Ст1064 гк рф ст151 гк рф

Ст1064 гк рф ст151 гк рф

Статья 1064. Общие основания ответственности за причинение вреда

1. Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Законом или договором может быть установлена обязанность причинителя вреда выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда. Законом может быть установлена обязанность лица, не являющегося причинителем вреда, выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда.

2. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

3. Вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом.

В возмещении вреда может быть отказано, если вред причинен по просьбе или с согласия потерпевшего, а действия причинителя вреда не нарушают нравственные принципы общества.

Комментарий к статье 1064 Гражданского Кодекса РФ

1. Возмещение причиненного вреда представляет собой специальный вид предусмотренного ст. 12 ГК общего способа защиты гражданских прав — восстановление положения, существовавшего до нарушения права. В правовой литературе обязательства вследствие причинения вреда условно называют деликтными.

2. Деликтные обязательства, в отличие от содержащихся в гл. 30 — 58 ГК, являются внедоговорными, их субъекты — кредитор (потерпевший) и должник (причинитель вреда) — не состоят в договорных отношениях. Вместе с тем вслед за Основами ГЗ и Законом о защите прав потребителей ГК распространяет правила о деликтной ответственности и на причинение вреда лицом, с которым у потерпевшего заключен договор. Речь идет, в частности, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина вследствие недостатков подаренной вещи (ст. 580), по договору перевозки (ст. 800), при исполнении договорных обязательств (ст. 1084) и вследствие недостатков товаров, работ или услуг (ст. 1095).

3. Для наступления деликтной ответственности необходимо наличие состава правонарушения, включающего:
а) наступление вреда;
б) противоправность поведения причинителя вреда;
в) причинную связь между двумя первыми элементами;
г) вину причинителя вреда.

Перечисленные основания признаются общими, поскольку их наличие требуется во всех случаях, если иное не установлено законом. Когда же закон изменяет круг этих обстоятельств, говорят о специальных условиях ответственности. К таковым, например, относятся случаи причинения вреда источником повышенной опасности, владелец которого отвечает независимо от вины (см. ст. 1079 и коммент. к ней).

4. Под вредом в комментируемой статье понимается материальный ущерб, который выражается в уменьшении имущества потерпевшего и (или) умалении нематериального блага (жизнь, здоровье человека и т.п.). Объем возмещения, по общему правилу ст. 1064, должен быть полным. Вред возмещается либо в натуре (предоставляется вещь того же рода и качества, исправляются повреждения вещи и т.п.), либо в виде компенсации убытков (денежной оценки вреда), состоящих как из реального ущерба, так и упущенной выгоды (п. 2 ст. 15 ГК).

При разрешении споров, связанных с возмещением убытков, причиненных гражданам и юридическим лицам нарушением их прав, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные лицом расходы, но и затраты, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (п. 2 ст. 15 ГК). Их необходимость и предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т.п. Размер неполученного дохода (упущенной выгоды) необходимо определять с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено (п. п. 10, 11 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 6/8).

Закон и другие правовые акты могут специально регулировать порядок подсчета вреда, подлежащего возмещению (методики, таксы). Подобное имеет место в случаях, когда размер ущерба определить затруднительно. Например, в случае причинения вреда окружающей среде в соответствии с п. 3 ст. 77 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» (СЗ РФ, 2002, N 2, ст. 133) применяются Методические указания по оценке и возмещению вреда, нанесенного окружающей природной среде в результате экологических правонарушений, утв. Госкомэкологии России 06.09.99. См. также: п. 20 Постановления ВС РФ от 05.11.98 N 14 «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения» (Бюллетень ВС РФ, 1999, N 1).

Правило полного возмещения вреда предполагает компенсацию не только имущественного, но и в случаях, предусмотренных законом, морального (нематериального) вреда (ст. 151 ГК, см. ст. ст. 1099 — 1101 и коммент. к ним).

Из правила полного возмещения вреда есть изъятия. Так, в п. 1 ст. 1064 предусматривается выплата компенсации сверх возмещения вреда. Это положение конкретизируется в ряде норм ГК, в частности в ст. 1084, п. 3 ст. 1085, п. 3 ст. 1089.

Снижение размера компенсации предусмотрено в ст. 1067, п. 4 ст. 1073, п. 3 ст. 1076, п. п. 1 и 2 ст. 1078, п. п. 2 и 3 ст. 1083 ГК. Если ограничить объем возмещения вреда может только закон, то компенсация сверх причиненного вреда возможна и на основании договора.

В соответствии с общим правилом, определенным в п. 3 ст. 393 ГК, убытки возмещаются по ценам, существующим в том месте, где обязательство подлежит исполнению (ст. 316 ГК), и на день их добровольного удовлетворения либо на день предъявления иска. Суд, исходя из обстоятельств дела, может учесть цены на день вынесения решения.

5. Статья 1064 не указывает на противоправность поведения причинителя вреда как на непременное условие деликтной ответственности, но это подразумевается. Противоправность означает любое нарушение чужого субъективного (применительно к деликтным отношениям — абсолютного) права, причинившее вред, если иное не предусмотрено в законе. Обязательства из причинения вреда опираются на т.н. принцип генерального деликта, согласно которому каждому запрещено причинять вред имуществу или личности и всякое причинение вреда другому является противоправным, если лицо не было управомочено нанести вред. К числу подобных случаев правомерного поведения, в частности, относится причинение вреда в условиях необходимой обороны, по просьбе или с согласия потерпевшего, когда действия причинителя не нарушают нравственных принципов общества (к примеру, согласие больного на операцию или применение новых, неопробованных препаратов и методов лечения; согласие собственника на уничтожение или повреждение принадлежащей ему вещи, если при этом не нарушаются права и интересы других лиц).

Противоправность поведения имеет две формы — действие или бездействие. Бездействие должно признаваться противоправным только тогда, когда на причинителе лежала обязанность совершить определенное действие. Бездействие прямо указано только в ст. 1069 ГК, но предполагается и в ряде других статей, в частности в ст. ст. 1073, 1077, 1078 ГК.

Причинение вреда правомерными действиями по общему правилу не влечет ответственности. Такой вред подлежит возмещению лишь в предусмотренных законом случаях, например вред, причиненный в состоянии крайней необходимости (см. ст. 1067 и коммент. к ней).

6. Причинная связь между противоправным действием (бездействием) причинителя и наступившим вредом является обязательным условием деликтной ответственности и выражается в том, что:
а) первое предшествует второму во времени,
б) первое порождает второе.

В ряде случаев для возложения деликтной ответственности возникает необходимость определить две и более причинные связи. Так, если гражданину причинено увечье, необходимо установить наличие причинно-следственной зависимости между противоправным поведением и увечьем, а также между увечьем и утратой потерпевшим профессиональной или общей трудоспособности.

7. Деликтная ответственность по общему правилу наступает лишь за виновное причинение вреда (причем как со стороны граждан, так и юридических лиц (см. коммент. к ст. 1068) и публично-правовых образований (см. коммент. к ст. ст. 1069 и 1070)).

Согласно ст. 401 ГК вина выражается в форме умысла или неосторожности. Гражданское законодательство не раскрывает их содержание. Под умыслом понимается такое противоправное поведение, при котором причинитель не только предвидит, но и желает либо сознательно допускает наступление вредного результата. Неосторожность выражается в отсутствии требуемой при определенных обстоятельствах внимательности, предусмотрительности, заботливости и т.п.

Неосторожность в ГК имеет две формы: грубую и простую (об этих формах см. п. 2 комментария к ст. 1083).

Если наличие вреда и его размер доказываются потерпевшим, то вина причинителя предполагается, т.е. отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство. В любом случае, был ли вред причинен умышленно или по неосторожности, причинитель обязан его возместить.

Отступления от принципа вины, т.е. случаи, когда ответственность возлагается независимо от вины причинителя, допускаются только законом (см. п. 4 ст. 1073, п. 3 ст. 1076, п. 1 ст. 1078 и ст. 1079 ГК, ст. 54 Закона об атомной энергии).

8. Субъектом ответственности по общему правилу является лицо, причинившее вред (гражданин или юридическое лицо). Исключения из этого правила, когда непосредственный причинитель вреда и субъект ответственности не совпадают в одном лице, содержатся в самом ГК (см. ст. ст. 120, 1067 — 1070, 1073 — 1076, 1078, 1079 и др.).

Подобного рода исключения могут содержаться и в других правовых актах. Так, в экстраординарных случаях государство принимает на себя обязанность по возмещению вреда посредством специальных законов, в частности Закона РФ от 15.05.91 N 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» (Ведомости РСФСР, 1991, N 21, ст. 699). Об особенностях ответственности по этому Закону см. Постановление Конституционного Суда РФ от 01.12.97 N 18-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 1 Федерального закона от 24 ноября 1995 года «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» (СЗ РФ, 1997, N 50, ст. 5711).

Порядок выплаты ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причиненного здоровью граждан в связи с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы либо с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, утвержден Постановлением Правительства РФ от 21.08.2001 N 607 (СЗ РФ, 2001, N 36, ст. 3566).

Иного рода исключения предусмотрены ст. 17 Федерального закона от 25.07.98 N 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом» (СЗ РФ, 1998, N 31, ст. 3808), согласно которой вред, причиненный в результате террористической акции, возмещается в зависимости от обстоятельств причинения за счет бюджета субъекта РФ или федерального бюджета с последующим взысканием сумм этого возмещения с причинителя вреда в порядке, установленном гражданско-процессуальным законодательством. В отличие от вышеупомянутого Закона от 15.05.91 Закон «О борьбе с терроризмом» не содержит механизма возмещения вреда.

9. Невиновное причинение вреда и моральный вред

Так, обязанность возмещения вреда наступает в случае осуществления деятельности, связанной с повышенной опасностью для окружающих, если причинитель вреда не докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего (ст.1079 ГК РФ).

Пример. Во время проведения вакцинации против клещевого энцефалита в момент введения вакцины 12 летнему ребенку у него возникла тяжелейшая реакция, проявившаяся полным параличом нижней половины туловища. Впоследствии был установлен диагноз «вакцинальный миелит на грудно-поясничном уровне», который указывает на прямую причинную связь с проведенной вакцинацией.[134]

По данным специальной медицинской литературы, проведение вакцинации всегда содержит повышенную опасность непредсказуемых, неконтролируемых осложнений, связанных с особыми свойствами вакцин, которые проявляются повреждением здоровья вплоть до летальных исходов. Ежегодно в Российской Федерации фиксируются тысячи различных осложнений при проведении вакцинации, включая смертельные случаи. Официальная инструкция по применению вакцины против клещевого энцефалита, являющаяся нормативным материалом по вакцинации, содержит большой перечень противопоказаний к ее использованию. Следовательно, в ней также изначально предполагается вероятность неконтролируемых побочных эффектов.

Исходя из изложенного, вакцинация против клещевого энцефалита полностью соответствует признакам «источника повышенной опасности» как деятельность, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны медицинских работников, а также как деятельность по использованию веществ (вакцин), обладающих такими же свойствами.

Следовательно, вред, причиненный здоровью при проведении такой вакцинации, подлежит компенсации независимо от вины медицинского учреждения как вред, причиненный деятельностью, имеющей все признаки источника повышенной опасности.

Действительно, согласно ч.1 ст. 18 ФЗ РФ «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» «при возникновении поствакцинальных осложнений граждане имеют право на получение государственных единовременных пособий, ежемесячных денежных компенсаций, пособий по временной нетрудоспособности».

Однако иная, обычная медицинская деятельность не признается в правоприменительной практике источником повышенной опасности, что фактически приводит к необходимости устанавливать наличие вины исполнителя медицинских услуг. В то же время еще одним случаем ответственности за причинение вреда без учета вины служит ст. 1095 ГК РФ, согласно которой:

«Вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге), подлежит возмещению продавцом или изготовителем товара, лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем), независимо от их вины и от того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или нет.

Правила, предусмотренные настоящей статьей, применяются лишь в случаях приобретения товара (выполнения работы, оказания услуги) в потребительских целях, а не для использования в предпринимательской деятельности».

Данная правовая норма напрямую относится и к правилам возмещения вреда, причиненного вследствие недостатков (дефектов) медицинских услуг.

Эта статья ГК РФ распространяется на отношения по возмещению вреда, наступившего при оказании медицинских услуг, кроме исков о компенсации морального вреда, в частности исков, предъявленных из причинения морального вреда в связи со смертью близкого человека, наступившей вследствие дефекта медицинской помощи.

Отмечу, что требования о компенсации морального вреда почти всегда сопровождают иски в сфере медицинских услуг, поскольку вред здоровью всегда сопровождается нравственными и физическими страданиями. В случаях смерти гражданина его родственники и близкие, как правило, также требуют возмещения морального вреда. Часто это является единственным основанием иска, за исключением компенсации расходов на погребение.

Однако в отношении компенсации морального вреда ст. 151 ГК РФ отмечает: «При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства».

Если есть степень вины – значит, есть и сама вина.

Статья 15 ФЗ РФ «О защите прав потребителей» более конкретна в этом: «Моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины».

В то же время, согласно ст. 1100 ГК РФ, «компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда:

• вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;

• вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;

• вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию;

• в иных случаях, предусмотренных законом».

Как видим, медицинская деятельность здесь не упоминается, и тогда по ст. 1095 ГК РФ возмещение вреда производится вне зависимости от вины причинителя (компенсация расходов: на предстоящее лечение, если не доступна бесплатная помощь; на погребение; утраченные доходы в связи с утратой кормильца; компенсация утраченных доходов), но компенсация морального вреда требует установления виновности причинителя, и тогда большая часть исков в сфере медицины не подпадает под действие этой статьи.

В этом смысле следует разделять основания иска, причем изначально можно подавать иск в полном объеме на основании ст. 1064 ГК РФ, а в случае проигрыша использовать другое основание иска – например, ст. 1095 ГК РФ, исключая из иска компенсацию морального вреда.

Следует помнить, что причинение вреда не может быть предметом отношений по оказанию услуг, и поэтому виновность ответчика презюмируется обоснованно и может быть оправдана только форс-мажорными обстоятельствами.

В вопросах вины причинителя вреда опять же следует различать формы противоправного деяния: действие и бездействие.

Следует помнить, что наличие самого морального вреда тоже должно доказываться. К сожалению, далеко не все суды признают доказательством сам факт нравственных или физических страданий, будь то следствие смерти близкого человека или перенесенная боль. В качестве доказательств в таких случаях рассматриваются, например, медицинские документы, свидетельствующие о перенесенных после причинения вреда заболеваниях, обращение к неврологу иным специалистам. Конечно, суд оценивает в этом смысле и поведение, и личности истцов в суде.

Ответственность за причинение вреда: проблемы правоприменения

В настоящее время решение вопросов, связанных с возмещением вреда, причиненного различными субъектами, находится в поле зрения как научных исследователей, так и практиков. Не достигнуто единое мнение относительно правовой природы и содержания ответственности за причинение вреда. Проанализируем судебную практику по данной категории споров.

Деликтная ответственность

Проблемам возмещения вреда в рамках гражданско-правовой ответственности уделялось недостаточно внимания. Различные аспекты ответственности за причинение вреда рассматривались в работах В.М. Болдинова, Т.П. Будяковой, О.В. Дмитриевой и др. Однако, несмотря на значительное количество научных исследований по указанной теме, не достигнуто единство в отношении определения общих условий наступления деликтной ответственности. Отдельные вопросы по-прежнему остаются неизученными или ответы на них противоречивы. Это вызывает необходимость комплексного анализа правоприменительного опыта в целях приведения судебной практики к единообразию.

Согласно п. 1 ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Общими условиями наступления деликтной ответственности являются:

–противоправность действий его причинителя;

–наличие причинно-следственной связи между возникновением вреда и противоправными действиями;

–вина причинителя вреда.

ГК РФ не содержит определения понятия «вреда». Традиционно под вредом в гражданском праве рассматривается всякое умаление личного или имущественного блага. Аналогичное объяснение используется и в судебной практике.

Моральный и имущественный вред

Известно, что причиненный вред подразделяется на материальный (имущественный) и нематериальный (моральный). Моральный вред представляет собой физические или нравственные страдания (ст. 151 ГК РФ). Согласно п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» моральный вред – это нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т. п.), либо нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

В свою очередь, имущественный вред, причиненный неправомерным завладением имуществом, – это лишение собственника реальной возможности владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом по своему усмотрению. Для подтверждения данной позиции обратимся к судебной практике. Так, право собственности считается нарушенным, а имущественный вред признается причиненным собственнику с момента, когда виновное лицо неправомерно завладело имуществом и тем самым лишило собственника реальной возможности владеть, пользоваться и распоряжаться им по своему усмотрению (в том числе обеспечивать его сохранность). С этого же момента следует считать возможным привлечение виновного лица к имущественной ответственности.

Доказательства вины, факта и размера вреда обязательны

Согласно п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. Установленная ст. 1064 ГК РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья (например, факт причинения вреда в результате дорожно-транспортного происшествия с участием ответчика), размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Таким образом, при рассмотрении споров, связанных с причинением вреда, необходимо учитывать, что потерпевший должен доказать возникновение вреда и его размер, а также то, что ответчик является причинителем вреда или лицом, обязанным его возместить.

Данная позиция подтверждена и на примерах судебной практики. А.С. Пикалов обратился в суд с иском к ФКУ «Военный комиссариат Волгоградской области» и с учетом заявления об уточнении исковых требований просил взыскать в свою пользу с ответчика задолженность по выплате денежной компенсации в счет возмещения вреда здоровью, расходы на оплату услуг представителя и на оформление доверенности.

Разрешая требования о взыскании с ответчика в пользу А.С. Пикалова имущественного вреда в связи несвоевременной выплатой сумм возмещения вреда здоровью, суд первой инстанции не учел, что по общему правилу возникновения обязательства по возмещению имущественного вреда лицу, право которого нарушено (ст. 1064 ГК РФ), должен устанавливаться факт неправомерного причинения такого вреда, а также и его размер должен быть подтвержден заявителем соответствующими доказательствами.

Ввиду изложенного решение районного суда и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам областного суда нельзя признать законными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела. Без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно ст. 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Аналогичным примером является Определение ВС РФ от 14.03.2016 № 16-КГ15-40. Так, Е.В. Зорин и А.В. Полосин обратились в суд с иском к ФГУП «Государственный трест «Арктикуголь», ГУ – Московскому региональному отделению Фонда социального страхования РФ о взыскании единовременных и ежемесячных пособий.

Разрешая требования о взыскании с ответчика в пользу Зорина и Полосина имущественного вреда в связи несвоевременной выплатой обеспечения по страхованию, суд апелляционной инстанции не учел, что по общему правилу возникновения обязательства по возмещению имущественного вреда лицу, право которого нарушено (ст. 1064 ГК РФ), должен устанавливаться не только факт неправомерного причинения такого вреда, но и его размер должен быть подтвержден заявителем соответствующими доказательствами. Таких обстоятельств по настоящему делу судом апелляционной инстанции не установлено.

Следовательно, определение суда апелляционной инстанции в части удовлетворения исковых требований Зорина и Полосина о взыскании задолженности по ежемесячным страховым выплатам и инфляционных убытков нельзя признать законным. Оно принято в этой части с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, и без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя. Согласно ст. 387 ГПК РФ это является основанием для отмены обжалуемого судебного постановления и оставления в силе решения суда первой инстанции, которым правильно разрешен спор по исковым требованиям Зорина и Полосина.

Важно отметить, что согласно п. 1 ст. 1064 ГК РФ обязанность по возмещению вреда может быть возложена на лиц, не являющихся причинителями вреда (например, ст. 1069, 1070, 1073, 1074 ГК РФ и др.). Так, согласно п. 1 ст. 1073 ГК РФ за вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет (малолетним), отвечают его родители (усыновители) или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине.

Условия деликтной ответственности

Одним из оснований возложения ответственности за причиненный вред является вина причинителя вреда. По общему правилу лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Однако законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда (п. 2 ст. 1064 ГК РФ). Так, вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге), подлежит возмещению продавцом или изготовителем товара, лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем), независимо от их вины и от того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или нет (п. 1 ст. 1095 ГК РФ). Предусмотрены и иные случаи возмещения вреда независимо от вины причинителя вреда (п. 1 ст. 1070, ст. 1079, ст. 1100 ГК РФ).

Условием наступления деликтной ответственности также является противоправное поведение лица, которое выражается в нарушении нормативно-правовых норм и субъективных прав граждан и юридических лиц. Пункт 3 ст. 1064 ГК РФ допускает возмещение вреда, причиненного правомерными действиями, лишь в случаях, предусмотренных законом. К таковым можно отнести п. 2 ст. 18 Федерального закона от 06.03.2006 № 35-ФЗ «О противодействии терроризму». Так, возмещение вреда, причиненного при пресечении террористического акта правомерными действиями, осуществляется за счет средств федерального бюджета в соответствии с законодательством Российской Федерации в порядке, установленном Правительством РФ.

Важно отметить, что любое причинение вреда презюмируется противоправным (принцип генерального деликта). Обратимся к судебной практике. ООО «Производственно-коммерческая фирма «СТА» обратилось в арбитражный суд с иском к ОАО «Марспецмонтаж», ООО «Йошкар-Олинская передвижная механизированная колонна» о взыскании солидарно с ответчиков убытков, причиненных истцу сносом принадлежащего ему гаража.

Суд при рассмотрении требования о возмещении внедоговорного вреда должен установить наличие вреда и его размер, противоправность поведения лица, причинившего вред, причинную связь между наступившими убытками и действиями (бездействием) причинителя вреда, а также его вину, за исключением случаев, когда ответственность наступает без вины. Фирма, предъявляя иск к обществу и механизированной колонне, исходила из причинения ей вреда именно этими лицами, совершившими действия по сносу принадлежащего ей гаража. Выбор ответчиков по заявленному иску, являющемуся требованием о возмещении причиненного вреда, соответствует п. 1 ст. 1064 ГК РФ, из которой следует, что причинение имущественного вреда порождает обязательство по его возмещению между причинителем вреда и потерпевшим.

Суды, не опровергая факта наступления у истца неблагоприятных последствий в результате непосредственных действий ответчиков, не отрицавших их совершение, вместе с тем по изложенной причине, сославшись на п. 2 ст. 1064 ГК РФ, не усмотрели в их поведении вины – необходимого условия для возмещения убытков. Из данной нормы права следует, что лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Однако данный вывод об отсутствии вины ответчиков сделан судами без учета того, что закон, исходя из презумпции вины причинителя вреда и освобождения потерпевшего от доказывания его вины, преследует определенную цель – обеспечить тем самым восстановление имущественных прав потерпевшего лица. Суды, сославшись на снос гаража по заданию заказчика, не приняли во внимание того, что ответчики, исполняя это задание, влекущее гибель объекта недвижимости как очевидный факт и последующее прекращение права собственности на него, не оценили возможность его выполнения без нарушения законов, охраняющих право частной собственности, а также принцип генерального деликта (всякое причинение вреда презюмируется противоправным).

При указанных обстоятельствах и непредставлении доказательств, свидетельствующих о проявлении ответчиками должной степени заботливости и осмотрительности при демонтаже гаража, вывод судов об отсутствии в их действиях вины не может быть признан обоснованным. Поскольку причинение вреда другим лицам, в том числе и при выполнении своих обязательств перед контрагентами, является недопустимым, нарушенные при этом права потерпевшего подлежат восстановлению в виде возмещения причиненных этому лицу убытков.

Президиум ВАС РФ, учитывая изложенное, постановил: Решение Арбитражного суда от 24.04.2009 по делу № А38-2401/2008, Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 31.08.2009 и Постановление Федерального арбитражного суда ВВО от 05.02.2010 по тому же делу отменить.

Следует отметить, что в законодательстве постоянно происходят изменения. В частности, в абз. 2 п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03 2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса РФ об ответственности за нарушение обязательств» содержится следующее разъяснение: «Предполагается, что каждая из сторон переговоров действует добросовестно и само по себе прекращение переговоров без указания мотивов отказа не свидетельствует о недобросовестности соответствующей стороны. На истце лежит бремя доказывания того, что, вступая в переговоры, ответчик действовал недобросовестно в целях причинения вреда истцу, например, пытался получить коммерческую информацию у истца либо воспрепятствовать заключению договора между истцом и третьим лицом (п. 5 ст. 10, п. 1 ст. 421 и п. 1 ст. 4341 ГК РФ). При этом правило п. 2 ст. 1064 ГК РФ не применяется». В названном пункте ст. 1064 ГК РФ говорится о том, что лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Таким образом, четырехэлементная конструкция наступления деликтной ответственности применительно к обязательствам, возникшим вследствие причинения вреда, несовершенна в правоприменении. В частности, невозможно с математической точностью определить все возникшие и могущие появиться в будущем отрицательные последствия деликта.

Проблемы возмещения вреда, возникшего вследствие злоупотребления правом

ПРОБЛЕМЫ ВОЗМЕЩЕНИЯ ВРЕДА, ВОЗНИКШЕГО ВСЛЕДСТВИЕ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ ПРАВОМ

Матанцев Дмитрий Александрович, старший преподаватель кафедры теории и истории государства и права факультета юриспруденции и ювенальной юстиции Российского государственного социального университета, кандидат юридических наук.

В статье рассматриваются вопросы возмещения имущественного и морального вреда, возникшего в результате злоупотребления гражданскими правами. Автор приходит к выводу, что общие положения главы 59 ГК РФ о возмещении вреда изначально не рассчитаны на случаи злоупотребления правом. В связи с этим предлагается закрепить специальную норму о возмещении вреда в случае злоупотребления правом в ст. 10 ГК РФ.

Ключевые слова: злоупотребление правом, деликт, вред, моральный вред.

Problems of compensation of harm arisen as a result of abuse of law D. A. Matantsev

The article examines questions of compensation of damages and moral damages, which has resulted civil rights abuse. The author comes to the conclusion that the general provisions of Chapter 59 of the Russian Civil Code for damages compensation is not initially designed for cases of abuse of right. In this regard it is offered to fix the special norm for compensation of damages in case of abuse of right in Article 10 of the Russian Civil Code.

Key words: abuse of right, tort, damage, moral damages.

Вопрос о возмещении вреда, причиненного поведением управомоченного лица, на всем протяжении существования категории злоупотребления правом являлся ключевым. В различные исторические периоды в законодательстве и доктрине предлагались различные подходы к его решению. Римское право не признавало возможным возмещение вреда, если действия лица представляли собой осуществление права. Аналогичной позиции придерживалась и российская дореволюционная судебная практика . Совершенно иной подход был выработан в исламской правовой доктрине, которая признавала недопустимым любое действие, причиняющее вред, и, соответственно, присуждала к обязанности возместить вред любое лицо, его допустившее . ——————————— Доманжо В. П. Ответственность за вред, причиненный путем злоупотребления правом // Ученые записки Имперского Казанского университета. Книга пятая. Казань, 1913. С. 1. Ясер Сулейман Хасан Мохамед. Гражданско-правовая защита от злоупотребления в праве России и Йемена: Автореф. дис. . канд. юрид. наук: 12.00.03. Казань, 2005. С. 12 — 13.

В современной отечественной юридической литературе необходимость возмещения вреда, причиненного злоупотреблением правом, признается большинством исследователей. Однако спорным остается вопрос, может ли для этих целей использоваться ст. 1064 ГК РФ, закрепляющая общие положения о возмещении вреда, или требуется специальное указание в ст. 10 ГК РФ. Статья 1064 ГК РФ устанавливает правило генерального деликта: вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Некоторые ученые полагают, что для применения данной нормы достаточно наличия самого факта причинения вреда и, следовательно, никаких препятствий для возмещения вреда, возникшего вследствие злоупотребления правом, нет . С данным мнением можно было бы согласиться, если не учитывать, что одним из основополагающих условий наступления гражданско-правовой ответственности по ст. 1064 ГК РФ является противоправный характер поведения лица. Данное положение подтверждается как гражданско-правовой теорией, так и положениями самой ст. 1064 ГК РФ, п. 3 которой допускает возможность возмещения вреда, причиненного правомерными действиями, только в случаях, прямо предусмотренных законом. ——————————— Яценко Т. С. Проблемы ответственности за злоупотребление правом по российскому гражданскому законодательству // Юрист. 2002. N 8. С. 11.

Злоупотребление правом, хотя и не тождественно правомерному причинению вреда, с внешней стороны является поведением формально правомерным и не может рассматриваться в качестве деликта. Исходя из этого, можно сделать вывод, что положения ст. 1064 ГК РФ изначально не рассчитаны на случаи злоупотребления правом. Законодательство некоторых зарубежных стран закрепляет обязанность возмещения вреда непосредственно в нормах о злоупотреблении правом. Так, ст. 9 Гражданского кодекса Республики Беларусь, положения которой в целом аналогичны положениям ст. 10 ГК РФ, содержит п. 3, согласно которому лицо, злоупотребляющее правом, обязано восстановить положение лица, потерпевшего от злоупотребления, возместить причиненный ущерб . Статья 1912 Федерального Гражданского кодекса Мексики устанавливает: «Вред, причиненный в результате осуществления права, подлежит возмещению, если будет установлено, что единственная цель осуществления права заключалась в причинении вреда и не была связана с какой-либо пользой для обладателя права» . ——————————— Ведомости Национального Собрания Республики Беларусь. 1999. N 7 — 9. Ст. 101. Гражданское и семейное право развивающихся стран: Гражданские кодексы стран Латинской Америки: Сб. норматив. актов / Отв. ред. В. В. Безбах. М.: Изд-во Ун-та дружбы народов, 1988. С. 57.

Очевидно, по тому же пути предлагается пойти и при обновлении ГК РФ. Так, в проекте Федерального закона о внесении изменений в ГК РФ предусмотрен п. 4 ст. 10 ГК РФ, который гласит: «Если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков (ст. 15, 1064)» . ——————————— Федеральный закон (проект) «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // URL: http://civilista. ru/civillaw. php (дата обращения: 20.04.2011).

Предлагаемые изменения в ст. 10 ГК РФ являются обоснованными и заслуживают поддержки, в то же время они касаются только возможности возмещения имущественного вреда. Но злоупотребление правом может причинять и моральный вред. К примеру, громкая музыка или иные постоянные шумы могут оказывать негативное влияние как на физическое, так и на психическое состояние лиц, проживающих в соседних квартирах. Злоупотребление правом может посягать на такие неимущественные блага, как честь, достоинство, деловая репутация. Вопросы компенсации морального вреда регулируются ст. 151, 152 и § 4 главы 59 ГК РФ. Однако возможность применения данных норм к случаям злоупотребления правом также вызывает сомнения. Общая норма ст. 151 ГК РФ, которая предусматривает возможность денежной компенсации морального вреда, причиненного гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага, должна подчиняться общим условиям возложения гражданско-правовой ответственности. Данный вывод вытекает из п. 1 ст. 1099 ГК РФ, который устанавливает, что компенсация морального вреда помимо ст. 151 определяется также общими правилами главы 59 ГК об обязательствах вследствие причинения вреда. Как уже отмечалось ранее, одним из основополагающих условий наступления ответственности является противоправный характер действий лица, причиняющего вред. Применительно к моральному вреду данное условие было предельно ясно выражено в ранее действовавшей ст. 131 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г., которая устанавливала, что моральный вред, причиненный гражданину неправомерными действиями, возмещается причинителем при наличии его вины . Ныне действующее законодательство, хотя и не содержит подобную формулировку, противоправный характер поведения причинителя вреда подразумевает. ——————————— Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик (утв. ВС СССР 31.05.1991 N 2211-1) // Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. N 26. Ст. 733.

Статья 152 ГК РФ посвящена защите чести, достоинства, деловой репутации (в т. ч. посредством компенсации морального вреда) в связи с распространением порочащих, не соответствующих действительности сведений о лице. Очевидно, такие действия нельзя признать злоупотреблением правом, поскольку самого права на распространение ложных сведений не существует. К злоупотреблению правом можно отнести случаи так называемой достоверной диффамации, т. е. распространение порочащих человека сведений, которые являются правдивыми, но не известными всем или большинству лиц, с которыми общается человек . Однако по действующему законодательству достоверная диффамация не влечет наступления гражданско-правовой ответственности и не может являться основанием для компенсации морального вреда. Как видим, нормы ст. 152 ГК РФ также не рассчитаны на злоупотребление правом, поэтому на их основе компенсировать моральный вред невозможно. ——————————— Смирнова А. А. Диффамация как правонарушение и злоупотребление правом: конституционно-правовой аспект: Дис. . канд. юрид. наук: 12.00.02. Тверь, 2008. С. 123. У лица, чьи личные неимущественные права нарушены, имеется лишь возможность опубликования своего ответа в том же средстве массовой информации, в котором распространены порочащие сведения. См.: Эрделевский А. Диффамация // Законность. 1998. N 12. С. 11 — 15.

Не могут относиться к злоупотреблению правом и специальные основания компенсации морального вреда, установленные ст. 1100 ГК РФ. К ним относятся случаи, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности; вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ. В первом случае отсутствует необходимая злостность правопользования, во втором случае речь идет об обычных правонарушениях. Таким образом, нормы о компенсации морального вреда, как и нормы ст. 1064 ГК РФ, распространяются на противоправное поведение субъектов гражданского права, но не на злоупотребление правом. В связи с этим в ст. 10 ГК РФ необходимо наряду с возмещением убытков предусмотреть также возможность компенсации морального вреда. В качестве потерпевшего от злоупотребления правом лица может выступать не только гражданин, но и юридическое лицо. Хотя вопрос о возможности причинения неимущественного вреда юридическому лицу остается остро дискуссионным, полагаем, что было бы неверным сводить весь вред, причиняемый юридическому лицу, только к имущественным потерям. Неимущественный вред юридическому лицу может быть причинен, например, в результате злоупотребления исключительными правами на средства индивидуализации (киберскотинга и др.). Возможность компенсации неимущественного вреда юридическому лицу также должна найти свое отражение в соответствующей норме ст. 10 ГК РФ. На основании изложенного, а также с учетом положений проекта Федерального закона о внесении изменений в ГК РФ предлагаем дополнить ст. 10 ГК РФ пунктом следующего содержания: «Если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков (статьи 15, 1064). Гражданин также может требовать компенсации морального вреда, а юридическое лицо — компенсации неимущественного вреда, причиненного злоупотреблением правом».

Смотрите еще:

  • Сталин уголовный кодекс Статья 58 Уголовного кодекса РСФСР (1938г) Уголовный кодекс РСФСР . Особенная часть Глава первая * Преступления государственные 1. Контрреволюционные преступления 58-1. Контрреволюционным […]
  • Тюменская область усыновление УСЫНОВЛЕНИЕ В РОССИИ Тюменская область Новости Минобрнауки 14.03.2018 г. Число детей-сирот в России сократилось на 15% в 2017 г. - до 50,2 тыс. Число детей-сирот и детей, оставшихся без […]
  • Уголовный кодекс ссср ст58 Статья 58 УК РСФСР УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РСФСР Глава перваяПреступления государственные 1. Контрреволюционные преступления 58-1. Контрреволюционным признается всякое действие, направленное […]
  • Земельный участок в чехове купить Купить участок в Чехове в районе Чеховский в Московской области Участок 30 сот. ИЖС Электричество: есть Водопровод: есть Газ: есть Канализация: центральная канализация Продам […]
  • Ооо кбк регистрация Госпошлина за регистрацию ООО в 2018 году Актуально на: 30 марта 2018 г. Квитанция на оплату госпошлины при регистрации ООО Мы рассказывали в наших консультациях о государственной пошлине, […]
  • Пройти медкомиссию на водительские права в архангельске Медкомиссии Оформить любые медицинские справки, пройти периодический медосмотр быстро, официально и недорого можно у нас в центре. У НАС ПРОВОДИТСЯ: • Водительская комиссия: медицинские […]
  • Где взять ребенка на усыновление УСЫНОВЛЕНИЕ В РОССИИ Где я могу взять ребенка? Хочу маленькую девочку, здоровенькую, с голубыми глазами, ласковую. Чтобы взять ребенка в семью, необходимо обратиться в местные органы опеки […]
  • Применяется ли в настоящее время конфискация имущества Правила и основания конфискации имущества (глава15.1 Уголовного Кодекса Российской Федерации). 30 октября 2015 года 13:34 На протяжении нескольких десятилетий конфискация имущества в […]
admin

Обсуждение закрыто.