга Богуславская: Вы знаете, я полагаю, что в газету к нам идти, возможно, уже и не понадобится, поскольку Андрей Викторович Караулов распространяет о Ксении Васильевне Карауловой сведения такого рода, что она пьяница, что она наркоманка, что она состоит на учете в ПНД. Причем везде подчеркивает, что он не видит в этом ничего плохого. Но при этом постоянно на это ссылается.

Елена Рыковцева: Он даже жалеет ее: ну что же, надо лечиться, это нормально.

Ольга Богуславская: Мастерство театрального журналиста сказывается в этом, это заметно и понятно. Но я считаю, что единственная возможность разобраться со всеми этими инсинуациями – это обратиться в суд, в тот самый суд, с которого и началась наша с вами беседа. Потому что такие вольности не должны остаться без внимания.

Елена Рыковцева: Точно так же, как и Андрей Караулов может обращаться в суд, когда его неправедно обвиняет та или иная газета в попытке поджога чего-то там.

Ольга Богуславская: Разумеется.

Елена Рыковцева: Да, наверное, когда уже начинаются немотивированные такие вещи, то это – суд.

Ольга Богуславская: Да, я думаю, что это самый лучший способ.

Елена Рыковцева: И я читаю дальше сообщения с пейджера.

«Все, конечно, может быть, история достаточно запутанная. Но я слишком негативно отношусь к личности Караулова, чтобы в данном случае быть объективной и иметь свое мнение», — пишет Ирина.

«Конечно, если журналисты лезут в частную жизнь – это достает. Ну, ничего не поделаешь. Если ведешь публичную жизнь, то будь готов, что тобою интересуются и зарабатывают на твоей известности. Даже Нейрон не мог запретить римлянам писать на стенах», — пишет Александр.

И мы слушаем Николая из города Гусь-Хрустальный. Здравствуйте, Николай.

Слушатель: Добрый день. Вы знаете, ситуация у вас парадоксальная. Во-первых, вообще некорректно говорить о том, что отец украл ребенка, вроде как заложника. Правильно? Согласитесь, какой-то парадокс в этом есть. Как можно взять в заложники своего сына?

Елена Рыковцева: Николай, давайте сразу остановимся. Мы сразу же уточним у Ольги Богуславской. Кстати сказать, у меня этот вопрос тоже возникал. Почему заложник-то? Он заложник чего? Он просто держит сына у себя. Почему в заложниках?

Ольга Богуславская: Нет-нет. Во-первых, если вы прочитаете до конца заголовок моего материала, то речь идет о том, что заложник истории с женой, противостояния с женой.

Елена Рыковцева: И вы сразу подчеркнули, что это ваше мнение.

Ольга Богуславская: Естественно. Там стоит моя фамилия. И я говорю только то, что я считаю возможным высказать. Это раз.

Во-вторых, я в начале передачи, когда вы сказали о том, что он совершил преступление. Нет. Если родитель не лишен прав, то, да, он имеет право.

Елена Рыковцева: . силовым способом забрать ребенка.

Ольга Богуславская: Нет-нет, я хотела только сказать, что когда уже выясняется, что ребенок находится у одного из родителей, то никто не может сказать, что он украден. Речь шла о том, что он его удерживает, и вопреки решению суда о том, где должен находиться ребенок. Я не говорю о том способе, какой избрал господин Караулов, чтобы пообщаться со своим ребенком – с охраной.

Елена Рыковцева: И этот способ законодательно тоже нельзя осудить. Вот на улице гуляет няня с ребенком, останавливается машина, забирают ребенка, сажают в машину и увозят. Этот способ не предусмотрен что ли законодательством. Он – отец, и это нормально. То есть это не осуждается кодексом.

Ольга Богуславская: Такого состава в Уголовном кодексе нет.

Елена Рыковцева: Состава нет – все, вот это то, что я хотела уточнить.

Николай, продолжайте, пожалуйста.

Слушатель: Я обращаюсь к Ольге Богуславской. Вот вы недавно шикарную статью написали о ваших отношениях во втором браке с вашей девочкой. Вы помните эту статью? В «Золотом пере» она где-то была. Там шикарно.

Ольга Богуславская: С моей девочкой? У меня, к сожалению, нет дочери.

Елена Рыковцева: Ой, может быть, вы путаете. Николай, вот этого не было.

Слушатель: Вот смотрите, оспа, болезнь оспа. И отец.

Ольга Богуславская: Какая оспа. О чем говорит наш слушатель?

Елена Рыковцева: Николай, никакой оспы, Боже сохрани. Давайте уже, действительно, лишнего не будем.

Евгений Маркович из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Я с глубочайшим уважением отношусь и к вам, ведущая, и к Ольге Богуславской.

Ольга Богуславская: Спасибо.

Слушатель: Я являюсь постоянным подписчиком «МК». Извините, что я немножко уклонюсь от объявленной вами темы. Я впервые звоню на радиостанцию, ну, просто не смог сдержаться. За то, что вы во всех цветах описали эту мразь, которая Караулов, чрезвычайно вам благодарен. Всего доброго вам!

Елена Рыковцева: Евгений Маркович, спасибо вам за звонок. Но, тем не менее, уважаемые слушатели, я прошу воздерживаться от таких оценок. Вообще, конечно, не очень правильно переносить свое отношение к ведущему, как к ведущему, на то, что происходит с ним в жизни. Надо как-то стараться смотреть на эту историю совершенно отдельно. Ну, это я так призываю, а как уж получается. не знаю.

«СМИ обязаны освещать только личную жизнь президента и других чиновников, потому что их развращенность отражается на моральном облике и остального народа», — пишет Вячеслав из Нижнего Тагила. Ну а жизнь всех остальных не отражается на жизни народа, поэтому можно и не освещать.

«Караулов ведет себя непорядочно. Он только делает вид, что разоблачает других мошенников, а сам издевается над женой и ребенком».

Вот Савельева пишет в дополнение по поводу национальности: «Не думаю, чтобы Андрей Караулов был националистом, говоря о нерусской национальности нового мужа своей жены. Возможно, он не хочет, чтобы сын воспитывался в такой культуре. И его волнения понятны. И не в национальности дело. Дело в том, что этот человек не имеет занятий». Да, в письме Караулова было о том, что человек без определенного рода занятий.

Ольга Богуславская: Там написано буквально следующее: «Казах по национальности. Человек без определенного рода занятий». Довожу до сведения всех, кого это интересует, что, действительно, он казах по национальности, и разницы не вижу никакой. А чем занимается этот человек, может узнать каждый, кому охота этим поинтересоваться. Это человек работающий. И зря господин Караулов возводит на него напраслину, как это ни смешно.

Елена Рыковцева: Вот, видите, даже в этой истории отражается этот спектр противоречий, который касается и личности Андрея Караулова, и отношения к нациям в России людей, потому что.

Ольга Богуславская: Да-да.

Елена Рыковцева: Вот читаю сообщение от слушателя Доброго: «Андрей Караулов правильно обратил внимание на национальность второго мужа, потому что ему небезразлична судьба сына. А чужая культура и наставления какого-то казаха просто оскорбительны. Но, к сожалению, не все это понимают». Вот вам, пожалуйста.

Ольга Богуславская: Вот видите!

Елена Рыковцева: То есть на такую аудиторию он, конечно, и рассчитывает. И видите, находит поддержку. Михаил из Санкт-Петербурга, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Я хочу сказать, что Андрей Караулов, конечно, его передача «Момент истины» (как еще, помню, по «ТВ-6» шутили над ней – «Монумент истины»), это очень сильная программа. Но почему-то. не знаю, может быть, на вашей радиостанции или на «Эхо Москвы» говорили, что он против Путина как-то не очень, лоялен.

И вот то, что мы сейчас разбираем Андрея Караулова, его отношения к жене, как он с сыном встречается, это немного напоминает, как вот после смерти Высоцкого стали говорить: «Вот он пил. ».

И самое главное, почему я и позвонил. Для нас (мне скоро будет 34 года) все-таки одной радостью в этой жизни уже меньше – потому что Геннадий Бачинский уже больше не появится.

Елена Рыковцева: Да, мы очень скорбим, Михаил. Наверное, уже закончилось прощание в Доме журналиста. И тут я с вами совершенно соглашусь. Просто давайте мы все это не будем путать. Причем здесь жизнь человека, когда он уже умер? Этим занимаются на других каналах. Сейчас речь идет о совершенно конкретной истории. Речь о том, что (как я вижу эту историю) уже полтора месяца ребенок лишен возможности общаться с матерью вообще. Четырехлетний ребенок не видел мать, начиная с 30 ноября 2007 года, и без всяких решений суда, без всяких оснований. Она не может. вы, пожалуйста, вникните, уважаемые слушатели, она не может войти на охраняемую территорию вот этой дачи. А Андрей Караулов сейчас находится за границей.

Ольга Богуславская: С его слов.

Елена Рыковцева: Да, с его слов. И эти слова слышала я лично, потому что говорила с ним по телефону.

Ольга Богуславская: И я тоже.

Елена Рыковцева: Получается, что ребенок сейчас живет на этой охраняемой территории. с охраной, без матери, без отца. У меня в голове это просто не укладывается. Но — хорошо. Давайте прекратим в это вмешиваться и это обсуждать. Вот Богуславская перестанет об этом писать. Давайте оставим Ксению Караулову наедине с этой охраной и с этим забором.

Ольга Богуславская: И всех остальных женщин.

Елена Рыковцева: . и остальных женщин тоже. В общем, я так понимаю суть этих предложений.

Егор из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Мне кажется, что позиция и автора передачи, и журналистки Богуславской (я не читал вашей статьи, простите), она в корне неправильная. Надо исходить из интересов ребенка. Ущемляя интересы отца или матери – это все равно.

Ольга Богуславская: Вот именно.

Слушатель: Занимая ту или иную позицию, вы ущемляете интересы ребенка. Делая хуже одной из сторон, вы делаете хуже ребенку. Поэтому вот все эти ваши обсуждения – это женский разговор, ни к чему не приводящий. Скажу только одно: где бедность, там много слов. Вы решите этот вопрос в судах. И не надо ущемлять.

Елена Рыковцева: Егор, спасибо вам за звонок. Я понимаю все, о чем вы говорите. Я также очень хорошо понимаю мужчин, которые сталкиваются с такого рода ситуациями. Я, вообще, не случайно совершенно начала эту программу с вопроса Ольге: как быть мужчинам, которым суд определил, разрешил общаться с ребенком, при этом этому же мужчине говорят: то ребенок заболел, то ребенка повели в театр, он в кино, он на дне рождения у товарища. Как-то так очень часто в жизни случается, что не получается у матери исполнять всегда точно решение суда. И этот папа, в конце концов, начинает звереть. Я не знаю, было ли так у Караулова в семье, было ли у него так. Вот он говорит, что примерно так у него было. Я поэтому и говорю, что хорошо бы все-таки какой-то найти способ для этих пап, которым под тем или иным предлогом отказывают в свидании с ребенком, чтобы как-то это все-таки фиксировать, и потом идти, как правильно сказал Егор, в тот же суд с каким-то набором доказательств того, что ему препятствуют! Потому что пока это – слова. Вот Караулов говорит, что препятствуют, а мать этого несчастного мальчика говорит, что мог общаться в любое время.

Ольга Богуславская: Видите ли, вот в чем дело. Прописана процедура юридическая вполне нормально. Беда в том, что она просто не соблюдается. Поэтому есть решение, которое предписано исполнить, и если бы его исполнили, то можно было бы в совершенно спокойной обстановке, без всяких волнений, треволнений и так далее дальше разбираться, устраивает ли супругов порядок общения или не устраивает. Нужно просто соблюдать эту процедуру, и ничего другого придумывать не надо. А она не соблюдается – вот и вся проблема.

Елена Рыковцева: Эля из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я рискую, конечно, быть обвиненной в мании преследования и в «теории заговоров», но, может быть, это связано с Годом семьи? Караулов, действительно, человек публичный. И может быть, он сейчас как бы будет показывать, что женщина должна терпеть нормального, русского мужа, а не скакать по нерусским мужьям. А от этого страдают русские сыновья и так далее.

Елена Рыковцева: То есть он превратит всю эту историю в шоу, в какой-то символ,– что-то в этом роде?

Слушатель: С другой стороны, у нас есть друг, у которого такая же ситуация была. И его общение с ребенком сошло на нет полностью. И теперь это уже подросток, на которого он изредка и тайком поглядывает из-за угла дома. А в детстве он очень плотно, так сказать, за ним ухаживал и так далее. Ну, потом — тоже шумный развод. То есть, действительно, ситуация очень неоднозначная. И публичность тут. мне кажется, может быть, связано еще и с этим – с тем, что «Да здравствует семья!», и «Кто не семья, тот. ».

Елена Рыковцева: Эля, понятно. Спасибо вам большое за звонок. Ну, вы сами говорите, что это допущение, конечно, что он что-то хочет во что-то превратить. Но я хочу подчеркнуть, что публичными такие истории становятся не в момент их развития, а в момент радикальный, когда происходит действие. Происходит то, что ребенка забирают у матери, не договорившись с ней об этом, и лишают возможности с ней встречаться — вот тогда история становится публичной.

Зинаида из Тульской области, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я бабушка старенькая. Моя внучка прожила с мужем 13 лет, и у них не сложилось. в общем, разошлись они, развелись. На алименты она не подавала. Вот он ходит, посещает ребенка в любое время, когда может. Велосипед ему купил, ездит с ним летом гулять повсюду. Вот такое положение – нашли общий язык.

Ольга Богуславская: Да, об этом и речь.

Слушатель: И она ему не запрещает. Она говорит: «Бабушка, ты молись за него». А я говорю: «Света, я молюсь, чтобы у вас жизнь с Сережей наладилась». Она говорит: «Бабушка, только не это!».

Елена Рыковцева: Ой, как хорошо, Зинаида, что вы нам позвонили.

Ольга, вот вы видите эту пару, примерно представляете себе. Если Ксения публично заявляет о том, что никаких препятствий она чинить не будет, что «давайте, пожалуйста, всю общественность на ноги поставим, приходите и смотрите, как он забирает ребенка по решению суда с такого-то до такого-то часа», то решится проблема – отдадут ей ребенка, не будет больше таких стрессов, или это все равно не поможет – вот эти клятвы публичные?

Ольга Богуславская: Я ведь не о клятвах говорю. И вообще, уже выходят как бы за пределы нормы, с моей точки зрения, вот эти допущения. Я еще раз просто повторяю, что два взрослых человека, которые взрослые до такой степени, что родили общего ребенка, должны договориться. Нет никаких препятствий. И больше ничего и не нужно, чтобы кто-то приходил, судебный пристав или еще кто-то, записывал, фиксировал время, милиция и так далее. Они должны договориться. Другого решения у этой проблемы не существует.

Елена Рыковцева: Читаю следующее сообщение. «Я бы ни за что не отдала ребенка Караулову, так как он воспитает из него такого же (я заменяю тут слово) нехорошего человека, как и он сам», — пишет Анна Ивановна из города Москвы.

И вот я сейчас уже понимаю для себя, что, конечно, проблема обсуждения историй, которые происходят в семьях узнаваемых людей, состоит в том, что все равно люди – читатели или слушатели – будут преломлять свое отношение к этой истории сквозь призму восприятия этой личности.

Ольга Богуславская: Естественно.

Елена Рыковцева: Нравится им Караулов – они будут за Караулова. Не нравится им ведущий – они будут против. И вот в этом, конечно, есть проблема узнаваемости. Было бы лучше, если бы это было более абстрактно. Но здесь абстракции не получается.

«Я на стороне Караулова. Я считаю, что правильно, что он борется за своего ребенка», — без подписи.

«Как можно верить и относиться с уважением к Караулову, если он в течение трех лет возводил ложь на честнейшего человека России Геннадия Андреевича Зюганова?!», — пишет Юрий Николаевич.

«Хочу сказать в защиту Караулова. Когда мною была представлена информация одного из подразделений КГБ, Караулов пригласил на «Момент истины» Крючкова, который подтвердил все факты, приведенные мною», — Виктор Иванович из Москвы пишет.

«Считаю, что Ольга Богуславская занялась не своим делом, вмешавшись в личную жизнь Караулова. Кроме того, в ее словах чувствуется неприязнь к нему. Это ее личное дело. И какие бы слова в защиту его сына она бы ни говорила, чувствуется, что статья написана в результате других мотивов, касающихся личности самого Караулова, которого она явно недолюбливает», — пишет Мария Борисовна.

Ну, я так поняла, что вы к Караулову никак не относились до этой статьи, даже и не особенно смотрели.

Ольга Богуславская: Нет, никак.

Елена Рыковцева: «Караулов непревзойденный мастер передергиваний и подтасовок, поэтому я перестала смотреть его передачи. И этот поступок, который мы обсуждаем, закономерен».

«О поведении Караулова. Я встретил Караулова 27 декабря на новогоднем банкете в мэрии, в Гостином дворе. Он вел себя высокомерно и ни с кем не здоровался. ». Вот «ни с кем не здоровался», пишет Евгений Владимирович. Все сводится, к сожалению.

Ольга Богуславская: Ну, это неизбежно.

Елена Рыковцева: . к обсуждению его личности.

Ольга Богуславская: Да-да. И это очень плохо.

Елена Рыковцева: И это плохо. На этой печальной ноте мы завершаем программу «Час прессы» на волнах Радио Свобода.

Смотрите еще:

  • Бесплатное получение земельного участка иркутск Бесплатное получение земельного участка иркутск Сегодня 23 октября 2018 года Новости Право и закон Бесплатное предоставление гражданам земельных участков в […]
  • Повышение страховки осаго 2018 года Вот как подорожает полис ОСАГО с 1 сентября 2018 года Вот что изменится в ОСАГО в ближайшие несколько лет Со вчерашнего дня известно о надвигающемся новом поднятии тарифов обязательного […]
  • Протокол осмотра трупа с огнестрельным ранением образец Протокол осмотра трупа (образец заполнения) ПРОТОКОЛ осмотра трупа Осмотр начат в 12 час. 25 мин. Осмотр окончен в 14 час. 40 мин. Следователь следственного отдела Следственного комитета […]
  • Как рассчитать 20 ндс НДС калькулятор Что такое НДС Налог на добавленную стоимость (НДС) - это косвенный налог, изъятие в государственный бюджет части стоимости товара, работы либо услуги. НДС исчисляется из […]
  • Сдать экзамен пдд 2018 онлайн по темам официальный сайт гибдд ПДД 2018 онлайн России Новые правила ПДД экзамена 2018 5 вопросов за ошибку Официальные экзаменационные билеты ПДД 2018 новые с 10 апреля 2018 категории ABM A1B1 Частные Автоинструкторы […]
  • Задать вопрос по ремонту авто Консультация автомеханика онлайн На все вопросы, полученные через форму ниже отвечает работник автосервиса «Автомания» — Думченков Михаил. Специалист со стажем 10 лет Думченков Михаил […]
  • Бесплатная юридическая консультация волжский по телефону Бесплатная юридическая помощь для населения Волжского 16.10.2015 - 17:46 Возможность получения бесплатной юридической помощи, ее доступность являются сегодня весьма важными для […]
  • Риски при сдачи квартиры в наем Основные риски при сдаче квартиры в аренду Более 90% рынка аренды жилой недвижимости Киева находится в тени. В связи с большим количеством переселенцев в Украине выросли риски для граждан, […]
admin

Обсуждение закрыто.